Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ НОМИНАЛ...

ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ НОМИНАЛ... ​Небольшой факт из текущих новостей позволит нам вскрыть связь современного рыночного либерализма со средневековой познавательной мега-платформой, номинализмом[1]. От мета-платформы разума исходят все грани и особенности человеческого поведения, хотя обывателю эта связь порой неочевидна. Так давайте же за одно звено вытянем всю цепь закономерностей! Новость: ЦБ фиксирует рост числа фальшивых купюр в банкоматах[2]. Спасибо, мы поняли.

Теперь второй вопрос: а что с точки зрения ЦБ – «фальшивая денежная купюра»? Это, как следует из ссылки – купюра с дефектами полиграфии.

То есть когда денежная бумажка, рубль или доллар, не имеет какой-то степени защиты – то она фальшива.

Если же подделку выполнить на уровне государственного полиграфического стандарта, то она не будет подделкой. Хотя бы на том основании, что её никак невозможно будет отличить от подделки.

Таким образом, капитализм превращает фальшивомонетчество в низкое качество полиграфии, и ничего больше. Здесь (в силу коммерческой тайны) нельзя проследить происхождение денег, здесь можно только качество их полиграфического исполнения оценивать…

Это и есть практическое проявление того, что заложил в качестве мета-программы в головы европейцев (включая русских) средневековый номинализм, начало всех начал, патриарх и первопричина капитализма европейского типа.

Какая купюра подделка? Та, за которой не стоит обеспечения в виде реальных благ? Или же только та, которую у меня к оплате не принимают? Это конфликт сути и формы, реала и номинала (средневековый спор, мать всех европейских наук и идеологий, вёлся между реалистами и номиналистами).

С точки зрения реальной обеспеченности купюры самая распространённая фальшивка – это доллар США. Но кого волнует в нашей обстановке реальная обеспеченность, суть? Обывателю безразлично, кто, когда, как и зачем напечатал бумажку, при условии, что её принимают к оплате. Пошёл в магазин, дал бумажку, получил кусок сыра… Значит, она настоящая- раз приняли!

Реальная стоимость денег волнует только высоколобых экономистов – когда они подсчитывают военный бюджет РФ и вдруг «прозревают», что рубль обесценен в реале на 70%. И делают вывод – что 30 долларов в военном бюджете РФ = 100 долларам в военном бюджете США по их покупательной способности… В военном деле увлекаться химерами нельзя, противника недооценишь!

А в быту действует НОМИНАЛЬНАЯ стоимость денег – то есть деньги оценивают не по их наполнению реалом, а по тому, сколько за них дают. Таким путём можно не только 70% стоимости рубля украсть, но и сделать, например, так, что крестьяне, собравшие урожай – окажутся убыточными должниками, то есть их труд по производству реального хлеба, молока, масла (без которых, казалось бы, куда?) – имеет не просто нулевую, а отрицательную стоимость! То есть, по сути, биржевой паразит, играя номиналами, имеет возможность штрафовать за труд (!) производителей хлеба, одежды, лекарств и т.п.

Откуда такая практика берёт корни? Первопричина – спор номиналистов с реалистами, позже ставший спором капитализма с социализмом…

+++

Номинализм, казалось бы, всего лишь отрицает универсалии, общие понятия. Из этого вытекает, что нет добра вообще, человека вообще, единой истины и т.п. Каждый конкретный случай уникален.

Казалось бы, это такой уровень философской абстракции, что к реальной жизни он не имеет никакого отношения. Это «всего лишь» методология познания, выдвигающая в приоритет не сходство предметов, а их различия.

Но в том-то и дело, что из методологии познания, принятой человеком, вытекают с неизбежностью и производительные силы, и производственные отношения, и наука, и культура, и семья и школа его общества.

По сути, человек несвободен ни в чём, кроме одного-единственного: выбора методологии познания. Выбрав её, он становится на рельсы, сойти с которых может только путём крушения.

+++

Выбор у человека может быть только изначально, при выборе системы логики. А когда логика выбрана – уже не свернуть ни вправо, ни влево. Все поступки делятся на продиктованные логикой и ошибочные.

