Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,2721 руб.
  • Курс евро EUR: 67,3577 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5190 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ПРОГРАММА МАСОНСТВА И СОВРЕМЕННОСТЬ

Отрывок из книги "Анатомия масонства"

ПРОГРАММА МАСОНСТВА И СОВРЕМЕННОСТЬ Официально провозгласив в 17-м веке свое единство, франкмасонство с триумфом прошло по Англии, открывая филиалы центральной ложи почти в каждом городе. Важнейшее значение имеет Устав франкмасонства 1723 года, завершивший систематизацию клубов в единый социальный организм. В нем масоны сказали все, не сказав открытым текстом ничего. Так, например, поскольку важным противовесом зауженно-корыстной масонской общности – «братству» является патриотизм, исповедующий братство в широких пределах нации, государства, то Устав 1723 года отрицает национальные границы, уравнивает в достоинстве все национальности и религии. Это были не просто слова, а программа действий. Антипатриотическая программа 1723 года, можно сказать, с успехом воплощена в странах с развитой масонской традицией.

 Вот пример из Лондона – мировой столицы масонского движения (из газеты «Ведомости») [1].: «В Британии обострилась дискуссия о патриотизме. Премьер Гордон Браун, известный пропагандой «английскости» (правда, не все англичане понимают, что это такое), призывает в числе прочих мер ввести в школьный учебный курс исторический предмет, который укреплял бы лояльность Британии. Надо отметить мягкость формулировок: «В сегодняшнем разнородном обществе все дети должны изучать события, которые сформировали эту страну», — цитирует «Би-би-си» замминистра по делам детства, школы и семьи Джима Найта.

Но и при такой мягкости против исторического патриотизма в школах выступают преподаватели — три четверти из опрошенных Институтом образования при Лондонском университете. Как говорит проводивший исследование доктор Майкл Хэнд, история любой страны неоднозначна с моральной точки зрения и вопрос, должны ли граждане любить свою страну, остается открытым.

Забота о патриотизме вызвана плодами политики «мультикультурализма», которая, как считает правительство, «размывает традиционные британские ценности». В широком смысле проблема характерна для многих стран, сталкивающихся с наплывом мигрантов. Надо учитывать также традиции: если, скажем, в США пропаганда патриотизма всегда была сильна, то в Британии наоборот — это считается делом личным".

В России в последнее время пропаганда патриотизма усиливается: установление Дня народного единства, госзаказ на патриотичное кино и мультфильмы, державная риторика властей. Крым, наконец! 

Но "Ведомости" брюзжат: " Позиция британских учителей нам не очень понятна. Как-то они слишком философски относятся к любви к родине. Но нельзя не отметить, что патриотические кампании обычно преследуют конкретные политические цели. Цель воспитания гармоничной личности вовсе не обязательно с ними совпадает. А любовь к родине не обязательно основывается на некритическом отношении к собственной истории. Даже наоборот. Отметим, что развитая патриотическая пропаганда не спасла СССР».

Таким масоны запланировали будущее в 1890 году(!) И не сказать, что сильно ошибались...

+

И сегодня, как и два века назад, мигранты особо опекаемы масонством. 

«Цветные» в европейских странах служат неисчерпаемым резервуаром наемничества для платежеспособного приказа любой закулисы, любого, кто пожелает, заплатив, остаться инкогнито. «Цветные» не связаны с общей культурой и традициями своей новой Родины, они видят в белых аборигенах скорее врагов, чем соседей. У них нет перед «этой страной» никаких моральных обязательств – скорее, наоборот, давние счеты и обиды. Именно поэтому любой чудовищный приказ, исполнить который дрогнет рука у местного наемника, «цветной» охотно исполнит[2]

Не будем забывать и того, что экономический мигрант по определению предал Отечество в поисках «сладкой жизни». Если он уже (до всяких масонских каверз) предал свою Родину, то предать какую-то чужую страну ему не составит проблем.

Не будем забывать и ещё одной важной причины: «цветной» наемник дешев, его потребительский кругозор узок, а потребности не успели дорасти до среднеевропейских. Это тоже аргумент для масонства, периодически нуждающегося в своих многоходовых комбинациях в массовых вооруженных или безоружных наемнических отрядах.

