Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,6564 руб.
  • Курс евро EUR: 66,6780 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,9903 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БАЗИС МАСОНЕРИЙ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БАЗИС МАСОНЕРИЙ Старый тип власти – все формальные государственные институты – родом из феодализма, который отнюдь не закончился. Он вырастает из очень простой экономической закономерности: натуральный хозяин все делает сам, ни в чем, кроме защиты не нуждается, и потому взыскание с него части его дохода (налоговая система, системы сборов, акцизов и т.п.) есть просто насилие, упорядоченное в рамках государственных законов.

Если горшечник сам делает 10 горшков в день и сам же их продает другим таким же мастерам – зачем (кроме как для защиты) ему государственная, административная надстройка? Все, что она может – забрать себе часть сделанных им горшков или часть вырученных за эти горшки денег (что, в общем-то, одно и то же).

Горшечник сделал 10 горшков, два у него забрала власть (хозяйка территории, необходимой горшечнику для жизни и работы), восемь осталось у мастера. Он может их использовать, как захочет – продать или пользоваться ими для внутренних нужд. Немудрено, что в тихие, мирные периоды горшечник начинает очень тяготиться ВЛАСТНЫМ ОТЧУЖДЕНИЕМ. Власть нужна ему только для защиты от грабежа. Если же грабителей на горизонте не видно, горшечник СТАРОГО ТИПА (т.е. владелец натурального хозяйства, самодостаточная экономическая величина) - делает все, чтобы замылить два причитающихся власти горшка, или деньги за них (тем более).

Отношения горшечника и власти вполне укладываются в описание схемы рэкета[1]. С появлением христианских государств к этой схеме добавились социалистические мотивы: самое краткое их определение – забота о людях.

Дело не в том, что правитель при христианстве стал отцом народа – он и был отцом народа. Дело в том, что Отцу (как ролевой фигуре) христианство добавило ряд функций, у языческого отца отсутствовавших. Языческий отец никаких обязательств по отношению к детям не нет, и в древних языках слово «сын» и слово «раб» писались одним иероглифом. Это не потому, конечно, что к рабам относились, как к детям, а потому, что к детям относились, как к рабам. Дохристианский отец мог убить сына или до смерти загонять его на тяжких работах – за это не было ни уголовной, ни моральной санкции. Даже Тарас Бульба, живущий уже много веков в христианской среде, ещё помнит старую формулу отцовства: «я тебя породил – я тебя и убью»…

Христианство с культом Богомладенчества очень многое изменило в отношениях родителей и детей, сделало детей скорее господами родителей, чем их рабами. Это не могло не отразится на государственных отношениях, вырастающих из семейных понятий. Советское выражение «чиновники – слуги народа», над которым потешались в «перестройку» очень многие – отголосок наследия культа Богомладенчества, когда старший не помыкает младшим, а служит ему.

На практике государственные аппараты насилия и заботы сливались и сливаются до полной неразличимости. Но все они ПО УМОЛЧАНИЮ имеют в виду старую экономику с самодостаточной или почти самодостаточной хозяйственной единицей.

Человек делает – государство забирает часть. Оно забирает эту часть И на нужды обороны, И на нужды благотворительности, И на собственные кутежи. Где кончается одно и начинается другое – сказать сложно, да и не нужно. Не это предмет нашего исследования.

Важно отметить, что СТАРЫЙ тип власти – выстроен на отборе часть произведенного продукта, на рэкете, который никто не может, да и не хочет покрывать мраком заговора. Держать такую власть в тайне - это и нереально и никому не нужно.

Из ЯВНОСТИ старой власти вытекает её ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ и последующая легитимность. Узаконивая поборы, приводя их в порядок, власть узаконивает и себя самоё. Но в таком, вышеописанном виде – власть наследие, продукт и порождение феодализма.

