Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,7560 руб.
  • Курс евро EUR: 63,6689 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,0677 руб.
Май
пн вт ср чт пт сб вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

ОТ МОСКВЫ ДО САМЫХ ДО ОКРАИН...

ОТ МОСКВЫ ДО САМЫХ ДО ОКРАИН... Духовные изыскания в сфере менталитета наций пополнились достаточно интересной работой «Идея мессианской империи как двигатель необольшевизма»[1]Егора Ершова, который позиционирует себя как «русский национал-демократ, блогер, публицист». Бог ему судья, какой он там «русский» и какой «национал-демократ», но в писательстве его отразились те «пролежни разума», которые свойственны либеральной картине мира. Которые нужно непременно обсудить, чтобы что-то понять. Не либералам, которые, думаю, ничего уже не поймут до скончания мира, а нам – людям, искренне стремящимся разобраться в жизни и чуждым заданному шаблону. Мы не красные и не белые, не монархисты и не республиканцы, не путинцы и не антипутинцы. Мы слушаем всех – и открыты всем для диалога, мы – ищем истину, а она имеет коварное свойство ускользать из заскорузлых пальцев рутинёров…

Первое, что я понял, читая Егора Ершова – причину, почему они там, на «Руфабуле», так ненавидят «российский мессианизм». Дело тут, думаю, вот в чём: столкнулись классическая европейская концепция человеколюбия, восходящая к Фоме Аквинскому и столь же родная для Европы идея пост-христианского социал-дарвинизма.

То есть на самом деле не Россия спорит с Европой, а разделившаяся в себе Европа спорит сама с собой.

Русские участвуют в этом диалоге – как законные и классические дети расы европеоидов. И русские отстаивают концепцию человеколюбия, суть которой – ВСЕОБЩЕЕ ВЫЖИВАНИЕ. То есть чтобы все выжили в итоге.

Наша принципиальная разница с украинствующими в том, что в нашей картине мира для них есть место. А в их картине мира для нас места нет.

В случае нашей победы они останутся в живых. А в случае их победы мы – нет.

Мы ведём войну принципов, они – войну на истребление. Мы стремимся зачистить духовное пространство – а они физически зачистить территорию.

Наш курс на ВЫЖИВАНИЕ ВСЕХ бесит бесов и заставляет их говорить о нашем «мессианстве». Мол, нашлись такие добренькие, им бы о самих себе подумать, а они всё никак не уймутся, за всех думать пытаются…

Потому что сами бесы либерализма изначально и фундаментально исходят из того, что всем не выжить. Это и технически невозможно, и не нужно. Упрекающий нас в «мессианизме» Егор Ершов с каким-то патологически-добродушным «выражением пера» описывает благость ассимиляционного геноцида, живущего в мечтах худших представителей украинства:

«…Крым и Донбасс, где… 23 года только советские силы говорили по-русски без малоприятных для многих жителей этих регионов оговорок, мол, «это временно», «иначе нас не поймут наши балтийские и кавказские братья», «наши дети должны уже перейти на мову» и т.д.»

А вы знаете, что турки не всех армян убили на турецкой территории? Некоторых армян они отуречили. И теперь потомки этих армян сами себя считают турками, но исследования показывают, что это армяне, сменившие веру, язык, традиции, имена и т.п. Об этом интересное исследование публиковалось в познавательной газете армянской диаспоры «Ноев Ковчег»…

Вы понимаете, что Егор Ершов совершенно открыто видит в русских на Украине таких вот отуречиваемых армян? В его планах хорошо – если они будут постоянно извиняться за свой язык и имя, за род и происхождение, а дети их уже перейдут на «турецкий» (т.е. мову). А если им это не нравится, если каяться за национальность свою они не хотят – то они «совки» и враги рода человеческого…

Никто из либералов никогда не объяснил, почему русские дети в европейской (якобы) стране должны отуречиваться, превращаться в янычар? И в итоге злобно резать родных по крови братьев, как это принято у потурченцев (которые страшнее турок, ибо в отличие от природных турок были сломлены, прошли обряд отречения, иудства, гнуснейшего предательства собственной крови)?