Например, СССР с его атеизмом и дарвинизмом был обречён на приватизацию и Чубайса. Не потому, что он этого хотел: он этого очень не хотел, и кроваво сопротивлялся, пока мог. Но соплями эмоций не перешибить логики, как плетью обуха: картина мира, которую внушали советским школьникам, неотвратимо вела к Чубайсу всей своей логикой.

Поэтому можно говорить, что Европа, включая Россию (белая раса) раскололась между капитализмом и социализмом на изначальном, первичном уровне в споре между номинализмом и реализмом.

Можно говорить, что это был спор Буквы и Духа в законах.

Можно говорить, что это был спор Формы и Содержания[3]. Но все поэтические метафоры оставим поэтам. Исторически номинализм спорил с реализмом.

+++

Всякий, кто учился в школе – знает, что цивилизация начиналась и шла, как процесс преодоления частной собственности. Именно мера и степень преодоления частной собственности является для общества мерой цивилизованности, мерой прогресса: что человеку доступно бесплатно (или за чисто символическую плату), просто по его просьбе – то и является достижением цивилизации.

Преодоление частной собственности на заре истории началось с выделения частной собственности в отдельную категорию. Дело в том, что в доисторические времена частной собственностью было всё. Лев или первобытный человек – именно в частном порядке владеют всем, чем они пользуются, пока их не убьют.

Никаких барьеров или ограничений для первобытного человека нет, законов или госсобственности, налогов, административных препон не существует – потому что и государства ещё нет. Поэтому частная собственность – это всё, что есть в мире. Основные черты частной собственности – произвол в распоряжении и всевластие собственника над предметом. Если штаны мои, то я могу их порезать, сжечь, выбросить в помойку, залить кислотой – и никто не смеет мне возражать. Как только я не могу творить со штанами любой произвол – штаны перестают быть моими, они перестают быть моей собственностью.

Поэтому любой закон, содержащий ограничения, преодолевает абсолютизм владения предметом, необходимый для частной собственности.

Если мне запрещают, условно говоря, торговать кирпичами по четвергам – значит, кирпичи уже не совсем мои!

Значит, у меня появился, по меньшей мере, совладелец, который распоряжается моими вещами если не вместо меня, то вместе со мной…

Раб был на заре истории частной собственностью рабовладельца, а рабовладельцы – рассматривались как частная собственность их царя. То есть хищники создали матрёшку, пирамидку узурпации природных ресурсов, но основанную на частной собственности: «этот человек настолько моя вещь, что я даже убить его могу, не говоря уж, чтобы обобрать до нитки в любой момент»…

Потом, как знает любой школьник, началась борьба за ПРАВА ЧЕЛОВЕКА – против произвола частных собственников, узурпировавших земные блага.

Эта борьба прав человека с частной собственностью и составляет предмет всей человеческой истории. Права человека принадлежат человеку безусловно, от рождения – собственность же по случаю. Права гарантируются – собственность, естественно, нет.

Что тогда такое история и цивилизация все, целиком, вместе взятые? Это движение от рабовладения к социализму, и больше ничего.

Если у нищего появляется больше прав – то по закону сообщающихся сосудов – у собственника становится меньше прав.

Например, если нищему гарантирована государством пища – собственник вынужден её предоставить, хочет он того или не хочет. Если государством установлена минимальная зарплата в обязательном порядке – то работодатель вынужден её платить, хочет он или не хочет. Если профсоюз запрещает увольнять работника – хозяин не может его уволить, хочет он этого или не хочет.

Вся история, цивилизация, прогресс – движение от абсолютной частной собственности к абсолютным правам человека.

Вначале у человека не было никаких прав за исключением того, что давала ему его собственность.

А в ХХ веке человек может прожить весьма счастливо, не имея никакой частной собственности, на одних правах, выданных государством гарантиях.

Именно поэтому современные горожане с такой неохотой идут в фермеры: в городе, даже на съёмной квартире и работая на дядю, они живут лучше, чем жили бы, имея землю в деревне. Ещё сто лет назад такое было бы невозможно: человек без собственности был парией, абсолютно несчастным изгоем общества. И любой рабочий в 1900-м году, конечно, вприпрыжку побежал бы в деревню, коровам хвосты крутить, если бы там раздавали бесплатные гектары земли… Собственность была единственным источником счастья - в отсутствии разветвлённых пользовательских и арендаторских прав.