В последние три века у человечества возникли новые экономические реалии. Тот же самый горшечник осознал, что одному работать невыгодно. Условно говоря, если один горшечник делал в день 10 горшков, то объединившись с 10 другими, за счет разделения труда, производственной кооперации и технического оснащения они производят уже не 100, а 200 горшков в день. На брата получается – 20 горшков или денег за них. Понятно, что 20 лучше 10, и всякий горшечник обеими руками хватается за возможность получать 20 горшков в день вместо прежних 10.

Возникают очень коварные ножницы между старым и новым укладом. Ведь не только 20 горшков вместо 10 выгодно получать. Выгодно получать и 15, и 13 и даже 11 горшков. Это значит, что 5, 7 и даже 9 горшков могут быть уведены на сторону без видимого ущерба (и по добровольному согласию) участника системы. Так возникает ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БАЗИС под власть заговора, под правящую масонерию. Старая явная власть просто отбирала часть продуктов или выручки по итогам. Новая тайная власть залезает в процесс производства и собирает то, что «на стенках налипает».

Так возникает объективная питательная среда для масонерии – тайного заговора, стремящегося к господству, альтернативного как старой явной (королевской) власти, так и горизонтальной открытой кооперации рядовых производителей.

Старая власть занималась рэкетом. Вначале (времена Олега и Игоря на Руси) – по «беспределу», но со времен княгини Ольги, вдовы Игоря – уже в упорядоченном формате, когда поборы освящены законом и традицией.

Новая, масонерная форма власти, рождающаяся из ХИТРОСТЕЙ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ КООПЕРАЦИИ – ничего как бы и не отбирает. Масоны не собирают налогов, если не вырождаются в открытую форму феодалов (правда, такое тоже часто приключается с победившей масонерией). Масонерия, наоборот – подкупает сограждан, доставляя им 15 горшков там, где раньше им доставалось только 10. Поскольку все это делается в режиме тайного заговора (открой секрет – и потеряешь всякую власть) – возникли устойчивые легенды, что масоны получают золото от дьявола, что они открыли тайну «тинктуры» (т.е. секрет превращения свинца в золото) и т.п.

Главная хитрость масонерии – она дает 15 горшков вместо 10, но в условиях, когда при обычной горизонтальной кооперации люди могли бы получить 20 горшков вместо 15. Это – основополагающий секрет экономического заговора, который потом, защищая и прикрывая себя, обрастает тысячами экзотических вариативных подробностей. Это – «философский камень» масонерии – будь она номенклатурной, как в СССР, или процентно-ростовщической, как на Западе. Экономический заговор залезает в процесс производственной кооперации на том этапе, когда отдельное хозяйствование для людей уже категорически невыгодно. Он создает тромб на процессах обмена и обогащается, пропуская обменные процессы через этот злокачественный тромб. На Западе этот тромб принимает вид банковских посреднических услуг и формирует финансовую олигархию. В СССР этот тромб заговора имел вид бюрократический, и жил (живет и сейчас) не ссудным паразитическим процентом, а паразитизмом на «праве подписи» всяких разрешений, допусков и т.п.

Безусловно, масонерия может иметь и другие формы. Самые первые масонерии жили не банковской паутиной и не захватом номенклатурных цепочек при назначениях. Первые масонерии были цеховой организацией людей со специфической (особенно для средневековья) профессией магов, колдунов, фокусников и шарлатанов. Вполне в духе Средних Веков, в которых каждое ремесло имело свой замкнутый иерархичный цех, хранивший секреты мастерства, маги и шарлатаны (тоже, как ни крути, профессия) создали свой цех, названный «масонством». Кое-где средневековая цеховая организация масонов сохраняется и сегодня. Кое-где – нет. Масонские ложи (масонерии) – как и люди, и общества – рождаются, мужают, дряхлеют и умирают во времени. На смену убитым или умершим приходят новые. Они то сливаются ради совместных действий (всемирное масонское братство), то разделяются и даже враждуют друг с другом.

