Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9838 руб.
  • Курс евро EUR: 62,0440 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,6231 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

УРОКИ ПРОШЛОГО…

УРОКИ ПРОШЛОГО… Царскую монархию, династию Романовых, а вместе с ними – и всю имперскую государственность можно было бы спасти. Тогда песня «едут, едут по Берлину наши казаки» прозвучала бы не в 1945, а уже в 1918 году. Всё было бы иначе. Если бы царская власть, опиравшаяся на латифундистов, умела бы слушать и слышать мнение подавляющего большинства своих подданных…

Первое моё образование – историк. Второе – экономист. Как экономист, я постоянно отслеживаю метафизический раскол между властью и российским обществом по вопросу приватизации и экономического либерализма. Как историк – чувствую «де-жавю»: ведь читал же, было, всё именно так и было!

Последние годы царской монархии. Не то, чтобы людям, жителям великой империи, не дорога Россия… Но они выдвинули однажды – и безусловно требование раздачи земли крестьянам. И началось «бодание» власти с подавляющим большинством населения…

Оно длилось не годы – десятилетия. Всякий раз, когда обществу давали высказаться (или оно само прорывалось на трибуну) – царь слышал одно и то же: «Дай землю!». На это царь последовательно и на пределе решимости отвечал много раз: «Не дам!». И тем, и этим, и студентикам и депутации крестьянских старшин, и первой, и второй ГосДуме, и… Да долго перечислять. Царь встал на позицию «пересмотра итогов приватизации не будет». С этой позицией он и умер.

Как историк, я должен отметить, что локальные успехи властного меньшинства в метафизическом конфликте с большинством не должны окрылять власть.

Если общество долго и упорно чего-то хочет, дешевле пойти навстречу обществу, чем пытаться его переделать.

Перед чудовищной, затмевающей воображение, кровавой расправой общество очень долго и безуспешно вело переговоры по «земельному вопросу». Иногда общество, как сейчас говорят, «борзело» - и начинало требовать. Царь плевать хотел. Иногда общество, побитое и наказанное, переставало требовать – но начинало умолять, уговаривать.

Мольбы к престолу показывали устойчивость народной позиции, несгибаемую убеждённость большинства в своей правоте. Никакое красноречие Столыпина не могло массы переубедить.

Общество не хотело, чтобы ему «прививали правильные представления о частной собственности». А ему прививали. А общество отторгало. А ему снова прививали…

Нечто подобное этому происходит в оценке либерального приватирства, которое общество однозначно и безусловно, вот уже много лет как отвергает, а придворная камарилья столь же однозначно и безусловно поддерживает. Это закладывает метафизику исторического конфликта, под которой я понимаю неизменность и неуступчивость сторон, не готовых к диалогу и взаимным компромиссам.

Играть с метафизическим конфликтом, «оптировать» однозначно в пользу ничтожного меньшинства – суть есть опаснейшая игра с огнём.

Власть должна если не принять, то хотя бы осмыслить устойчивую культуру антиприватирства и антилиберализма, монолитную в массах подданных. Нужно задуматься о причинах этой народной культуры, идейных корнях её устойчивой убежденности.

Вместо этого власть РФ пошла по столыпинскому пути: объявить большинство населения недееспособными идиотами, которые не знают, где счастье, и железной рукой осчастливить всех, а нежелающих осчастливливаться – в бараний рог скрутить!

Но тут-то и важно моё образование историка, чтобы подчеркнуть: Россия этот путь уже проходила, внутренние противоречия не решаются путём подавления убеждений. Убеждения оказываются загнаны террором вглубь, но всплывают всякий раз, когда террор ослабнет…

Россия не приняла ни капитализма Витте, ни столыпинской программы, ни либеральных приватизаций последних времен. Вместо поисков корней этого неприятия, и выявления в нём рационального зерна – Россию «кобылой в форточку» запихивают в ненавистное ей состояние. А потом ещё и обижаются, если лягнёт по лбу!

Когда мировоззренческий конфликт между властью и подавляющим большинством населения переходит в состояние «позиционной войны», когда общество проглотило и затаило обиду на власть – в критической ситуации это породит взрыв необычайной жестокости и силы.

И не стоит обманываться периодами затишья: на западе Украины тоже долго было тихо, а потом всё равно прорвало! Старые обиды и счеты имеют свойство возвращаться в новых исторических условиях.

