Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

В. АВАГЯН: "ПОЧЕМУ ЗАСТОЙ?"

В. АВАГЯН: "ПОЧЕМУ ЗАСТОЙ?" Если деньги – эквивалент товаров, то как же вырастет количество товаров, если под несуществующие товары деньги печатать нельзя? И наоборот – как же вырастет количество денег в обороте, если товаров под их обеспечение ЕЩЁ нет? Получаются две чаши весов, которые должны по всем законам НАВЕКИ УРАВНОВЕСИТСЯ, погрузив общество в абсолютный застой. Только ли в теории мы это видим? Нет, мы это видим и на практике, там, где власти пытаются (руководствуясь ложной теорией) свести количество денег к количеству товаров. Товаров мало, потому что не хватает денег, а денег мало – потому что не хватает товаров…

А как же развитие?

Распространённая точка зрения – что деньги есть эквивалент товаров – глубоко ошибочна. И нетрудно доказать, почему.

Если считать, что деньги – это отражение товарной массы, то:

-Допустим, колбаса стоит рубль. Нет колбасы – нет рубля.
-Колбасу сделали. Печатать рубль?
-Колбасу в тот же день съели. Рубль изымать из обращения?

Товарная совокупность непостоянна. Она то увеличивается, то уменьшается. Товары появляются – потом в процессе обращения теряют ценность, вовсе выходят из употребления, взамен появляются новые и т.п.

Можно сойти с ума, пытаясь подогнать денежную массу под товарную массу – кстати, кто этим пытался заниматься, то и сходил в итоге с ума.

Потому что ведь – проблемы начинаются не только тогда, когда колбасу съели, а выпущенный под неё рубль остался. Проблемы начинаются и тогда, когда её надо произвести.

Ведь деньги, особенно в современном мире – не только служат для оплаты готовых товаров, но и необходимы для старта производств товаров.

Получается: если нет рубля, то колбасу не на что производить, а рубля нет – потому что колбасы ведь "под него" нет, нельзя печатать деньги, если нет обеспечивающего их товара…

Вот и получается замкнутый круг! Денег нет – потому что не открыто производство, а производство не открыто, потому что нет денег.

Словом, совершенно очевидно, что деньги – не есть бумажный эквивалент колбасы. Если бы они были эквивалентом колбасы, то их пришлось бы каждый раз с колбасой вместе съедать, и с новой колбасой по новой перепечатывать.

Деньги являются разрешением власти на обработку подконтрольных этой власти ресурсов, которые потенциально содержат в себе потребительские блага.

Именно поэтому деньги и появляются РАНЬШЕ, чем товары. Ведь обработка ресурсов профессиональными обработчиками, как бы высока ни была их квалификация – требует времени. Обработчики не возьмутся за ресурсы – пока не получили разрешение от власти.

В приведённом нами примере с колбасой деньги не только оплачивают, но и запускают процесс её производства.

Вообще любой товар появляется так: вначале обладатель ресурсов замысливает, задумывает его, создаёт его в голове. Затем – приняв решение делать – ищет средства, чтобы сделать (потому деньги часто называют «денежными средствами»). Средства помогают сделать воображаемый предмет реальным, материальным.

Обладая желанием иметь колбасу и средствами для её производства, я могу «сказку сделать былью». Но что такое средства? Неужели это бумажки денежных знаков? Конечно же нет, из бумаги колбаса невкусная!

Средства для производства колбасы – это луга и травы, мясной скот, станки и механизмы, наконец, рабочие руки. Всё это уже есть. Но оно простаивает – потому что ему не заказали работать. А денежные знаки выступают сигналом – начинайте работать, делайте колбасу!

Таким образом, деньги – это формально-цифровое выражение власти над территорией.

Вообразите, что хан отобрал у чабана барана. Но, будучи добрым монархом, дал чабану бумажку, по которой тот имеет право забрать барана у другого чабана. Другому чабану такая бумажка тоже выгодна: в ней ведь не написано имени, она равноценна барану – пока есть бараны, и пока правит этот хан. Вот и получается, что можно в кармане носить целого барана!

Хан, являясь хозяином этих земель, воспользовался своим правом на реквизицию. Но передал это право как бы по цепочке: возместил убытки потерпевшему правом требовать барана от имени власти. И пока хан правит – его бумажка желанна и удобна при расчётах. Но стоит хану потерять власть – и бумажка тоже потеряет власть. Поэтому деньги – не эквивалент товаров, хотя и используются при обмене товаров.

Деньги – это кусочек власти, ограниченный их количеством.

Деньги павших режимов выходят из употребления. А вот товары павших режимов – нет. Царская или советская сторублёвки перестали быть деньгами. А вот яйцо Фаберже, произведённое при царе, не перестало быть товаром, и ценится пуще прежнего. Рояль, который произвели в СССР – не перестанет играть в 1992 году, в отличие от советских денег. А если перестанет в силу износа – то политический режим тут совершенно ни при чём.

Если бы деньги были описью взятого взаймы имущества – то они бы не умирали при смене власти. Но деньги – кусочек власти.

Они – инструмент реквизиции по цепочке, «именем короля». А в основе их ценности – власть данного короля (власти) над территориальными ресурсами, из которых можно, в перспективе, сделать что-то потребительски-полезное.

Говоря иначе, деньги – это инструмент, с помощью которого власть над территорией использует имеющиеся в наличии блага для производства новых, потенциально-возможных, но ещё не существующих благ.

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 26 апреля 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.