Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

СУВЕРЕНИТЕТ ЛИЧНОСТИ

СУВЕРЕНИТЕТ ЛИЧНОСТИ Всякий человек, совершенно естественным образом, относится с опаской и глубоким подозрением ко всему, что не является ИМ САМИМ. Всё, что не Я – это источник риска и потенциальные неприятности в широком спектре: от предательства до циничного использования и эгоистичного забвения. Всё, что «не-Я» - всегда вызывает тревогу…

Мы поверили кому-то, а вдруг он нас обманет? Мы работаем на кого-то, а вдруг он нас «кинет»? Мы связались с кем-то, а вдруг он пустышка никчёмная, и т.п.

У человека никогда не было оснований слепо доверять другим людям. Тем более, вдвойне и втройне, у человека нет оснований кому-то доверять сейчас, когда внутренности страны набиты радиоактивной и токсичной трухой ельцинизма.

Трагедия власти – в том, что она появилась для защиты СУВЕРЕНИТЕТА ЛИЧНОСТИ, но на практике постоянно его подавляет. Высшей и конечной ценностью цивилизации, конечно, является ЛИЧНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ, основанный на духовной самодостаточности Человека (человек есть Вселенная, человек создан по образу и подобию Божию и т.п.).

Духовная самодостаточность Человека входит в вопиющем противоречии с вопиющей же материальной, физиологической несамодостаточностью личности.

Всякому, кто психически здоров, ясно, что главная цель цивилизации – помочь Человеку раскрыться, а не закрыть его в тюрьме, не заковать в кандалы. На этой очевидности и спекулируют либеральные демагоги, призывая всех и каждого беспрепятственно развиваться и раскрываться…

Проблема в том, что волки самореализуются так, что овцы не то что в тюрьме, а вообще в могиле оказываются. Когда мы швыряемся в толпу свободой – мы бросаем большинству в этой толпе рабство, а то и просто смерть!

Для того чтобы одна личность не посягала на суверенитет другой личности (что, кстати, является подлинным смысловым наполнителем понятия «права человека») бандам человечество противопоставило власть. Можно так противопоставить (банды ó власть), а можно то же самое выразить другими словами: произвол частных собственников óгосударственное регулирование.

Ведь государственные органы обязаны (по крайней мере, в теории) работать на всех, а частные структуры – только на одного, причём подразумевается, что за счёт всех остальных. Если я занял единолично гектар – этот гектар не достался никому другому, так ведь? Как, впрочем, и наоборот: где взять гектар земли для меня, если гектары поделили без меня?

+++

Оценочный механизм человека устроен совершенно очевидным образом. Всякая вещь оценивается либо как лишняя, ненужная, никчёмная, либо как священная, либо как полезная.

Ненужное имеет свойство «захламлять» - следовательно, между ненужным и вредным нет чёткой грани. А вредное положено устранять, ликвидировать…

Полезная вещь полезна для меня. Если она полезна для других, но не для меня – она может считаться священной, но полезной уже числится не будет. Оценочный эгоизм русских сторонников Путина, например, заключается в том, что они знают:

-Меня хотели убить, а Путин им помешал, он лично мне полезен…

При этом большинство таких сторонников Путина никогда президента в глаза не видели, понятия о его человеческих качествах не имеют, и знать его не знают. Для этих сторонников Путин – не более, чем полезный предмет, вроде кастета в кармане у идущего через тёмную подворотню в городских трущобах…

Истинных мотивов Путина – почему он помешал убить русских, уже приготовленных к закланию в 1999 году – мы не знаем. Эгоизм проявляется в том, что нам не столько интересны мотивы, сколько результат. Нам неважно, что он думал, когда почему-то отогнал резников с ритуальными ножами от колыбели наших детей.

Отогнал – значит, полезный. А внутрь к человеку не залезешь, чего он там думает и что чувствует – неизвестно.

+++

Если мы будем делить мир только на вредное, никчёмно-пустое и полезное лично для нас – мы потеряем цивилизацию и провалимся в каменный век доисторических времен. Оценивающий явления механизм у цивилизованного человека обязательно включает в себя святыни, священное, сакральное.

Конечно, взаимосвязь между полезным и священным имеется: очень полезное постепенно возводится в священное, а священное так или иначе становится полезным. Например, из непонятного доселе догмата о Троице вырастает диалектика мышления, из диалектики – механика, а из механики – полезные машины и прочее оборудование, облегчающее быт.