Почему, например, не могут сосуществовать русский и украинский языки, как сосуществуют в Швейцарии[2] немецкий, французский, итальянский? И не ходит швейцарский француз с извинениями - «это временно», «иначе нас не поймут наши провансальские братья», «наши дети должны уже перейти на немецкий»?

Чем плох русский язык, один из языков общения ООН? Не тем ли, что социал-дарвинисты хотят превратить одну нацию в навоз, в питательное вещество, которой будут вскармливать и раздувать другую, бройлерную нацию-скороспелку?

Здесь мы встречаемся с тем ключевым пунктом либерализма, который (наверное, через богоотрицание) пришёл к убеждению, что любовь не может быть метафизической, «ко всем».

И потому, по закону сообщающихся сосудов, любовь к одному народу – это обязательно ненависть к его соседу, любовь к одному человеку – проявляется через ненависть к другим людям и т.п.

Ведь что такое рыночная апологетика? Это сверхвозможности для одного за счет полного бесправия и даже смерти другого.

Что такое современный украинизм? Это попытки скормить украинству всё, что есть не-украинского…

+++

Итак, «мессианство» русских – это стремление некоторых русских думать с широкими обобщениями, а не только в рамках эгоистической конкретики.

Но это не свойство русского мышления, это вообще свойство человеческого мышления, отличающее его от животного, звериного.

Мысль человека способна сформулировать представления о неких абстракциях, зверю непостижимых: о справедливости вообще, а не только в отношении меня, о добре вообще, а не только относительно меня, любимого…

Таким вот людям, склонным к «обобщающей мечтательности» рыночный либерализм в грубой форме рекомендует «жрать и заткнуться».

Мол, ты сам не разорён – какое тебе дело до разорённых? Ты сам не голодаешь – какое тебе дело до голодных?

Твой город не бомбят – какое тебе дело до Донецка, который бомбят?

Чисто звериное шкурничество…

Нельзя сказать, чтобы рыночная пропаганда «жри и заткнись» не имела успехов в РФ. Имеет, и ещё какие, чему одно из свидетельств – русскоязычный Ершов, убеждающий жителей Донецка каяться, что они по-русски говорят…

Но всё же в России есть определённое количество людей, которые хотели бы посмотреть на мир несколько шире, нежели зрачками животного. И найти то, что И.Кант (кстати, некоторое время бывший русским подданным) называл «максимой всеобщего поведения».

Русские требуют общих определений, неких общих принципов – когда «сепаратизм», например, не только отделение Донецка от Украины, но ещё и отделение Украины от России.

И говорить о сепаратизме, не затрагивая украинского сепаратизма в России – глупо, слово теряет смысл…

Такое вот требование справедливости для всех, справедливости по И.Канту[3] - именуется с великой ненавистью «русским мессианизмом» и шельмуется изданиями вроде «Руфабулы».

Либералы не понимают, что ОБЩИЙ ЗАКОН (ПРИНЦИП) ДЛЯ ВСЕХ – это основа банального права, юридическое понятие, а не какое-то там "мессианское".

Именно поэтому либерализм фундаментально несовместим с законностью и правопорядком и на практике всегда оборачивается воровским разгуляем, в стиле 90-х…

+++

Ершов искренне верит, что наше огромное желание – «быть мессианской империей»[4]. Ершов (это вообще свойственно либералам) не умеет отличать желания от необходимости. Он думает, наверное, что антилопа убегает от льва, потому что «не видит себе иного статуса, кроме как бегать»…

Антилопа, может быть, и хотела бы не бегать, сломя голову, да только тогда её быстро не станет…

Русский мессианизм – это тяжкое бремя, возложенное на русский народ Провидением и историей. Русский народ такому бремени не только не рад, но и периодически совершает попытки от него избавиться, переложить на другие плечи.

