Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

НЕСЧАСТНАЯ ИНИЦИАТИВА

НЕСЧАСТНАЯ ИНИЦИАТИВА Паралич воли у власти в области экономики начинает приобретать шизофренические черты. С полным непониманием курса правительства выступают уже люди вполне системные, занимающие важные руководящие посты в путинизме, в официальной должности советников первого лица: Кургинян, Глазьев. Скандал вокруг назначения/неназначения С.Глазьева руководителем ЦБ РФ показал, насколько глубок раскол внутри властного стана, насколько велико непонимание им ситуации и неопределенно будущее.

Госчиновники, заикаясь от страха за свое положение, и усекая фразу на полуслове, начинают говорить то, что давно уже сказано людьми дела, предпринимателям реального, несырьевого сектора, лидером которых в последние годы стремительно выдвигается К.Бабкин (Президент ЗАО «Новое Содружество» и ассоциации «Росагромаш», председатель федерального политического совета «Партии Дела»).

Несостоявшийся монетарный глава ЦБ РФ, советник президента России Сергей Глазьев подверг критике правительственный курс на приватизацию государственной собственности, о чем написали 28 февраля «Ведомости». Возглавляемый Глазьевым Научный совет РАН по проблемам евразийской экономической интеграции подготовил для администрации президента и правительства комплекс рекомендаций. Согласно ему нынешнее стремление властей вывести из госсобственности как можно больше объектов, а из управления ими — как можно больше чиновников, едва ли поможет смене технологического уклада, а стало быть, преодолению кризиса.

В данный момент, по мнению составителей рекомендаций, замена чиновников на независимых директоров часто уводит управление государственными корпорациями от реализации государственных целей.

К тому же, приватизационная политика не позволяет должным образом сформировать конкурентоспособное корпоративное ядро российской экономики, без которого невозможен переход на инновационную модель развития.

Таким образом, объективной необходимостью для страны становится усиление роли государства в бизнесе. К идее приватизации же можно будет вернуться, когда созданные при государственной поддержке субъекты перейдут в режим расширенного воспроизводства. Пока что частная инициатива, по мнению авторов рекомендаций, слишком слаба, чтобы иметь решающее значение для развития экономики страны.

Рекомендации группы Глазьева уже раскритиковал бывший министр финансов Алексей Кудрин. Он напомнил, что роль государства в регулировании экономики может расти даже при сокращении доли государства в хозяйстве. И охарактеризовал составителей рекомендаций, как сторонников старой советской экономической школы. Тем не менее, в марте предложения группы Глазьева будут направлены на рассмотрение в правительство.

Когда план Глазьева на РБК комментировал руководитель ФАС РФ И.Артемьев, то на лице его было написано искреннее удивление, и он выразил категорическое неприятие плана Глазьева, даже обвинив академика, что тот не понимает, в каком времени живет.

Между тем далеко ходить не нужно. Те же самые ультралиберальные «Ведомости» не далее как 27.02.2013 года публикуют «глас народа»: «Граждане России уже больше 20 лет как не живут в СССР, но продолжают помнить (или мысленно реконструировать) советскую политическую систему».

Оказывается, «Левада-центр» регулярно предлагает респондентам выбрать, какая из трех систем лучше: советская, нынешняя российская или демократическая западного образца. Даже в воспаленной фантазии «Левады-центра», чьи результаты, естественно, подыгрывают либералам, был только один год (2008) когда «путинская система» превзошла советскую. Во все остальные годы желающих вернутся в «проклятый совок» стабильно было большинство населения. Несмотря на отчаянную и разнузданную, геббельсовскую по формату антисоветчину СМИ, население достаточно устойчиво отвергает «новую школу в экономике» и выступает за осужденную Кудриным «старую советскую школу».

