Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

​УТОМЛЁННЫЕ СТАЛИНГРАДОМ

​УТОМЛЁННЫЕ СТАЛИНГРАДОМ В голодные послереволюционные годы поэт Осип Эмильевич Мандельштам пришёл к писателю Пришвину. Как вспоминает знакомый каждому с детства Пришвин, Мандельштам поинтересовался весьма замысловатым вопросом, на который и нам бы сегодня нехудо всем поискать ответ. Мол, американская миссия раздаёт ценные продукты, продуктовые пайки, но условием получения пайка – подпись получателя «благодарю». И вот Осипа Эмильевича интересует мнение Пришвина: не унизит ли русскую литературу, если русский поэт напишет американцам «благодарю»?

Представляете, от голода умирает не только Мандельштам, но и его любимая (на всю жизнь единственная) жена. И что, казалось бы, такого позорного в том, чтобы поблагодарить американцев, подкармливающих русских литераторов, и действительно много доброго сделавших со своей гуманитарной миссией?

Да и Мандельштам вообще еврей, и, если уж на то пошло, будущая жертва сталинизма… На одной чаше весов – необходимые семье продукты, на другой – честь русского слова, для которого Мандельштам скорее усыновлённый пасынок, чем родной сын…

История заканчивается комически: Пришвин научил Мандельштама писать «благодарю» по-грузински. За грузинское слово они оба, мягко говоря, не так переживали, как за русское. В итоге они оба отоварились, и слава Богу. Но какова щепетильность – не с трибун, а в личной беседе проявленная! Мандельштам этот эпизод никакой огласке не предавал, и уже был мёртв – когда об этом вспомнил Пришвин в мемуарах…

Мандельштам погиб в сталинские годы. Погиб, конечно же, не от руки лично Сталина, а от рук чрезмерно ретивых исполнителей «монаршей воли», что заставляет говорить о неоднозначности истории, диалектике её гримас и вывертов, загадочной многоликости её проявлений, и т.п. Наша цель – не петь осанну Сталину – или Мандельштаму. У каждого из них хватало своей путаницы в мыслях и душе, и это слишком сложная тема для маленького обзора.

Наша цель – иная. Показать однозначность и безусловность человеческой чести в неоднозначной и по разному трактуемой истории.

Современные дельцы от искусства, живущие в роскошных поместьях, такие, как:

- Н.С.Михалков, осчастлививший нас семейством комбрига Котова на целую киноэпопею «великих кино о великой войне»;
- Ф.Бондарчук, осчастлививший нас «Сталинградом»;
- С. Мокрицкий, даровавший нам «Битву за Севастополь»;
- И прочие глумливые торгаши орденами отцов.

Они несопоставимы с Мандельштамом, у которого и кровати-то собственной никогда не было (спал на кухонном столе, потом на матрасе в углу комнаты). Господа сталинисты, считайте Мандельштама врагом, но это был бескорыстный враг, враг, о котором молится следует! Он жил с верой и умер за свою веру, верна или не верна она была – другой вопрос…

Для дельцов от искусства вопроса Мандельштама о допустимости поблагодарить НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ за паёк американцев или ещё кого угодно – никогда не стояло. Притом, что в отличии от семьи Мандельштама, питавшейся прогорклой кашей и холодцами от протухших свиных голов, у кинодельцов всегда первосортные деликатесы на столах.

Если бы кино о Сталине дали бы снимать Мандельштаму, то это было бы кино ненависти. Но честной ненависти – от слова Честь, без паскудных фигушек в кармане и елейных «благодарю» на любом языке за любую милостыню из любых ручонок…

+++

Проблема ведь не в том, как относится к Сталину, к СССР, к сложному периоду минувшей истории, а в БЕСЧЕСТИИ, ставшем религией прохиндеев. (я говорю не о конкретных личностях, а о явлении).

Так получилось, что эти «хитросшитые» деятели (включая и В.Соловьёва, например, пару лет назад растолковывавшего аудитории что России не нужен Крым, о чем отснято видео) – мягко говоря, не симпатизируют советской армии и её вождю.

Они с гораздо большим удовольствием делали бы телепередачи и кинофильмы о «чёрной дыре» советского периода, и тут были бы вполне в ладу с самими собой.

Однако – нельзя. "Дядя Вова запретил". Надо подвиг народа воспевать. Не хочется – а надо. Клиент платит. И начинают возникать зыбкие, призрачные образы комбригов Котовых – изначально противные, отвратительные их создателям.

Словно сговорившись, современные фильмы о «великой войне» (и тем более современные фильмы о советской власти), не раскрывают нам тайны её обаяния, тех её сторон, которыми Сталин увлекал, вдохновлял, наконец, если уж на то пошло – «соблазнял» миллионы своих сторонников.

