Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,1409 руб.
  • Курс евро EUR: 69,4314 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,1380 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

МАТЕРЫЕ МОНТЕРЫ

Главная угроза России – дисфункциональность её бизнеса

МАТЕРЫЕ МОНТЕРЫ Одна из главных проблем российских реформ – в утрате бизнес-средой функциональности. Бизнес, лишенный рамок функциональности, плавно смещается в стихию античного эвпатридства – когда моряк брал с собой в рейс и товар, чтобы торговать, и оружие, чтобы грабить, в зависимости от случая, занимаясь то тем, то другим. «Эвпатрид удачи» древних морей – это не купец и не пират, а нечто среднее. Российские реформы с их крайним правовым нигилизмом вырастили подобное в современной бизнес-среде, т.е. нечто среднее между предпринимателем и мошенником.

Что такое утрата функциональности? Попробую объяснить проще. Вы пригласили к себе починить телевизор мастера. Починка телевизоров – это и есть функциональный бизнес данного специалиста. Его доход чисто предпринимательский, он не ограничен ни верхней, ни нижней планками оклада, как и труд его никем, кроме заказчиков, не контролируется. Вы пригласили монтера чинить телевизор и очень удивитесь, если он станет расхаживать по квартире, обдумывая, чем бы ему тут повыгоднее заняться. Вы скажете: дорогой друг,  нечего разгуливать по комнатам и искать себе занятие, задание тебе конкретно сформулировано, делай, как умеешь, но чтобы телевизор работал.

Мастер назначит свою цену, с которой вы согласитесь или нет. Но лучше, конечно, если имеется прейскурант цен, а не принцип «кто кого обманет» в ценообразовании. В чём его интерес? Чем больше телевизоров он починит, тем больше его предпринимательская прибыль. Поэтому, естественно, мастер постарается сделать все быстро и качественно, чтобы больше успеть и в следующий раз его тоже вызвали.

Функциональность бизнеса – это определение начальной и конечной точек маршрута, которые с бизнесом не обсуждаются. Задача сформулирована достаточно четко, результат тоже заранее известен, свободу же рук бизнес имеет только между точкой А и точкой Б. Эта свобода нужна, чтобы стимулировать его рублем – искать пути оптимизации дела, изобретать и рационализировать. С годами возникает МАТЕРЫЙ МОНТЕР – тот, который настолько набил руку на своей функции, что лучше и быстрее него никто её осуществит. И все довольны…

Дисфункциональный бизнес – это, условно говоря, монтер, которому не поставили задачу, что именно чинить в доме. Потому он так отчетливо смахивает на домушника, когда блуждает по дому в поисках занятия (феномен эвпатрида – предпринимателя и грабителя в одном лице). Кроме того, дисфункциональный бизнес – это монтер, результат труда которого оценивают не заказчики, а он сам. Он вышел из дома с деньгами, и никого не спрашивает – а довольны ли им те, кто его приглашал?

Полной дисфункциональности бизнеса быть не может – это крах и гибель государства. Даже в смутные 90-е в России определенная функциональность сохранялась, в качестве рамочных ограничений и предписаний: нельзя было запросто переделать детский сад в бордель, даже если это полностью частный детский сад. И цены на электроэнергию, бензин, землю все же определяла (как и сейчас) государственная комиссия, а не сам продавец (не лично владелец естественной монополии). Однако проблема российских реформ в том, что и частичная дисфункциональность бизнеса зашла слишком далеко. Она разваливает государство.

Сущность индикаторного планирования, применяемого в наиболее развитых странах, заключается в механизме четкой постановки цели и ясного определения результата. Между постановкой задачи и её решением остается свободный бизнес, максимализирующий собственную прибыль за счет наиболее оригинальных, наиболее экономичных СПОСОБОВ, СРЕДСТВ И МЕТОДОВ решения поставленной перед ним задачи.

Ясное понимание того, что нужно обществу позволяет оценить и работу бизнеса: достиг он поставленных государством целей или ушел в сторону? Мы имеем план, и если он не выполнен – делаем соответствующие выводы. Если же мы не имеем вообще никакого плана, т.е. вообще никакого видения будущего, то бизнес в этом случае будет оценивать сам себя, т.е. монтер, которого мы взяли для примера, выполняет уже не желания и заказы, пригласившей его семьи, а свои собственные.

Вопрос о наказании бизнеса, который не выполняет норм индикативного государственного планирования, решается очень просто: ресурсы, которые предоставлены бесплатно природой, и потому принадлежат государству (в силу суверенитета над территорией), изымаются и передаются в более достойные руки. За этим стоит очень простое и очевидное правило: человек может обогащаться сколько угодно, но не в ущерб государству и другим людям. Если это отрицать, то пришлось бы легализовать и воровство, и работорговлю, и наркоторговлю, которые быстро обогащают за счет других.