В 2013 году, по причесанным данным Левады за советский строй высказываются определенно 36%, неопределенно (в виде обновленного путинизма – 17%) а за западный, кудринской школы, — только 22%. Уж за 20 лет, казалось бы, у людей была возможность разобраться, какая «школа» лучше. Но никакие усилия антисоветского агитпропа не смогли предотвратить «левого поворота» в умах людей.

Все предельно очевидно даже читателям «Ведомостей», которые весьма специфичные люди: народ устал жить так, как придумали для него Кудрины, народ потянуло в «совок» - и даже не потому, что «совок» был хорош, а прежде всего потому, что нынешняя реальность очень уж безобразна. По сравнению с ней даже нелепым укладам прошлого трудно проиграть кастинг: ибо все познается в сравнении…

«Ведомости» сами не понимают, что пишут: «Вспоминают об СССР, видимо, преимущественно люди старших поколений и с небольшим достатком, привыкшие к государственному патернализму». Неловкая попытка упрекнуть «совок» в том, что за него одно старичьё (что, конечно же, не так) – оборачивается комплиментом ненавистному строю. Ведь если СССР с благодарностью вспоминают люди, которые там действительно жили, а не молодёжь, то значит, преимущества СССР – не миф, придуманный блоггерами для несмышленышей, а реальность житейской памяти. Молодёжь судит о Совдепе на основании адской телевизионной картинки, а старики могут судить о нем, как непосредственные свидетели. Впрочем, говорить о расколе поколений, как в 80-е годы, не приходится: левый поворот происходит и в умах пожилых, и в умах молодых примерно с одинаковой динамикой.

«Ведомости» буквально юродствуют (при чем не во Христе), когда строчат, что сторонники СССР – те, кто «…за 20 лет в силу экономических причин не познакомился с альтернативами — за границу не ездили, бизнесом не занимались». Иначе говоря, человеческая беда ставится людям в вину – как будто они злобно отвергали турпоездки и возможности обогащаться, которые власть им на блюдце подносила. Надо думать, причины были совсем иными – за границу люди не ездили и бизнесом не смогли заняться, потому что попали в категорию отверженных, вот и все…

Однако это все эмоции. Поговорим языком сухой экономической науки – раз уж мы с вами на полосе специализированной газеты «ЭиМ».

С точки зрения экономиста в «плане Глазьева» нет ничего революционного и ничего от советской школы. Это просто весьма умеренный призыв здравого смысла из органичной и родной российской власти среды.

Прежде всего, как элитарии РФ понимают государственную и частную собственность? Отнюдь не так, как везде в мире. В их понимании частная собственность – это такая собственность, которую можно сразу и безнаказанно разворовать, а государственная – это собственность, по отношению к которой мародерство затруднено рядом ограничений. Поэтому за частную собственность выступают те, кто хочет сожрать все и сразу, не думая про завтра, а за государственную – те, кто как умный Глазьев, хочет оставить на завтра заначку.

Прежде всего, вопрос, который поставлю как экономист перед экономистами: ЕСЛИ У ЧЕЛОВЕКА ЕСТЬ ДЕНЬГИ КУПИТЬ ЗАВОД – ПОЧЕМУ БЫ ЕМУ ПРОСТО НЕ ПОСТРОИТЬ ЗАВОД? Ну, вот на пустом месте, взять да и построить?

И было бы вместо одного завода – два завода, один государственный, другой частный, плохо ли? Вот вам и удвоение ВВП!

Ну, а если у человека не хватает денег построить завод с ноля – как же он может – ПО-ЧЕСТНОМУ ТО – купить готовый завод?! Что за чудо такое экономическое, при котором ГОТОВЫЙ ПРОДУКТ стоит дешевле, чем компоненты для его приготовления?!

Поэтому строго экономически говоря, приватизация никакая не приватизация, это расхищение казенных активов близкими к трону людьми по мошенническим схемам. «Честной» (как обещано) вторая волна приватизации быть не может по определению, ибо зачем покупать чужое за те же самые деньги, за которые можешь построить свое, по собственному проекту? Заинтересовать приватизация может только в том случае, если объекты продают кардинально дешевле того, что они на самом деле стоят. Это обнажает для нас самую сердцевину приватизационного замысла – конвертация придворного положения в латифундии.