Русская интеллигентская вера от града Китежа шарахнулась к коммунизму, а от коммунизма – к вере в «Запад», предстающий перед русским западником идеальным далёким царством, ничего общего не имеющим с реально-историческим Западом. Символ интеллигентской веры заключается в том, что настоящая, правильная жизнь текла и течет на Западе, а мы, мол, просто издеваемся сами над собой, вместо того, чтобы жить по-человечески.
Утрачено понимание Запада, как затхлого и бесплодного, бесперспективного исторического тупика, живущего идеями и инициативами России «взаймы». Вместо понимания вторичности Запада – миф о его первичности, миф о том, что все свои реформы Запад якобы провёл не под влиянием российских событий, а сам по себе, не от страха, а по доброй воле.
Этот миф рассыпается при любом приложении его к живой реальности (вспомним 90-е годы!), но для фанатично-старообрядческой интеллигенции если факты противоречат их вере – тем хуже для фактов! Интеллигенцией выдумана «идеальная жизнь», которая, конечно же, лучше реальной жизни – как и любая выдумка круче правды, потому что выдумку ведь ничего не ограничивает, не сдерживает, не тормозит.

Если бы наша интеллигенция потвёрже помнила, что Запад (Европа+США) за ХХ век, как минимум, трижды пытался реставрировать древневосточное рабовладение ассиро-финикийского типа (до Гитлера – «великая депрессия», собственно гитлеризм и «новый мировой порядок» наших, пост-советских лет), то, конечно, и её отношение к Сталину стало бы иным, более уважительным.

Сейчас же, в силу господствующей идеологии СОЦИАЛ-ДЕГЕНЕРАТИЗМА, критики Сталина напоминают алкаша, дующего в тенёчке пиво, и высмеивающего тренировки спортсменов на стадионе: зачем-де они, дураки, плоть истязают, себя мучают?!

Алкаш не задумывается над тем, что всякое движение вперёд требует истязания плоти, о том, что балерина не может отращивать себе пивное пузо – даже если это приятно, что всякая великая цель достижима лишь упорством, калечащим простые, животно-зоологические инстинкты «расслабухи» и сонливости. И что народ, как и отдельный человек, стремясь к вершинам - порою больно ранит себя, так, как лёжа на помойке, не поранишься...

Но если вы не видите вдохновлявшую предков цель – вы обречены видеть в терзаниях предков лишь самоистязание выродков и идиотов.

Человек, познавший ад зубной боли – благодарен цирюльнику, выдернувшему зуб, хоть это тоже было больно и кроваво. Но человек, зубной боли не знавший, видит в вырывании зубов лишь пытку, зверство, чудовищную практику надругательства над людьми.

Тот же Михалков или Бондарчук – не в состоянии воспринять в себя вдохновляющие перспективы советизма, сталинизма – и оттого они «сопереживают жертвам» и досадуют на «неспособность жертв постоять за себя». В итоге получается раз за разом, у самых разных режиссеров – «великая гадость о великой войне»…

Наиболее отличившийся (макнувший покойного Сталина в торт и т.п.) Н.С. Михалков – на самом деле, хороший актёр и режиссёр неплохой.

В тех случаях, когда у него «по любви, а не по таксе» - он вживается в роль по Станиславскому, преображается в своего героя. Великолепен он был в образе сэра Генри Баскервилля, в образе Паратова, в картинах помещичьей жизни экранизации классиков. Там не было внутреннего, режущего противоречия Михалкова и его персонажей, Михалков вполне вживался в английского лорда или русского купца, дворянина, органично двигался, говорил, у него были органичные жесты и мимика…

Всё это пропало сразу, как только Михалкова заставили «эту подлость исполнять» - то есть воспевать Победу людей, лишивших его предков поместья, и его самого грозящих турнуть из барской усадьбы.

Образ Михалкова-Котова, как и всей его семейки – алогичен, нелеп, его привязанность к дегенератам-недочеловекам (коими предстают советские люди) ничем не объяснима. Страна, в которой живет Котов (СССР из альтернативной вселенной) – чудовищна, и бессмысленно чудовищна. Кто может любить такую страну и за что её любить?!

Почему Котов не перебежал к немцам? Вот если бы Котов перебежал бы к немцам в самом начале михалковского гомерического киногекзаметра – поверьте, образ Михалкова наполнился бы жизнью, смыслом, органикой, как и другие образы этого по-настоящему великого актёра! Но Котов упорно цепляется за верность стране, управляемой безумным монстром, населённой откровенными выродками-недочеловеками, переполненной кровожадным регрессом. И в этом Котов непонятен нам, зрителям, как непонятен нам пафос бондарчуковского «Сталинграда», мокрицинского «Севастополя» и прочих киноподелок, главный лейтмотив которых – «ПОБЕДА ВОПРЕКИ».