Но эти регулярные попытки натыкаются на две неизбежные реакции:

1. Русский народ пытаются уничтожить, «окончательно решив русский вопрос» по лекалам Гитлера.
2. В целом на планете катастрофически возрастает хаос и беззаконие, погружая человечество в пучину варварства (что пугает русских, как часть человечества – они не хотят быть в пучине варварства).

Поэтому попытка избавления от русского мессианизма через какое-то время признаётся неудачной, и мессианизм поневоле возвращается. Некому больше за порядком следить.

Ну, не тянут американцы на роль мирового арбитра – это всё равно, что вора и взяточника судьёй посадить, а потом охать над несправедливыми приговорами…

Получив в 1991 году мировую гегемонию, тогда безусловно признаваемую Россией, США использовали её не для развития человечества и даже не для простого сохранения порядка.

Свою гегемонию они использовали для грабежа и мошенничества, обобрав всё человечество, разрушив все социальные системы и в итоге погрузив XXI век в Средневековье…

Если бы США так не поступили – думаю, Россия им бы до сих пор поддакивала – как смотрит она до сих пор американские фильмы, и слушает англоязычные песни. И, кстати, ходит в американского типа каскетках с англоязычными лейблами…

Если бы США занимались бы инновациями, космосом, борьбой с голодом, с изменениями климата, энергетикой и т.п. – Россия оставалась бы с министром Козыревым на иностранных делах.

Вместо этого США развязали два десятка кровавых и чудовищных войн, устроили кучу геноцидов, сводя под ноль целые народы, а в покорной РФ довели дело до того, что детишки стали с голодухи комбикорм для скота кушать…

Кто заставлял Америку так себя вести, быть не судьёй мира, а слоном в посудной лавке? Неужели покорная РФ, которая в начале 90-х и пикнуть не смела?! Не может быть…

Я вам скажу, кто: рыночный либерализм, вот кто. Войны и геноциды в рыночной экономике развязываются с целью «распилов» и «откатов», в интересах частных лиц, которым важно лишь урвать куш и сбежать. Им наплевать и на будущее человечества, и на будущее своей страны (США ли, России ли – неважно).

Банкиры устраивают «big boom», всякий раз боясь упустить удобный случай, хватают свою маржу и скрываются на огромных яхтах в сторону экваториальных морей. Разожжённый же ими пожар полыхает уже без них, потому что это поджечь легко (особенно если спичку СВЕРХУ подносить) – а потушить, когда занялось огнём – очень трудно…

Россия и русские не стремились к мессианской роли и тяготятся ею. Они охотно бы уступили эту роль кому-нибудь (при Горбачёве всерьёз рассматривалась Америка), но…

Конец всегда один: мир погружается в хаос, и России приходится возвращаться.

Исчезновение Российской Империи в 1917 году обернулось не только жутчайшими эксцессами большевизма (их можно списать на порочность «ватной русни», хотя большевизм, конечно шире России и русских). То, что западный мир в себе выносил БЕЗ Российской империи, называется «фашизм» и олицетворено Адольфом Алоизовичем Гитлером. Здесь уж на «ватную русню» ничего не свалить, плод законнорожденно-западный, причем сегодня грозящий повториться близнецом.

Итак, Российской Империи не стало. Дальше побеждавшая Германия почему-то вдруг капитулирует (поясню -масоны) и возникает «Версальская Система», которую западный мир делал без России. Он её сделал так дико, уродливо и несправедливо, что все западные нации между собой перессорились, ну и в итоге Адольф Алоизович…

А у России в 30-е годы – столько собственных внутренних проблем! Как не хотела Москва вмешиваться в европейскую кашу! Как она хотела, чтобы Европа сама разбиралась с Адольфом, силами США, Англии и Франции… Пакты всякие подписывала – и с теми, и с этими – мол, воюйте вы между собой, меня не трогайте…

Ну этого, конечно, не получилось, и русский Ваня в итоге ВЫНУЖДЕН БЫЛ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ снова взвалить на себя мессианскую роль. Были удалены инфернальные силы, выстроен какой-то миропорядок, завершённый в Хельсинки в 1975 году актом о нерушимости границ в Европе…

