Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,6564 руб.
  • Курс евро EUR: 66,6780 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,9903 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

ГЕНИЙ ДЕЛЯГИНА И «БРЕД РЕАЛЬНОСТИ»

ГЕНИЙ ДЕЛЯГИНА И «БРЕД РЕАЛЬНОСТИ» В своей статье «Революция Трампа против глобальных монополий» известный экономист и политолог Михаил Делягин даёт сопоставимую по чёткости контуров с «Манифестом» Маркса-Энгельса схематизацию происходящих в нашем распадающемся мире процессов. При этом Делягин, как рационалист и выдающийся мыслитель – вольно или невольно придаёт всем процессам рациональную обёртку, обосновывает их исходя из причинно-следственной логики. И мы готовы согласиться с тем, что иначе, чем это сделал Делягин, рационально объяснить текущую круговерть - невозможно.

Действительно – всё происходящее можно объяснить ТОЛЬКО как это делает Делягин – если попытаться связно объяснять и предполагать априори: процесс управляем. То есть:

-Мы видим некую совокупность действий.
-Мы предполагаем, что действиями управляют.
-Анализируя логику действий – мы вычисляем логику управляющих действиями лиц.

Если реконструировать таким образом – мы получим именно ту картину, которую мощными лаконичными мазками энергично изобразил Делягин:

«Форма существования капитализма — неуклонное расширение рынков для сбыта своей продукции. Создав с уничтожением Советского Союза единый глобальный рынок, капитализм достиг объективного планетарного предела своего развития».

«Капитализм упёрся в традиционный для себя кризис сбыта (пусть и новой, финансово-информационной продукции), однако на сей раз возможности расширения рынка отсутствуют по естественным, непреодолимым причинам».

«Загнивание монополий непосредственно проявляется в сжатии коммерческого спроса, который становится главным дефицитом эпохи. Борьба за спрос, за рынок сбыта носит тотальный и ожесточённый характер и растаскивает единые глобальные рынки на макрорегионы».

«Соответственно объективной тенденции развития человечества, как обычно, меняется и его доминирующая идеология: от либерализма, обслуживавшего нужды глобального рынка, — к патриотизму, выражающему интересы не глобальных спекулянтов, а народов. Смена доминирующей идеологии и реализующей ее экономической политики, отражающая принципиальную новизну наступающей эпохи, носит, без преувеличения, революционный характер».

Далее Делягин обозначает рубежи либеральной революции: М.Тэтчер, далее Рейган. Полное торжество либерального глобализма – далее Валдайская речь президента Путин.

«…российское государство приобрело гибридный характер: внешняя и в значительной степени внутренняя политика носят патриотический характер, а социально-экономическая остаётся всецело либеральной. Политической "ногой" наше государство стоит в третьем тысячелетии, в 10-х годах XXI века, а социально-экономическую оно оставило во втором — в 90-х годах ХХ века».

«Упрощение коммуникаций, являющееся основным содержанием глобализации, объективно способствует сплочению представителей различных имеющих глобальное влияние управляющих систем (как государственных, так и корпоративных) и обслуживающих их деятелей спецслужб, науки, масс-медиа и культуры на основе общности личных интересов и образа жизни».

«Образующие его люди живут не в странах, а в пятизвёздочных отелях и закрытых резиденциях, обеспечивающих стандартный (запредельный для обычных людей) уровень комфорта вне зависимости от страны расположения, а их общие интересы обеспечивают частные наёмные армии».

«…глобальный господствующий класс не привязан прочно ни к одной стране и не имеет внешних для себя обязательств: у него нет ни избирателей, ни налогоплательщиков. В силу самого своего положения "над традиционным миром" он враждебно противостоит не только экономически и политически слабым обществам, разрушительно осваиваемым им, но и любой … традиционной государственности.

«…Верхи госуправления начинают считать себя частью не своих народов, а глобального управляющего класса».

«Сегодня ситуация кардинально изменилась: глобальный рынок распадается, и глобальный бизнес (а с ним его политико-идеологический инструмент — глобальный управляющий класс) стоит перед реальной перспективой утраты среды своего обитания».