Имеется в виду – народ победил вопреки Сталину, вопреки партии, вопреки режиму. Но если логически продолжать ряд – вопреки здравому смыслу, собственным интересам, собственному будущему, вопреки благу своих детей и т.п. Победили дегенераты, чтобы покрепче усадить на своей шее убивавшего кого попало шизофреника! Таких людей, рабски покорных маньяку – уважать нельзя, не за что.

Недаром в фильме «Сталинград» нет сталинградской битвы, в фильме «Битва за Севастополь» - не битвы за Севастополь, а в фильме про фашистскую Цитадель – нет и намёка на реальную историческую операцию «Цитадель». Это не случайность, а закономерность российского кино. Оно изначально считает покорных Сталину идиотами.

Показать идиотов героями? Позвольте! Если они герои – то какие же они тогда идиоты? А если идиоты – то как же они тогда герои?!

Эта логическая нестыковка заставляет кинорежиссеров РФ выдавливать народ куда-то за пределы киноленты. У Бондарчука народ выдавлен в голос за кадром. У Михалкова – вообще выдавлен в никуда.

Народа не видно, да и не может быть видно: ведь при господствующей концепции показать этот народ – значит, опозорить его, осрамится идиотизмом предков… И изощряются в изображении каких-то отщепенцев, «прошедших ужасы ГУЛАГа», но стеной стоящих за этот самый ГУЛАГ…

К счастью, эти люди – не наши предки. Это предки творцов помянутых бездарных кинолент, но не наши.

+++

Потому что наши дедушки и бабушки не «побеждали вопреки», они побеждали «во имя». Что должны были «по-Станиславскому» понять Михалков, Бондарчук и прочие мастера искусств, прежде чем браться за военную киноэпопею?

Прежде всего, осознать, что кровь на руках Сталина – это кровь на руках хирурга. Хирурга, проводящего сложнейшую операцию, без наркоза, в военно-полевых условиях, при тусклом свете коптилки, при окружающей антисанитарии, без необходимых хирургических инструментов. Пациент кричит от боли так, что руки закладывает! Хирург залез к нему в самые потроха и возится там, что-то вырезает, что-то пришивает…

Для человека, не знакомого с хирургией – эта сцена есть кадр фильма ужасов про маньяка. Логики хирурга и его целей примитивный человек (коим оказался и Михалков, и Бондарчук, и ещё много кто) не понимает. Перед дикарём – злодей, режущий брюхо визжащей жертве исключительно из жестокости и по чистой злобе.

Такими, дикарскими глазами смотрели на Сталина Солженицын, Волкогонов, Яковлев, Горбачёв, неандерталец Ельцин… Каждый из которых – окажись он на месте Сталина – провалил бы операцию, и нас бы уже никого не было, по-русски бы никто не писал и не читал уже!

У хирурга бывают ошибки? Господи, да ещё какие! Волосы дыбом встают и грозят поседеть, когда думаешь о судьбе Н.И.Вавилова, того же О.Э.Мандельштама, и ещё десятков имён, вызывающих преклонение у русского человека…

Но военно-полевой хирург – не Бог и не святой, и не нужно показывать его с ангельскими крылышками! Покажите в образе Сталина трагедию личности и трагедию эпохи, покажите ошибку хирурга – как ошибку хирурга (а ведь врачи говорят – у каждого хирурга своё личное кладбище). Покажите, как этот полный самоотречения человек, высочайше образованный и всю жизнь учившийся новому, Иосиф Виссарионович Сталин, совершил ту или иную трагическую ошибку. Покажите логику этой ошибки, причину «поворота не туда», казавшуюся современникам уважительной, покажите, что сбило великого человека с толку, что он имел в виду, подписывая страшные бумаги!

