Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

ПРЯНИКИ ПЕЧАТНЫЕ…

ПРЯНИКИ ПЕЧАТНЫЕ… Старый метод управления «кнутом и пряником» - взамен нового «один кнут»: новый президент Эстонии обещает «говорить с русскими на их языке». Первая женщина-президент Эстонии Керсти Кальюлайд заявила о том, что будет общаться с русскоязычным населением страны на его языке. Она подчеркивает, что проживающие на территории страны эстонцы и русские являются членами одной общины. «Другими словами, мы все являемся жителями Эстонии, и я не собираюсь делать какой-то принципиальной разницы при общении с жителями Ида-Вирумаа, Сааремаа или Вырумаа», — цитирует РИА «Новости» Кальюлайд.

Такого рода заявления – отголоски старой идеологии «ПРАВ ЧЕЛОВЕКА» - прекрасной в своём утопизме и утопичной в своей красоте.

В силу этой идеологии за каждым человеком закрепляются права – на жизнь, на собственный язык и культуры, на выбор и т.п. Поэтому, например, русским (как полагали наивные демократы) – не нужно будет бороться за возвращение в своё государство: они и в чужом государстве будут себя чувствовать, как дома. Права человека, следующие за человеком повсюду… Это был бы мир без войн, без конфликтов, эскалации напряжённости… Это был бы прекрасный мир – если бы он был!

Но ничего этого, провозглашённого в 80-е годы ХХ века не получилось, как мы видим. Права человека никуда за человеком не последовали.

Узколобый нацизм «титульного племени» злокачественных новообразований, отказ от многовекторности, лакейство перед мировой империей, а самое главное – хищность хищников, неспособных остановить свои хищения – убили идеологию «прав человека». Болтать о правах человека – одно. Соблюдать их – совсем другое…

Безотносительно проблемы «русского мира» - по всей планете грубо попираются как юридические, так и экономические права человека.

Как показывает опыт Украины – инфернального флагмана расчеловечивания – человеку не дают быть самим собой. Ему навязывают иную, ложную идентичность – в буквальном смысле под угрозой избиения или расстрела, бомбёжек и сожжения заживо.

Его заставляют стать «ефиопом» и говорить только на мове «ефиопов» - не только забыв, но и прокляв язык предков. Его заставляют ненавидеть родственников, оставшихся в соседней стране – или уехавших туда…

А когда человек (слаб человек!) – под невыносимым давлением террора отречется от своего имени, рода-племени, намажется гуталином – раз приказали эфиопом быть, зазубрит эфиопские слова – выясниться, что КОРМИТЬ-ТО ЕГО НИКТО НЕ ОБЯЗАН ПО ЭТОЙ БУМАЖКЕ!

Фашистского типа террор – самый эффективный и скоростной. В чем его разница от других видов террора? Иные виды террора, применяемые для подавления инакомыслия – всегда формализованы, они предполагают бумажное оформление. Человека подавляют по тому или иному закону. Составляются какие-то бумажки, которые подшиваются в какие-то папки. А там, где ведётся делопроизводство – там неизбежен и надзор какой-нибудь, прокурорский, не прокурорский, может быть – партконтроля правящей партии, но всё же!

«Инновация» фашизма в том, что фашиствующие банды, используя опыт зверей – никаких дел не ведут и никаких бумаг не составляют. Подавляют инакомыслие лично и непосредственно, по наитию, «на глазок».

Нет не только суда – но и досудебного расследования. Просто, как у горилл: кто-то раздражает чем-то, к нему подошли и с моста сбросили. Или в помойный ящик выкинули. Или череп проломили. И никаких бумаг: формально этого акта устрашения вообще не было, он ни через какую канцелярию не проходит. Отделить государственный террор от уголовщины невозможно: то ли банда сама по себе убила человека, и государство ни при чем, то ли какой-то чиновник «заказал»?

А если заказал – то какой? Он действовал лично – или по приказу вышестоящего? Всё покрыто мраком тайны.

