Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,9325 руб.
  • Курс евро EUR: 68,6623 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,5828 руб.
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

«Когда по вашим городам шагают бывшие эсэсовцы, вы молчите…»

Глава комитета Госдумы РФ по международным делам Алексей Пушков - о скандалах в политповестке

«Когда по вашим городам шагают бывшие эсэсовцы, вы молчите…» Алексей Пушков многим известен, прежде всего, как журналист, телеведущий канала «ТВЦ», автор программы «Постскриптум». В декабре 2012 года он был избран депутатом Государственной думы от Пермского края по спискам «Единой России», не являясь членом партии. В думе он возглавил комитет по международным делам. В очередной приезд в Пермь Пушков побеседовал с корреспондентом Znak.com по ряду нашумевших за последнее время тем: скандалов вокруг Великой Победы, выступлений оппозиции, требований покаяния России, борьбы с коррупцией, «иностранных агентов».

- Алексей Константинович, за последнее время в публичном пространстве прозвучало много мнений от общественных организаций и их сторонников, не желающих регистрироваться в качестве иностранных агентов. Вот, к примеру, известный в Прикамье правозащитник Игорь Аверкиев заявил, что данное определение сродни «предателю родины» и потому НКО в Перми будут отстаивать свою позицию в судах против регистрации. Как вы к этому относитесь?

- Здесь, как мне кажется, нужно говорить о следующем. В 90-е годы в России появилось множество неправительственных, некоммерческих организаций – либо напрямую созданных при финансировании зарубежных организаций, либо – внутренними силами, но на каком-то этапе начавших получать поддержку и финансирование из-за рубежа. Ситуация абсолютно беспрецедентная. Ни в одной крупной стране мира не действует такого количества – несколько тысяч – организаций, часть из которых со всей очевидностью связана с политикой. Часть из них, финансируемая из-за рубежа, например, наблюдает за выборами в России и говорит, что это не политическая деятельность. Но, естественно, что оценка выборов – это прежде всего политическая оценка. И в Соединенных Штатах невозможно представить такую ситуацию, чтобы масса организаций, финансируемых Россией, стала наблюдать за выборами у них, публиковать свои данные в печати, обнародовать на радио, требовать, чтобы им дали доступ на телевидение. Никто себе не может представить такую ситуацию. Это просто невозможно. Как только руководитель такой организации в США начинает ездить за рубеж, получать там какие-то инструкции, а потом проводить свою деятельность, то это мгновенно рассматривается как инструмент давления на внутреннюю политику страны. А у нас – пожалуйста! И они еще утверждают, что являются абсолютно независимыми. Но все же знают, что это не так!

Это ненормальная ситуация, это ситуация 90-х годов, когда мы стали объектом политического воздействия из-за рубежа. Другие страны этого не позволяют. Как демократические, так и недемократические страны не позволяют себе активность подобного рода. В других странах их просто бы закрыли. Но у нас было принято решение не закрывать, но сделать деятельность этих организаций открытой с тем, чтобы было понятно, кто с кем работает, кто от кого деньги получает.

В России действует целый ряд организаций, являющихся филиалами западных структур. Например, Фонд Карнеги в Москве. Или Фонд Конрада Аденауэра. Они тоже отказываются регистрироваться в качестве иностранных агентов. Но это прямые филиалы западных организаций. Это иностранные учреждения, действующие на территории Российской Федерации.  И все эти ссылки на якобы обидное слово «агент». А «страховой агент»? это что, шпион? Слово «агент» в бытовом смысле тоже используется очень часто нейтрально. Поэтому эта привязка к тому – «Ах, нас называют иностранными шпионами» - думаю, неправомерна. Да, вас называют иностранными организациями, коими вы и являетесь.

С такими организациями, как «Голос», «Мемориал», - сложнее. Но то, что они получают поддержку, финансирование, то, что их руководство постоянно встречается с представителями зарубежных государств и координирует с ними свою деятельность, - это просто известный факт, его даже не надо доказывать. Поэтому, как мне кажется, эта потребность в упорядочении работы огромного блока организаций, которые воздействуют у нас на общественную психологию, на общественные настроения, на оценку деятельности властей Российской Федерации, на взаимоотношения между оппозицией и властью, потому что все они являются участниками этой большой политической кухни. И в этой большой политической кухне они почему-то устойчиво занимают позицию Госдепартамента США. Ну  вот хоть бы для разнообразия хоть одна организация высказалась бы против фашистских маршей в Эстонии. Например, «Мемориал». Или института негражданства в Латвии. Я говорил Алле Гербер (Алла Гербер – президент фонда «Холокост» - прим. ред.): «Вы – борцы с фашизмом. Но вас хватает только на то, чтобы заявить, что сталинизм – это фашизм. Но почему вы молчите, когда бывшие эсэсовцы маршируют по центру Латвии и их поддерживают депутаты и министры латвийского Сейма и латвийского правительства? Где ваша позиция? Или у вас исключительно антироссийский антифашизм? Как только речь идет о странах НАТО и Европейского Союза, вы тут же поджимаете хвост». Мне Гербер сказала – да, это было неправильно, нам надо было выступить. Вы думаете, они выступили с какими-то заявлениями? Нет.