Далее Делягин приходит к одним с нами выводам – Трамп есть системный политик, выдвинутый крылом реставраторов старого мира.

«…Из мира либеральных спекуляций он пытается (по-видимому, искренне) построить — по крайней мере, в Америке — мир национально ориентированного производства».

Делягин делает вывод:

«На наших глазах и с нашим непосредственным участием мир вступает в новую эпоху, основным содержанием которой становится национально-освободительная борьба обществ, разделённых государственными границами и обычаями, против общего врага: всеразрушающего господства глобального управляющего класса».

«…Ключевая экономическая идеологема Трампа — рабочие места. Ему не нужен дешёвый импорт, как Обаме, — ему нужно, чтобы Америка снова работала. Для этого нужно вернуть на её территорию производства любой ценой — даже прямым административным принуждением».

+++

Что написал Делягин? Он написал манифест нового века в традициях прежних манифестов. Он взял бурное течение потока истории, низвергающегося водопадом – и перенёс на бумагу в виде схемы со стрелками.

Вот есть бурлящий борщ. Пузырьки в нём восходят как попало, но в целом снизу вверх. Поэтому игнорируем все их частные изломы – и рисуем на схеме прямые стрелки: снизу вверх.

Если считать, что процесс управляем – то описать его иначе, чем Делягин, невозможно. Если машинист раз за разом направляет локомотивы под откос – значит, у машиниста есть злой умысел. Умысел вычисляется из многократного повторения вредительских действий, которые нелепо считать случайным совпадением.

Рационалисты по-другому не могут, не имеют права иначе анализировать процессы…

+++

Но есть и другой вариант, иное толкование событий. Он создан нами на стыке экономики и социопатологии, представляет из себя междисциплинарное исследование, пытающееся описать иррациональные процессы именно как иррациональные, не подлежащие рациональной систематизации и классификации «по интересам». Ибо они вне интересов и диктуются... безумием!

Если дурак поджёг сарай – можно подумать, что дурака кто-то подучил так сделать. Далее – можно вычислить выгоды того, кто подучил дурака, подверстать под поджог какой-то рациональный интерес вполне интеллектуально-развитого лица, хитро действовавшего чужими руками.

Такова, например, классика анализа украинских некролюций 2004-14 годов. То, что сами украинствующие – идиоты и самострельщики – ясно уже всем и на Востоке и на Западе. Но не может же так быть, чтобы идиоты действовали сами по себе, правда?! Ведь идиотов должен был направить кто-то хитрый и умный? Вопреки их интересам, но в во имя его интересов?

Так рождается вполне оправданная и рациональная конспирология украинских событий, и вообще мировых событий. А в чём аксиома рационализма, знаете? Она в том, что более умный всегда выше того, кто менее умён, и победитель, следовательно, умнее, рациональнее побеждённого…

Первым восстал против этой аксиомы рационализма А.Зиновьев, породив афоризм: «Если крокодил съел обезьяну – это не значит, что крокодил умнее или более развит, чем обезьяна»…

+++

Всякий рациональный анализ исходит из представления об УПРАВЛЯЕМОСТИ ПРОЦЕССОВ. Рациональному анализу нужна причинно-следственная связь, неотделимая от управляемости: "Тэтчер разбудила Рейгана, Рейган развернул либеральную агитацию"… Воры в советской России вдохновились, возбудились – и стройными воровскими колоннами пошли свергать КПСС (самих себя?!).

Принято считать, что советизму, как идеологии была противопоставлена иная, не менее систематизированная и разработанная идеология. Которую мы и пытаемся с омерзением анализировать, препарировать, раскладывать на аргументы, обозвав «ЛИБЕРАЛИЗМОМ».

А что если предположить, что пост-советская история есть не перехват управления, а просто распад управления, утрата способности иерархии управлять процессами? И проклинаемый нами на все лады, вместе со всеми «либерализм» - никакая не идеология, а лишь звук пустой, ничего за собой не скрывающий?