Народы мира вспоминают о 70-х как о благословенном времени покоя и благоденствия. «Мои родители при тогдашних доходах купили этот дом» - рассказывал мне итальянский инженер – «Я сегодня, конечно, уже не смог бы его купить»…

Вот такой спокойный и благоустроенный мир, в котором основные проблемы были уже решены, усталая Россия передала Америке в доверительное управление. И понеслось…

США, видимо, убеждены, что день, прожитый без геноцида – это день, прожитый зря. В считанные годы планета погрузилась в такой хаос, что отчетливо запахло 30-ми годами ХХ века и копотью факельных шествий нацистов…

И вот итог: Россия снова встала на вахту. А куда деваться? Ведь жить то хочется – а нас откровенно пытаются всех убить… Опять же, справедливость: ну хоть какая-никакая, хотя бы общих чертах, должна же быть, как жить без этого? А её в мире уже давно – никакой…

+++

Ершов много рассуждает о мессианизме московитов, петербуржских царей, а после – советском мессианизме. И приходит к тому выводу, что советский – самый для «ваты» предпочтительный.

Но ларчик открывается просто: нужно только понимать ЭТАПНОСТЬ истории. Почему для Ершова удобный ноутбук «предпочтительнее» первых компьютеров, занимавших многоэтажные здания и работавших на перфокартах? Не потому, что те, первые компьютеры были плохие – для своего времени они были очень хорошие.

Но прогресс не стоит на месте: взамен устаревающих моделей появляются новые модели. Московское царство сменяется Петербуржской империей, а та – Советской Державой…

В нашей любви к советизму нет ничего иррационального и даже почти ничего чувственного. Утопающий любит ведь спасательный круг не за то, что он красный, и не за то, что он круглый. Будь он синим или квадратным – утопающий так же неистово хватался бы за него, потому что он ПЛАВАЕТ.

Советская власть рождалась очень плохо, при родах была травмирована и отравлена всякими маразмами. Она жила, тяжело болея, её недостатки с годами всё более выпукло очевидны, а её смерть во многом естественна, и связана с диспропорциями её строения.

Советскую власть можно сравнить с несовершенной моделью первого летательного аппарата, который летал низко, неуверенно, а потом ещё упал и разбился вдребезги…

Но именно с первого, неуклюжего летательного аппарата начинается, как вы понимаете (и не понимает Ершов со своей забесовленной «Руфабулой») – ЭРА АВИАЦИИ.

У советской власти было плохое начало и плохой конец, но на данный момент она является у человеческой цивилизации высшим пиком подъёма. Будем надеяться, что системы будущего этот пик превзойдут, и многократно… Но пока этого и близко нет. Рыночный либерализм настолько примитивен, что не находит себе аналогов не только в минувшем веке, но даже и в веке XIX-м.

Предлагаемый, как система мироустройства, он показывает всю умственную нищету и конструкторскую беспомощность Американской Империи.

Для того, чтобы родить систему «сильный пожирает слабого» - не нужно было человечеству даже из пещер выходить.

Даже «древние» социально-экономические модели Луи Бонапарта или Бисмарка значительно сложнее и интереснее американской топорной выдумки…

+++

Советская власть интересна мировой истории тем, что она придумала систему ВСЕОБЩЕГО ВЫЖИВАНИЯ, и не только придумала, но и с успехом в итоге запустила. Она создала модели человеческого сотрудничества, на которых может быть основано единство человечества, мирное сосуществование людей и народов – а не бесконечные войны made in USA. Советская власть придумала уютный мир, в котором не обязательно убивать, чтобы выжить, и не нужно подавлять других – чтобы отстоять собственное достоинство.