Классическая экономика говорит нам, что у ГОСУДАРСТВЕННОГО ДОХОДА ДВЕ РУКИ. Как, впрочем, и у любого дохода. Для простоты обозначим их как «барщину» и «оброк». Барщинный способ извлечения дохода из собственности – это организация труда на собственном предприятии, госсектор. Мне, президенту, нужны валенки, я построил завод, собрал там мастеров, обеспечил зарплатой и получил столько валенок, сколько мне нужно было.

«Оброчный» принцип дохода казны – это работа с частным сектором, с рыночной средой. Смысл этой работы – извлечение оброка, т.е. налогов и сборов, из массы самостоятельных хозяев, чей труд власть мелочно не регламентирует. Власти тут интересен только конкретный результат – т.е. 25% (В РФ – около 50%) отчуждаемых поборов за право работать на его территории. Оброк, как видим, с феодальных времен остался оброком, или, более современно говоря – «пассивной рентой» владельца ресурса изымаемой с пользователя, допущенного к ресурсу.

Запущенный разного рода Кудриными миф о том, что государственное хозяйствование мешает частному – не более чем миф безграмотных и профнепригодных людей, умеющих только тащить и отнимать готовое.

Поясню. Допустим я – парикмахер, сапожник или бармен. В моем городе государство строит казенный комбинат по выпуску танков (абсолютно нерыночной, планово-убыточной продукции). Плохо это для меня или хорошо? Конечно же, хорошо! Я как частный предприниматель, будучи парикмахером, сапожником, барменом или таксистом – буду обслуживать ту массу рабочих, которые станут клепать танки, и их заработки перетекут в мой частнопредпринимательский доход. Поэтому я – хоть ресторатор, хоть банкир – обеими руками «за» строительство в моем городе любого казенного предприятия. Более того: мне, как частному предпринимателю, желательно, чтобы казенных заводов строили побольше, людей нанимали туда побольше – ведь тем самым государство РАСШИРЯЕТ ЧИСЛО МОИХ КЛИЕНТОВ!!!

Где же тут Кудрин нашел враждебность между госсектором и частным сектором? Отнюдь не Глазьев, а он сам выступает адептом худших заблуждений советской экономической школы, которая тоже верила в несовместимость госсектора с частным сектором. Кудрин просто перевернул советский миф (кстати, и в советское время весьма контрпродуктивный) с ног на голову, он сделал выбор в пользу частного сектора, тогда как начетники КПСС делали выбор в пользу госсектора. А вместе, мол, им не сойтись! Почему?!

Советские заблуждения сделали советскую экономику однорукой. Но у советской экономики была хоть одна рука, достаточно мускулистая. У экономики имени Кудрина рук вообще нет – есть только рот и пищевод.

Допустим, госсектор проклят навек (хотя непонятно, зачем, но допустим) и мы решили построить зеркально-однорукую экономику, в которой нет барщины, а есть один только налоговый оброк с частника.

Ну и что? Ведь и частником тоже нужно заниматься, раз уж вы с ним в одной лодке и делите одну выручку с одного дохода! Понятно, что старая народная поговорка «ГОСУДАРСТВО ВЕСТИ – НЕ М**ЯМИ ТРЯСТИ!» весьма неполиткорректна в условиях современного отбора в депутаты Госдумы спортсменок и актрисок. Но ведь в ней есть сермяжная мудрость, согласитесь!

Любой помещик, кроме окончательно свихнувшихся Плюшкина и Салтычихи, подтвердил бы вам, что ОБРОК С НИЩИХ И РАЗОРЕННЫХ НЕ ВЗЫЩЕШЬ!  Если у частных предприятий нет сбыта – у них нет и дохода, и налоги им платить не с чего, хоть их на дыбу вешай, и казна будет в итоге пуста.

