Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

​ГРУДИНИН: ВОСТРЕБОВАННЫЙ ВРЕМЕНЕМ!

​ГРУДИНИН: ВОСТРЕБОВАННЫЙ ВРЕМЕНЕМ! Поддержка народом В.В. Путина, как стратега, полководца, как сильного политического лидера – не отменяет необходимости в сильном экономическом блоке. Результат П.Н. Грудинина, воспринятого именно как экономист – подтверждает это. С одной стороны, совершенно очевидно, что первым лицом должен быть стратег, полководец, доказавший свою успешность Защитник (с большой буквы). Экономист первым быть не может: всё, что делает беззащитный человек – он делает не для себя. Пока стратег не отразил иностранного покушения – любая экономическая деятельность бессмысленна (что мы и видели в пору краха СССР и в 90-е годы). Если урожая ждать год, а орда сожжёт поля уже завтра, то задача отражения орды важнее урожайности.

Но приоритет стратегии над экономикой – не отрицает необходимости экономики и сильного экономиста в качестве второго (третьего, пятого) лица в государстве. Триумфальный нацлидер, сравнимый разве что с Вещим Олегом («и волны и суша покорны тебе, завидует недруг столь дивной судьбе») – имеет свою ахиллесову пяту, в которую намеревается ударить, и уже бьёт враг. Этот «череп коня» для нового Олега – экономика.

Необыкновенная, ошеломляющая сложность геополитических комбинаций, тщательно и ювелирно разработанных Путиным – сделала страну побеждённую и униженную «снова великой». Почему же она соседствует с узколобой кудринщиной в хозяйственной жизни? Почему великой державе не обзавестись великой (или хотя бы нормальной) экономикой?

Ответ на этот вопрос даёт противоборство экономических школ, битва в умах за адекватность отражения законов экономики. Кудринщина ужасна тем, что превратила сокращение в стратегию. Между тем всякому вменяемому человеку (не только экономисту, а уж экономисту в первую очередь) ясно, что сокращение – не может быть стратегией. В самом лучшем случае, сокращение может быть тактическим приёмом, временной мерой – для успехов стратегического расширения. Стратегическая экономия на вложениях оказывается экономией на результате: если «сэкономить» на семенах и не засеять поля, то ведь и урожая не будет. Так ложная «экономность» вела и ведёт у кудриных к небывалому и немыслимому транжирству народных сил и богатств.

Именно поэтому экономическая практика в стиле гоголевского Плюшкина – не может стать стратегией роста просто по определению: чтобы расти, нужно наращивать, а если сокращать, то будешь сокращаться – ну как ещё понятнее объяснить? Кажется, ведь первоклашке понятно – а Кудрину с Набиуллиной – нет.

+++

Всякий экономист скажет вам, что именно он – знаток экономики, а его оппоненты – безграмотные шарлатаны. К счастью, есть безотказный механизм проверки: практика. Не пышные картоны дипломов, и не похвалы петухами кукушек (за то, что те хвалят петуха), ни славословия в журналах потенциального противника – а практический результат.

Человек, который утверждает, что знает законы экономики – должен доказать это экономическим ростом. Конечно, нельзя это требовать от человека, лишённого ресурсов – даже самый блестящий теоретик ничего не сможет сделать, если отрезан от необходимых для старта деятельности средств. Но экономист, который получил необходимые ресурсы в свои руки – обязан продемонстрировать то, что продемонстрировал П.Н. Грудинин. То есть успех экономического свойства.

Когда у людей много лет в руках все ресурсы – а они не могут «повторить рекорд» 1989 года, прошлого(!) века – значит, сколько бы похвал не сыпала им клака – что-то с ними не так. Надо сменить неработающие экономические механизмы на работающие.

+++

Экономики бывают разные. Бывает простейшая, гайдаровская, оккупационно-колониального типа. В ней успехом считается не рост, а угасание, точно так же как успехом палача является ведь не реанимация казнимого, а «окончательное решение его вопроса». Конечно, у палача одна квалификация, а у реаниматолога – совсем другая.

Очень странно нанимать в реанимацию палачей и ставить им задачи запустить остановившиеся сердца, вывести из комы или клинической смерти организм, который не казнят, а наоборот, пытаются вернуть к жизни.

Ведь у оккупационно-колониальной администрации, помимо текущих задач, типа выжимания всех благ из колонии на сторону, есть и стратегическая задача: увеличивать отрыв от лидеров, сделать невозможным возвращение побеждённой стороны в ранг конкурента. Не для того победитель вкладывает в свою победу столько сил и средств, чтобы через несколько лет снова столкнутся с вызовом своему лидерству в мире!

