Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

МЕТАФИЗИКА СОЦИАЛИЗМА

МЕТАФИЗИКА СОЦИАЛИЗМА В трудах моего коллеги по ЕврАПИ, А.Леонидова-Филиппова, убедительно доказано, что с точки зрения экономической социализм – это стремление к управлению экономикой разумом. Есть слепая стихия, с которой в наиболее чистом виде сталкивался первобытный пещерный охотник на мамонтов. Есть естественная среда, с которой в наиболее чистом виде сталкивался с костяной острогой до эпохи железа. И есть множество искусственных сред, каждая из которых в меру социалистична, потому что искусственна.

Именно поэтому, делает вывод А.Леонидов-Филиппов, движение к социализму по сути есть преодоление разумом (планом) стихии (в данном случае – рынка), и полностью соответствует общему направлению развития науки и цивилизации. Неслучайно поэтому сторонники рынка постоянно воюют против «искусственной» среды и инфраструктуры, постоянно требуют «прекратить поддерживать искусственное выживание» тех или иных предприятий, ругают меры, «искусственно ограничивающие торговлю» и т.п. По сути, противникам социализма ненавистно все ИСКУССТВЕННОЕ, т.е. АНТРОПОГЕННОЕ. Они, подчеркивая, что они адепты естества, сами того не понимая, оказываются адептами первобытности. Леонидов-Филиппов делает закономерный вывод: «социализм – это всего лишь рационализм в экономике».

В этом смысле, пишет Леонидов, «эксперименты большевизма не столько помогли, сколько помешали социализму, напугав обывателя и дискредитировав извращенной экзальтацией темы «разумничество» в жизнеобеспечении человечества».

Рассматривая экономическую сторону вопроса, Леонидов не касается более глубинных слоев, которые я назвал бы «метафизикой социализма». Откуда вообще взялся рационализм – «разумничество». Почему он окрыляет и симпатичен одним людям? Почему ненавистен и отвратителен другим? Где та грань, которая отделяет друзей рационализма от его врагов (при том, что все на словах горой за рационализм)?

Это – метафизические процессы, битва духов, в которой – соглашусь с Леонидовым – большевизм больше помешал, чем помог силам глобальной социализации своим грубым знахарством и вплавленными в его раскаленную магму ядовитыми удушливыми примесями: юдократией (троцкизм), русофобией, воинствующим дарвинизмом и т.п.

С точки зрения метафизики существуют три основополагающих культа, к которым восходит и вся история социализма. Каким бы замысловатым не было общественно-политическое течение, оно всегда восходит к одному из трех этих культов, известных человечеству с глубокой древности.

1.Культ тьмы, смерти, распада, разложения

2.Культ огня – яркого, жгучего убийцы, в котором сгорает вся скверна

3.Культ света (например, лунного) – в котором человек поклоняется чистому свету, без жара, дыма, копоти и ожогов, так сказать, абстрактному свету без примеси пламени.

Нетрудно увидеть, что все три культа как были в древности (смертепоклонники шумеры, огнепоклонники зороастрийцы, лунные культы) так сохраняются и поныне во всей своей архаике за бирками модных модернистских названий.

«Что менялось? Знаки и возглавья…» (М.Волошин).

Культ смерти, разложения и гнили – это, конечно, современный западный либерализм, постхристианский Запад, по мере изживания остатков христианской культуры все более превращающийся в смердящего мертвеца, утратившего даже способность продолжать род человеческий (абсолютное торжество смерти в рамках программ «планирования семьи» и культе педерастии).

Культ огня, современные огнепоклонники – нацисты, фашисты, наследники метафизической фигуры Гитлера. Ведь огнепоклонничество – не случайно религия древних ариев, к которым апеллировал Гитлер.

Наконец – лунный культ, культ чистого света – собственно христианство (в его чистом виде, без примесей разных сектантских вкраплений)[i].

Путаница в людских умах, связанных с взаимно проникающими понятиями Огня и Света во многом предопределила драматическую историю человечества. Очень сильно (и негативно) эта путаница повлияла и на советскую историю.

Свет чистого разума ничего не сжигает, он освещает все, как есть.

Огонь – сжигает все горючие материалы, оставляя только огнеупорные предметы.