К таким печальным мыслям меня привели два факта:

1. От нашей многолетней интеллектуальной критики либерализма никому ни жарко, ни холодно: собачки лают, караван идёт.
2. Никаких серьёзных противников (никого, кроме маргиналов, обожающих шокировать общественный вкус эпотажем) – наша критика либерализма не встречает.

Мы разговариваем со стеной. Она с нами не спорит, она нам не возражает, у неё нет ума, чтобы возражать. Она, однако, и не разрушается от бездны наших словес.

И возникает страх: да полно, есть ли он, этот идейный либерализм, или мы просто сами себе его придумали, чтобы ноги об него вытирать?

+++

Конечно, если мировые процессы управляемы – то есть и мировая идеология управления. Если рулят – то есть и руль. Нельзя рулить в отсутствии руля, пусть даже он будет не круглый, а в виде рычага, или «восьмёрки», или восьмиугольного вентиля… Если рулят – то какой-то руль мотивации и логики у рулевых имеется!

А если не рулят? Если в рубке, где мы мним себе хитрого и коварного капитана – засела обезьяна, не понимающая смысла своих действий, как и смысла рычагов?

+++

Делягин, рационализируя картину мира, неизбежно ОБЯЗАН придать личность абстракциям вроде «либеральной элиты», «классов», «государственного патриотизма» и т.п. Эти персонофицированные безликости начинают в любом анализе «думать», «отдавать команды» «направлять движение» так, как будто бы у них одна голова и одно «Я».

Безусловно, так и есть в мире рациональных действий. Коллективная сущность, осмысливая свои классовые или национальные интересы, находит себе воплощение в «первых лицах» и имеет вполне ясно, однозначно описываемую позицию, вытекающую из рационально понятных интересов общности. «Буржуазии нужно – тра-та-та…» «Пролетариату нужно – тра-та-та…». «Русские хотят того-то». А «французы хотят этого».

Но представьте, какой колоссальный должна быть коммуникация у людей, взаимопонимание, какой совершенный должен быть аппарат согласования – чтобы целый класс или нация смогли в итоге выработать ЕДИНОЕ НА МИЛЛИОНЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ мнение!

Мы не понимали истории – не понимая всей сложности коммуникации и согласительных процедур между людьми. Мы думали – «был бы звук, а услышать не штука», забывая, что кроме звука нужен ещё и слуховой аппарат. А этот слуховой орган – чертовски сложная штука, и глухой не услышит даже самых сильных и грозных звуков…

Для согласования единой позиции миллионов людей – нужен аналог слухового органа – орган разума. Рационально-выразимая позиция множества неразрывно связана с рациональностью слагающих её единиц.

То есть множество думающих людей сошлись на идее либерализма, сделали её своей общей идеей, превратившись, тем самым, в некое подобие политической партии.

Далее эти люди коллективными и согласованными усилиями попытались изменить мир в сторону своего общего идеала. Получилось у них в итоге, или не получилось – дело десятое.

Главное – механизм, единый для всех волн мироустроительной борьбы, с самого рассвета человеческой истории носившей религиозно-идеологический, обобщающий характер.

Рационалист, чтобы ни делал – делает всегда со смыслом. Он даже пёрнуть просто так не может – обязательно пердит или в знак протеста, или в разрешённом месте. Потому что бессмысленное действие – иррационально, иррациональное рационалисту нетерпимо и т.п.

Это своё свойство во всём искать и находить далеко идущие смыслы рационалист переносит на всю историю и всю картину общества.

В тех, кто при нём начнёт пердеть просто так –рационалист будет искать «месседж» - хотят ли его оскорбить? Или, наоборот, вовлекают в фамильярную близость? Борются ли таким образом за свободу тела, или же пытаются подчеркнуть таким образом зловонность чьего-то поступка?

+++

Однако есть та грань (и знает её только социопатология) когда рациональное становится бессильным, причинно-следственный расклад на мотивы и смыслы – невозможным.

Речь идёт об иррациональных процессах, которые не претендуют на рациональность, и оттого глухи ко всем аргументам «от Разума».