Их экономическая основа (и объективная причина их возникновения) – существующая в обществе разделения труда и разветвленной производственной кооперации обменять НИЧТО на НЕЧТО.

Масонерия слабая (мы называем её рецессивной) в основном осуществляет этот обмен фикции на реальные блага путем обмана, подлога, введения в транс и гипнотическое воздействие. Разрастаясь, масонерия переходит в правящее состояние (мы называем её доминантной масонерией) и уже более активно прибегает к насилию, выколачиванию нужного ей, к точечному или даже массовому террору.

Например, советская масонерия формировалась в лабораторно-чистых условиях, в замкнутой среде, за «железным занавесом» - из самых что ни на есть простонародных, рабоче-крестьянских элементов. Мы различаем процессы масонеризации и масонофикации: масонеризация есть процесс естественного (из неосознанных порывов людей, стремящихся к единой цели) формирования масонерии, масонофикация – искусственное насаждение филиала уже сформировавшейся ложи на новой территории.

Был ли СССР масонофицирован? Сильно сомневаюсь. Старые ростки и метастазы масонства были истреблены террором и крайней прозрачностью советского образа жизни. На ранних стадиях (эпоха Хрущева) шел именно естественный процесс масонеризации советского начальства.

Естественное стремление сохранить за собой господствующие роли приводило рабоче-крестьянских выдвиженцев к ситуационным, разовым сговорам. «Ты меня поддержи здесь – я тебя там». Естественно, это все было негласно – огласить такое в СССР означало потерять не только должность, но и голову.

Осознав личную пользу от разовых сговоров, советские начальники стали переходить (естественным, эволюционным путем, методом проб и ошибок) к более-менее стационарным формам заговора против «внешних» - этого неизменного врага любой масонской ложи.

К эпохе Горбачева процесс масонеризации советского начальства был в общем и целом завершен, началась и масонофикация советского руководства, смычка (на условиях взаимной выгоды) с мировыми правящими масонериями. Разовые смычки такого рода делал уже Хрущев. К эпохе Горбачева советская номенклатурная масонерия (вчерашние крестьяне и рабочие с самых низов общества) была уже разветвленной и сформированной. Она сливается с англо-саксонской масонерией, с могущественной и древней еврейской масонерией (народ-ложа, говорят иногда о евреях). В чем-то советская номенклатурная масонерия выиграла от общих дел с этими монстрами, а в чем-то была ими (как более опытными игроками) обведена вокруг пальца. Нам важен не общий баланс их приобретений и утрат, а лабораторно доказанный факт, что масонеризация идет даже в замкнутой среде, естественным путем, когда нет и не может быть никаких контактов с масонами, евреями и т.п. старыми игроками. В отличии от пастеровских хрестоматийных мышей, масонерия имеет возможность к САМОЗАРОЖДЕНИЮ. Преемственность для неё желательна (опыт, технологии, взаимная поддержка), но не обязательна. Понятно, что советские партократы-недотёпы тянулись к респектабельному клубу многовековых масонств, многое оттуда получили, ещё больше сдали. Для советского партократа, находившегося в состоянии жуткого страха перед собственными делами международная опора была не только в деловом смысле, но и в психологическом необходима.

Я прямо слышу безмолвный крик советского номенклатурного масонера:

-Кто я? Что я делаю?! Я же ещё вчера был рабочим… А сейчас я в заговоре… Меня поймают… расстреляют… Чем эти «ты мне я тебе» закончатся? Стенкой?!

Выезжая за границу, масонерный партократ видел, что там тоже все так, и даже жестче, чем у него, и много веков уже. Он успокаивался – и лез из кожи вон, чтобы быть «коронованным» в респектабельном месте. Примерно так же лезли из кожи вон варварские корольки в дикой Европе, чтобы получить корону из рук византийского императора или римского папы. Казалось бы – зачем? Ты и так король… Однако для психологии вчерашнего рядового общинника, варварского королька, местная коронация суть есть ничто, лишь вековые авторитеты, типа римского императора, могут освятить его власть на вечные времена.

