Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 55,8453 руб.
  • Курс евро EUR: 60,7932 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,5490 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

«БОЛИВАР НЕ ВЫДЕРЖИТ ДВОИХ…»

КРИЗИС: ПЕРЕПРОИЗВОДСТВО МАХИНАЦИЙ

«БОЛИВАР НЕ ВЫДЕРЖИТ ДВОИХ…» “Сегодня нет ни одного теоретического или эмпирического исследования, где авторам удалось бы прийти к однозначным суждениям по важнейшим проблемам теории экономического цикла”, – признают Дж.Д. Сакс и Ф.Б. Ларрен [1, с. 560]. Исследователи достаточно четко делятся на две части: 1) с пониманием причин кризисов, которое базируется на факте промышленного перепроизводства; Указанный механизм формирования экономического кризиса является фундаментальным, основополагающим, свободным от вторичных явлений – пишет В.П.Петров в «Экономической и философской газете». 2) с пониманием экономистов, которые рассматривают в основном психологические, эпизодические и финансовые причины кризисов. Есть еще и сторонники теории заговоров. Есть основания полагать, что именно заговоры – хотя, может быть, не всегда сознательно осмысленные участниками - есть первичные факторы возникновения кризисов. Но об этом – ниже…

 Дж.Д. Сакс и Ф.Б. Ларрен отмечают, что в настоящее время принят импульсно-распределительный подход к объяснению бизнес-циклов, согласно которому циклы рассматриваются как следствия случайных воздействий [1, с. 568, 569]. Исследователи пытаются выявить закономерности циклического поведения капиталистической экономики, руководствуясь факторами эпизодическими. В качестве эпизодических причин ссылаются на модернизацию оборудования или возникающие вдруг проблемы с энергоресурсами. Часто ссылаются на «финансовые пузыри» (которые действительно случаются в финансовом секторе), но также не приводят сколько-нибудь толкового описания механизма вырастания кризиса из такого «пузыря». Дж.М. Кейнс ссылается на внезапные падения предельной эффективности капитала [2, с. 386, 388–390], как следствия ожиданий банкиров и бизнесменов. П. Самуэльсон в попытке выявить природу экономических кризисов рассматривает факторы капиталообразования, сбережений и инвестиций, комбинации экстернальных и интернальных теорий [3, с. 238–250]. Однако не может же достаточно регулярная чреда кризисов вызываться стечением обстоятельств!

О марксистском понимании причин экономических кризисов нам известно с советских времен лучше: непосредственной причиной экономических кризисов считается перепроизводство товаров. Советский учебник по политэкономии заявляет, что «достигнутый объем производства оказывается избыточным по сравнению с предъявляемым платежеспособным спросом» [6, c. 279].

Западные учебники по экономике при описании механизма типового экономического кризиса начинают разговор с затоваривания на складах, т.е. перепроизводства, уже от него переходя к пояснению периода спада явлениями мультипликации и акселерации. Под мультипликацией понимается сокращение производства из-за падения спроса, которое обусловлено ростом безработицы. Под акселерацией – сокращение спроса из-за аннулирования заказов на оборудование. Так что непосредственная причина экономических кризисов, в сущности, общепризнанна – перепроизводство товаров.

В чем же ошибка? Марксизм полагал, что общество в норме производит больше, чем потребляет на «сегодня»,  то есть, кроме необходимого продукта, создает продукт прибавочный. На самом деле общество не производит ни только прибавочного, но и даже необходимого продукта. Именно поэтому не возникло ни одной прибыльной или хотя бы самодостаточной хозрасчетно организации на Луне – общество не в состоянии, будучи выведено за условия кредитования природой, произвести достаточно для своего выживания продукта.

Что же производит человечество? Оно производит убыточной продукт, чьи убытки компенсируются рядом бесплатных компонентов, по праву самозахвата включенных предпринимателем в производство. Экономика – наука о постепенном снижении МЕРЫ убыточности в продукте, но не более того. Всякий продукт не только не растет у нас в руках – он наоборот, всегда тает за счет высоких или низких, но обязательных непроизводительных потерь энергии, потерь вещества (отходы производства) и т.п. Обрабатывая продукт, мы производим за счет ряда присвоенных себе дармовых факторов прибыль в локальном измерении, одновременно выдавая кратно большую сумму убытка в глобальном измерении. В этом, между прочим, корень современной экологической проблемы планеты, хотя и ранее стада кочевников превратили цветущую саванну Сахару в мертвую пустыню через прибыльное для себя производство скотоводческой отрасли.

В этих условиях – когда и убытки-то от нашей деятельности полностью компенсированы быть в принципе в обозримом будущем не могут, о каком прибавочном продукте можно вести речь? К чему и где он прибавочный? Только лишь к тому, что группа людей сперва украла его у природы, а потом руководитель этой группы украл его уже у неё. Только в этом случае он и прибавочный – как ворованный эгоистом.