Мы можем бесконечно перечислять недостатки советской власти, но этих её достоинств уже не отнять. Советская власть являлась этапом развития человеческой цивилизации, тогда как американская власть является сворачиванием человеческой цивилизации. В советской власти было место для всей человеческой культуры от Гомера и Данте до Бредбери и активно переводившегося в СССР Стивена Кинга. А под американской властью не останется скоро никого, кроме рыгающего Шрека да полоумных укров, «выкопавших Чёрное море» с помощью американских инструкторов…

Анализируемый нами Ершов спрашивает своих читателей: «Что же пытались противопоставить большевизму белые? Идея единой неделимой России была, конечно, имперской, но белое имперство было не мессианским, а легитимистским. Мол, это законные границы России, которые до Учредительного Собрания нельзя менять даже теоретически и всё такое. Врангель же и вовсе отказался от единой-неделимой, заключив союз не только с Польшей, но и, страшно сказать, с Украиной. А мессианство... Да какое у белых могло быть мессианство, если одной из основ движения был принцип непредрешенчества?»

Так-то верно, конечно, но главное не в этом. Попытаюсь объяснить, в чём ГЛАВНОЕ, до меня тоже не сразу допёрло… Мы с Ершовым – люди одного поколения, внучата дедушки Брежнева. Он неблагодарный, я благодарный, но дело не в этом. Мы оба – заласканные и забалованные. Мы – из той детской песенки, которую пели в 80-х:

Шоколада полон дом, «мармалада» полон дом,
Класть игрушки некуда давно…

За нами следили медики и педагоги – чтобы мы не перетрудились, не переучились, не перегрелись, не обос…лись в штаны и т.п. Нам очень трудно понять психологию рабочего или крестьянина начала ХХ века, тех людей, кто составлял более 90% населения России. Только теперь, постепенно, знакомясь с «прелестями» рыночной, капиталистической бытовухи, мы потихоньку начинаем разбираться в накале чувств революционного времени.

Именно мера ужаса положения наших дедушек и бабушек обусловила абсолютное отторжение ими белых, хотя у белых было и много достойных людей, и много здравых идей (не зря же Сталин их золотые погоны в 1943 вернул!).

У людей три поколения назад была только одна мысль: вырваться из кошмара, который клубился веками, не давая 90% населения ни охнуть, ни вздохнуть, не говоря уж о том, чтобы жить по-человечески[5].

Все прочие доводы для «красных» отошли назад, отступая перед могучим инстинктом самосохранения и в чем-то даже животной (по происхождению) ненависти живого существа к своему мучителю и истязателю.

Когда вопросы первичного выживания были как-то решены в рамках советской власти – постепенно и кургузо стали появляться более сложные вопросы бытия, началась трансформация советского общества в общество полноценное (сходные процессы шли во всём мире под влиянием и давлением СССР).

Напрасно «брежневский внучонок» Ершов приписывает выпускникам курных изб, вкушавших лебеду с отрубями, как деликатес, жертвам 15-часового рабочего дня на фабрике сложные фантомы «мессианизма». О чём они точно не думали – так это о градусах мессианизма у белых и красных.

Оттого, кстати, и проворонили образование Украины, которую – если бы больше думали об империях – надо было бы уже тогда прикрыть… Думаете, не смогли бы? Товарищ Сталин бы не смог?! Но мы же за всевыживание - в том числе, чтобы и эти недотыкомки живы остались... И вот теперь те, кому мы разрешили быть - запрещают быть нам...

Только у идиотов (к каковым относимы большинство либералов) вопросы первичного физиологического выживания оказываются оттеснены разного рода возвышенными идеологическими конструктами.

На самом деле, конечно, любой нормальный человек сперва должен проверить своё наличие в списках живых – прежде чем предаваться далеко идущим идеологическим размышлизмам…

+++

Либералы во всём разбираются плохо, но особенно плохо – в экономике. Для них экономика – это уравнения высшей математики, которые решают яйцеголовые студенты ВШЭ, проценты, которыми играет бабушка Набиуллина и «валовые показатели», которые тасует дедушка Улюкаев…

На самом деле экономика – это зримая и грубая вещь, выраженная стаканом молока или кефира на вашем столе, вашим новосельем, вашими штанами или необходимыми вам лекарствами.

