Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,7560 руб.
  • Курс евро EUR: 63,6689 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,0677 руб.
Май
пн вт ср чт пт сб вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

ПУТИН ОЗАБОТИЛСЯ ПУТЯМИ

К счастью, не «путями отхода», а путями национального дохода

ПУТИН ОЗАБОТИЛСЯ ПУТЯМИ Всем известна поговорка – "игра не стоит свеч". Что она означает? То, что есть дела стоящие, а есть дела, за которые не стоит браться, потому что итог не окупит издержек. Выход из второй ситуации предлагает особая дисциплина в экономике – ЭРГОНОМИКА - наука о том, как сделать игру дороже или свечи дешевле в случае, когда "игра не стоит свеч".

Эргономический результат – это превращение прежде убыточной деятельности в прибыльную. Для современной России ничего важнее нет. Давайте рассмотрим само слово "эргономика".

Она произведена от греческого слова ergon — т.е. "общее дело, служение". То, что мы называем эргономикой в греческом полисе называлось ныне церковным словом "литургия" (греч. leitourgia — "общее дело", от leiton — "общество" и ergon).

 Литургия в древности – это общая работа на благо государства, та работа, которая невозможна и безсмысленна в индивидуальном исполнении.

В одиночку никто не может построить городских стен или флот. Поэтому, дабы городу и всем в городе жить, выходили всем миром, на, по-русски говоря, "мирскую помочь", по сути, общим трудом помогая друг другу, всем и каждому в данном полисе.

Так вот, важно отметить, что литургия в старом смысле этого слова (эргономическое общенациональное действие) не может быть осуществлена через рыночные механизмы и частную инициативу. Не может, и все тут! Литургия – дело общее, она служит всем сразу – а значит, никому в отдельности, она поднимает шансы на успех у всех равномерно – а значит, никому в отдельности, не выделяя никого особо.

В условиях свободной частной конкуренции действует т.н. «естественная эргономика» – люди  в своей экономической практике делают то, что им удобно, и стихийно протаптывают в рыночных джунглях торные тропы. Если апельсины выгоднее выращивать в Марокко, с учетом климата и традиций, то их и будут, не мудрствуя лукаво, выращивать в Марокко. Это будут делать без всякого участия со стороны марроканских властей, естественным путем частной инициативы. От властей Марокко требуется одно – не мешать.

Свободная торговля с её естественными тропами в рыночных джунглях не плоха и не хороша, как и любая стихия. Если мы пророем канал из Черного моря в Каспий, то уровень Каспия повысится более чем на 7 метров, потому что Каспий – ниже уровня мирового океана. А если мы пророем канал из озера Титикака в Тихий Океан, то все озеро Титикака сбежит в океан водопадом, оставив только каменистую пустыню. Почему? Очень просто: Титакака лежит волей Творца значительно выше уровня мирового океана.

Вот и отвечайте после этого на вопрос – хороша или плоха связь с мировым океаном для замкнутых озер? В одних случаях канал обогатит озеро водой, в других – уничтожит всю его флору и фауну. Совершенно аналогично решается и вопрос со свободой торговли и естественной эргономикой производственных процессов.

Они не добро и не зло. Они – инструмент, который нужно уметь использовать. Мысль эта, в общем-то, не сложна, но в речах российских политиков стала звучать совсем недавно, да и то напополам с восторгами от вступления в ВТО.

Выступая в 2011 году в Госдуме, В.Путин сказал, что 2012 год «должен стать годом инфраструктурных проектов». Тогда эту фразу пропустили мимо ушей или посчитали популизмом. Однако какой же популизм в том, что массам чуждо и непонятно? Популизм – это призыв брать все и сразу, отняв и поделив. К инфраструктурным проектам это не относится. Вот уж что не прибавит Путину голосов – так это туманные намеки на эргономическую реформу российского народного хозяйства. Доказывая, что строки про неё попали в речь не случайно, Путин повторяет это в том же духе  в 2012 году:

«В дальнейшем правительство России должно поддерживать крупные инфраструктурные проекты, связанные с развитием транспортной системы и обеспечением надежной связи с Сибирью и Дальним Востоком» (цит. по газете «Ведомости»).