Но не только поставками наемнических кадров для «активных денег» объясняется тяготение масонства к доходящему до безобразия космополитизму.

Задача в 1723 году была поставлена ещё и так: выровнять поле игры для масонерии наподобие современного глобализма, искоренить препятствия для масонской экономической деятельности. В масонском мире все равны, но не просто так, а равны перед масонством, которое одно имеет право возвышаться над этой ровной социальной поверхностью.

На поздних стадиях, когда уже произошла постепенная сатанизация экономической масонерии, космополитизм служит так же и тем целям, о которых в первую очередь предупреждают патриотические авторы. Это размытие культурного ядра христианских народов, искусственное повышение доли не-христиан в обществе, расширение общих хаоса и энтропии и т.п. Однако это происходит не сразу (почему – поговорим ниже по тексту) и не всегда. 

Не всякая масонерия сатанизирована, но всякая нуждается в дешевых наемниках и свободе передвижения паразитарных капиталов – поэтому остановимся на первых из озвученных причин, как на основополагающих.

Франкмасонство заложило в Устав «идеальное братство людей, объединенных теистическим мировоззрением», причем идеальным и тем более братством оно было только по отношению к «своим», а на остальных не распространялось.

Устав требовал от франкмасонов унификации морального облика, что являлось необходимым условием функционирования общества, и, что особенно важно – ВЗАИМОПОМОЩИ. Ниже мы подробнее рассмотрим, что взаимопомощь в редакции масонерии – та волшебная палочка, которая дает возможность потреблять все не производя ничего, то есть осуществлять товарный обмен (+) на (0).

Согласно уставу масонских лож все они учреждения «глубоко филантропические и прогрессивные. Масонство ставит своей целью искание истины, изучение мировой морали и применение принципа солидарности». [3]

Главная уставная цель масонства по данному уставу – «работа над самим собой, благотворительность, сближение людей». Обозначается ложа продолговатым треугольником, знаком, которым до Птолемея (по их словам) обозначалась Вселенная, но, скорее всего, просто означающим схему власти, которая всегда рисуется, как пирамида. Масоны подчерикивают, что едины, и что по всему миру имеют одну цель.

«Ложи – это мир» – пишет Т.Соколовская, автор исследования о русском масонстве. И это как и символ «Ложи-вселенной», подчеркивает, что все разговоры о «человечестве, мире, вселенной, всемирном братстве» в масонской среде имеют другую дефиницию, не ту, что мы понимаем в обычной речи под этими словами. 

Масоны говорят только о «своем» человечестве, о мире, ограниченном ложей, внутри которого и их благотворительность, и их солидарность, и их филантропия. 

Их девиз «Свобода, равенство, братство!» касается только членов лож, а их поговорка «один за всех и все за одного» как нельзя точнее выражает сговор зауженной общности, противостоящей «большому» или «внешнему» человечеству.

Это очень важно! Вспомните это, когда в быту сто раз столкнетесь с гипертрофированным уважением к правам одних людей и полным равнодушием даже к самым базовым правам у других людей! 

Для них "люди" - не все, а только члены их ложи. И "права человека" - свято оберегаются, но только как права членов ложи.

Когда вы говорите этой публике о нарушении прав человека в Донецке, в Луганске, о том, что там люди лишены даже права на жизнь, не говоря о прочих правах человека - они не понимают вас, и не могут понять. Вы говорите на разных языках. В частности, слова "люди, человек"  в их языке означают совсем не то, что в вашем...

Сейчас мы постараемся поставить и решить главные вопросы, связанные с идеологией масонства. 

Обречено ли масонство на вечную борьбу с человечеством? Обречено ли быть «античеловечеством», как называет его М.Калашников? 

И, если да, то с чем связана такая позиция масонства? С его субъективной злобой, исключительно-личностной жестокостью? Или же с какими-то объективными причинами, которые не дают масонству примирится с человечеством и человечностью, вновь и вновь – вне и помимо воли и сознания отдельных лиц – идти на штурм христианской и иных авраамических цивилизаций?