«Экономика», представленная либералами типа А.Кудрина может «расти» без вас, помимо вас и даже напрямую за счёт вас. Она будет «расти» на графиках и «в целом», а вы помрёте, и никто не вспомнит…

Убаюканные Брежневым, мы думаем, что слова «Россия» или «Украина» означают ВСЕХ жителей. А нужно, на самом деле, посмотреть ПЕРСОНАЛЬНЫЙ СОСТАВ, который имеют в виду, употребляя эти слова. Идея всевыживания отставлена давно: очень может быть, что я или вы в списках живых уже не значимся.

Они не обязательно врут, когда говорят – «Украина идёт в Европу». Нужно просто проверять списки признанных живыми. Очень может быть, что коротенький список персоналий, ими называемый «Украина» дойдёт до Люксембурга и дальше. А вот что будет с теми, кого в список не включили?

Уже в наши дни выбраковка сограждан из жизни принимает катастрофический характер, речь идёт уже не о единицах, а о миллионах загубленных судеб «лишних» людей.

Причем тем, кого кормёжки не лишают, предлагают трупы на улицах не видеть и вообще «жрать и заткнуться, не твоё дело».

Но кто будет сочтён «лишним» завтра? Я? Или Ершов? Или кто-то ещё? Этого никто не знает. Вращается барабан «гусарской рулетки», а это жестокая игра. И в рыночной экономике она – бесконечна…

Нам нужна советского типа плановая экономика – прежде всего для того, чтобы не провалиться в описанный подробно Лесковым, Буниным, Толстым, Успенским кошмар. Который ничуть не мешает «росту экономики» по-кудрински, и даже ей полезен, ибо снабжает её дешёвой, на всё согласной рабочей силой и позволяет минимизировать расходы госбюджета…

Ершов же и «Руфабула» выставляют нас дурачками, которые беспричинно прицепились к архаическому укладу, который для них не более, чем эпоха строительства египетских пирамид. Недаром же либералы (включая Ершова) говорят о «беспочвенной ностальгии» русского народа по советским временам!

Ничего себе «беспочвенной»! Это же в буквальном смысле слова вопрос жизни и смерти! Инстинкт выживания Ершову хоть что-нибудь говорит? Или для него и это «беспочвенно»?

+++

Мессианство не является для русского народа ни его «мечтой», ни делом свободного выбора. Оно складывается из двух принудительных компонентов: желания выжить и понимания ситуации.

Если понимание мировых процессов у русских тускнеет – они отходят от «мессианства», устав и замучившись тащить планетарную справедливость на себе.

Но в этом случае бывших «жандармов Европы» (предлагаю с другой, положительной стороны взглянуть на этот термин – ведь жандарм представитель правопорядка, а ему противостоит криминал!) начинают бить и изводить, причём торопливо и тотально[6].

А поскольку жить-то хочется, то «жандарм Европы» (и, в новых условиях – планеты) достаёт пыльное оружие и отбивается по мере возможностей и генеральских талантов.

Легкомысленный фатализм в опусе Ершова таков: «Какой же главный вывод всем нам стоит сделать? Мораль сей басни такова: идея мессианской империи с центром в Москве здесь и сейчас губительна для русского народа и мы явно не доживем до времени, когда она перестанет быть губительной». На этом он, собственно, и закончил.
При этом Ершов не задался вопросом – почему народ на протяжении столь долгого времени избрал для себя «губительную» идею? Почему за века не разочаровался в ней, если она «губительна» и не избрал иной путь?

Почему – если идея «губительна» - «Мессианская империя с центром в Москве» не погибла? Ведь губительное губит, нет? И ещё долго не погибнет (по крайней мере, Ершов полагает, что «явно не доживет» до её конца)?

И в чём губительна идея мессианства (то есть стремление ко всеобщей справедливости, а не только личной выгоде)? И чем тогда «спасительна» противоположная ей рыночная эгоистическая идея?

