Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5336 руб.
  • Курс евро EUR: 68,5801 руб.
  • Курс фунта GBP: 77,3194 руб.
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

ЛИЧНАЯ АВТОНОМИЯ И ОБЩЕЕ ДЕЛО

ЛИЧНАЯ АВТОНОМИЯ И ОБЩЕЕ ДЕЛО Человек от природы, от естества, понимает себя как собственного слугу, как обслугу своего «Я». Но в обществе ему предписывается быть слугой общества, некоего объекта, отделённого от его субъектности. Точно так же, как абсолютная истина у цивилизованного человека отделена от его личного мнения. Не противопоставлена, подчеркну, а отделена: вечно стремление человека совместить личное мнение с абсолютной истиной, но как вечно, так же до конца и недостижимо.

Основное противоречие, терзающее человеческую историю и цивилизацию – два, казалось бы, взаимоисключающих приоритета человеческого бытия.

1. Автономия личности, стремление личности, индивида к самостоятельной роли и высшему значению в системе ценностей, стремление к личной свободе, требование защитить личность от систем и инструментов её подавления.
2. Общее дело – то есть коллективизм всех известных нам в истории социумов, подчинение человеческой личности единым стандартам и правилам, включение её уникальности в унификацию коллективной идентичности.

Каждый из этих приоритетов, если взять его отдельно, превращается в разрушительный для культуры и быта. Коллективизм, доведённый до логического конца – уничтожает всякую самобытность личности, всякую её автономность, превращает человека в робота, в зомби, в марионетку деспотии. Индивидуализм, доведённый до логического конца – разрушает общество, разваливает его до первобытного состояния «диких джунглей». Индивидуализм ликвидирует историю, культуру, цивилизацию, всякое дело, требующее общих, коллективных усилий.

Попытки выйти из ситуации путём создания равновесия между коллективизмом и индивидуализмом – всего лишь полумеры. Они не ликвидируют антагонизм личности и общества, самостоятельного человека и подавляющего человечества, а лишь создают временное перемирие.

Плохо оно прежде всего тем, что какая-либо из враждующих сторон обязательно получает пусть небольшой, но перевес, и с его помощью начинает усиливать себя, подавлять противоположную сторону до полной её ликвидации.

Соответственно, общество неустойчивого равновесия свалится либо в первобытную дикость предельной простоты нравов (кто убил, тот свободен, а кого убили – того нет), либо в азиатскую деспотию, где все люди «снизу доверху рабы и никого кроме рабов».

Если говорить об ИЗНАЧАЛЬНОСТИ, породившей исторический процесс, линейность времени (взамен замкнутого его цикла), то, безусловно, в основе лежало стремление человеческой личности к автономии от врагов и обстоятельств.

Если бы человек силой мысли получал всё, что хочет – то ему не потребовалась бы ни история, ни наука с прогрессом, ни войны (ибо за что воевать?!), ни вообще никто и ничто.

Но на определённом этапе своего ДОИСТОРИЧЕСКОГО существования человек осознал, что его личные желания расходятся с его личными возможностями.

Фантазия человека создаёт образы, которые не воплощаются в объективной реальности. Как же быть? Отказаться от фантазии – или переделать объективную реальность под себя?

История начинается там, где человек задумался о таких вопросах.

Человек захотел освободиться от всякой ПРИНУДИТЕЛЬНОСТИ – причем особенно на первых порах другие люди не слишком отличались в этом разряде от хищников, стихий природы, всех нечеловеческих принудительных факторов.

Например, если:
- нет водоёма,
- или в воде нет рыбы
- или улов рыбы отобрал другой человек (более сильный)

То результат, в общем-то один: отсутствие рыбы. Так и получалось, что угнетение со стороны других людей судьба и быт уравнивали с угнетением от иных внешних факторов: климата и погоды, рельефа и биоресурсов, флоры и фауны и вообще всего, что идёт наперекор человеческому желанию.

***

Человек от природы, от естества, понимает себя как собственного слугу, как обслугу своего «Я». Но в обществе ему предписывается быть слугой общества, некоего объекта, отделённого от его субъектности.

Точно так же, как абсолютная истина у цивилизованного человека отделена от его личного мнения.

Не противопоставлена, подчеркну, а отделена: вечно стремление человека совместить личное мнение с абсолютной истиной, но как вечно, так же до конца и недостижимо.

В таких же отделённых, но не противопоставленных отношениях находятся у человека личный интерес и общественный долг. В определённом смысле (и мы об этом писали) – они враги. То есть очень часто наиболее прямой, простой и короткий путь личного удовлетворения ведёт к антисоциальному поведению.

Но было бы упрощением видеть в противостоянии человека и общества только вражду. Общество, а тем более цивилизация стремятся «подкупить» личность – при образцовом выполнении ею своих обязанностей ей выдаются недостижимые для отшельника блага и льготы.

Это порождает и «шизофрению богатства» - когда достойного члена общества за примерное поведение награждают тем же самым, за что плохого считают плохим, если он это украдёт, а не заслужит.