Думаю, наш ответ уже очевиден из заявленной нами позиции. Раз уж мы считаем масонство социальным классом, объективным явлением, через которое каждый век с удручающей преемственностью проходят миллионы и десятки миллионов людей – личная, субъективная жестокость того или иного человека не может быть в данном сообществе константой. Не все масоны злы, двуличны, жестоки в бытовом смысле. 

Кроме того, далеко не все масоны вообще и понимают-то, что они масоны.

Точно так же, как пролетарий может не знать, что ученые назвали его пролетарием, и даже может обижаться на странное витиеватое слово (-«Как пролетарий может не знать, что ученые назвали его пролетарием, и даже может обижаться на странное витиеватое слово (-какой я вам «пролетарий»?! Я простой работяга!!!») – точно таким же образом объективно функционирующий масон может не догадываться о своем масонстве. Масонской верховной ложе это очень выгодно – некомпетентным персоналом легче управлять.

Более того! Хотя объективная черта любой масонерии – союз «внутренних» против «внешних», тайная помощь «своим» в их конкуренции с «чужими» - большинство масонерий начинают свое формирование вовсе не с этой позиции. Эта позиция зла, она противна сердцу человека. Человек стремится её не видеть – даже если её использует.

Масонство начинается не с организационных форм, а с идеологии воинствующего антиаскетизма[4]

Вот «святая святых» и средоточие масонского храма! Антиаскетизм сперва очень человечен, беззлобен и беззуб. Все мы грешники, и потому в каждом человеке есть антиаскетическое начало. 

Кто-то из числа представителей христианской цивилизации суров к антиаскетизму, кто-то очень снисходителен к слабости «постоянно растущих материальных потребностей». 

Важно иное: и для христианской, и для любой авраамической религии антиаскетизм есть аномалия, слабость, грех, достойная (или недостойная) снисхождения инфантильности личности. 

Антиаскеза в быту – это как бы болезнь, то легкая, как насморк, то тяжелая, как рак, но никогда не воспринимаемая христианским взглядом в качестве здоровья.

Воинствующий антиаскетизм оказался для будущего масонства революционным переворотом сознания. Уже не богатство, а бедность стала в нем анормальным явлением. Уже не в аскетизме признали достоинство, но в безумном, уходящем в бесконечность потреблении. Уже не гордыню, а скромность объявили грехом, обозвав смирение «психологическими комплексами».

Но и здесь ещё не было ничего античеловеческого и антигуманного. Грешному человеку вообще свойственны стремление к обогащению, к самовозвышению, к так называемой «полнокровной жизни», к тому, «чтобы брать от жизни всё», и «быть достойным лучшего». 

Здесь, как видим, пока нет агрессии античеловечества, есть только самолюбование и самовлюбленность. 

Лишь потом - уже на более поздней стадии масонской болезни – выяснится «вдруг», что «взять от жизни всё» довольно трудно, потому что эта жизнь «почему-то» «всего» не отдаёт с охотой. А значит, говорит воинствующий антиаскет самому себе – « мы не можем ждать милостей от природы, отобрать их – вот наша задача».

Когда выясняется «вдруг», что работодатель не хочет оплачивать все потребительские капризы гордеца или его девушки, когда вместе с этим всплывает, что настоящая работа очень грязна, тяжела, и «в поте лица твоего» протекает – делается следующий шаг. 

К масонству? Нет, пока всего лишь к уголовщине. 

Недалекий, неумный антиаскет, одержимый потребительским зудом и гордыней, начинает вводить свои правила в одиночку, частным порядком: лично грабит, лично ворует, лично разбойничает, чтобы достичь своего (на самом деле недосягаемого) антиаскетического идеала.

Судьба таких людей обычно плачевна. Общество довольно легко раздавит любого одиночку, любого идиввидуала, который встанет на его пути[5]. Следовательно, обществу надо противопоставить общество, а коллективу-коллектив. Мы добрались до организованной преступности…

Преступное сообщество – тоже ещё пока не масонерия. Оно маргинально, оно не есть социальный класс, органично вписанный в гражданский строй данной страны. Шайка – не масонерия по той же причине, по которой шайка – не государство (хотя может содержать многие черты государства – иерархию, лидерство, закононы и т.п.).