Нет ответа. И не может быть. Антисоветизм загнал сам себя в тупик – потому что ничего, кроме джунглей с дикими зверями, он предложить и сконструировать не умеет…



[1] https://rufabula.com/articles/2016/10/20/the-idea-of-the-messianic-empire

[2] Языки Швейцарии, признанные законодательно в качестве официальных, представлены немецким, французским, итальянским и ретороманским языками

[3] По Канту, благодаря наличию воли человек может совершать поступки, исходя из принципов. Если человек устанавливает для себя принцип, зависящий от какого-либо объекта желания (например, Украины), то такой принцип не может стать моральным законом, поскольку достижение такого объекта всегда зависит от эмпирических условий. Только безусловный принцип, т.е. не зависящий от всякого объекта желания, может иметь силу подлинного морального закона. Скажем, сепаратизм осуждаем во всех случаях (включая отделение Украины от России) – или ни в каких.

[4] Пишет: «Констатируем очевидное: единственный статус страны, который устроил бы россиянскую патриотическую общественность — статус мессианской (не абы какой, а именно мессианской) империи».

[5] Классик мировой литературы, человек глубоко православный, почитавшийся в революционных кругах «реакционером-монархистом», Н.Лесков (тот самый, автор «Левши») – так описывает будничные реалии окружавшей его жизни «освобожденного» либеральными реформами народа, прежде не знавшего голода:

«Из голодавших зимой деревень ежедневно прибывали в город толпы оборванных мужиков в лаптях и белых войлочных колпачках. Они набивались в бурлаки из одних податей и из хлеба и были очень счастливы, если их брали сплавлять в далекие страны тот самый хлеб, которого недоставало у них дома. Но и этого счастья, разумеется, удостоивались не все. Предложение труда далеко превышало запрос на него. Об этих излишних людях никто не считал себя обязанным заботиться, нанятые были другое дело о них заботились. Их подпускали к пище при приставниках, которые отгоняли наголодавшихся от котла, когда они наедались в меру. До отвала наголодавшимся нельзя давать есть, эти, как их называют, "жадники" объедаются, "не просиживают зобов" и мрут от обжорства. Недавно два такие голодные "жадника" - родные братья, рослые ребята с Оки, сидя друг против друга за котлом каши, оба вдруг покатились и умерли. Лекарь вскрыл трупы и, ища в желудке отравы, нашел одну кашу, кашей набит растянутый донельзя желудок, кашей набит был пищевод, и во рту и в гортани везде лежала все та же самая съеденная братьями каша. Грех этой кончины падал на приставника, который не успел вовремя отогнать от пищи наголодавшихся братьев "жадников".

Недосмотр был так велик, что в другой артели в тот же день за обедом посинели и упали два другие человека, эти не умерли только благодаря тому, что случился опытный человек, видавший уже такие виды. Объевшихся раздели донага и держали животами пред жарким костром. Товарищи наблюдали, как из вытапливаемых бурлаков валил пар, и они уцелели и пошли на выкормку. Все это сцены, известные меж теми, что попадали с мякины на хлеб…».

Иван Бунин – уж как большевиков не любил, даже книгу о них в эмиграции ругательную написал, да не одну. Монархист, убежденный «белый», дворянин, один из тончайших мастеров русского слова – в своих произведениях ахает, оглянувшись на жизнь: «…чернозем на полтора аршина, да какой! А пять лет не проходит без голода». «Город на всю Россию славен хлебной торговлей – ест же этот хлеб досыта сто человек во всем городе».

[6] Комиссия ГД РФ в 1999 году заявила, что Б. Н. Ельцин проводил геноцид, стоивший жизни к 1998 году 5 млн. граждан. Обвинение Ельцина (а экономикой при Ельцине занимались западные советники и их ставленники) в геноциде поддержало 238 депутатов ГД РФ, при этом счетная комиссия признала 46 бюллетеней недействительными. Получается, что большинство законно избранных законодателей России официально обвинили прозападный курс власти в геноциде собственного народа! Беспрецедентное в истории событие…

Александр Леонидов; 21 октября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.