Что такое плановый социализм? В чем его главное отличие от рыночной конкуренции? Социализм – стремление сохранить жизнь всем. Главная же идея рыночной конкуренции (без которой рынок становится пустозвонством) – УМЕРЩВЛЕНИЕ тем или иным способом всех, кто оказался неконкурентоспособным. Изначально победители пожирали побежденных (каннибализм). Затем способы умерщвления становились все более неявными, утонченными (но при этом и более изощренными, стало быть – в чем то более мучительными). Однако главный противник социализма несет в своем ядре всё ту же каннибальскую идею: победители есть лучшие, побежденные должны питать их собой…

Поэтому историческая миссия социализма (его метафизика) – борьба со всеми формами каннибализма, как прямыми, так и социально-опосредованными. Кстати, социально-опосредованные формы каннибализма без надзора социалистов очень легко перетекают в прямые, буквальные – даже оторопь берет (читая современные новости) – НАСКОЛЬКО легко…

Чистый социализм сочетается с чистым светом. Со светом без жара, копоти и дыма, без пожирающих страстей огня, чья алчность только разрастается с ростом источников питания.

Про реальный социализм, построенный большевиками такого не скажешь. С одной стороны – очевидная нелепица противостояния христианству, как лунному культу чистого света, с другой – чужеродные примеси дарвинизма, греховных, распаляющих страстей (явный признак Огня в Свете) и т.п.

Словно бы о большевизме говорил в своем послании к римлянам апостол Павел: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю». Ну, в самом деле, разве прилично системе, сражающейся за высшие смыслы против низших зоологических инстинктов утверждать отсутствие всякого высшего смысла и полную монополию зоологических инстинктов на душу человеческую. Которой и нет к тому же – так, совокупность реакций материи…

И не превращается ли система, которая утверждает высшие смыслы с одновременным отрицанием их источника, в исторического шизофреника? Не дарвинизм ли предопределил исторический крах советского варианта социализма? Ведь под влиянием советской школы именно вождям советской страны социализм показался нелепым, алогичным и безумным, именно высшим жрецам коммунизма стал отвратителен коммунизм.

Но черная земля современного либерализма – не противник коммунизму. Она вообще никому не противник – ей, как и положено в культе смерти, безразлично, кто ляжет к ней в могилу – коммунист ли, фашист, безверный циник или пламенный фанатик. Современный буржуазный либерализм помешан на ИГРИВОСТИ. Для его все только шутка, единственным же серьёзным утверждением для него выступает только смерть. По сути, современный либерализм – КВН-ный клоун, который охотно высмеивает любую власть, но всерьёз ни с какой властью бороться не будет. У него цель – поржать, а не драться…

Отсюда – свойственная смерти СВЕРХТЕРПИМОСТЬ современной буржуазной демократии, раскрываемая через её культ смерти. Раз все сдохнут и сгниют – какая разница, как при жизни кривляться, так или эдак?

Сверхтерпимость буржуазной демократии толерантна к коммунизму, содержит компартии в числе парламенских и охотно рассуждает о социализме вперемешку со светскими новостями и курьёзами жизни эстрадных звезд…

Если бы СССР противостояла эта черная могильная земля (поглощающая народы Запада с чудовищной, сталинградской скоростью бойни) – СССР бы благополучно пережил смерть шведов и, возможно, обрел бы второе дыхание, на Земле, где остался бы только он – и дикари.

Но не будем забывать про метафизику Огня! Страсть огня постоянно выбрасывает на поверхность протуберанцы фашизма. Фашизм – явление живое и энергетическое, он носитель света, а не замогильной тьмы, и он ОТНЮДЬ НЕ СВЕРХТЕРПИМ, как буржуазная демократия-мертвечина.

У фашизма есть страсть, воля к жизни, собственное представление об истине и лжи.

Фашизм – новое имя старого, как мир, солнцепоклонничества и огнепоклонничества, недаром поэтому живой огонь занимал в мистериях гитлеризма так много места. Фашизму ненавистны и могильный холодный мрак буржуазной толерастии, и «свете тихий», без огня исходящий от христианства (новейшее политическое имя которого – социализм).

Свет стремиться освещать и просвещать.

Огонь стремиться сжигать. Сжигать скверну, как он думает, а на самом деле – сжигать то, что он принимает за скверну.

Огонь постоянно вторгается и в историю христианства (чего только стоят костры инквизиции!) и в историю реального социализма. Главный признак Огня – СТРАСТНАЯ НЕПРИМИРИМОСТЬ. Он обжигает и сжигает.