В отличии от шайки, системно нарушающей действующие законы, масонерия нарушает их лишь эпизодически. Это – рецидивы прошлого масонеров, так сказать – рудименты их личной эволюции. В общем и целом масонерия – это группа, уже научившаяся подлаживать действующий закон под себя, и потому не заинтересованная в его нарушении.

Легальный закон формально слеп, ко всем одинаков, всем дает равные права. Однако фактически он безусловно, развернут к тем, кто дополняет свои формальные законные права дополнительными правами в режиме тайного сговора. Одновременно он, естественно, работает против тех, кто имеет только формальные законные права, не подкрепленные никакими дополнениями.

Например, масонер избрался в депутаты. Есть ли это нарушение гласного закона? Нет, конечно: право избирать и быть избранным есть у каждого – в том числе и у масонера, как гражданина. Но хотя оно и есть у каждого, практика показывает, что его никогда не реализует тот, кто одинок, кто не входит в тайный заговор.

Далее: масонер устроился на государственную службу. Нарушил ли он закон? Нет. По закону, все граждане РФ имеют право поступать на госслужбу в режиме конкурса их деловых качеств. В том числе, и масонер, конечно. Однако что это за конкурс? Как его выиграть, если не включен в тайные кадровые расклады правящей масонерии?! Получается, что хотя формально право на госслужбу предоставлено всем, фактически воспользоваться им могут только масонеры…

Возьмем ещё один пример – из области бизнеса. Всем известно, что крупные монополии в состоянии легко задушить мелкий частный бизнес. Это настолько хорошо известно, что даже приняты антимонопольные законы и созданы государственные антимонопольные службы. Открытая монополия подпадает под удар закона. 

Ну а скрытая-то, тайная, неформальная как под него подпадет?! Ведь её формально, на бумаге, и в природе-то не существует, как же с ней боротся антимонопольным ведомствам?

Получается – что тайная монополия – самая оптимальная форма бизнеса: и конкурентов легко уничтожит, и под удар закона не подпадает. Ну а что, кроме масонской ложи (т.е. гуманитарных, вне-экономических контактов предпринимателей друг с другом в законспирированном режиме) может обеспечить устойчивое и долговременное функционирование тайной монополии в экономике? Когда юр-лиц много, и все формально независимы, а по сути – в одну дуду дудят?!

Мы увидели, как шаг за шагом объективная технология реализации антиаскетической идеи подводит зараженных ей людей к масонской ложе. Ведь Ложа – высшая ступень антиаскетической эволюции, следующая сразу за стадией простой масонерии.

Это – не вопрос личной жестокости или мании величия отдельных антиаскетов. Это – живая душа антаскетизма. Заработать много – нельзя, украсть самому – слишком опасно, украсть в банде – тоже рискованно, украсть, манипулируя законом, не подпадая под юридическое определение кражи – удобно, но это ещё кустарщина, ремесленничество эксплуатации человека человеком.

На определенном витке своего развития простая масонерия начинает тяготится своей аморфной, амёбной неопределенностью, своей недостаточной организованностью и низким уровнем администрирования. Возникшая как инструмент технического решения проблем расширенного потребления с одновременным отсечением от потребления чужаков (потому что и «самим мало»!), простая масонерия постепенно обрастает разного рода дополнительными институтами и «этажами».

Когда в заговоре десять человек – они могут обойтись и без устава, и без лидера, и без регулярных сборов. Но эффективность масонерного паразитирования кратна количеству вовлеченных в заговор членов. 

Маленькая масонерия – это маленькие доходы, маленькая власть и влияние. Хочешь больше – формируйся, укрупняйся, сращивайся, породняйся с друзьями друзей, союзниками союзников и т.п.