Путин пишет, что «малый и средний бизнес быстро реализует новые возможности, которые появятся с развитием инфраструктуры», в первую очередь, дорожной сети. Однако «создавать ее сейчас способно только государство», полагает он.

Явно полемизируя с отставным Кудриным, Путин в каких-то извиняющихся тонах, неуместных для национального лидера, заговорил и об аграрном секторе.

«…в условиях неопределенности мирового рынка, значительных колебаний цен на продовольствие, аграрная безопасностьспособность страны самостоятельно себя прокормитьявляется не менее важным условием экономической и социальной стабильности, чем равновесный бюджет или надежная валюта».

Получилось даже смешно – «не менее важным»! Да кому они будут нужны, эти равновесные бюджеты и надежные валюты, если страну без продовольственной безопасности в любой момент могут задушить костлявой рукой голода? И, тем более, в чем будет выражаться их «равновесие» и «надежность», если даже минимального пайка они своим гражданам гарантировать не могут?

Понятно, что и бюджет, и валюта близко не стояли к проблеме аграрной безопасности национального суверенитета, но Путин не может избавиться от излишнего политеса в отношении либерализма.

Безусловно, учитывая сложность терминологии и малоактуальность для «быдлокласса» затронутых проблем, контуры эргономической реформы России для Путина – не предвыборный популизм. Тема интересна только для узкого круга специалистов, подкованных в экономике. Мысль Путина вращается вокруг основного стержня (как минимум, три последних года) – как и где изыскать ту почву, на которой, говоря его словами, «малый  и средний бизнес, подлесок здорового капитализма, гарант конкурентной среды» вырастит свои сладкие плоды просвещения.  Если раньше считалось, что нужно просто загнать человека в тундру с лопатой, а дальше рыночные механизмы все обустроят, то теперь приходит осознание (непросто, через тернии), что ИГРЫ ДОЛЖНЫ СТОИТЬ СВЕЧ.

Человек  с простой лопатой в тундре не «встроится» в мировое разделение труда, как думали Гайдар и Кудрин. Он там элементарно помрет, и все дела. Для тундры нужна своя эргономика экономических процессов, нечто такое, что сделало бы труд в тундре более выгодным, чем на экваторе. Землю не выбирают, но выбирают условия на земле. И если мы зазываем человека трудиться или инвестировать, то необходимо быть КОНКУРЕНТОСПОСОБНЫМИ на мировом рынке приглашений.

Государство заинтересовано в конкурентоспособном бизнесе, это верно. Но и бизнес заинтересован в конкурентоспособном государстве. Ему категорически мало простого «не мешать», достаточного для выращивания апельсинов в Марокко.

Бизнесу нужно дать такие стартовые условия, чтобы его издержки в начальный (убыточный) период деятельности были ниже, чем где-нибудь в другом месте. Иначе бизнес уйдет туда, где его более хлебосольно приглашают более эргономично устроенные национальные хозяйства.

Путин решил, что это – современные дороги. Мол, вокруг новых современных дорог сама собой (вдоль трассы) нарастет «зеленая масса» малого и среднего бизнеса, которому выгодно и интересно открывать дело на обочине. И в этом Путин, безусловно, прав. Другое дело, что дорожный тезис его далеко не исчерпывает темы эргономики народного хозяйства. В этом ракурсе, сказав «а», нужно говорить и «б» его — о новых энергетических комплексах, выгодных частнику дешевой энергией, о дешевом сырье и топливе, о наукоградах, питающих за казенный счет бизнес идеями, и ещё много о чем. Дойдет ли державная мысль и до этого? Поживем – увидим…

А. Леонидов-Филиппов.; 9 февраля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..