По принципу: «Иван плохой человек, он украл телевизор; а Пётр хороший человек, во всё противоположность дурному Ивану; и за это мы дадим Петру точно такой же телевизор, который украл Иван…»

Награждая материальными благами, общество вызывает у его членов невольное изумление, когда осуждает в них стремление к материальным благам. Ведь награждая ими, оно признало их окончательную ценность? А раз ценнее всего на свете материальные блага (они – итог человеческой деятельности, стремлений, активности), то и нужно их получить не кружным, окольным, долгим путём – а самым лёгким и прямым!

Из этой логики рождаются «перестройки», приватизации, ублюдочные «реформы» воров, и, по большому счёту, вообще большая часть всех великих потрясений в истории. То есть цивилизацию разрушают тем самым инструментом, которым она пыталась стимулировать своё возведение и строительство!

Умный человек без труда поймёт, где здесь подвох, почему развитая цивилизация даёт человеку много благ, а человек, желающий взять много благ – разрушает цивилизацию. Это кажущееся противоречие, разрешимое через понимание разницы средств и целей.

Например, известно, что строители первой из египетских пирамид съели редьки, лука и чеснока на 1600 талантов серебра[1]. Возникает вопрос: а что, без строительства пирамиды они бы не умяли столько лука и редьки?! Они, наверняка, с удовольствием скушали бы это без всякого пирамидостроительства. Но без него им отказались это давать. Потому что целью фараона было не скормить дармоедам одних овощей на 1 600 талантов (не считая более калорийных продуктов) – а посредством этого вскармливания возвести пирамиду.

Являются ли редька, лук, чеснок потребительскими благами? Естественно, как и любая другая еда и любой потребительский товар. Они покупались, доставлялись, предоставлялись. И, наверное, тем, кто хорошо работал, их давали больше, чем тем, кто работал плохо. Но цель государства заключалась не в либеральном слабоумии – не в том, чтобы централизованно снабжать жратвой толпу согнанных со своих мест земледельцев. Цель государства заключалась в реализации грандиозного проекта – возведении пирамиды.

И вот тут мы понимаем, что для цивилизации главное – проект, а для человека, особенно несознательного – главное получить вовремя редьку, лук, чеснок и все прочие радости жизни. И такой несознательный человек, не понимая, что рубит цивилизацию под самый корень, начинает строить утопические теории общества, в котором никто ничем кроме распределения лука и редьки по рукам жрунов не занимается.

Это и есть либеральная мечта, вонючей раффлезией расцветшая в «перестройку», а сейчас скованная заморозками нищеты, страха и геноцидов. Суть мечты в том, чтобы никаких пирамид ни в прямом, ни в переносном смысле не строить, а исключительно редьку кушать в своё удовольствие… Ни к кому не приставая с мега-проектами, и будучи защищённым от всех, кто к тебе может с мега-проектом пристать.

***

В таком подходе сказывается непонимание разницы между целями цивилизации – и её проходными стимулами, её «подкупом» человека постоянно растущим набором материальных благ, КОТОРЫЙ, ОДНАКО ЖЕ, НЕ МОЖЕТ РАСТИ САМ ПО СЕБЕ.

В самом деле: подкупают ведь только того, от кого хотят что-то получить. Зачем подкупать ненужного тебе человека? Одно дело, если ты хочешь его заманить на стройку пирамиды, с которой тебе одному не справится. Тогда ты заманиваешь его луком, редькой и всем прочим материальным богатством, какое только можешь предложить.

Совсем другое дело – когда обладание луком и редькой стали самоцелью. Они у тебя есть. Зачем тебе отдавать их другому?

Возникает хорошо нам знакомая ситуация либерального общества – когда все богатства его скапливаются в «болотах» эгоистичных «хозяев жизни», а другим – не остаётся ничего в буквальном смысле слова… То есть вместе с проектом (пирамидой) исчезает и динамика потребительских обменов, наиболее развитая и разветвлённая в наиболее накалённом цивилизаторской миссией обществе.

Это нетрудно понять: человек, который хочет увековечить память, заплатит за памятник. Человек, который хочет поэзии – заплатит поэту, человек, который хочет образования – заплатит за образование. А человек, который ничего не хочет – ни за что не заплатит.

Последнее – и есть тот окончательный тупик цивилизации, куда влечёт её либеральная слабоумная мечта о «редьках без пирамид».

При определённых условиях у человека возникает деградация структуры потребностей (голос дикой природы) – высшие потребности отмирают, остаются только низшие, зоологические, но и они постепенно упрощаются, деградируют до самого низменного, амёбного набора. Даже зоологическое, из того, что ранее выражалось в сложной форме (например, ресторанное гурманство) – приобретает дегенеративные формы предельного упрощенчества (например, неряшливого и неразборчивого обжорства чем попало).

Прочитали? А теперь оглянитесь вокруг себя... Не то ли самое видите?!



[1] Это прочитали на самой пирамиде, египетскими письменами.

Александр Леонидов; 30 января 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..