Отсюда и поданная как «научная экономика» стратегия сокращения всего и вся (кроме негативных явлений). Стратегия вливания в чужую экономику в качестве расходного материала (как дрова «вливаются» в печное хозяйство).

Кроме этой, совсем уж зловещей экономики, есть и более привлекательные, но по сути, всё равно тупиковые модели. Ведь, кроме отсутствия роста бывает ещё неустойчивое развитие, горячечный и нестабильный, наращивающий риски обрушения рост. Скажем, ракета летит вверх с большой скоростью, факт, но какой ценой? От неё постоянно отваливаются отработанные ступени!

Поэтому единственной научной, цивилизованной экономикой следует считать экономику устойчивого роста. Так, чтобы и рост был, и ничего при этом не отваливалось, не разваливалось. Человечество в целом сдаёт экзамен, суть которого – в зрелости отказа от лихорадочных и бешеных форм экономического успеха. Нужно строить на века – а не падающую башню, в которой крен нарастает этаж за этажом…

А это снова приводит нас к т.н. «социалистическим методам хозяйствования».

+++

А почему бы не сказать просто: цивилизованное хозяйствование?! То есть, смотрите: есть варварское хозяйствование, связанное:

- с набегами, грабежами, разорением,
- насилием, шантажом,
- варварским истощением почв, варварской эксплуатацией инфраструктуры на износ.

Если варварское есть, и каждому, в принципе, понятно, что есть и его противоположность. Что противоположно дикому и варварскому? Очевидно, что цивилизованное…

То есть можно хозяйствовать дико, оставляя за собой выжженную землю, пепелище, вытоптанную скотоводами-дикарями Сахару (когда-то бывшую роскошными лугами). А можно умно, бережно, по науке. При чём тут социализм или капитализм? Есть варварство – а есть цивилизация!

Так люди и делили – пока не возник достаточно искусственный вопрос об отношении политиков к религии. Были люди, выступавшие за научное, рациональное хозяйствование – и всех их звали «цивилизованные люди». Потом некоторые из них добавили обязательное требование атеизма, борьбы с религией – и выделилось направление «социализм». Почему? Не все цивилизованные люди согласились с обязательностью атеизма. Одни остались на старых вероисповедных позициях, другие перешли в стан антиклерикалов.

И в этом месте единая цивилизация раскололась, потому что вместо рационального ведения хозяйства цивилизованными (научными, расчётными) методами – стали выдвигаться уже иные требования, никакого отношения к экономике не имеющие.

И вот тогда выражение «социалистическое хозяйствование» вытеснило более ёмкое по смыслу и более общее выражение «цивилизованное ведение хозяйства».

Я сторонник того, чтобы оставить вероисповедные вопросы в стороне, и поставить вопрос в рамках именно экономики: хозяйствование оседлое, рациональное, планируемое и бережливое – противостоит хозяйствованию кочевому[1], иррациональному[2], хаотичному[3] и неоправданно, впустую затратному[4].

Понимал ли Бильдербергский клуб, когда ставил концепцию «новых кочевников» - что цивилизация давно, прочно и нерушимо связала себя с оседлым образом жизни? И это случилось ещё на самой заре человеческой истории…

Конечно, люди говорят «социализм», как более привычное и чаще используемое слово. Но нужно же понимать, что всё отличие социализма от цивилизации – в том, что социализму в определённую историческую эпоху обязательно приписывался атеизм, а цивилизации – не в обязательном порядке. Других-то отличий между ними нет! Как только социализм начинает терпимо относится к религиям – он перестаёт быть отдельно взятым социализмом, и становится человеческой цивилизацией, как таковой, взятой в целом и в общем. Той единой цивилизации, которая с первых же шагов стремилась одолеть слепые стихии силой разума, то есть перейти от непредсказуемых случайностей к плановому хозяйству и от острых перепадов нехваток/излишков – к разумной достаточности.

Ну ведь любой умный человек, если он умён и при этом не подл – понимает, что нехватки – это горе, а чрезмерное изобилие нужно консервировать «на чёрный день», потому что за периодами чрезмерности бывают периоды недостаточности. Об этом и Библия говорит[5].

Рассуждать о том, что цивилизация человеческая может быть выстроена на рыночном сюрреализме и жестокой беспечности взаимного равнодушия людей – может или человек, психически неадекватный, или диверсант, мечтающий развалить общество, в которое внедрён.

