Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

"Business" - это "дело" а не "кража"

"Business" - это "дело" а не "кража" ​В 2015 году в главной стране нашего Содружества, России, насчитывалось около двух миллионов малых и микропредприятий (до 100 человек занятых с оборотом до 400 миллионов рублей) и 13,7 тысячи средних предприятий (от 101 до 250 занятых с оборотом до миллиарда рублей). Около 60 процентов МСП приходится на розничную и оптовую торговлю, 12 - на строительство и 10 процентов - на обрабатывающее производство. Добавьте 2 миллиона 413 тысяч индивидуальных предпринимателей и получите примерно 25 процентов занятых в малом и среднем бизнесе от общего количества трудоспособного населения[1].

Исследования, проведённые одной из организаций, представляющих интересы малого и среднего бизнеса, свидетельствуют: около 60 процентов предпринимателей не уверены в своём будущем, а примерно половина согласны потерять в размере заработка, но выиграть в его надёжности.

Простая мысль из цыганской песни «лучше много раз по разу, чем ни разу много раз» - постепенно торит себе дорогу через чертополохи «перестроечной» воспалённой одержимости «шиком и блеском куртизанок».

Оказалось, что у куртизанок есть не только блеск, но и нищета – о чем нас вроде бы в советское время предупреждало издательство иностранной литературы…

С 2010 года в малые предприниматели валом повалили люди из рецессивных отраслей. Организационная структура экономики меняется в пользу менее эффективного мелкотоварного производства, когда инженеры переквалифицируются в торговцев. От хорошей жизни в МСП не пойдёшь: зарплата там в среднем 15 774 рубля в малых и микропредприятиях, 26 тысяч рублей - в средних предприятиях. Это ниже среднего показателя по стране (33 тысячи рублей).

Что и неудивительно: «ЭиМ» устала уже с цифрами, цитатами из учебников истории и формулами доказывать, что частный бизнес ориентируется на уровень государственных зарплат с неизбежным коэффициентом понижения. Если за «выкопать яму» государство платит рубль, то бизнес, во-первых, ни в коей мере не намерен переплачивать (то есть госрасценки для него потолок – и его нельзя упрекать, рачительный хозяин себе убытков не нанесет). Во-вторых, бизнес работает с теми людьми, кого «в государство» не взяли (потому что служить стране, слов нет, почетнее и престижнее, чем батрачить на частника, и если есть возможность стать служащим – никто не пойдёт слугой).

Имея дело с людьми, уже отвергнутыми госпредприятиями, частный бизнес штрафует их за эту отвергнутость вычетом. Вот как это было в царской России: В 1900 году средняя зарплата составляла 299 рублей в год. Но к рабочим государственного сектора было иное отношение, им рассчитывали зарплату по социальным критериям – по минимально необходимому для жизни набору[2].

Т.н. «Высочайше утвержденные комиссии по улучшению быта рабочих» того или иного ведомства рассчитывали «социально-минимальную оплату труда». В военном ведомстве на 1900 год такая комиссия рассчитала минимально-необходимую зарплату рабочего в 612 рублей в год, в два раза выше той суммы за которую рабочий готов был (и принужден) в рыночных условиях наниматься[3].

Собственно говоря, в наши дни изменились только цифры. Принципы же продолжают действовать те же. Государство исходит при установке расценок из ПОТРЕБНОСТЕЙ наемника, а частный предприниматель – из ВОЗМОЖНОСТИ. То есть: не сколько человеку нужно для жизни, а за сколько он готов наниматься…

В этом нелепо упрекать бизнесмена. Во-первых, он не богадельня, чтобы платить за труд выше рыночной цены. Он разорится, если так будет делать. Во-вторых, он и сам в современной РФ еле-еле сводит концы с концами. «Вовсе не сыром в масле катаются бизнесмены и их наёмные работники, а выживают, как, впрочем, и абсолютное большинство населения страны» - делает вывод проницательный и глубокий обозреватель «Парламенской газеты» Ю.Скиданов, ни в какой «оппозиционности» не замеченный, статусная фигура...

Он же делает вывод, под которым готов подписаться весь коллектив «ЭиМ»: «Мировой опыт показывает, что небольшие предприятия всегда служат дополнением к основному, массовому производству и наиболее эффективны там, где неэффективны крупные, вертикально интегрированные структуры». Тут чего добавишь, если всё точно сказано[4]?