Покажите сурового исторического деятеля, начинающего спасение страны и народа в полной мгле. Правителя, у которого НИЧЕГО НЕТ: ни страны, ни армии, ни индустрии, ни образованного слоя, ни устойчивых традиций, ни мирной передышки от агрессивных соседей. Правителя страны в лаптях, в состоянии полной разрухи, отброшенной в 17-й век, страны с конными средневековыми армиями – вокруг которой алчные, великие и современные державы с танками, авиацией и вышколенным офицерским корпусом. Правителя страны конченной, обречённой, насмерть убитой, правителя над трупом державы… Который в итоге выигрывает и обыгрывает всех! Могла ли такая игра быть лёгкой? Нет. Перед нами гений - у которого и ошибки великие, как и всё у него великое…

Вы же ничего этого не показываете. Вы показываете заурядного и безмозглого маньяка, Джека-потрошителя, который вышел на улицу с ножом и стал нападать на случайных прохожих – потому что очень хотелось убивать… Почему тогда этот Джек-Потрошитель не в тюрьме, а в Кремле? Ответ же очевиден из всей вашей логики вытекает: русские – они дегенераты, рабские душонки, они терпят над собой любое чудовище, подчиняются любому, даже самому немотивированному насилию…

Вы крови на руках хирурга от крови на руках убийцы отличить не умеете. А современники Сталина, наши деды и бабки, умели. Они много чего Сталину прощали, потому что воочию видели, во имя чего Сталин работает, не щадя ни людей, ни себя. Рабские душонки не смогли бы отразить удар гениального полководца Гитлера – как и ранее не отразили бы удар гениального полководца Наполеона (а это два величайших военных стратега мировой истории, по крайней мере, новой истории). Рабские душонки склонились бы перед новым хозяином, как перед старым – какая разница рабу, кто его вешать будет, тот или этот?

Здесь и кроется феномен защиты советской власти в 1941-45 годах, защиты лютой, одержимой, в безнадёжных, казалось бы условиях, который «воевавшие за Катю» Ф.Бондарчуки списывают на тупость увальней-фаталистов, упершихся из чистого упрямства. Наши деды и бабки хорошо помнили, откуда вышли, и куда при случае их могут вернуть кумиры Михалковых.

Если говорить очень кратко – то советские люди в кратчайшие сроки вышли из курных изб – в благоустроенные квартиры, из деревень – в города, из всеобщей неграмотности – в самую читающую страну мира. Они сменили первобытную соху на трактор, лапти на кожаную обувь, вонючий печной кизяк – на атомное топливо, лучину – на электролампу, 14-часовой рабочий день на 8-часовой, знахарей и повивальных бабок – на современные больницы и роддома. Сталин для наших дедов и бабок строил прекрасный белокаменный Китеж, он звал их в Космос, к покорению иных планет. И когда власти Сталина что-то угрожало – наши деды и бабки свирепо расправлялись с такой угрозой. Или с тем, что им (может быть, по неизжитой лапотной темноте) казалось угрозой, не будучи таковой!

Наши деды и бабки вполне трезво опасались, что мы, ещё нерождённые тогда, пополним многомиллионную армию чумазых беспризорников, обдумывающих – как ловчее спереть яблоко у помещика Михалкова. Который, в свою очередь обдумывает – как ничего миллионам беспризорных ребятишек из своего богатства не отдать…

Не понимая, за что народ любил Сталина – мы никогда не поймем и истинных причин победы в Великой Отечественной войне.

Некий михалковский дистиллированный, оторванный от почвы патриотизм любви к «любой России» - не спас её ни в русско-японскую, ни в Первую Мировую. Там народ без Сталина не победил, хотя, вроде бы, побеждать без Сталина было бы легче (в альтернативной вселенной Михалкова).

И потому я, как зритель, убей – не понимаю, за что так упорно бьётся комбриг Котов. Потому что персонаж-то вымороченный, лубочный, в нём нет живого дыхания, которое было в Генри Баскервилле…

+++

Тупое и слабоумное осуждение ВСЯКОЙ жестокости, любых расстрелов и казней – приведет нас к осуждению всех великих исторических деятелей без исключения. Ибо тут – кто без греха?

Тупое осуждение любой жестокости приведёт к запрету на любое хирургическое вмешательство – ибо какая хирургия без крови?!

Оно оставит историю без двигательных сил, людей превратит в прекраснодушных идиотов, а Европу заселит (и уже заселяет) дикими арабами и неграми.

Тупой горбачевский толерантный гуманизм-пацифизм означает на деле капитуляцию перед любым захватчиком, внешним или внутренним, заставляет пасовать перед любой угрозой, любым шантажом…

Жертвы Сталина были бессмысленны – говорят люди, потерявшие 40% отвоёванной Сталиным территории страны. Жертвы Сталина были бессмысленны – говорят люди, у которых процент падения экономики равен проценту её же роста при Сталине.

Жертвы Сталина были бессмысленны – говорят люди, за одно поколение вышедшие из курных изб в благоустроенные билдинги со всеми удобствами, получившие бесплатное высшее образование, а то и не одно.