Ибо: разум-наука-планирование, в сущности, слова-синонимы.

+++

Определённость – мать точности. Точность, соответственно, мать определённости.

Определиться можно лживо или искренне. Лживо – сказать одно, а сделать другое.
А вот если искренне? Без показухи, а определиться самому для себя?

Сказать: мне для жизни нужно вот столько (рублей, квадратных метров, килограммов сыра, масла, картофеля, чего угодно) – а больше не нужно.

Сказать: вот здесь моя территория, а дальше забор и земля соседа. И я не хочу её отбирать. Не потому, что боюсь или не дают, а просто – НЕ ХОЧУ! Ну, не нужно мне его земли! Мне своей хватает: даже если в пьяном виде будет сам предлагать – не возьму: зачем мне потом проблемы с его отрезвлением…

Основа социального мира в определённости и самоограничении.

Когда человек сказал: мне нужна трёхкомнатная квартира… хрен с ним, пусть пятикомнатная, пусть трёхэтажный особняк… но в единственном экземпляре! Я возьму её один раз – и на этом мои претензии к обществу закончились.

Что происходит в таком случае? Человек, забрав пятикомнатную квартиру, выбывает из претендентов на получение. Он теперь не враг тем, кто стоит в очереди и жаждет жилья. Он – не в этой очереди, понимаете?!

А что происходит у нас? Рыночный волк ненасытен. Он получил раз, два, пять, десять – но он не выбывает из числа претендентов. Он постоянно оттесняет тех, кто в очереди за счастьем – с хвоста. И он им ничего не даст. Он займёт пять – или десять сладких должностей – по совместительству. А остальные – только в лакеи! Дом растёт за домом – но снова и снова всё жильё достаётся одним и тем же, иногда их шакалам…

Люди «с хвоста» теряют надежду: и в потере надежды вызревает революция.

Человеку нужно не столько даже счастье само по себе (мечты наказывают их воплощением), сколько видеть, что его очередь за счастьем движется. Ты был сороковым, стал десятым, огромный прогресс… Где-то там, в новостройках, пока ещё в виде проекта – твоя квартира… И квартиры для твоих детей… Их пока не выстроили, но ты видишь, что строят… Даже тяжёлая жизнь радует – если видишь улучшение, облегчение. Когда проблемы преодолеваются – а не гниют в неприкосновенности почти 30 лет, «как один день», с самого 1991 года…

Человек может многое вынести, и человек умеет радоваться малому. Но что человек не может переносить – так это отсутствие веры в завтрашний день. Гораздо труднее, чем голод и холод, человеку переносить ожидание надвигающегося апокалипсиса, осознавать тщетность всех своих дел и поступков:

…Ребята водку пьют, не видят в ней конца –
Всё потому что перспективы нет их бизнесá…

А какая перспектива при ЭТОЙ экономике? Кончить одного конкурента сегодня, чтобы другой поступил с тобой так же завтра? У рыночной вражды нет никакого разрешения: она вечный круг, она лишена присущей человеческой мысли, мечте, истории, цивилизации – линейности. Бои за выживание превратились давно уже в бытовую текучку, в ежедневную практику… Каждую ночь, каждый – до самого верха – лежит без сна и гадает: «завтра я – или меня?».

А всего-то и нужно зачать с мамой-определённостью дочку-точность. Цивилизация немыслима без стремления к точности расчётов. Начинается она на глазок, уникальными деталями, каждая из которых сильно отличается от себе подобной: нет двух совершенно одинаковых ремесленных поделок. Продолжается через стандартизацию.

Человечество начинает измерять локтями, саженями, аршинами и дюймами. Продолжает метрической системой. Далее переходит к микронной точности в производстве. Измерения на глазок заменяются на измерения точнейшими приборами. Прогресс без этого немыслим. Немыслимо представить себе АЭС или космический корабль, отмеряемые локтями и косыми саженями, которые в каждом теле – свои.

Разум не развивается без развития точности. Но и точность не может начаться без определённости. А определённость – когда твердо знаешь, что тебе положено, а чего нет. И не потому, что так силой навязали, а потому что это взрослое, продуманное и сознательное личное решение.

Иначе будет жажда реванша. Навязали вот так – а я внутренне хочу иначе. Где реванш – там и война.

+++

Чего абсолютно нет в рыночной экономике – так это определённости. Точность кое-где в технике есть (незаконнорожденная дочь соревнования систем). А определённость – покинула этот мрачный, звериный мир навсегда. До самого его слома.