Грубо говоря, народы, не ломавшие голову над вопросами триединства – не сумели в итоге создать электрической мясорубки или обезболивающих средств.

Но нельзя уравнивать священное с полезным, видеть в сакральном только мистифицированную прагматику. Очень многое, полезное в долгосрочном режиме и в макро-пространстве, не является таковым в краткосрочном режиме и локальном пространстве.

= Цивилизация живёт в долгосрочном режиме и на огромном пространстве.
= А отдельный человек живёт в краткосрочном режиме и на очень ограниченном пространстве.

Отсюда глубочайшее, фундаментальное и непреодолимое противоречие между коммерческой выгодой личности и цивилизованностью поведения.

+++

С появлением священного – появляется и власть, противопоставившая себя бандитам и бандам[1]. То есть банды были и раньше, банды создаются по принципу групповой выгоды против «потерпевших»… Или «терпил», как их презрительно звали в 90-е годы.

А власть возникает только вторично по отношению к святости, и ТОЛЬКО как механизм защиты верующими своих святынь.

Нельзя защищать того, чего нет: если исчезает святость, институты власти перерождаются в банду, а её действия – в бандитизм (в чём глубинная суть «перестройки» и адских «реформ», пережитых нами).

А как могут люди – каждый из которых Вселенная, и каждый каждому конкурент в борьбе за ресурсы Земли – объединятся?

= Или если у них общая вера, и это преодолевает их «тёрки» за жилплощадь и колбасу;
= или если у них общий интерес кого-то СООБЩА ОГРАБИТЬ.

Третьего-то не дало, сами пораскиньте-ка мозгами…

Что может объединить людей, если у них нет ни общей веры, ни общих интересов?

Если сообща им грабить некого и защищать сообща нечего, то на первый план выйдут центробежные силы. Общество утратит центрированность и развалится на враждующие сегменты: на взаимные обиды, вытекающие из железного закона экономики: «если ему, то не мне, если мне – то не ему». И единство сменит «война всех против всех», как в страшные 90-е годы.

+++

Суверенитет личности – альфа и омега, основа и конечная цель цивилизации – заключается, в числе прочего, и в том, что человеку неприятна любая посторонняя власть над ним.

Когда нами кто-то командует, нам это неприятно, и это неотъемлемое свойство человеческой натуры. Мы хотели бы всё решать сами, хотели бы делать только то, что нам нравится и т.п.

И поэтому Власть, как институт – дочь Опасности. Там, где нет никакой опасности – нет и никакой нужды во власти.

Вот вы сели у телевизора с пивком и чипсами, да ещё и пельмешки наворачиваете: тепло, уютно, душевно, никто и ничто не угрожает… Нужно вам, чтобы в такую обстановку явился чужой человек, и начал орать, распоряжаться, что вам делать? Думаю, никому такое не нужно – ни вам, ни мне…

Но как только появляется опасность – появляется и потребность человека во власти. И чем сильнее опасность – тем больше государственничества, державности, даже, можно сказать, «рептильности-низкопоклонства» в здравомыслящем человеке.

Ведь наша свобода кончается там, где начинается свобода убивающей нас банды. Если власть под лозунгом свободы отвернётся и умоет руки, предложит нам «самим разбираться со своими проблемами», как это было в 90-е годы – тогда плохи наши дела. Любой тиран-левиафан лучше, чем такая «свобода»…

Но востребованной власть делает не только криминальная и геополитическая (сулящая геноциды) опасность. Существует и экономическая опасность человеческой жизни – опасность не получить жизненно-необходимые товары и услуги. И такая опасность, будучи экономической, требует экономической власти (гос-гарантий, гос-плана и т.п.).

Всякая власть – человеку не сахар. Она носит принудительный характер. Будучи, по коренной своей сути, ОХРАННИКОМ РЕЛИГИИ, власть не может в материальных вопросах допустить ту свободу, принцип непринуждения – которое существует у цивилизованных людей в духовных вопросах. Ибо дух кушать не простит, а тело – увы! Бога убить нельзя, сколько не покушайся, а вот человека – запросто…

Если, например, поля зависят от орошения – то нужна власть, которая всех выгонит на ирригационные работы. Это тяжёлый земляной труд, и всякий предпочёл бы обойтись без него – если бы не трезво понимаемая угроза грядущего неурожая, голода…

+++

Но в том-то всё и дело, что права человека вступают в противоречие с его свободой. Ведь права требуют обеспечения, обеспечение требует достаточного основания, из этого вытекает ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ, а она – логическая противоположность свободе.