А что Кудрины делают с частным сектором? Давайте позагибаем пальцы:

1.Частный сектор имел доход от государственных служащих и иждивенцев – всех, кто работает на государство или получает от государства пенсии и пособия. Кудрины только и делают, что урезают этот источник дохода, потому что органически ненавидят барщинное государственное хозяйствование. Меньше госслужащих и госиждивенцев, ниже им выплаты – меньше в итоге СБЫТ у частного бизнеса.

2. Кроме госспроса (в который, отметим, входят и госзакупки и госзаказы, тоже постоянно сокращаемые) у частного бизнеса есть так называемый ОБЕСПЕЧЕННЫЙ СПРОС: то, чем от века занимается любое нормальное буржуазное государство, ищущее своему бизнесу рынки сбыта по всему миру, используя все свое влияние и все свои геополитические возможности.  На, дорогой КАМАЗ тебе алжирский заказ, на тебе заказ в Каракас, на тебе заказ в Лас-Вегас! Ведь я, государство, если не свихнулось, то понимаю: чем больше у КАМАЗА обороты, тем выше его налоговые отчисления, тем богаче моя казна!

Но для россиянского государства-паразита, выстроенного алкоголиком для бесперебойного получения выпивки в Кремль (очевидно, эта цель была единственно-понятной Ельцину) вопрос об ОБЕСПЕЧЕНИИ СПРОСА на внешних РЫНКАХ СБЫТА никогда не стоял и не стоит. Кудрин скорее наоборот, будет обеспечивать рынок сбыта для американского бизнеса в России, обеспечивая американскую казну, чем станет искать возможности раздобыть российскому бизнесу заказы в США.

В итоге ОБЕСПЕЧЕННЫЙ СПРОС профукан в ЭрЭфии, он полностью провален, он не обеспечен.

3. Ну, ладно, сжимается госспрос, сжимается обеспеченный государством внешний спрос… Но ведь есть ещё хотя бы внутренний ЗАЩИЩЕННЫЙ СПРОС – тот сбыт, который бизнесу можно организовать, защищая права своего бизнеса на подконтрольной территории… Скажем, если люди любят сыр, и есть сбыт доверен только ОАО «Алапаевский сыр», то есть возможность и спросить налоги с алапаевских сыроваров. Спрос, защищенный от конкурентов, питает их доходами, и значит – им есть чем поделится с государством…

Ан нет! Начиная с Глазьева РФ проталкивали в ВТО, чтобы полностью и окончательно обрушить всякий ЗАЩИЩЕННЫЙ СПРОС для отечественного бизнеса, поставить его в одну очередь со всеми нищими планеты за редкого платежеспособного клиента…

В итоге получилось как в XIX веке – государство разорило частно хозяйствующего мужика и в итоге разорилось само. Кудрин – главный враг (страшнее коммунистов) для реального частного бизнеса. Кудрин, который «жесткой экономией бюджета» отнимает у частного бизнеса госзаказы и казенных служащих-потребителей, Кудрин, который не пробивает заказов для нашего бизнеса вне страны и не защищает их заказов внутри страны – он по сути разрушил всю структуру спроса на продукты российского бизнеса, вместе с ней – доход бизнеса, вместе с тем – налоговую сферу и бюджетное наполнение.

Конечно, у бизнеса ещё есть кое-какие доходы. Это так называемые доходы СЛУЧАЙНОГО СПРОСА, ситуационная рентабельность, возникающая так же внезапно, как и исчезающая (поэтому в РФ средний срок жизни малого предприятия – не более 5 лет). Но бизнес не хочет делится этими последними доходами с Кудриными, и мы можем его понять.

Во-первых, бизнес не хочет делиться с Кудриными своими случайными доходами, потому что они очень малы и дискретны.