Цены – неопределённы до безумия. Такой же курс акций, валют, чего угодно. Рабочий день – «какой нужно делу», то есть тоже неопределённый. Работа на любом месте – сегодня есть, завтра нет. Предприятие, завод, газета, пароход – будут завтра или нет? Неизвестно. Сколько за что положено вознаграждение? Никто не знает: от ноля до бесконечности…

Зарплаты – пляшут. Договора полны уникальной экзотики. Будет ли нужно то, что я делаю или выращиваю? Неизвестно. Востребует ли «рынок труда» профессию, на которую я от 5 до 10 лет учусь? Неизвестно.

На пенсию – когда? Неизвестно: богатый может удалиться на покой и жить на проценты с капиталов уже в 20 лет, или даже с детства. Бедняк и в 80 лет не выйдет на пенсию. Принцип заслуг заменён лотерейной удачливостью (или, чаще, просто кастовым заговором). Как нужно себя вести, чтобы заслужить признательность общества? Неизвестно. Один – как сыр в масле после трёх судимостей, другой – сорок лет беспорочной службы, и покушать нечего…

За какую сторону жизни мы бы не взялись – нет определённости нигде и ни в чём. В этой экономике каждый продавец и каждый покупатель. Они ведут вечную войну: покупатель за дешевизну, продавец за дороговизну. Где война – там будет и победитель. Кто – заранее неизвестно. Зато известно другое: на войне гибнут люди с обеих сторон! Не только у побеждённого на войне, у победителя тоже: есть убитые и раненые. А если война вечная – то и гробы с неё будут приходить вечно… Обеим сторонам бесконечной вражды покупателя с продавцом.

А ведь казалось бы, как просто: забетонировать определённостью отношения, чтобы каждый сказал: ты мне, а я тебе, не больше и не меньше. Лишнего не спрашивай, положенного ждать не заставлю!

Один заранее знает, что у него будет 100 рублей, имея 100 картофелин. Другой – что у него будет 100 картофелин, имея 100 рублей. Никто никого не обманывает, и каждый при своём… И нет войны! Разве что по-пьяни подерутся, так, из озорства, без особых причин…

Но нет: год за годом владелец картофелин идёт на войну с владельцем рублей, надеясь получить не 100, а 101 рупь; И наоборот, владелец рублей всё норовит обсчитать хотя бы на рупь, «отжав» хотя бы одну картофелину бесплатно… И каждый гордится, если надул другого. Но кроме гордости растёт и кое-что сбоку: ненависть. Обманщик гордится, обманутый ненавидит. Чем масштабнее торжество обманщика, тем злее ненависть обманутого.

А по-другому можно в мире свободных, рыночных цен? Нет. Нельзя стать честным в одностороннем порядке, как нельзя закончить войну по желанию одной только стороны. Или договорится – или вечный бой…

+++

Вместо того, чтобы совместно строить рай – люди во взаимной ненависти общими усилиями возводят ад. Жажда отнимать и делить – вытесняет искусство прибавлять и умножать. И упускают из виду, что отнимают и делят животные, а прибавляет и умножает – цивилизация. То есть вместо свойств цивилизованного человека – развивают в себе психические зоопатии.

+++

Путина уважают и ценят, как спасателя, спасшего жизнь вашему ребёнку. Вытащил утопавшего и откачал: согласитесь, стыдно, как в анекдоте, в такой ситуации спрашивать:

-Вы нашего мальчика вытащили, на нём панамка была, где панамка?

Это и даёт Путину большинство голосов. Но за вопросами физического и геополитического спасения народа встаёт с неизбежностью вопрос о дальнейшей жизни вытащенного (с панамкой или без панамки) мальчика. Как дальше сложится его судьба – раз уж она не оборвалась усилиями спасателя?

Вопрос о возврате в цивилизацию (СССР 2.0.) – или о погружении во вторичное варварство, тёмные века рыночной глобализации (откаты в истории человечества уже бывали, и длились столетиями) – стоит сегодня очень остро.

Второе место Грудинина – это востребованность временем его знаний и опыта именно как успешного экономиста. Он сумел построить ЦИВИЛИЗОВАННОЕ ХОЗЯЙСТВО в рамках отдельно взятого совхоза имени Ленина. Нельзя разбрасываться такими самородками! Опыт и знания Грудинина разумно использовать как подсистему в геополитике стратега Путина.