Все эти Горбачевы (в широком смысле) – вчерашние комбайнеры, готовы были многим и многими пожертвовать, чтобы получить третьестепенный градус у шотландского масонства, или у сионистов, или у мальтийских рыцарей. В силу своей новодельности советская номенклатурная масонерия видела себя крайне незаконной, случайной, и стремилась узакониться в стабильных масонских институтах.

А если бы их не было? Конечно, темпы развала СССР были бы помедленнее, процессы – более растянутыми и плавными. Но суть, как мы уже поняли – не изменилась бы. Ведь вопрос не в том, приняли Горбачева в Мальтийский орден, куда он так рвался, или не приняли. Вопрос в том, что Горбачев – продукт сговора тайных заговоров, причем уже довольно чистый продукт. Наличие или отсутствие Мальтийского ордена тут ничего не меняет. Принцип экономического заговора «ты мне, я тебе», принцип обмена услугами у начальников и принцип взаимного покровительства действовал в СССР уже без всякого мальтийского креста. Этот принцип вознес до первой роли человека неумного, бесталанного, безвольного, лишенного подвигов и достоинств, сумев в банях и тайных залах оттеснить более профпригодных кандидатов. На кандидатуре Горбачева сошлись участники тайных заговоров и кругов советского начальства. Сошлись по-масонски, келейно, не спрашивая массы, а поставив их перед фактом.

И тут (учитывая быстрый развал государства при Горбачеве) мы подходим к другому важному вопросу: органичной несовместимости, инстинктивной враждебности масонерий и старого (милитакратического) типа власти.

Старая власть-рэкетир выстраивалась на принципе воинской доблести. Страну сперва завоевывали, потом удерживали, и только между делом облагали данью. Чуть зазеваешься – чужой меч вышибет тебя из седла. Ничейной земли на свете нет, на каждую крупицу земли – по десять ртов, желающих её хапнуть…

Эта не вполне понятная самой власти, объективная её основа – объясняет и сильные, и слабые стороны старой власти. Дело в том, что милитакратия не может жить в режиме сговора. С врагом договорится нельзя (чего никогда не понимали Горбачевы). Нельзя в бою сделать так, чтобы враг тебе поддался по заранее достигнутой договоренности. Враг не то и враг, что постарается победить тебя всеми доступными средствами, и в бою с ним важны не мнимые, приписанные заговором, а подлинные, реальные достоинства полководца. Все же попытки уговорить врага «разыграть мою победу» по заранее написанному хитрому сценарию – окончатся тем, что враг либо откажется, либо (ещё хуже) – согласится с тобой «дружить», заманит к себе, и убьёт.

Составить заговор можно только с другом. С врагом – нельзя. Не получится заговор. Или ты – или он. Третьего не дано. Как это объяснить Горбачеву, всю свою карьеру ВНУТРИ страны построившему на дружеских тостах, договоренностях в банкетных залах, взаимном перемигивании, перешептывании, заранее срежиссированных сценках и т.п.?

Горбачев совершенно очевидно ПЫТАЛСЯ работать с международными партнерами так же, как он работал с добродушной и доброжелательной к нему советской геронтократией. Он пытался применить свой карьерный принцип «ты мне, я тебе» в переговорах с американскими начальниками. Итог известен…

Но масонерное управление, душой которого выступают липовые «конкурсы», абсолютно недееспособно в боевой, военной обстановке. СССР в 1991 году повторил судьбу масонерной Франции в 1870 году – и причины их моментального падения были удивительно схожи. При внешнем ударе все заботливо рассаженные заговором шахматные фигурки слетают со своих ячеек. Их неадекватность и профессиональная непригодность становятся очевидными для всех. То, что очаровывало дружелюбных коллег и однокашников в «цэковской» бане – не очарует прусского солдафона под Седаном...