Интересно отметить, как тихо, бегло и бездарно царское самодержавие провалило программу своего геополитического спасения.

Был в его правительстве такой Н.Н. Кутлер, из семьи дворян-землевладельцев обрусевшего немецкого рода. В свое время Витте поручил Кутлеру подготовку проекта земельной реформы. Кутлер, со свойственной немцам прагматической честностью рассчитал проблемы и выдал результат.

Необходимо принудительное отчуждение помещичьих земель в пользу крестьянства – сказал Кутлер. – Это воссоединит власть и общество, ликвидирует раскол, сделает Россию монолитной перед внешними вызовами и внутренними угрозами. Этого, подчеркнул Кутлер хотят (и считают справедливым) все, кроме очень и очень немногих…

Кутлера «съели» быстро и решительно. Он был выставлен в отставку почти сразу после опубликования своего проекта. Наметившаяся было линия преодоления раскола власти и общества была, тем самым, пресечена[1].

Нам феномен Кутлера интересен тем, что Кутлер – не оппозиционный оратор и не свободный публицист.

Кутлер был, пусть и недолго – одним из высших сановников Российской империи, он говорил не как газетчик, а как «власть имеющий». Следовательно, за Кутлером стояла определённая здравомыслящая часть российской элиты.

И, чисто теоретически, программа Кутлера могла быть принята царем, и тогда вся история пошла бы иначе… Если бы царь послушал советов Кутлера, а не тех идиотов, которых он слушал, и которым жить-то оставалось (как и царю) - считанные годы, до штыков революционной матросни...

Но всё было, как было.

Однако будущее – не предопределено. Российская власть могла бы сегодня сделать выводы из судьбы царской монархии, одноименной с нашей Федерацией! Наша власть ещё имеет шансы выслушать собственных Кутлеров, и не выставлять их вон с раздражением…

***

Современной власти пахотной земли не жалко. Она её охотно выдаст любому, желающему обрабатывать пашню – потому что вместо нехватки земель возникла ситуация их заброшенности, запустелости огромных агро-пространств…

Иногда власть, «готовясь к прошлой войне», «столыпинничает» и дарит желающим то гектары на Дальнем Востоке, то пустоши вдали от больших городов…

За это столыпинские мужики носили бы власть на руках… но только сто лет назад…

Россия урбанизировалась. Земельный вопрос отошел в разряд третьестепенных. Суть конфликта, оставаясь прежней, диалектически взошла на новый виток спирали…

Суть советского благополучия 80-х годов ХХ века строилась на формировании широкого городского слоя «среднего класса», то есть огромного количества благополучных и обеспеченных домохозяйств.

Благополучие и защищенность огромного советского «среднего класса» строилось на коллективной собственности, кондоминиуме на все богатства и сокровища советской территории. Кондоминиум защищал достаток, права и достоинство советского человека. Не будучи собственником, он не был и пролетарием, находясь в фактическом статуса совладельца, акционера и даже члена совета директоров акционерного общества по имени "Народное Хозяйство".

Паевое владение всем в стране обеспечивало советскому «среднему классу» и качество и стабильность потребления. Современный человек бесправен, постоянно унижается - но необходимого для жизни часто всё равно не имеет. Советский кондоминиумьер имел всё необходимое для жизни, причем без какого-то унижения и пресмыкательства перед "рукой дающей". Ведь не она давала, а он у неё своё брал!

С точки зрения теории права интересно вот что. Современная власть РФ любую социальную программу (типа "материнского капитала") рассматривает как личное и добровольное благодеяние. В СССР социальные программы рассматривались не как милостыня, а как ОБЯЗАННОСТЬ государства. Государственные органы, имевшие возможность помочь человеку, и при этом не помогавшие - рассматривались как преступные. Если бы, например, вскрылось, что государственные органы имели в наличии готовую квартиру, но не отдали её очереднику (а сбагрили кому-нибудь по блату) - начались бы разбирательства и уголовные дела! Помогать людям всеми имеющимися активами - это не право, а долг советского государства, потому что в его лице наемный менеджмент разговаривает с советом директоров "Народного Хозяйства". Советское государство было опутано огромным количеством ОБЯЗАННОСТЕЙ перед населением, которые разом все были порваны пост-советскими диктатурами. Сегодня государство помогает по доброй воле - но оно не ОБЯЗАНО помогать...