Поскольку:

1. Всё решает армия, силовики.
2. Без них не было бы нас.
3. Но – армии нужен нормальный, ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ тыл.

Третье правило жизни – не менее важно, чем первое.

И мы верим, что у Грудинина – большое будущее в едином деле строительства великой России и человеческой цивилизации, противостоящей зоологической тьме варварства.



[1] Один из ведущих идеологов рыночной глобализации, Жак Аттали, получивший особую известность в 1981 году, благодаря высокому положению в кабинете (аппарате) Президента Франции Франсуа Миттерана, затем как первый глава «Европейского банка реконструкции и развития» и спикера Бильдербергского клуба (мирового правительства) - в книге «Линии горизонта» («Lignes d'horizons», в английском переводе — «Millennium», что переводится на русский в данном случае как «Золотой век») даёт общий очерк рыночной глобализации. Согласно Аттали, глобализация порождает новую кочевую элиту, которая необходимо должна быть оторванной от своих национальных корней. Общество будущего далеко от утопии: нищета здесь по-прежнему будет сочетаться с богатством, только уже в глобальном масштабе. В этой концепции человек — придаток к кредитно-регистрационной карточке, кочевник в глобальном разделении специальностей, профессий — без семьи, без родины…

[2] Вопреки математическому аппарату экономической науки – при иррациональном рыночном хозяйствовании никто не может даже на день вперёд рассчитать цену нефти или доллара, а стоимость валют порой в разы отличается от их паритета покупательной способности, то есть, словно в сумасшедшем доме – «дешёвые деньги стоят дорого».

[3] Хотя экономические кризисы следуют при капитализме с удручающей цикличностью – их так и не научили ни предсказывать, ни предотвращать.

[4] Подсчитано, что около 40% затрат сырья и энергии в рыночном хозяйстве уходит на изготовление яркой упаковки товаров, привлекающей покупателей: то есть вещи ненужной, которую выбрасывают сразу же после покупки, загрязняя свалки мегатоннами отходов.

[5] Да повелит фараон поставить над землей надзирателей и собирать в семь лет изобилия пятую часть с земли Египетской; пусть они берут всякий хлеб этих наступающих хороших годов и соберут в городах хлеб под ведение фараона в пищу, и пусть берегут; и будет эта пища в запас для земли на семь лет голода, которые будут в земле Египетской, чтобы земля не погибла от голода.

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 19 марта 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • "Нержавеющее ядро" истории человечества

    "Нержавеющее ядро" истории человечества Продолжаем публикацию глав из книги А.Леонидова "ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ: Происхождение. Значение. Перспективы". В 13 главе автор рассматривает экономические основания цивилизованного образа жизни (ЦОЖ) и доказывает, что они не могут вырастать из самой экономики. Они являются туда идеологически привнесёнными. Глава называется ​"ЭКОНОМИКА ЦИВИЛИЗАЦИИ: ЦОЖ ПРОТИВ РАЗБОЯ", и разъясняет роль идеи справедливости вне и поверх индивидуальной экономической выгоды в становлении не только социализма, но и вообще государства, права, человеческой морали и критериев психиатрии. Рекомендуется к прочтению самым широким кругом думающих людей, поскольку содержит в себя целый ряд свежих идей по проблемам междисциплинарных исследований общества, юридической сферы, экономических систем и др.

    Читать дальше
  • РАССЧИТАТЬ МРОТ ПО КОЭФФИЦИЕНТАМ.

    РАССЧИТАТЬ МРОТ ПО КОЭФФИЦИЕНТАМ. Учитывая существующие различия в экономических, природно-климатических условиях субъектов Российской Федерации, величина минимального прожиточного минимума, рассчитанная для конкретного региона, является наиболее объективной, нежели усреднённая по Российской Федерации. МРОТ — минимальная оплата труда, ключевой параметр при расчёте заработных плат работников. С 1 мая 2018 года её размер составляет 11 163 рублей, что согласно данным официальной статистики соответствует величине прожиточного минимума трудоспособного населения в среднем по Российской Федерации.

    Читать дальше
  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР!

    ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР! Издательские услуги сегодня предлагает очень много компаний, каждая со своим набором функций, ценами и сроками. Непосвященному в тонкости издательского дела человеку сложно правильно сориентироваться в этом вопросе. Особенно нет опыта общения с акулами издательского бизнеса, а сделать нужно быстро и качественно. Со своей стороны рекомендуем издательство "для своих" - в котором заказчик почувствует себя в кругу друзей и единомышленников...

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.