Если с языка аллегорий перейти на язык политологии, то Огонь – это эволюционизм. Свет – это креационизм. Понятно, что термины используются не только в биологии, нами они используются расширительно. Эволюционизм в самом широком смысле слова настаивает на ИСТРЕБЛЕНИИ НЕПОЛНОЦЕННЫХ, очищении чего-либо от мусора и ошибочных форм. Эволюционизм (он же фашизм) – идея постоянно восходящей к некоему высшему совершенству несовершенной среды. Причем это движение к идеалу – реактивное: среда отбрасывает от себя недостойных идеала, как взлетающая ракета – ступени…

Эта идея – трудно преодолима. В ней – корень неистребимости фашистского соблазна для масс. Действительно, если бы Свет отрицал существование несовершенств, выродков, мусора, ошибочных форм – он перестал бы быть Светом и превратился бы в толерастию тьмы. Поэтому СОБЛАЗН САМООЧИЩЕНИЯ постоянно с нами, на любом этапе нашей истории. Фашизм пользуется этим, подсказывая, кого конкретно расстрелять сегодня для достижения высшего блага: буржуев или евреев, кавказцев или мусульман, алкоголиков или наркоманов.

И все же Свет – признавая существование выродков – иначе решает их проблему в обществе, нежели Огонь. Креационизм в самом широком смысле слова предполагает не восхождение мира от несовершенства к совершенству, а нечто обратное: движение от высшего идеала к менее совершенным формам через грехопадение.

Именно поэтому креационизм признает великий смысл за каждым явлением – как хорошим, так и плохим. И плохое, как и хорошее, посылается нам высшей волей неспроста. Если для эволюциониста плохое – лишь досадная помеха на пути к совершенству, то для креациониста плохое – это урок, назидание, особый знак свыше.

Говоря в двух словах, КРЕАЦИОНИЗМ ИСЦЕЛЯЕТ ТО, ЧТО ЭВОЛЮЦИОНИЗМ УБИВАЕТ. Хотя, конечно, общая природа света создает много сходств у проявлений Огненного и Тихого Света.

Однако именно теоретики фашизма ненавидят «свете тихий» сильнее даже холодной тьмы! Для них Бог только в Солнце, а лунные культы – демонические, как они считают. К примеру, рассадник современной фашистской теории, сайт «Велесова Слобода» в публикации «Юлиус Эвола –«Языческий Империализм» вновь повторяет, что христианство, на их взгляд, было «декадентским смешением выродившихся арийских культов с лунными и еретическими синкретическими культами Востока». Про Эволу пишут: «…одно время он даже пребывал в христианском монастыре в качестве монаха… но… Эвола все же до конца не принял христианства».

С целой книгой «Христианство - лунный культ смерти» выступил адепт фашизма Виктор Цыбин. Он настаивает, что «светлый ведический солнечный календарь русов был заменён на лунный, «тёмный», который паразиты закамуфлировано окрестили юлианским».

Нацисткое издание « Русские Новости и Аналитика» недавно опубликовали работу «Христианин – не значит православный», в которой подчеркивают: «Даже то, что христианство обещает вечную райскую жизнь человеку после смерти, говорит о том, что это лунный культ – культ СМЕРТИ!»

В академическом издании «Солнечный и лунный культы»

написано иначе «Прежде всего христианство очистило свои обряды от человеческих жертв и коллективных оргий, характерных для лунного культа и к последнему никогда не возвращалось».

Это, по меньшей мере, странно, поскольку и человеческие жертвоприношения, и коллективные оргии были присущи именно солнцепоклонникам, свойственны огнепоклонничеству – о чем в книге ни слова! Неужели творцы академического издания ничего не слышали ни о славянских жертвах великому костру, ни о индейских солнцепоклонниках, вырывавших сердца во славу богов у жертв каменными ножами?

В книге «Лунный Культ: поиск Правды», в главе «Веды и христианство (различия)» современные нацисты настаивают: «Хотя Русь и была насильно крещена, она продолжала придерживаться Ведической системы...»

И далее: "Христианство основано на ЛУННОМ культе – культе СМЕРТИ. Все расчеты здесь делаются по фазам луны».

А в недавно опубликованной нацисткой брошюре «Веды, православие, христианство» сказано так: «Религиозная реформа равноапостольного кн. Владимира преследовала своей целью замену солнечного культа на лунный культ, родившегося из иудаизма христианства».

Внимательнее изучив нацистскую литературу, мы увидим, друг-читатель, что нацизм – вовсе не против всякого христианства воюет. Есть некоторые формы и виды христианства, которые фашизм не только не отвергает, но и всячески восхваляет – по крайней мере, устами теоретиков.

Главная претензия фашизма к христианству (к неугодным его формам) – это мягкосердечие вместо нетерпимости, «дряблый гуманизм», «всепрощенчество» вместо закона возмездия злу. Если какая-либо христианская церковь отошла от этих норм, если разложила костры инквизиции – она сразу же становится фашистам мила и в их понимании прогрессивна.

Фашизм преследует принцип прощения грешника, что для огненной страсти фашизма нетерпимо. Фашизм в ядре своем – страсть к очищению рода человеческого, СЕЛЕКЦИЯ ЧЕЛОВЕКА, КАК ВИДА.