Жертвы Сталина были бессмысленными – говорят люди, которые ничего не могут предложить будущему, не имеют никакой программы, кроме тупого, застойного прозябания в вечной неизменности нищеты и помещичьих усадеб…

Совсем уж подло очернение подвига и трагедии генералиссимуса Победы И.В. Сталина из уст тех, чьё физическое существование – даже при лучине в курной избе – без него не состоялось бы. Дело ведь не только в успехах и цене успехов, кому-то кажущейся чрезмерной.

Дело в жизни, физическом выживании народа – на котором мир поставил к 20-м годам ХХ века крест, и который идеологи Германии (и не одной Германии) считали индейскими племенами «новой Америки», подлежащими зачистке при колонизации.

А жизнь – такая штука, о цене которой спорить глупо. Если хоть что-нибудь от жизни осталось – это всё-таки больше, чем просто Смерть, яма небытия…

+++

Главная причина – почему в РФ не получается делать хорошее патриотическое кино – в этом.

Зачем народ не дал свергнуть Сталина, если Сталин был безумным маньяком, творившим одно зло? Ответ очевиден: народ состоял из дегенератов. А зачем тогда жить, выживать такому народу? Он же позорит род человеческий!

И вот патриотизм современных победоносцевых оборачивается глумливой фигой в кармане. Михалковы и Бондарчуки не могут простить истории то, что она не только для них существует, они хотят заставить историю «воевать только за Катю», признавая слабоумием воевать «за Сталина, за партию».

Поэтому вокруг комбригов Котовых оказывается народ дураков, а история мстит Котовым, их самих выставляя в такой мизансцене дураками.

Ведь историю-то не обманешь. Русский народ – да, показывает опыт «перестройки», можно обмануть и даже свести в могилу, чего у Гитлера не получилось. А историю в целом – обмануть не дано.

Люди, осуждавшие Сталина, оказались на поверку истории такими горькими банкротами, такими ничтожествами, неадекватными реальности, что уже само осуждение из их поганых уст – Сталина хвалит.

Выяснилось, что люди, высокомерно заявлявшие, будто они «знают, как» - ничего не знают, и умеют только воровать лично себе из стремительно убывающего общего котла. Оставленного (я имею в виду котёл) – тоже товарищем Сталиным!

Фаэтоны, нахально усевшиеся в колесницу Гелиоса – дали понять огненным коням, что слишком легковесны. Кони понесли – грозя, как в том старом мифе – сжечь и небо и землю, и всё, что на земле. И молит Гея-земля Зевса-громовержца сбить молниями этих пустотелых возниц, бестолочей, взявшихся без силы в руках и умах управлять державной колесницей…

Они говорили – «мы сможем не как Сталин». И что они в итоге понаделали?! Что уже есть, а главное – что будет впереди, в мире, погружающемся в пучину средневекового мрака и невежества?

+++

Ничтожество времени отражается в ничтожестве его кинолент.

С помпой запускаемые кино про войну, стоящие обнищалому народу десятки миллионов долларов – после премьеры стыдятся выпускать на телевизионные экраны и стараются поскорее забыть…

«Серым веществом» своей общей серости путинский средний чиновник понимает, что фильмы Михалкова, Бондарчука, Мокрицкого и всей прочей шайки-лейки – не прославляют нашу Победу, а позорят нашу эпоху.

Почему? Да потому, чтобы спорить со Сталиным – нужно сперва до него дорасти душой. Возражать ошибающемуся академику может другой академик – но не заносчивый первоклашка, не выучивший самих азов бытия, элементарных правил выживания в жестоком мире!

Начиная с Хрущева все, кто пытался «поправить» за Сталиным «перегибы» - в итоге своими безграмотными правками только подчеркивали сталинскую правоту.

И не потому, конечно, что у Сталина не было перегибов, а по совсем другой причине: примитивный и малограмотный человек не может починить созданный гением механизм, даже если тот очевидным образом неисправен.

В том же кино нельзя снять пафос сталинизма прививками идиотизма, чем занимается целый легион «современных» казенных патриотов, отделяющих Сталина от народа, народ – от общечеловеческих ценностей, от логики и здравого смысла.

Поймите Сталина. Поймите масштабность его задач, грандиозность его свершений, крутой взлёт человечества ко второй половине ХХ века, настолько вертикальный, что дух захватывает и голова кружится вниз смотреть…

Вот отсюда, из этого понимания, мастера искусств, вы и должны рисовать трагедию Сталина и трагедии его эпохи, переломной и страшной, похожей на смертельный номер под куполом без страховки.

Тогда у вас получатся великие люди с великими-по настоящему страданиями, а не занятые членовредительством дегенераты.

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 2 августа 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.