Однако МСП России до сих пор не соответствует мировому уровню, несмотря на то что на его поддержку государство направило только в 2013-2014 годах около 135 миллиардов рублей.

Вклад в национальный продукт малых и средних предприятий России мал - всего 20 процентов.

А вот в КНР он составляет около 50%, причём китайские предприниматели обеспечивают около 53 процентов невообразимого китайского экспорта. У глянца есть обратная сторона. Газета «Завтра» свидетельствует: «реально поддерживает так называемую постиндустриальную экономику… валовый продукт, который создаётся Индией и Китаем. В 2010 году экономисты посчитали, что если из мирового валового продукта вычесть Индию и Китай, то он окажется на уровне 1980 года. А как создаётся валовый продукт Индии и Китая? Китайцы говорят, что у них 50%-60% даёт ручной труд, у индийцев — порядка 70%. То есть налицо сверхэксплуатация ручного труда сотен миллионов индийцев и китайцев, которая поддерживает на плаву паразитарную экономику…»[5].

Что мешает российскому МСП? То же, что и другим организационным формам: по результатам опроса ВЦИОМ, частники назвали такие сдерживающие факторы для развития бизнеса, как нестабильность рубля, высокий уровень налогообложения, снижающийся спрос, неопределённая экономическая ситуация.

При этом либералы в правительстве видят у бизнеса совсем другие проблемы: чрезмерное надзорное давление государства, частота внеплановых проверок, необходимость «надзорных каникул» для МСП, сложность системы предоставления предпринимателям информации от госорганов, отсутствие у регионов возможности самостоятельно устанавливать низкую ставку платы для предпринимателей за аренду помещений, находящихся в государственной и муниципальной собственности…

Либералы в правительстве и реальный бизнес разговаривают на разных языках.

Либералы в силу их тупости (если не говорить о национальной измене) – думают, что главная радость для вороватого бизнеса сбежать от проверяющих и налогов не платить, никакой информации о себе не сдавать. Задарма получить при этом офис и дешёвый кредит (что есть недобросовестная конкуренция к тем, кто получает дорогие кредиты и офисы снимает за полную стоимость).

Либералы думают, что в регионах местные чиновники спят и видят – как бы поскорее снизить «плату для предпринимателей за аренду помещений, находящихся в государственной и муниципальной собственности». На деле, думаем, учитывая плачевное положение всех региональных бюджетов, регионы используют рычаг в обратную сторону…

А ведь либеральному кублу говорят с мест, люди, которые гробят себя за прилавками реального малого бизнеса: это всё третьестепенные проблемы, они конечно, нервы мотают, но не в них дело! Вы нам надёжные цены дайте, растущий спрос, уверенность и стабильность – а там хоть каждый день проверять приходите!

Расхождение в списке проблем у практиков МСП и либералов-макроэкономистов не случайно. Оно есть следствие в корне разных подходов к самым ключевым вопросам предпринимательства.

Кто такой сам по себе, по определению малый (или средний) предприниматель? Он звено в цепи разумной, рационально, ко всеобщей пользе, рачительно управляемой экономике? Или же он одинокий волк, который рыскает по дикому полю в поисках: где бы чего украсть, где бы падалью разжиться?

Из чего складывается (фундаментальнейший вопрос!) предпринимательский доход, прибыль малого предприятия? Она растёт вместе с ростом продуктивности, производительности его труда? Или же она зависит от «ловкости верчения» и беспринципного мародёрства по отношению ко всему, что «плохо лежит»?

Нетрудно заметить, что либералы исходят из второй концепции предпринимательства: бизнесмен есть одинокий волк, действующий на свой страх и риск. Он в их концепции не заполняет, не латает дыры в национальной экономике, а наоборот, пронырливо ими пользуется. И потому в либеральной концепции предприниматель заинтересован, чтобы дыр стало побольше, а контроля за его пиратскими галсами - поменьше.

Это – одна из самых разрушительных сторон теории «свободы личности» и «частной инициативы» в либерализме. Предлагается плодить хищников, которые воспользуются провалами и недостатками народного хозяйства, вырвут оттуда с мясом себе личную прибыль – лишь бы только контнольно-надзорные органы подальше отошли.

Но ведь любой разумный человек (не либерал) понимает, что прибылью общество награждает точно так же, как тюрьмой – наказывает. Лучшая прибыль должна идти лучшим людям, как награда за их большой вклад в общее дело! Только в этом случае общество будет развиваться, а не деградировать, а предпринимательство – работать на цивилизацию, а не сползать к банальнейшему криминальному «беспределу»…

Поясню на модели, как растёт прибыль от продуктивности, а как она же растёт от пронырливости.