Меняются критерии отбора, но неизменной остается сама страсть к отбору, страсть к уничтожению «слабого звена», которое, якобы, тянет человечество назад, замедляет его движение к высшему идеалу.

На языке символизма это рождает ненависть к лунному культу, которому приписывается сразу все нехорошее скопом: ведь лунный свет есть свет влюбленности, влюбленные вздыхают под Луной, а не под раскаленным Солнцем. Исторически и в лунных культах было много всякой мерзости – как и в любых других. Но речь идет о ненависти не к историческим проявлениям лунных культов, а о ненависти к бесстрастному свету, к лунному свету, который (главный его порок в умах фашистов) – не жгуч.

Это, как мне кажется, пока предельная метафизика социализма, как наследника культа «свете тихого». Социализм – это социально-экономический креационизм, верящий в пределе в необходимость выживания ВСЕХ. И все, что делает социализм (если это не оборотень, называющий себя социализмом, а таких тоже полно) – он делает для ВСЕВЫЖИВАНИЯ. В этом социализм – наследник христианской идеи милосердия, по которой всякому оступившемуся нужно давать новый шанс, а не уничтожать, как «вредное насекомое».

Метафизическими противниками социализма являются либерализм и фашизм.

Либерализм – культ смерти, он пассивный противник, у него нет ненависти к идеалам социализма, ему на них просто наплевать. И наплевать ему не только на какие-то там отдельно отобранные идеалы социализма, а на все, вместе взятое, включая и идеалы социализма в общей куче человеческих ценностей. Либерализм – это библейское явление «теплохладности».

Второй враг социализма – метафизический фашизм. Этому противнику уже не наплевать на идеалы социализма – он их страстно ненавидит. Он считает, что христианское милосердие портило и портит человечество, что оно нарушает законы эволюции, и яростно восстает против такого «вредительства». Ч.Дарвин писал об этом так: «...мы строим приюты для имбецилов, калек и больных, мы ввели законы для бедных, наши медики изо всех сил стараются спасти жизнь каждого до последней секунды... Таким образом, слабые члены общества продолжают производить себе подобных. Всякий, имеющий хоть какое-то отношение к разведению домашних животных, подтвердит, что это губительно для человеческой расы».

Собственно, эти слова основателя дарвинизма – самый краткий из всех известных мне манифестов фашизма, содержащий сразу и утверждение, и его мотивацию.

Огонь жаждет спалить все то, что считает скверной, жаждет «очищения огнем».

Если социализм (по мотивам многотысячелетней христианской мечты) – технология ВСЕ-ВЫЖИВАНИЯ, то фашизм – технология ИЗБРАННОГО ВЫЖИВАНИЯ, подкармливаемого трупами признанных «недостойными».

Фашизм – метафизическая душа конкурентности, рыночного состязания, которое возводится в норму для жизни человека, нации, человечества.

Ахиллесова пята ИЗБРАННОГО ВЫЖИВАНИЯ в том, что ядро выживающих постоянно расщепляется, от него постоянно отсекаются новые жертвы, как и в процессе рыночной конкуренции. Не нужно думать, что эволюционизм единожды расправится с неугодными, и успокоится. Нет, он снова и снова будет разыскивать и убивать «недостойных жить»!

Именно поэтому адская геена – и называется «огненной».

Потому что взамен культу ВСЕ-ВЫЖИВАНИЯ социализма противопоставляется адский культ ВСЕ-ВЫМИРАНИЯ, замаскированный под свет культ тьмы.

Говоря совсем уж метафизически – истинный социализм есть любовь к жизни, либерализм – равнодушие к жизни, фашизм – ненависть к жизни. Любовь закрывает глаза на несовершенства любимого, равнодушию на все наплевать, ненависть же цепляется за несовершенства, чтобы обрести мотивацию убивать.


[i] С точки зрения богословской Библия постоянно подчеркивает, что Бог есть свет, что свет – первое, главное, любимейшее из творений Бога, которое ближе всего к Богу:

«И вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» -говорит Евангелие. Но в то же время постоянно подчеркивается, что Свет божественного связан с прохладой: «И услышали они звук Иеговы Бога, гуляющего в саду во время прохлады дня» - с первых же страниц говорит нам библейское «Бытие». «Глас хлада тонка и тамо Господь» (3 Цар 19:11—12). То есть свет – но не жар. Да оно и неудивительно – ведь жар связан в церковном предании с Преисподней, с геенной огненной. Хотя огонь тоже является источником света, геену, всюду называя огненной, нигде не называют светлой, по вполне понятной причине.

Сергей ВЯЗОВ, специально для ЭиМ; 27 октября 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..