Поэтому для меня все эти организации являются организациями, которые представляют в России интересы других стран. И я не помню ни одного выступления, в котором бы они выступили с осуждением хоть чего-то в деятельности Соединенных Штатов.

Есть правозащитные организации. Они выступают с докладами, где критикуют Россию, Китай. Но периодически они критикуют и США – например, за пытки, за похищения людей. 54 страны принимали участие в программе секретных тюрем. И все-таки некоторые правозащитные организации в Европе уделяют этому внимание. Потому что если вы – правозащитники, то вы должны отстаивать права человека по всему спектру. А если у вас в Риге устраивают демонстрации в поддержку фашизма, а вы кричите – ах, ах, ах, какие ужасы в России! Страны ЕС для вас – святое, США – вообще на вершине горы. Так какие вы правозащитники? Вы – представители интересов других государств на территории Российской Федерации. И мне кажется, что это вот праведное возмущение им нужно обратить, прежде всего, на самих себя, потому что их деятельность в большинстве своем абсолютно политизирована.  Как правило, направленная против законно избранной власти в России и на оправдание политических интересов политических позиций других государств. Там полное совпадение. Поэтому зря они обижаются на то, что их как-то там назвали. А что вы сделали для того, чтобы вас считали национальной организацией?..

То есть из этого сделали новую политическую историю. Это новая тема борьбы.

- С кем?

- С Путиным. Потому что главная фигура преткновения в отношениях между западными организациями и Россией – это фигура президента РФ. Это видно из средств массовой информации, это видно из той кампании, которая ведется. Путин провозгласил курс на самостоятельность России, курс на то, чтобы быть центром притяжения других государств. В этом многие не заинтересованы. Многие заинтересованы в том, чтобы вернулся в том или ином виде ельциновский курс добровольного подчинения западным центрам влияния, и прежде всего Соединенным Штатам Америки. И если в России произойдет смена президента на прозападного, то вы увидите, как сразу всё будет объявлено прекрасным, как сразу забудут про борьбу с коррупцией, сразу выяснится, что власть всё хорошо делает, сразу выяснится, что Россия – это прогрессивное демократическое государство. Если Россия сменит геополитическую ориентацию на прозападную, то 95 процентов всех претензий, которые сейчас выдвигаются к России, будут сняты.

- А как вы оцениваете нашумевшую историю, начавшуюся с заявления Гозмана, сравнивающего СМЕРШ с СС, и продолжившуюся материалом Ульяны Скойбеды, пожалевшей, что из предков некоторых либералов не наделали абажуров?

 - Неизвестно, что скандальнее: сама статья Скойбеды или то, что ей предшествовало? Это еще одна тема – приравнивание Советского Союза к гитлеровской Германии. Это, в принципе, тезис, пришедший к нашим общественным организациям, НКО, из Соединенных Штатов Америки, из европейской прессы. В чем смысл? Смысл в том, чтобы сделать Россию виновной, сказать, что между сталинизмом и гитлеровской Германией никакой разницы нет, поэтому Россия не по праву занимает свое место в Совете безопасности ООН, поэтому пусть она кается, испытывает комплекс вины, выплачивает репарации другим государствам и так далее.

- Но сегодня действительно все настойчивее звучат призывы России покаяться за Великую Отечественную войну?

- Чьи призывы? Это некий микромир, который муссирует данную идею покаяния России, после чего она должна будут выплачивать всем государствам различные репарации. Призывы такие есть. Но в масштабах всей страны их поддерживает не более двух процентов населения. Они устраивают различные программы дестабилизации, заявляют, что мы должны покаяться. Но почему-то никто не торопится признать преступлением США бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. 300 тысяч человек погибло от этих бомб, не считая тех, кто умер потом от радиации. И что, вы хоть раз слышали, чтобы американцы каялись по этому поводу? Нет, они говорят, что это было вызвано военной необходимостью. Это не было вызвано военной необходимостью. Это два мирных города. Там не было ни одного военного объекта. И они это прекрасно знали. Они использовали эти бомбы для устрашения. И чтобы показать Советскому Союзу: вот, посмотрите, какое у нас есть оружие.