Допустим, человеку дали сад. Сад является (в целом) тем сырьём, из которого в экономическом смысле производятся яблоки. То есть дано сырьё из которого можно (реально, а не на бумажной бирже) сделать товар. В нашем случае – яблоки. Раз вопрос с сырьём решен – встаёт вопрос со сбытом. Допустим, человеку пообещали покупать у него яблоки, сколько бы он их не вырастил. При этих условиях бизнесмен становится ЗВЕНОМ в цепи, а не одиноким волком. Он берёт от общества заказ, выполняет заказ и получает за это предпринимательский доход.

Он, конечно, хочет, чтобы доход был побольше. И у него есть для этого сметка, смекалка, хозяйская рачительность, личный интерес. Если он (допустим) сдаст 100 яблок, то получит 100 рублей. Если 200 – то двести рублей. А если все четыреста – то четыреста рублей получит, вчетверо увеличив свой личный доход.

Личная денежная заинтересованность, которой так не хватало советской экономике (при всех её безусловных плюсах) – налицо.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда человеку скинули землю, ничего не заказав, и никуда ничего брать не обещали. Яблоки он там вырастит или коноплю – всем наплевать. В таких условиях ПРИБЫЛЬНОСТЬ НАРАСТАЮЩЕЙ ПРОДУКТИВНОСТИ отступает на второй план, а то и вовсе исчезает.

На первый же план выходит вороватая пронырливость дельца в худшем смысле этого слова. Уболтав «лохов», «впарив» им 100 яблок по 3 рубля за штуку, он получит больше, чем за 200 яблок по рублю. В любом случае найти сбыт для него куда важнее, чем наращивать продуктивность сада.

Если он НЕ продаст 100 яблок, то его убытки будут в 4 раза ниже, чем если он НЕ продаст 400 яблок. Понимаете? Он заморочен поиском ускользающего покупателя, а вовсе не ростом товарного производства. У него (чаще всего) – большая часть производственных мощностей попросту простаивает в отсутствии сбыта всего, что на них можно было бы произвести!

+++

Главный вывод: очевидные и нарастающие проблемы российского бизнеса лечат совсем не теми «припарками», которые подходят к его болезни.

Ему дают совсем не то, что ему потребно, а зачастую и прямо противоположное его потребностям. Его сметку, смекалку, хватку, хозяйский догляд, личный интерес – используют не во благо экономике, а ей назло.

Сокращая зарплаты, пенсии, социальные пособия, занимаясь «жёсткой экономией» денежных бумажек – правительство глушит бизнес, как рыбу глушат динамитом.

Потому что если нет спроса покупателя – ничего не поможет: ни дешёвые офисы, ни низкие налоги, ни полный разгон всех проверяющих надзирателей…

Ноль – он и есть ноль, как его не дели, или наоборот, как его на него самого не умножай.

В реальной жизни проблемы сферы бизнеса неотделимы от его страны, народа.

Если, конечно, речь не идёт о ворах – но о них разговор отдельный…



[1] По данным «Парламентской газеты», 26 мая 2016 года

[2] Весь экономический опыт царизма доказывает, что успех сопровождал царизм там, где царизм брался активно управлять экономикой, а провалы следовали там, где царизм пытался в духе либеральной концепции покровительствовать «экономическим свободам». Экономика эффективно развивалась только там, где она была жёстко подчинена социальным задачам, в условиях подавления собственно экономических интересов, и разваливалась там, где, казалось бы, ей только и развиваться: в условиях полного приоритета экономических целей над социальными.

[3] К.Ф.Шацилло, «Первая революция в России», М-1985 г.

[4] Тем не менее в России есть сфера, где малый и средний бизнес играет стратегическую роль. Это сельское хозяйство. Составляя около 20 процентов от общего числа предприятий малого и среднего бизнеса, частные и подсобные хозяйства производят почти 44 процента всей сельхозпродукции в стране, лидируя по рентабельности и объёмам производства. Это обусловлено спецификой деревенской жизни и труда на земле, где обособленные коллективы идеально соответствуют организационным формам МСП.

[5] «Завтра»// «Омерзительная семёрка», Андрей Фурсов, 2 июня 2016

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 7 июня 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.