С точки зрения частной собственности у человека почти ничего не было: даже квартира, в которой жили семьи – формально не принадлежали этим семьям. Однако взамен у советского человека были обширные права, вытекавшие из его статуса СОВЛАДЕЛЬЦА, и защита этих прав была поставлена безукоризненно. Любая прибавка богатств где-нибудь в СССР – касалась всех его граждан. Каждый получал свою долю и с новых месторождений нефти, и с нового урожая, и с новых заводов, фабрик, шахт, и т.п.

Приватирский разгром России строился на чудовищном, нигилистском неуважении к правам коллективной собственности. Вопреки нормальному буржуазному праву, приватиры объявили кондоминиумы недействительными и ничтожными, после чего осуществили дикий грабёж коллективного хозяйства, выставив его совладельцев за ворота и наплодив в итоге гигантских латифундий.

Латифундии есть и земельные (старого типа) – но больше всё же финансовых латифундий.

Финансовый латифундист – это помещик эпохи урбанизации, той эры, в которой аграрное производство перестаёт доминировать, а следовательно – пахотная земля теряет статус главного источника дохода.

То, что под землёй или над землёй – оказывается важнее самой земли…

Означает ли это, что латифундия перестала быть латифундией? Нет, конечно. Ведь речь по-прежнему идёт о территориях, о власти над территорией и сгоне с территории, просто аграрный мотив отошёл в сторону (кстати, до конца не исчезнув).

Если столыпинским мелким домохозяйствам (основе национальной экономики) нужна была земля, то новым домохозяйствам нужно то, что заменило в городах пашню: квадратные метры жилья и, собственно, деньги. Не раз писали мы что земля – это деньги эпохи феодализма, а деньги – это пахотный участок времен урбанизации и индустриализации. Землёй в феодальную эпоху расплачивались, как деньгами, а деньги помогают нынче вырастить урожай благ – как земля в феодальную эпоху.

Таким образом, поменялись не отношения, а носитель меры стоимости, эквивалент обмена. Современному человеку не нужен голый участок пашни, потому что никто в здравом уме и твёрдой памяти не станет обрабатывать дарёный гектар лопатой. Если вести речь о земле – то современному человеку она нужна с инфраструктурой: тракторами, компьютерами, теплицами, и всем прочим инструментарием, заменившим собой старую соху.

Ну, а для большинства – вопрос о земле вообще не стоит. Мы стали нацией горожан. Мы требуем вернуть нам наши паи по советскому кондоминиуму. Мы были совладельцами колоссальной собственности, и считаем, что у нас её попросту похитили приватиры.

Мы чувствуем себя так, как чувствует себя член семьи, которого другой член семьи выставил из общей, родительской квартиры. Был дом, в котором мы все вместе жили. Потом наиболее ушлая часть родни подсуетилась, выписала остальных родственничков, и вышло, что вышло…

Экономически – это мошенничество, а с нравственной точки зрения – высший из возможных аморализмов. Ведь не чужих «кинули», разом лишив всего, а своих братьев и сестер, пожилых собственных бабушек и малолетних собственных внуков…

Встав на защиту этой грязнейшей из операций – власть РФ никогда не сможет добиться декларируемых уважения к собственности, демократического выбора, законности и правопорядка и т.п. Ибо нельзя укрепить один вид собственности надругательством над другим! Собственность, как принцип, едина, и права членов кондоминиума столь же священны, как и права частного собственника.

Права совладельца нельзя заменить подачками и милостыней. Совладелец не канючит, а требует своего! Вышибив миллионы людей из статуса совладельцев «заводов, газет, пароходов», приватиры осуществили второй вариант английских «огораживаний», люмпенизацию миллионов своих соотечественников, в одночасье оставшихся и без собственности и без прав.

***

В серьёзных и тяжелых грядущих испытаниях Россию может спасти только единство власти и общества.

Для этого единства общество давно и твёрдо выставило свои условия: пересмотр итогов приватизации и сворачивание либерального курса национальной экономики. Любые демократические замеры общественного мнения десятилетиями это демонстрируют с удручающей (я бы даже сказал!) монотонностью.

Если власть в России этого не поймёт, если власть надеется опереться на шпалеры войск – то она в итоге разделит судьбу императорской России.

А жаль!



[1] В СССР Кутлер был одним из организаторов денежной реформы в 1922—1924 гг., в ходе которой была введена новая валюта, обеспеченная золотом. Именно его подпись — на советских «червонцах» 1922 года.

Александр Леонидов; 18 января 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..