Идеология «прав человека» предполагала, что интеграция инородца в украинское или эстонское, молдавское или грузинское общества не требует от него отрекаться от самого себя. Государства в рамках соблюдения прав человека – вообще формальность: они одинаковые и законы у них у всех одинаковы. И, оказавшись за границей, человек, права которого не попираются, ничего не теряет, ни от чего не принуждён отказываться…

На практике, конечно, всё иначе. Для интеграции в нацистское общество требуется такое иудство, что волосы дыбом. Если сольёшься с местными до полной неузнаваемости – тогда, возможно, банды фашиствующих дегенератов пройдут мимо тебя и не ударят…

Но – повторюсь, потому что очень важно: КОРМИТЬ-ТО ВАС ПО ЭТОЙ БУМАЖКЕ НИКТО НЕ ОБЯЗАН!

Здесь и вскрывается вся принципиальная несовместимость капитализма с идеологией «прав человека». Человеку не предоставляется средств к существованию. Ему предлагают самому идти их и искать. Найдёт – его счастье. Не найдёт – его проблемы. А если их вообще не осталось? Если хищники разобрали все съедобные куски – и трудоустраивающемуся человеку не оставили ничего, способного элементарно сохранить жизнь, физиологически не угаснуть? На такие вопросы капитализм не отвечает. Он презрительно фыркает: иди, ищи себе «хорошую работу» дальше, а не найдёшь – сам дурак…

И здесь отступают фанерные декорации нацизма – выступает мурло капитализма, как такового. Причем тут нации? Питательные вещества человеку любой нации требуются одинаковые. А они – самый жёсткий дефицит при этом строе.

И потому – прежде чем вообще говорить о чём-нибудь, нужно сперва посмотреть: А ТЫ ВООБЩЕ В СПИСКАХ ЖИВЫХ ЗНАЧИШЬСЯ?!

Родившийся человек не зачисляется в эти списки автоматически, как было в социализме. Спор идёт уже не о том, вкусные ли макароны цвета яичного желтка или серые макароны он будет кушать.

Может так быть, и запросто, что никаких макарон на его долю не отпущено. Он, может, вообще не предусмотрен, как живой организм, ведущими распределение органами!

Стремительное вымирание пост-советских «стран» показывает, как много в «потребительском обществе» таких незваных гостей, которым захватившая власть и собственность банда отказывает не только в праве на собственный язык, но и в праве на жизнь.

И это уже не тухлые национальные разборки. Это – физиологическая и биологическая суть социального каннибализма, для красоты названного словом «капитализм». Закон Ломоносова-Лавуазье гласит: «для того, чтобы в одном месте прибыло – в другом должно убыть». Сохранение, блин, материи, блин и энергии, блин…

И вот главный вопрос: чтобы в огромной зале частного дворца поставить детям восьмиметровую ёлку на Новый Год – сколько для этого людей нужно костями положить в тайге, где ёлки растут?

Теоретически нация может поработить нацию, обрести себе рабов в инородцах – и стать коллективным рабовладельцем. Нацисты всех мастей к этому и стараются прийти, для того и машут битами, трясут бритыми затылками…

Но по сути, друзья мои, всё равно – в сухом остатке человек порабощает человека. Выжирает его судьбу, выпивает его кровь, сжигает скромную пайку его счастья в личном камине… И на этом кровавом топливе «поднимается», разбухает феноменом сверхбогатства, сверхвозможностей, пузырём сверхпотребления…

И считает себя безнаказанным в этом мире – и мире загробном, в который не верит. Мол, всех вас растолку в костяную муку – и ничего мне за это не будет.

Ну, это мы ещё посмотрим!

+++

Что же касается прав человека – то это права на, прежде всего, физиологическое выживание, на долю и кусок производимого продукта (не возможность его получить «если повезёт», а, подчёркиваю, право). И ещё – право на неприкосновенность личности и её свободного выбора: языка, религии, национальности и т.п. Капитализм сперва отнял первое (то есть право на жизнь) – а теперь отнимает и второе. Наверное, иначе и быть не могло, ибо все ведь понимают, что право на жизнь и право на личное достоинство неразрывно связаны.

Пусть новый президент Эстонии поговорит с русскими на их языке, мы будем только рады. У неё и эстонцы-то все по миру в поисках куска хлеба разбежались, не только русские…

Ведь если права человека будут соблюдаться – то войн не потребуется человечеству…

10 октября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.