Во-вторых, что важнее, бизнес не хочет делится с Кудриными ПОТОМУ ЧТО КУДРИНЫ ПАЛЕЦ О ПАЛЕЦ НЕ УДАРИЛИ ДЛЯ ПОМОЩИ БИЗНЕСУ!

Государство, которое находится со своим бизнесом в партнерских отношениях, как и любой партнер – В КУРСЕ ДЕЛ И ТЕКУЩИХ БАЛАНСОВ. Если я пробил заказ в Каракас – то я ведь неизбежно буду знать – сколько машин продано и на какую сумму. Если я защитил рынок сыра, то я ведь неизбежно знаю, сколько сыра удалось реализовать и сколько мне причитается на долю налогов. Государство-партнер в курсе, сколько налогов оно ЗАРАБОТАЛО: попробуй-ка, уклонись! И к тому же, на десерт, говоря о морали, оно эти налоги действительно ЗАРАБОТАЛО, то есть стыдно их не отдать.

Государство «кудринской школы» ничего не заработало, потому что оно бизнесу не партнер, а нахлебник и паразит. Ни фактически, ни морально бизнес ничего такому государству не должен, а потому он имеет и возможность и желание максимально уходить от ярма налогов.

Получается, что государство РФ существует само по себе, как какая-то Орда, а бизнес, хозяйствующие субъекты РФ – сами по себе, на свой страх и риск выживая и зарабатывая. Это какая-то архаика, не только докапиталистическая, но даже и дофеодальная (согласующаяся, впрочем с новомодными глобалистскими взглядами Ж.Аттали о приходе «новых кочевников»).

Сделаем вывод: Кудринская школа, противопоставившая себя советской (и глазьевской) – не создает двурукой экономики, в которой РОСТ ГОССЕКТОРА И ЧАСТНОГО СЕКТОРА ИДУТ ПАРАЛЛЕЛЬНО, УКРЕПЛЯЯ ДРУГ ДРУГА. Оно не создает и инвалидной модели типа брежневской – когда развивается мускулатура хотя бы одной руки при усыхании другой.

Она создает БЕЗРУКОЕ ГОСУДАРСТВО, умеющее только присасываться к уже существовавшим (созданным до него) пищеводам.

Почему – спросите вы? Потому что работа с оброками, это тоже работа, и она не проще организации барщины. Не надо думать, как Емеля-дурачок или Е.Т.Гайдар, что какие-то посторонние люди сами все сделают, а мне, мол, на блюдце поднесут все блага за мою тупоумную неподвижность на печи. Не мешал мол, Емелюшка, земной тебе поклон, вот тебе пирог за это!

Для того, чтобы построить экономику только на частнособственнических отношениях нужно трудится не меньше, чем в полностью плановой экономике. Частный бизнес нужно культивировать, удобрять под ним почву, опрыскивать от вредителей, прикрывать пленкой при заморозках, подвязывать на колышек для укрепления стеблей и т.п.

Только идиот думает, что помидорина растет сама, в условиях естественной конкуренции с сорняками всего мира и всех его флор. Когда же и почему российское правительство оказалось в положении этого идиота? Ведь уже лет двести как частному хозяину МАЛО ПРОСТОГО НЕВМЕШАТЕЛЬСТВА В ЕГО ДЕЛА. Он уже лет двести как нуждается в активной помощи государственного механизма, чтобы не засохнуть и не погибнуть.

Только кретины могут думать, что плавая на лодочке от Робинзона к Робинзону они везде будут встречать радушный прием и сытное угощение: ведь первейшая мечта Робинзона – уплыть с необитаемого острова, а вовсе не благодарить тех, кто его на этом острове оставил, не мешая его хозяйственной инициативе.

В этом ключе и следует рассматривать «план Глазьева» - план очень умеренный, крайне односторонний, но все же адекватный реальности. В отличии от воспаленных кудринским и кузьминовским воображениями планов…

А. Леонидов-Филиппов.; 1 марта 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..