Когда у человека появляются пользовательские гарантии – ему уже не нужны чугунные гири частной собственности. Попользовался скамейкой в парке, и передал другому, зачем её обязательно выкупать и забор вокруг неё строить?!

Зачем держать дома тысячи томов книг в личной собственности - когда можно пойти в публичную библиотеку и взять, что тебе нужно, а потом отдать обратно, чтобы и другие пользовались? Интернет сделал это правило ещё более зримым, в буквальном смысле слова коммунистическим: бери, чего нужно из общего пользования, книги, фильмы, смотри онлайн, как и всем другим доступно...

Европа шла от рабовладения к социализму – что бы мы не взяли: правовую ли сферу, сферу экономических отношений, духовную жизнь, науку, культуру. Любой великий европейский писатель отстаивает бедняка и стыдит богачей, словно бы они сговорились!

Откуда же тогда вообще взялся зигзаг истории – капитализм?!

+++

Если бы в интеллектуальном авангарде Европы были бы только реалисты, только Фома Аквинский, то Европа, развиваясь умственно и технически, двигалась бы только к социализму. Во многом именно так и происходило – и в XIX, и в ХХ веке.

Когда говорят, что рыночный либерализм есть продукт европейской мысли, возникает вопрос – а социализм тогда продукт чьей мысли? Разве не той же самой, европейской?!

Получается, что Европа вынашивала в чреве своей культуры не одно, а два будущих. Она вынашивала социализм – как практическое воплощение реализма, и капитализм – как практическое воплощение номинализма.

+++

Чтобы понять, что такое реал, а что такое номинал – рассмотрим разницу формального и фактического. Например, и в советском, и в европейском законодательстве есть такое основополагающее право человека, как «право на жилище». Но понимание этого права совершенно различно.

- Советский человек понимал это право как обязанность общества выдать ему жильё.
- Европейские правоведы видят в праве на жилище право человека купить себе жильё.

Чувствуете разницу? Во втором случае государство обещает просто не вмешиваться в процесс получения жилья. Оно будет чинить препоны при покупке наркотиков, оружия – и в этом смысле у человека нет права на наркотики или оружие. Но оно не препятствует человеку обзаводится жилищем – вот и всё «право на жилище».

Советское понимание права на жилище восходит к средневековому реализму. Западное – к средневековому номинализму. Нельзя недооценивать этой глубинной связи, потому что познавательная мега-платформа определяет всё в человеческих представлениях о мире и поступках.

+++

Отрицая общие понятия (универсалии) – номинализм заложил исходную базу отрицания универсальных прав. Реализм считает человеком всякого, кто является человеком. Номинализм распространяет права человека только на тех, с кем заключён контракт, только на тех, кому предоставлен юридический статус человека.

Реалисту ясно, что аборт – это убийство. Ведь убивают (причём зверским способом) человеческий организм. Номинализму это не ясно. Он скажет – а где номинал, то есть паспорт, имя, статус убитого? Ну и что, коли он биологически был человеком? А юридически-то его не было!

Вот вам, пожалуйста, яркая иллюстрация конфликта сущности и формы, высшей справедливости и юридического крючкотворства.

Аналогично и поведение капитализма в колониях: благонамеренный обыватель, законопослушный в Англии, Германии, Франции, Бельгии, Испании – в колониях моментально превращался в хищного зверя: потому что индейцы, негры, папуасы не имели юридического статуса человека.

Гуманизм сущностный распространяется на всех людей. Гуманизм номиналистический – только на тех, кто официально, отдельным актом, выделен «в люди».

А с остальными можно делать, что угодно – ведь они не имеют статуса человека (это правило против негров Гитлер распространил и на славян, турки на армян и т.п.).

+++

Предельная формализация прав человека (номинальность этих прав) – стала отдушиной для дремучего и архаического инстинкта собственников.

Только сделав права человека номинальной условностью, можно совместить их с растущей и крепнущей частной собственностью. Ведь права человека есть законность, а частная собственность – это произвол и отсутствие любого закона в пределах огороженного участка. «Здесь моя собственность – что хочу, то и делаю!»…

А дать огороженный участок каждому человеку невозможно – Земля не резиновая. Вот и получается, что частная собственность стала фактически реставрировать рабовладение, формально (номинально) сохраняя видимость правовой системы.