Всякое право человека неотделимо от экономического обеспечения.

Скажем, неприкосновенность личности базируется на возможности подать заявление в полицию: «меня побили, накажите». Что это подразумевает? Полиция должна быть, она должна быть сильной, чтобы её тоже не побили, полицейские должны иметь хорошее оружие, хорошую зарплату, а это всё деньги. Если полиция зависима от подачек того, кто вас побил, то как же она будет защищать вас от его побоев?

А ведь рыночная апология предполагает, что ВСЕ (включая и полицию) – зависят от частного собственника. Потому что он единственный источник денежных средств, единственный «добытчик»! Госплана, госпредприятий нет – и все госструктуры повисают в воздухе: или они будут работать на частника, или останутся голодными (как в 90-е годы). О каких тогда абстрактных правах человека может идти разговор?

Произвол крупного частного собственника – вот единственное право в таком обществе. Против него не сыщешь закона, потому что он сам закон!

Обеспечение прав человека – это всегда принудиловка, потому что если делать это добровольно – то право человека превратится из права в пожелание, в совет, в тост, наконец!

«Хочу, чтобы вы не обижали вдов и сирот!» Ну, и хоти дальше, а мы сделаем, как сами нужным посчитаем, потому что ты к нам вооружённый конвой не приставил…

+++

Вот и получается, что права человека есть только у тех, кого конвой сторожит! Парадокс? Вовсе нет! Логика очень проста и неопровержима:

  • 1.Права человека не должны быть пустой и лживой декларацией (как в США) – да или нет?
  • 2.Декларация, которая не имеет силового обеспечения – и пуста, и лжива, да или нет?
  • 3.Силовой аппарат должен иметь экономическое обеспечение – потому что силовикам кушать надо, не говоря уже обо всём остальном…

Мне уже приходилось писать, что если (допустим) в какой-то латиноамериканской банановой республике частная служба безопасности магната имеет бюджет больше, чем государственная полиция, то эта частная служба безопасности становится и полицией, и государством. А как иначе? Если полицейских 10 человек, а ЧОПовцев 100, то кто победит?

Но сейчас уже достаточно фактов, чтобы смотреть шире: весь Запад даёт нам картину, в которой государство (американкое, французское и др.) – это служба безопасности в корпорациях Ротшильдов, Рокфеллеров и других бильдербергов.

Глубинный смысл нашего с ними противостояния – в том, что у нас государство сумело поглотить частные корпорации, а у них частные корпорации сумели поглотить государственные институты и структуры.

+++

Мы начинали разговор о суверенитете личности, как альфе и омеге цивилизационного пути. В мире, по сути, захваченном криминальной мафией, ни о каком суверенитете личности, и о правах абстрактного человека не может быть и речи.

О них поговорят – если это нужно хозяевам криминальной мафии. Или помолчат – если им это нужно. Здесь могут трындеть годами о Магницком, Гонгадзе или Немцове – и при этом в упор не видеть тотального уничтожения целых народов. Здесь могут устроить показушный, постановочный скандал вокруг мелких проблем потребителя – и при этом не замечать ликвидации целых суверенных государств со всей их правовой системой.

Это мир абсолютного произвола крупных частных собственников, в котором виртуальная картинка полностью вытесняет реальность. А демагогия и ложь – сменяют правообеспечение и правоохранение. Каприз и произвол – сменяют нормы и принципы.

Никакого суверенитета личности, как и прав человека, в таком мире быть не может. Ничто – кроме встречного, оборонительного насилия – тут человека не защищает.

Здесь не только отдельные люди, но даже и народы с государствами исчезают незаметно, без всяких правовых последствий для убийц, что называется, без суда и следствия.



[1] Речь маркиза де сада перед конвентом, за которую его посадили в сумасшедший дом, содержала в себе такие утверждения: морали не нужно, она мешает власти, семьи не нужно, она мешает власти и т.п.

Александр Леонидов; 13 июня 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.