Я что-то не слышал, чтобы польское правительство покаялось за то, что 60 тысяч красноармейцев оказались в плену  после войны 1919-1920 годов, инициированной, кстати, Польшей. 60 тысяч оказались в польских концлагерях и погибли от тифа, болезней, голода. Польское правительство что-то не кается, оно постоянно орет про Катынь. Но в польских концлагерях погибло в 3 раза больше русских, а может, и в четыре, чем в Катыни. И никто не спешит каяться. Так что тема покаяния, я считаю, - возмутительная. Это абсолютное политическое оружие, чтобы загнать Россию в угол. Потому Латвия, Литва и Эстония начнут нам выставлять свои финансовые претензии. В Польше до сих пор орут, что их самолет с президентом Качинским на борту был  чуть ли не сбит российскими спецслужбами. Бред собачий. Министр обороны Польши зашел в пилотную кабину самолета и приказал сажать самолет. Пилоты ему ответили, что туман, ничего не видно, они не могут. А он им говорит, что президент должен быть вовремя на мероприятии в честь жертв Катыни. И вот они сажали самолет по прямому указанию министра обороны Польши. Вот как это было. И после этого начинают на нас навешивать. И существует такая теория, что они там все прекрасные, а у нас тут прямо государство негодяев. Да я вам скажу, что у них государственных негодяев там побольше будет, чем у нас. Поэтому это все политические развороты. Как только на Россию происходит атака, так сразу начинается поддержка в наших общественных организациях, истерика в наших либеральных кругах. А вы знаете, какой избирательный рейтинг сейчас у Немцова? 1, 1 %. У Каспарова – 2 %. У Гудкова – 2, 7 %. И это данные «Левада-центра».

- А у Прохорова?

- 8 % получил Прохоров на президентских выборах. Но я хочу отметить, что за Прохорова голосовали многие из тех, кто не поддерживает программу покаяния России, кто не поддерживает требований встать России на эшафот и отрезать себе голову, предприниматели, люди, уставшие от коррупции, от неэффективности нашей бюрократии. Но я что-то не помню, чтобы Прохоров вышел и сказал: «У меня своровали голоса». А он сказал – ну, в общем, да, так оно и было. Но даже если что-то там не так, то максимум 10 % - это потенциал либерального электората в России. Вот говорят – все орут. А кто орет? Немцов, Гозман, Каспаров? Это меньшинство, но другое дело – что оно очень активное и очень агрессивное. Электоральная база у него ничтожная. И если уж говорить о том, кто представляет угрозу, так это коммунисты. У них – 20 % электорат.

- Но ведь говорить, что у нас все прекрасно и замечательно, – значит, тоже врать. Скажите, насколько сама система, по вашему мнению, способна к самоочищению? Ведь многие люди, которые сегодня отстаивают свободу и независимость России, уже просто устали и от чиновничьего беспредела, и от коррупции, и от неэффективности власти на местах?..

- Коррупция опасна для самого государства. Представления о том, что с коррупцией можно жить и никак на нее не реагировать – неверное. Потому что властные решения не исполняются, исполняются лишь те, которые выгодны конкретным людям. И в сильно коррумпированных системах власть обычно сама падает, она просто не способна обеспечить тех задач, которые она сама же ставит. Поэтому коррупция очень опасна. Она опасна для общества, потому что создает совершенно неверную систему критериев. О людях судят не по тому, какую ценность они представляют и что полезного они делают для общества, а по тому, сколько они смогут увести, уворовать, списать и так далее. Поэтому я всегда говорил, что центральная тема – это борьба с коррупцией. И после выборов президента в одном из интервью я говорил, что нужно реализовывать обещания по противодействию коррупции. И Болотную я бы разделил на две части. Первая – это дамочки, которые ходили туда исключительно в норковых шубках, которые все свои проблемы прекрасно решили давным-давно и у которых по полтора миллиона евро находят дома. Был Боря Немцов, который тоже прекрасно преуспел при Ельцине. Был бывший министр Кудрин, который 12 лет был во власти и вдруг оказался на Болотной площади. То есть те люди, которых совершенно справедливо назвали участниками «норковой революции». Революция миллионеров, которые не хотят этой власти, а хотят свою.

Но было очень много людей, которые выдвигали совершенно справедливые лозунги: против бюрократии, против коррумпированности чиновничества, за справедливую судебную систему. Это правильные лозунги той части Болотной, с которой нужно согласиться, поскольку очень мало таких дел. И причина как раз в том, что стал назревать потенциал несогласия с властью. Сейчас что-то задвигалось. Я так понимаю, что Следственный комитет просто не успевает реагировать, потому что очень все запущенно. Сейчас многие надеются, что Сердюков из статуса подозреваемого перейдет в обвиняемого. Надежда на это есть, потому что, например, бывший замминистра экономического развития Бельтюков был свидетелем по делу о выделении 750 тысяч Пономареву, но плавно перешел в статус обвиняемого. Согласованный по пост председателя правительства Пермского края замминистра регионального развития Роман Панов также был арестован за махинации при подготовке саммита АТЭС во Владивостоке. А когда такое было, чтобы регионального премьера задерживали в его рабочем кабинете? Не было. То есть что-то задвигалось. Конечно, хотелось бы большей прозрачности в этих делах. Я понимаю, что у власти  есть свои опасения, что если этот процесс будет таким всеобъемлющим, то он будет опасен. Сейчас в обществе укоренилось такое мнение, что если человек занимает какой-то высокий пост, то он вор. Я не говорю, что это тоже оправданно. Это такой сталинизм наоборот. Нужны доказательства преступления. Если их нет, а человека обвиняют, то это – инквизиция, такая либеральная инквизиция.