+++

Любой историк знает: положение фабричного рабочего в Англии XIX века было значительно хуже, чем положение крепостного крестьянина в России. Т.н. «зарплатное рабство» предполагает выжимание человека, как лимона, с последующим выкидыванием на помойку отработанного человеческого материала.

Рабовладелец, покалечив или истощив раба, нанесёт самому себе ущерб – это всё равно, что топором крушить мебель в собственном доме: право есть, но экономически нецелесообразно. В условиях зарплатного рабства на капиталистической фабрике личная свобода (номинальная) работает не в пользу раба, а против него. Хозяин не покупал его, как классического раба, а потому убив его, не поимеет никаких убытков.

Геноцид невыносимыми условиями в зарплатном рабстве становится экономически выгодным, и этим отличает зарплатное рабство от классического в худшую сторону. Ведь экономический геноцид позволяет взять от человека максимально много, а дать ему за это максимально мало.

Даже меньше того, что рабовладелец вынужден давать рабу…

+++

Помимо номинальных свобод, формальных, не имеющих никакого практического значения или применения[4], общество на платформе номинализма обзаводится и другими нереальными номиналами.

Кроме номинально-свободных рабов появляется и номинальная власть, которая (по формуле английского королевства) – «царствует, но не правит».

За номинальной властью в тени стоит Заговор – те, кто правят (то есть реально распределяют блага), но ни за что не отвечают, предоставив ответственность шутам из балагана «выборных органов власти».

Появляется и номинальный мир СМИ (в новой терминологии – виртуальный мир) – в котором реально случившееся замалчивается, а никогда в реальности не происходившее – бурно обсуждается.

Так появляются события реальные, но безымянные, и события номинальные (то есть всем известные, но фантастические).

+++

Но главное наследие номинализма сегодня – это фундаментальное и философское, базисное ОТСУТСТВИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, как общего понятия, и, следовательно, химеры сознания.

Хорошо или плохо жило советское общество? Это вопрос оценки. Одному кажется хорошо, другому плохо. Но всем очевидно, что это было ЕДИНОЕ общество (универсалия), в котором и беды и радости были общими (универсальными). Когда оно поднималось – улучшалось положение в нём всех. Когда оно испытывало проблемы – то эти проблемы распространялись на всех.

О западном обществе нельзя говорить, как о чём-то едином, его нельзя рассматривать, как универсалию. Это сообщество локальных судеб, в которых процессы идут разнонаправленно: одновременно одни беднеют, другие богатеют, одним очень хорошо, другим терпимо, третьим невыносимо плохо, но главное – они никак не связаны ответственностью друг за друга.

В советском обществе человек знал: то, что появилось у соседа, вскоре появится и у него самого. В рыночном обществе нет никакой корреляции в этом смысле: сосед купит дом, пять, десять домов, а ты как был бездомным, так и остался.

А всё потому, что номинализм запрещает обобщать. Отсюда его сын капитализм запрещает обобществлять. Всё начинается в голове: если человек привык обобщать конкретные факты, то он рано или поздно придёт к необходимости обобществлять имущество. Если человек отказывается обобщать свои знания о мире – то ему дико и отвратительно имущественное обобществление.

Не надо наивно думать, будто США или Европа не знают раскулачиваний: там постоянно идёт захват чужого имущества, слияния и поглощения. Для вытесняемых они не менее болезненны, чем для раскулачиваемых в СССР. Однако структура раскулачивания иная: на Западе она лишена единого плана, единой стратегии и замысла, осуществляется в огромных объёмах, но хаотически, под мотивы частных интересов конкретных конфискаторов имущества.

+++

Реванш частной собственности, которую обличали ещё ранние христианские апологеты на заре христианской цивилизации в Европе – это, конечно же, реванш самых архаических, диких и варварских форм отношений, доисторических и доразумных. Их структура копирует отношения в стаях приматов, и не всегда высших приматов.

Средства разума отстраняются – и выступают вперёд старые как мир насилие, диктат, шантаж. Человека не убеждают, а принуждают.

При этом цивилизация из реальности превращается тоже во что-то номинальное, формально существующее, но давно уже не работающее. Её не отменяют – а выхолащивают изнутри, выдавливая права человека правами собственника.