Иррациональному процессу плевать даже на 100%-ыые доказательства его алогизма, маразма, бредовости. Рациональный человек бы ужаснулся таким убийственным для него аргументам, но иррациональный процесс сам себя не осознаёт – какое ему дело до чужого осмысления его действий, которые он и сам-то не осмысливает?

Когда мы жили в ИСТОРИИ, сменивший доисторический миллионолетний застой хаоса, мы жили в смысловой направленности. Жили недолго, от силы 5 тыс. лет (сравните с зоологическими миллионами лет!) – но успели привыкнуть.

Главная черта истории, превращающая её в историю – НОСИТЕЛЬ КАКОЙ-ЛИБО ОБЩЕЙ ИДЕИ ПРЕСЛЕДУЕТ ЭГОИСТИЧНОГО ШКУРНИКА И МАРОДЁРА. А не наоборот...

Шкурник и мародёр убегает и прячется. А носитель абстрактного идеала идёт за ним с конвоем, с пыточным инструментом, с петлёй и плахой, с исправительной поучительной литературой и прочей атрибутикой ВЕРЫ В СВОЮ ПРАВОТУ.

То есть люди, тупо преследующие сиюминутную личную выгоду, были, казалось, навсегда вытеснены на обочину исторического процесса, мешали там движению человечества куда-то вперёд, но не более-того.

Аналитику, воспитанному на рационализме (т.е. на внятной артикуляции максим поведения) – очень трудно не только описать, но даже и представить себе мир, в котором соотношение сил переменится, и мародёры-шкурники, уголовщина, криминальное мировоззрение займут места в партере театра истории, а идейных всех цветов – вытеснят на галёрку…

+++

А главная особенность звериного поведения шкурно-мародёрско-уголовного контингента – это неспособность отчётливо обозначить максимы всеобщего поведения. То есть неспособность отличать добро от зла, абстрактно-правильное от абстрактно-неправильного.

Это как лев в детском рассказе Льва Толстого – с одной собачкой подружился, а другую разорвал на куски. А мог бы и наоборот... Это и есть звериная непоследовательность в мотивациях своего поведения. «Я не строю чего-то постоянного, чего-то для всех» - говорит криминальный шкурник-мародёр. – «Я просто плыву по течению и хватаю, что в руки попадёт»…

Скажете – «сумрачное состояние сознания»? И будете правы. Ну, а что прикажете делать, если такие сумерки охватят сознание большинства населения?!

+++

Всё дело в том, что между энергией и энтропией нет ни равенства, ни симметрии. Энергия требует источника – энтропия – нет. Чтобы натопить печь – нужны дрова, а чтобы выморозить дом зимой – никаких дров не нужно. Чтобы создать систему – нужны усилия. А чтобы создать хаос – достаточно не прикладывать никаких усилий. Хаос возникнет сам по себе – если перестать прикладывать усилия и даже если прикладывать их в недостаточном для системы объёме…

Конечно, история рождается из личных интересов, иначе и быть не может. Но альфа не является омегой! По мере развития Разума личные интересы человека преображаются, становятся всё более и более опосредованными. Человек на условиях представительства делегирует свои интересы всё более и более крупным сообществам людей. Человек из своей физической краткосрочности осознаёт свою духовную вечность – и задумывается над вечными вопросами. Ответы на такие вопросы – формируют религию, идеологию, партии, нации, профсоюзы, иные огромные и устойчивые группы. В реализации своих интересов человек ищет последовательности и долгосрочности, он определяет приоритеты, жертвуя второстепенными своими интересами ради главных.

Вся эта колоссальная работа по развитию Разума остаётся за скобками аналитиков политического процесса, как за скобками интересов оратора остаётся колоссальный процесс по формированию органов слуха у его аудитории.

Но что будет, если разум откатывается назад? Очевидно, что и его порождение, история, покатится назад, ровно настолько – насколько откатился разум. Такой откат не требует хитрых планов, целенаправленных усилий, он не требует даже желания дегенерата деградировать, не требует осмысленного согласия на деградацию.