Таким образом, масонерия, как институт власти и влияния, оказывается все же (несмотря на изящные исходные схемы) – паразитом на теле государства, а не его опорой. Паразит, залезший в мягкое нутро производственных процессов, не может стать прочным панцирем снаружи этих процессов. У него не та анатомия…

Правящие масонерии искали выход из этой ситуации, и придумывали разные конструкции. Наиболее популярна хазарская (иудейская) конструкция «каган-бек», в которой под верховным лидером находится военный лидер с полуавтономными правами. Отсюда и два типа карьеры: масонерный (по линии кагана) и милитакратический (по линии бека). В США эта система вылилась в двойную власть судов и президента.

Высшая власть в США – судебная. Она легко может снять с должности и даже посадить президента США, который в связи с этим превращается в марионетку в руках судей. Но в то же время судебная власть в тени (каганат), она редко вмешивается в текущую политику, предоставив беку (президентской вертикали) разбираться с военными вызовами американскому могуществу.

Система хитрая, но нельзя сказать, что безупречная: как видим, и она не смогла уберечь США от развала и деградации в наши дни.

Важный аспект этого провала – утопичность самой попытки сохранить частную прибыль в условиях, когда объективно в процессах производства зависимость частника от смежников и контрагентов достигла небывалой, критической величины. Капитализм изжил сам себя, будь он милитакратическим или масонерным. Хозяева производства не могут оставаться свободными от общества в условиях, когда их прибыль вырабатывается не ими самими, а обществом в целом, как неделимым агрегатом. В этой ситуации попытки водителя «обделить» смазкой любую из деталей автомобиля, на котором он едет завершаться очень болезненным для него крушением.

Можно обокрасть чужого человека; но обокрасть (как это пытается делать капитализм) своего поставщика – значит, обокрасть себя самого, а это уже шизофрения.

Наверное, именно поэтому масонерии превратились в злейшего врага культуры, прогресса, науки и техники. Единственный шанс частной прибыли (не согласованной с обществом) сохранить себя и свою произвольность – АРХАИЗАЦИЯ. Современный капитализм заталкивает человечество обратно в пещеры. Основные разделы технической энциклопедии 1975 года выпуска читаются как ультра-современные (за исключением раздела «средства связи и коммуникации», иллюстрированного смешными сегодня телефонами «бим-бом»). Журнал по биотехнологиям 1980 года волшебным образом оказывается «футуристическим» изданием, потому что с ужасом понимаешь: никакие планы 1980 года в области биотехнологий не воплощены, а то, что сейчас умеют – в принципе умели в и 1980 году!

Общественный характер производства (когда мой труд сам по себе ничего не стоит, он обретает стоимость только в сочетании с трудом смежников) требует общественного характера распределения. Эгоист, который делает педаль для велосипедов, и при этом плевать хотел на проблемы велосипедных продаж в целом – останется в итоге банкротом.

Не потому ли вскормленные в теплом запечье масонерных заговоров либеральные эксперты так много и охотно говорят о реставрации элементов феодализма, рабовладения, даже каннибализма? Для них поворот назад – единственный шанс сохранить сложившиеся расклады.

Согласится ли с такой позицией человечество – другой вопрос…


[1] Рэ́кет (англ. racket отитал. ricatto —шантаж) —вымогательство, обычнопринимающееформыорганизованнойпреступности с применением угроз, жестокого насилия, взятия заложников.

В английском языке слово racket означает любую организованную преступную деятельность, в частности protection racket («крышевание»), но также, например, и numbers racket (незаконную лотерею)

Собирая дань, преступная организация обычно гарантирует предпринимателям защиту от вымогательств со стороны других преступных групп или преступников-одиночек. Чтобы гарантировать стабильную плату, рэкетиры стремятся брать на себя роль верховного арбитра в спорных ситуациях, связанных с имущественными спорами между своими клиентами (долговые обязательства, исполнение контрактных соглашений).

Александр Леонидов; 17 февраля 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..