- Откуда эта опустошенность? - спросил себя великий Рей Брэдбери ещё в 1954 году - Почему все, что было в тебе, ушло и осталась одна пустота?
- …придя в аудиторию в начале нового семестра, я обнаружил, что на курс лекций по истории драмы, от Эсхила до Юджина О'Нила, записался всего один студент…

Это дало Брэдбери предчувствие краха цивилизации и вдохновило на роман «451 градус по Фаренгейту» - главный смысл которого в стремлении западного общества покончить с обобщениями конкретных фактов.

«Вся наша культура мертва. Самый остов ее надо переплавить и отлить в новую форму… Дело ведь не только в том, чтобы снова взять в руки книгу, которую ты отложил полвека назад… Люди сами перестали читать книги, по собственной воле» - писал Брэдбери уже тогда, когда, казалось, «ничто не предвещало».

Но общую волну великий американец уловил, и напрямую обозначил, как торжество номинализма в основе структуры познания человека:

«…Набивайте людям головы цифрами, начиняйте их безобидными фактами, пока их не затошнит, — ничего, зато им будет казаться, что они очень образованные. У них даже будет впечатление, что они мыслят, что они движутся вперёд, хоть на самом деле они стоят на месте. И люди будут счастливы, ибо факты, которыми они напичканы, это нечто неизменное. Но не давайте им такой скользкой материи, как философия и социология. Не дай бог, если они начнут строить выводы и обобщения».

+++

Любой историк философии подтвердит, что Брэдбери точно пересказывает суть познавательной программы европейского средневекового номинализма.

…Откуда дорога пролегает в сумрачный мир европейского капитализма и далее – к обрыву в никуда…



[1] Мега-платформа, с точки зрения теории психоцентризма есть тот или иной первичный базис мотивации всякой человеческой деятельности, первоисточник любых политических, экономических, социальных реалий. Мета-платформа познания формирует и производительные силы, и производственные отношения, но сами ими не формируется, будучи принципиально-первичной по отношению ко всем явлениям внешнего мира. Суть психоцетризма в том, что человек преобразует мир, исходя из своих идеалов и своей мечты, и всё поведение человека подчинено этому процессу. О чём он думает, на что настроен – то в итоге появляется (включая и технику). Получается, что вся цивилизация – это совокупность служебных устройств, обслуживающих главную цель, мечту и идеал данного общества.

[2] Первый зампред Банка России Георгий Лунтовский заявил, что регулятор зафиксировал рост числа фальшивых купюр, выдаваемых банкоматами с дешевыми моделями приемных устройств, передает РИА "Новости".

[3] Например, в римском праве до его христианизации в Византии ритуал и формальности имеют сакральное значение. Главное для римского языческого юриста – именно форма заключения сделки, безукоризненное соблюдение ритуала. Сделка может быть оспорена в суде, если будет доказано, что её участник сделал два ритуальных прихлопа вместо положенных трёх. Но сделка не может быть оспорена по сути – за обман, за несправедливость, за недобрые намерения.

[4] «Уверяю Вас, там [на Западе] бюрократия [ в реальности] ещё круче, чем у нас, а государства там гораздо более жёсткие, чем у нас. Структуры административные – они железобетонные, там никакой расхлябанности нет. Я уже недавно говорил в интервью американской журналистке: где Occupy Wall Street? ФБР порвало всё в клочья, там никого не осталось. Но сделали так тихо, как будто в кислоте растворили. Пшик – и всё исчезло. Профессионально отработали ребята. У нас всё бурлит, там – нет, там не забалуешь особенно. Там бурлит, но только то, что разрешено, понимаете? Мы этого не замечаем даже. Там хорошо система выстроена, у нас – нет. У нас всё посвободнее на самом деле и попроще» - фрагмент из встречи президента Владимира Путина с членами Общественной палаты.

Александр Леонидов; 21 июня 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР!

    ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР! Издательские услуги сегодня предлагает очень много компаний, каждая со своим набором функций, ценами и сроками. Непосвященному в тонкости издательского дела человеку сложно правильно сориентироваться в этом вопросе. Особенно нет опыта общения с акулами издательского бизнеса, а сделать нужно быстро и качественно. Со своей стороны рекомендуем издательство "для своих" - в котором заказчик почувствует себя в кругу друзей и единомышленников...

    Читать дальше
  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..