Откат происходит сам собой – когда для психически одичавшего человека отмирают в сознании некогда важные для него крупные общности. Человек перестаёт ощущать себя представителем класса, нации, человечества, прослойки и т.п. Он снова ощущает себя зверем, попавшим во враждебный его самовольству и похотям мир.

Все его поступки и мотивации становятся обратно-звериными, он перестаёт заботиться о непонятных ему абстракциях, и думает только, где бы ему лично урвать добычу.

…Зубы щелкают у них, видно каждый хочет вмиг
Кончить дело и начать делить добычу…

Ну, а какое дело может кончить человек? Очевидно, то самое, на которое толкала его идеология, слияние с крупными общностями и коллективными интересами! Человек, сменивший идеологию, дела не кончает – только меняет.

А вот «кончить дело и начать делить добычу» может только тот, кто вообще порвал с властью идей, с проектным мышлением, с развёрнутым в вечность строительством жизни общества.

+++

Эту гниль и слизь пост-человечества мы назвали «либерализмом» и активно стали приписывать ей сознательные поступки, мотивы: антисоветизм, например, стремление создать глобальный рынок и т.п.

Но гниль и слизь, условно именуемая «либерализмом» - не является ни в каком смысле слова общностью. Она является энтропически просевшим проектом, «упавшей крышей» - в нашем случае, крышей социализма, а в американском – «протестантской трудовой этики».

Поступки этой гнили и слизи – не осмысленны. Они рефлекторны, как у животных. Всё это скопище руководствуется первой сигнальной системой, «дают-бери, бьют-беги» и т.п. Никакого осмысленного и последовательного антисоветизма или глобализма тут быть не может: способность понимать абстракции у мародёра утрачена, а статьи «идейных» либералов читаем только мы, их противники, их паства плевать на них хотела.

Но что в голове у гнили пост-человечества? Совершенно очевидно, что в ней – окрошка, месиво, ледоход из обломков прежней жизни. Перейти сразу на звериную моторику пост-человек не может, он доверху набит потерявшим смыслы, но не вес багажом идей.

Окрошка на то и окрошка, чтобы в ней соединялось по случайному признаку в кучу несоединимое логически. Отсюда и «Обама-социалист», болтающийся на гребне транснационального капитализма, и бандеровские свастики шабес-гоев агрессивного сионизма на Украине, и внезапные пионерско-комсомольские взвизги воров российской приватизации…

Ну, а чего удивительного? Окрошка же, что вспомнил, что всплыло в мутной памяти – то и выкрикнул. У одного всплыло «хайль Гитлер!» под руководством премьера Гройсмана и спонсора Коломойского. У другого – «наши деды воевали!» на руинах той страны, за которую, собственно, деды и воевали…

Делягина смешит то, что «…российское государство приобрело гибридный характер: внешняя и в значительной степени внутренняя политика носят патриотический характер, а социально-экономическая остаётся всецело либеральной».

А нам кажется, что это не смешно. И не странно даже. Потому что орать и флагами махать, вспомнив речёвки из пионерского детства – это одно. А вот отказаться от награбленного, положить наворованное ЖЕРТВОЙ НА АЛТАРЬ ИДЕИ – совсем другое. Это на порядок труднее.

+++

В глобальном смысле – утрачен и потерян рациональный человек, который способен отдавать себе отчёт в своём поведении, умеющий оценивать себя со стороны. Отделившись от своих общностей, человек играет в полоумные игры, поместив себя в виртуальный мир.

А в мире игры ничто ничему не противоречит: ни рожа Гройсмана портрету Бандеры, ни расчленённый СССР – культу Победы…

Утрата понимания больших процессов, зацикленность на личном воровстве, личной удаче любой ценой – привели на грань полного одичания как Россию, так и США. В этих странах иногда кто-то просыпается, и, мотая головой со сна, пытается вернуться в реальность (Путин, Трамп и др.).

Кто они? Рационально-продуманная альтернатива звериному хаосу? Или же просто «последние романтики»? Ответ на это даст только будущее…

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 28 февраля 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..