Любое правовое государство основывается на системе доказательств. Вот Франция, к примеру, считается правовым государством. Вот бывшего президента Николя Саркози обвиняют в том, что он брал 50 млн евро от Каддафи на свою президентскую кампанию. И есть якобы бумаги, доказывающие, но нет прямой привязки к Саркози. Есть бумаги, где видно, что средства направлены во Францию, куда-то. Я беседовал с французскими депутатами. Спрашиваю: «Дело есть?» «Да, дело есть, его вызывали, он объяснялся, 4 часа длился его допрос, но нет прямой привязки к нему». Я спрашиваю: «Вы сами-то как думаете, брал он деньги?»  Мне отвечают: «Да взял он эти деньги, но нет тому доказательств». Это говорят депутаты, которые были в оппозиции к Саркози, которые как раз хотели его крови. Но государство в том и состоит, что если у вас нет доказательств, то вы не можете посадить человека в тюрьму только потому, что он вам не нравится или потому, что вы внутренне убеждены, что он преступник. Это нужно доказывать, иначе мы пойдем по пути вот этой оппозиционной инквизиции. Это будет сталинизм наоборот. Сажать людей, потому что нам так кажется, что он виноват.

- Но вот некоторые ваши коллеги по партии публично заявляют, что ни разу в жизни они с коррупцией не сталкивались…

- Я не член партии «Единая Россия». Я избирался по ее спискам, но ее членом не являюсь. Это новый такой феномен. Поэтому сейчас такой разброс мнений в «Единой России» и там гораздо больше сейчас внутренних дебатов.

- А как вы оцениваете авторитет Государственной думы в глазах мирового сообщества? Не повлияло ли в худшую сторону принятие ряда неоднозначных законов, таких, например, как «Закон Димы Яковлева»?

- Знаете, я вам так скажу. 27 государств, объединенных в Евросоюз, плюс Соединенные Штаты Америки – еще не являются всем мировым сообществом. В ряде этих государств «Закон Димы Яковлева» вызвал негативную реакцию. Стали говорить: вот зачем же вы принимаете такой закон. Я спрашиваю: «Если бы 20 ваших усыновленных детей погибло на территории другого государства, что бы вы сделали?» Вот и тут начинается непонятная реакция. 20 российских детей погибло, причем 1 погиб уже после принятия закона. И даже доступ к телам нам не обеспечивали. Вашингтон нам говорил, что все находится в компетенции местных властей, что социальные службы штатов все регулируют. Так зачем же Государственный департамент США подписывал с нами соглашение об усыновлении, если он ничего не может, если все находится в компетенции штатов? Я считаю, что мы совершенно справедливо расторгли это соглашение. Если вы поговорите с арабами, с китайцами, с индусами, с латиноамериканцами, с португальцами, с греками, то они нормально реагируют, говорят – правильно мы поступили. Кстати, в большинстве цивилизованных стран иностранное усыновление  вообще запрещено. Просто в ряде стран очень сильна антироссийская заданность – в Великобритании, в Германии, во Франции уже послабее. В Италии не так сильна. В Испании, Португалии нормально относятся.

Есть, конечно, застрельщики. Активные депутаты Европарламента кричат, возмущаются! А я говорю: вы для разнообразия посмотрите, что делается в ваших странах. Далеко ходить не надо: Лондон, Афины, Мадрид… Избивают в кровь демонстрантов. А мне говорят – если так происходит в европейских столицах, это не значит, что так должно происходить в России. Так давайте договоримся об одной системе отсчета. Это у меня была полемика на пленарном заседании парламентской ассамблеи Совета Европы в Страсбурге. Я говорю: да, к сожалению, такое бывает, но ведь и у вас такое есть, так почему Россия должна становиться предметом пристального анализа, а почему мы тогда не отслеживаем полицейскую практику в Англии, Испании и так далее? Это двойные стандарты. У нас очень много проблем, но не надо нам пытаться навязать комплекс вины. Потому что на самом деле мы далеко не хуже других, а может быть, даже и лучше. 

ИСТОЧНИК - "ЗНАК"

По сообщениям информационных агентств; 14 июня 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..