Когда в масонерии более 1000 членов – это уже сложнейший административный организм, чья сложность усугубляется его конспиративностью. И открытой конторой с такой численностью сложно управлять, вообразите же тот хаос, который произойдёт в закрытой, тайной общине, распыленно-рассредоточенной среди «профанов», если не будет иерархии, инструкций, алгоритмов, чётко обозначенного руководства и т.п.

Масонская ложа – это осознавшая свою сущность (с одной стороны) и формально, регулярно организованная (с другой стороны) масонерия. Если для нелегальной политической партии конспирация является досадной ситуационной необходимостью, то для масонов – она есть постоянно действующий, объективно-необходимый институт. 

Масонская ложа и не может, и не хочет покончить с конспирацией ни при каких условиях. На конспирации тут держится всё: доходы бизнеса, обеспечивающие Ложу деньгами, кадровая сетка чиновников, прикрывающих Ложу, сама возможность воровать, не нарушая при этом никакого формального закона.

Заговор – это «волшебная палочка» масона и масонера. Умственное, интеллектуальное их разложение происходит именно так, как происходило бы разложение человека, и в самом деле владеющего волшебной палочкой.

Решая все текущие задачи одним взмахом руки, такой человек потерял бы стимул трудится, учится, искать технические решения производственных проблем, в итоге вообще потерял бы способность к абстрактному мышлению. Избавленный от всякой реальной конкурсности, конкурентности, он утратил бы способность к адекватному восприятию мира.

Получается, что в масонской ложе человеческий ум был повивальной бабкой заговора, а заговор стал могильщиком ума. По гениальному предвидению фантаста Уэллса, вначале элои научились жить за счет морлоков, а потом стали слабоумными…

Масонерия (в данном случае не будем путать её с масонской ложей – мы берем её как более широкое, общее понятие) – рождается в недрах простодушно-открытого аристократического общества, в котором неравенство людей и сословные привилегии не считают нужным прятать за тайной заговора.

Царь, крупный и мелкий феодалы – все они действуют открыто, гласно, принимая на свой персональный счет все успехи и все провалы в жизни общества. Человек знает, кого благодарить или проклинать в феодальном обществе. Феодальная власть, при всем своем уродстве и при всей своей жестокости – власть, в которой минимизирована социальная ложь.

По мере течения веков аристократия того или иного общества становится косной, интеллектуально-ущербной – льготные условия карьер, построенных на кумовстве, лишают новые поколения аристократов стимула умственно развиваться.

В этих условиях возникает тень власти – интеллократия – сообщество интеллектуалов, имеющих относительно-низкое социальное происхождение, но при этом с помощью интеллекта пытающегося манипулировать своими слабоумными и слабовольными прирожденными начальниками[6].

Возникает как бы двоевластие: официальное начальство имеет власть и право, а интеллократия – обретает зыбкую возможность пользоваться этими властью и правом посредством манипуляции сознанием официального начальства. Рядом с гласным законным институтом власти возникает его тень – негласный, неофициальный контур теневых взаимоотношений. Это пока ещё не масонерия, а её объективный фон, питательный бульон для её зарождения.

Человек, ощущающий свое интеллектуальное превосходство над прирожденным правителем-болваном, рано или поздно начинает осознавать несправедливость такого соотношения социальных ролей. И пока аристократия разлагается, в отсутствии вызова и конкуренции, интеллократия «накачивает мускулы», в силу своего низкого происхождения ежедневно сталкиваясь с вызовом жизни, и давая на него более или менее адекватный ответ.

Аристократия - это сообщество военных лидеров, «силовиков», которое по мере своего торжества и успеха превращается в сообщество прирожденных правителей-болванов.

Масонерия – это сообщество интеллократов, которое по мере своего торжества и успеха превращается в сообщество прирожденных правителей-болванов.

По мере социальной эволюции у аристократии и масонерии происходит «конвергенция признаков», они все более типологически близки друг к другу. Социальная дегенерация правящего слоя общества приводит к тому, что «силовики» теряют свою воинственность, а интеллократия – свои интеллектуальные ресурсы. В отсутствии социальной ротации, «вертикальных лифтов» карьеры, жесткой предопределенности кастовых ролей в масонерном обществе начинают происходить те же самые процессы разложения, которые когда-то позволили ему преодолеть аристократическую, феодальную верхушку старой Европы.