Если нет прибавочного продукта, то нет, естественно, и никакого КРИЗИСА ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА. Во-первых, перепроизводства продуктов питания, например, человечество ещё не знало: в период всех кризисов якобы перепроизводства огромное количество людей голодало на планете. Во-вторых, что важнее, если бы мы имели ПЕРЕПРОИЗВОДСТВО, то не имели бы КРИЗИСА. Что такое кризис? Это – страдание, мучение, дискомфорт. Откуда бы им взятся, если вещей произведено больше, чем нужно? Мы говорим о жилищном кризисе, когда квартир не хватает, а если бы они не находили желающих поселится в них, то разве это был бы кризис? Мы говорим о продовольственном кризисе, если еды не хватает, а какой же кризис если её всем раздают задарма, потому что девать её некуда и все сыты?

Поэтому не нужно говорить о кризис перепроизводства, это логически и семантически абсурдно, это все равно что «горячий лед». Кризис – это нехватка, а перепроизводство – наоборот, избыток.

Вместо того, чтобы вскрыть реальные причины кризисов, марксисты два столетия чудили с «горячим льдом», уверяя всех, что всем плохо тогда, когда всего стало много.

Реальные причины тех кризисов, которые у нас нелепо называются кризисами перепроизводства – КРИЗИСЫ НЕДОПЛАТЫ. Хроническая недоплата в условиях анархической организации производства накапливается в тканях общества канцерогенами безнаказанного паразитизма, а затем взрывает все расчеты звеньев техноцепи.

Поясню попроще. Вот есть столовая. Ей выставляют вполне определенные счета – за отопление, от постащиков мяса и овощей, на уплату поварам и посудомойкам и т.п. Таким образом есть довольно низкой эластичности древо расходов, ветвящееся по десяткам позиций. Как столовой покрыть свои расходы? Взимая плату за обеды. Если все честно платят за обед, то все нормально, система работает бесперебойно. Но вот в столовую начинают проникать халявщики – сперва один, другой, потом все больше и больше. Одного с черного хода завели по дружбе повара, другого с почестями ввел бесплатно пообедать сам директор. Халявщики едят и не платят. Они наносят ущерб, который не компенсируют. Когда халявщиков становится слишком много, ущерб вылезает наружу, доводит столовую до грани банкротства. Она либо закроется, не рассчитавшись по счетам своих контрагентов, либо взыщет  с кого-либо стоимость обедов халявщиков. А с кого ей взыскать? Видимо, честным плательщикам кроме оплаты своего обеда придется оплатить вдвое, чтобы покрыть ещё и обед халявщика. Оплата обеда вдвое – тяжелая неприятность для честного плательщика. Она и означает КРИЗИС – как страдание, мытарство, негатив. Воровали одни, а платят другие. Поэтому антиглобалисты и носили в Давосе лозунги, адресованные милилардерам: «Кризис – это вы!». Так и есть. Именно паразиты спекулятивного сектора, отчуждающие продукт, и не вносящие за него реальной оплаты, разрушают и без того условную систему взаимных расчетов в изначально-убыточной системе человеческого хозяйствования.

Паразитизм накапливается постепенно, в виде растущих диспропорций расчетных отношений. Кризис – это когда накопившуюся недоплату переваливают на плечи тех, кто никакого отношения к этой недоплате не имеет. Поэтому кризисы капитализма не имеют четкого календарного графика и не происходят в четкой привязке к статданным. Если бы это были кризисы перепроизводства, то их легко было бы вычислить: вот, нам нужны 100 домов, значит, когда будет построен 101 дом, у нас начнется кризис перепроизводства.

На практике такого, конечно, не происходит. Кризис якобы перепроизводства в царской России в 1898 году начался с одних статистических показателей, а его брат в РФ в 2004 году – совсем других, на порядок более высоких. Даже на несколько порядков. Правда же в том, что ни в 1898 году, ни в 2004 году никаких потребительских излишков в Россиях не было, наоборот – очень и очень не хватало очень и очень многого. Рухнуло не «избыточное» производство, а производство, истощенное паразитарными изъятиями, не компенсированными полезными вещами реквизициями и контрибуциями благ. Расчеты зашли в тупик из-за накопленного в тканях общества паразитизма, предприятия, слишком много отдавшие финансовым спекулянтам и мошенникам от своей выручки, встали на грань банкротства. Исказило контуры прежде принятых платежей и взаимных расчетов. Это и есть кризис. Отнюдь, как видим, не перепроизводства. Это – кризис накопленного многолетнего мошенничества, дутых пузырей, которых нужно списать, чтобы спасти производство, и которых списывают на оплату совершенно невиновным людям.  

Литература

 

1.  Сакс Дж.Д, Ларрен Ф.Б. Макроэкономика. Глобальный подход. Пер. с англ. М.: Дело, 1999.

2.    Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Прогресс, 1978.

3. Самуэльсон П. Экономика. М.: НПО «Алгон», 1997.

 4. Фишер С. и др. Экономика, М.: Дело, 2002.

 5. Макроэкономика. Под ред. А.Г. Грязновой и Н.Н. Думной. М.: КноРус, 2005.

 6. Политическая экономия. Под ред. Медведева В.А и др. М.: Издательство политической литературы, 1990.

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 5 июля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.