Бизнес, иначе говоря, имеет право получать прибыль, работая на общество, и не имеет права обогащаться, работая только на себя. Иначе, бизнес-инициативы превращаются в клопов, которые наживаются за счет обескровливания донорского организма, а в итоге гибнут все: и донор, и его паразиты.

Государство должно иметь план или идеологию развития: четко объяснить обществу, что должно быть завтра, и как оно будет выглядеть, чтобы не разминуться при встрече. Бизнес получает свои доходы внутри этого плана, иначе идеологией станет банальная беспринципная жажда наживы и рвачество.

Возьмем для примера опыт Японии. Особенность общегосударственного прогнозирования и планирования там заключается в использовании системы социально-экономических прогнозов, планов и научно-технических программ как инструмента правительственного регулирования рыночной экономики.

В Японии разрабатываются пятилетние стратегические планы-программы, которые носят индикативный характер. Они представляют собой совокупность государственных программ, ориентирующих и мобилизующих звенья экономики на достижение общенациональных целей.

Опираясь на плановые индикаторы, каждая корпорация вырабатывает свою стратегию РЕШЕНИЯ ПОСТАВЛЕННОЙ ЗАДАЧИ. Частные фирмы составляют детальные планы, обязательно учитывающие общенациональные задачи и правительственные финансово-кредитные и налоговые льготы. Бюджетное субсидирование осуществляется для поддержки исследований и разработок, проводимых государственными институтами, а также исследовательскими центрами совместно с частными компаниями. И так происходит не только в Японии, но и в Европе, США, Австралии. В индикативном планировании заложена идея ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА, когда государство и бизнес не грабят и не обманывают друг друга, а работают на общую цель, постоянно корректируя средства для достижения цели. Бизнес не может превращать свою частную собственность в подобие средневекового феода, где действует только его собственный закон, и куда никто не вправе соваться. Феодализм был, и прошел, и добром его не вспоминают!

Между тем в российской экономической практике феодализация частной собственности, её латентный сепаратизм, выделение ее в некое самостоятельное государство, идет довольно быстрыми темпами. Причина – в выше отмеченной дисфункциональности бизнеса. Он не получает четких заданий, играет на свой страх и риск с неизвестным итогом (и ладно бы только для себя, но и для общества тоже). Наконец, с него не спрашивают за сорванные показатели развития. Мол, частный, какой с него спрос! Ну, купил вместо новых станков новую яхту для директора, своя рука – владыка…

Никакое развитое государство в мире так себя не ведет, и никого из своих граждан не освобождает от гражданской ответственности. Для того, чтобы вывести англичан на территории Китая из подчинения китайским властям, Англии пришлось провести две опиумных войны в XIX веке. Нам же предлагают без войн, добровольно, вывести частные владения из общегосударственного оборота и целеполагания и отпустить их в вольное плавание! Российский бизнес понимает свою свободу как экс-территориальность, а всякое включение в общее дело – как «административные барьеры».

Естественно, с таким бизнесом государство развиваться не может. Оно может только рухнуть. Далеко ли ушел дисфункциональный бизнес (сам себе ставящий цели и засчитывающий результаты) от криминала и «пятой колонны» в нашем тылу? Очевидно, что недалеко. Бизнес, живущий сам для себя, безответственный перед государством, отделивший себя от него – по определению государству не нужен, даже если он платит налоги. Наркобароны с большим удовольствием платили бы налоги, если бы им разрешили легализоваться…

Бизнес в развитых странах не делает того, чего захочет. И не поступает так, как ему наиболее выгодно. Он выполняет то, что поручило общество. Его прибыль заложена в качестве исполнения, а не в раздумьях – что выполнять. По сути, вся продукция бизнеса в развитых странах – государственный заказ. Например, до 70% цены в продукции американских фермеров дотируется из казны. Государство не стало бы дотировать того, в чем занитересовано. И когда фермер везет свою кукурузу на приемный пункт (где цены установлены госкомиссией, а вовсе не свободные ) – кто он? Предприниматель или бюджетник? Определить, как видите, затруднительно…

Впрочем, и прямой госзаказ используется очень широко в развитых странах. Например, в Японии он составляет значительную часть от общего сбыта продукции. Главный стимул для выполнения госзаказа — заинтересованность и своевременность оплаты за выполненную работу. В рыночной стихии государство — самый надежный заказчик. Такая вот рыночная экономика. Рыночная – в том смысле, что владеет и управляет рынком. А не в том, что рынок, с его стихиями и бурями, владеет и управляет ею.

А. Леонидов-Филиппов.; 12 мая 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.