Химерогония – необходимый масонский инструмент для управления массами. Химерогония – наука о разрушении научного, здравого, адекватного мировоззрения «внешнего» для круга заговора человечества. Химерогония стремится научными методами укрепить и расширить невежество масс, ведет соответствующие исследования для достижения данной цели.

Теория химерогонии представляет не два состояния разума (наука и невежество), а три: наука, невежество и антинаука. Последняя использует научные приемы и научно-справочный аппарат для науковидной фальсификации картины мироздания. Можно многое рассказать о химерогонии в естественных науках, в физике, в биологии, в истории, в обществоведении и обществознании. Но это – предмет отдельного большого исследования, которое ещё ждет своего автора.


[1] «Запуск патриота»//«Ведомости» (издание «Уолл стрит джорнел» и «Файненшинал таймс» в РФ) 06.02.2008, №21 (2043)», Мнения, публикуемые в колонке «От редакции»,

[2] Свергая правительство голлистов во Франции в пользу США и глобалистской агрессии, устраняя нежелательного сатанистам Ширака и заменяя его на американскую марионетку Н.Саркози, масонство использовало цветных для организации массовых погромов в Париже. То, на что не пошел бы коренной парижанин, малограмотный, жестокий и враждебно к Франции настроенный типаж арабского мигранта совершил легко и с удовольствием.

[3]Параграф 1 «конституции» «Великого Востока» Франции, 1884 г., выделено мной.

[4] : - «Се, благочестие есть премудрость, а еже удалятися от зла есть [бого]ведение (Иов 28, 28). А так же «Яко в злохудожну душу не внидет премудрость, ниже обитает в телеси повиннем греху» (Прем. 1, 4), и, наконец, «Все, еже есть в человецех высокого, мерзость есть пред Богом». Лука (16, 15). Богословы комментируют эти слова так: в очах Божиих ни многие знания, ни многие богатства, ни великие звания не имеют никакого достоинства, что одни чистыи сердцем Бога узрят.

[5] Домасонерный магизм полон таких трагедий. Например, один из самых знаменитых алхимиков, Брагадино, живший в последней четверти шестнадцатого столетия, получив большие денежные суммы за свою мнимую тайну от германского императора, венецианского дожа и других государей, хваставшийся, что сатана его раб – две свирепые черные собаки, всегда сопровождавшие его, слыли демонами, – был наконец повешен в Мюнхене, когда открыли обман, посредством которого он производил мнимое превращение. Обе собаки были застрелены под виселицей. Соответственно, это стало одним из многих стимулов для практикующих магов объединятся, чтобы совместно защищать свое шарлатанство как от возмездия, так и от простого разоблачения.

[6] У Н.И.Макаровой между делом отмечается, что «одним из главных магистров Братства (или Ордена) розенкрейцеров называли придворного астролога английской королевы Елизаветы I Джона Ди (1527–1608 гг.) (…)Братству розенкрейцеров приписывали важную роль в создании через ряд других организаций («Колледж Грешэма» и др.) в 1662 году английского Королевского общества – первой в Европе Академии наук. Унаследованные формы мистики и магии служили порой лишь оболочкой, в которой происходило формирование новых научных идей, основ передового мировоззрения последующей эпохи Просвещения, складывание по сути противостоявшего церковной схоластике взгляда на природу и общество. В конце XIX и начале XX века в Англии были изданы книги, утверждавшие, что главой Ордена розенкрейцеров был Фрэнсис Бэкон. Духовник короля Якова I Джозеф Глэнвиль передает, что Бэкон создал общество для осуществления своих любимых идей(…) Аналогичная легенда существует и о Декарте. (…) сближение между розенкрейцерами и масонами, жаждавшими приобщиться к загадочной таинственности алхимических опытов. В свою очередь алхимики, видимо, заимствовали у «шотландского» масонства его организационные формы.

Александр Леонидов; 2 октября 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.