Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

ИНВОЛЮЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ

ИНВОЛЮЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ Продолжаем публикацию глав из книги А.Леонидова "ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ: Происхождение. Значение. Перспективы". В 14 главе автор рассматривает возникновение и развитие государства под влиянием идей справедливости, а так же деградацию государств под влиянием деградации этих идей. Глава называется ​"ИНВОЛЮЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ", и разъясняет роль идеи справедливости в госстроительстве и в функционировании общественных институций. Рекомендуется к прочтению самым широким кругом думающих людей, интересующихся междисциплинарными гуманитарными исследованиями.

ГЛАВА 14. ИНВОЛЮЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ

Начальники и подчинённые ненавидят друг друга по одной и той же причине: и те, и другие не хотят работать.

Тут необходимо пояснение. Физика считает работой любое движение, общество – считает работой только обязательное, вменённое в обязанность дело, исполняемое из чувства долга, а не по желанию. Общество отличает «работу» от «досуга» – времяпровождения, не являющегося обязательным, свободного в выборе занятий. Именно поэтому про досуг говорят «свободное время», подразумевая, что время, отведённое служебному долгу – несвободно.

Борьба за свободу, то есть освобождение от долга, неукоснительного соблюдения возложенных обществом обязанностей – всегда встречается в человеческой истории двух видов: борьба за свободу патрициев, аристократов и борьба за свободу плебеев, простолюдинов. Поскольку и тем и другим работать не хочется, аристократия стремится превратить себя в высокопоставленного паразита, всем владеющего, но ни за что не несущего ответственности, а плебс – стремится вывести себя в аристократию.

Это проявление общечеловеческой энтропии: стремление получить себе лично как можно больше прав, возможностей, привилегий и при этом снизить до ноля свои обязанности и полезные другим функции. Поэтому нет никакого парадокса в том, что «священная борьба за свободу», воспетая поколениями либералов с пафосом, достойным лучшего употребления – на практике постоянно сочетается с рабовладением, агрессивным колониализмом и геноцидами. Свобода раба заключается в том, чтобы рабовладелец не делал с ним, что вздумается; но свобода рабовладельца в обратном: делать с рабом, что в голову взбредёт. И безнаказанно.

Попытавшись совместить энергию и энтропию цивилизации, на определённом этапе образованщина выдвинула лозунг «свобода, равенство, братство», не понимая всей внутренней его душераздирающей противоречивости.

Равенство, взятое само по себе, как обрубание пальцев на машине Прокруста до единой длины – безумие. Изначально имелось в виду равенство перед чем-то, идеологически сверхценным. То есть мы, конечно, разные, сильные и слабые, высокие и низкие, брюнеты и рыжие – но все мы равны, например, перед царём. Его величество казнит любого, когда захочет, с князем ему это сделать не труднее, чем с последним холопом – поэтому перед царём все равны.

Это пример некрасивый, средневековый. В более развитых формах цивилизации равенство перед идеологической святыней более привлекательно: равенство, нивелирующее все разницы, перед Богом, Правдой, Партией, Делом и Заветом Отцов и т.п.

Равенство перед чем-либо имеет тот универсальный смысл – что человек живёт не для себя. Можно продолжить: не для себя, а для Дела.

Но в круге цивилизации (лат - "церкви", "circle", индоевропейск. kirk*) он не один такой, а там все такие. А кто не такой – «тот не нашего круга» («circle").

И в рамках цивилизации это, безусловно, так. Наука больше учёного, Литература больше писателя, Народ важнее отщепенца и т.п. Подчинённый одному большому общему делу человек равен другому в том смысле, что обязан так же безропотно нести свою часть обязанностей, как и любой другой.

Таков был смысл, вложенный цивилизацией и культурой в просвещённого человека. Когда его обрезали, сократив до простого равенства всего со всем и всех со всеми – то лозунг стал бессмысленным, его цивилизаторская миссия свелась к нолю, а содержание пропало. Получилось, что «ночью (т.е. в сумрачном состоянии сознания) все кошки серы».

С этим принципом прокрустова механического уравнительства вступает в конфликт понятие «братство».

Языческие корни слова «брат» (брать, отнимать) – показывают скорее враждебное, чем родственное отношение древних людей к своим братьям. Убийство братьев было у дикарей обычным делом – что у гуннов, что у турок, что у других народов. Чего пришёл брать брат? Очевидно же: отцовское наследство! Чем больше братьев – тем меньше доля человека в богатстве (тоже языческих времён словцо) семьи.

Христианская цивилизация перевернула смыслы, заставив считать того, кто в мир пришёл «брать» твоё достояние – самым близким человеком. Как бог*атство приближало к языческим бог*ам, но не к истинному Богу, так и «человек берущий» - стал синонимом любви и родства. Братство и любовь в нашем языке – очень близкие понятия, и означают во многом одно и то же.

Брату принято отдавать больше, чем оставляешь себе, в этом – любовь к родному человеку, которую цивилизация (она же церковь и она же социализм) проповедовала распространить на весь род людской (ибо все братья, все от Адама[1] и Евы[2]). Непонятно, как сочетать принципы братской, живой любви и принципы мёртвого механического равенства: отдавать ли брату больше своего, или же ревниво следить, чтобы ему больше тебя ничего не доставалось?

Но всё это мелочи по сравнению с колоссальным противоречием и равенства и братства – принципу свободы. Попытавшись вывести общую сумму энергии и энтропии цивилизации, теоретики вывели «0». Ведь это всё равно, что сложить «+1» и «-1»!

Культовая «энергетика служения» является генератором энергии цивилизации, истории и процесса становления Человека, вооружённого всеми богатствами от культ*а производимой культ*уры (эстетизации и разветвления культовых ценностей). Стремление особи к индивидуализации и самовольству, самодовольству, известное как «свобода» (выводя за скобки особое церковное представление о свободе[3]) – напротив, энтропия (антиэнергия) цивилизации. То, что гасит и сводит на нет все усилия цивилизации и культуры!

Не только религия и культура, но даже и строгая наука с холодной рациональностью – производные от веры в Единую Истину (Абсолютную Идею) и враждебны индивидуализации. Ведь всякая образованность, даже с виду нейтральная, предполагает обязательную программу обучения, общие для всех имена, факты и сведения, не зная которых человек не может считаться культурным. Но в этом и приступает природа культуры, как приложения к культу с его тоталитарностью!

Кто составлял этот список? По какому праву? Почему он, а не я? Почему в нём именно эти факты, имена, сведения – а не какие-то другие? Почему, если я не знаю Пушкина и Достоевского – то я безграмотный человек, а вы, если не знаете моего соседа дядю Митю – вполне можете считаться культурным? Почему Пушкина знать обязательно, а дядю Митю необязательно?

Или нужно знать вообще всё и всех? Но нет на свете такого человека, который знал бы и помнил всё и всех, это абсолютно невозможно… И получается вот что: имеется Культ, у Культа есть список обязательных минимумов, и этот список, вбиваемый всем участникам, начиная с алфавита (почему кириллица, а не латиница и не глаголица?) – называется Культурой.

Именно поэтому культурный в одном месте человек в другом может показаться совершенно бескультурным: культ другой, обязательная программа обучения другая, то, что обязан по здешним меркам знать культурный человек – этот человек не знает, и т.п.

Культура, конечно, тоталитарна: авторитеты в ней не выявляются голосованием или количеством продаж (откуда слово «бестселлер» - «лучше всего продающаяся книга», иное по смыслу, чем «шедевр»), их не получится ни вводить, ни выкидывать по воле переменчивой толпы. Точно так же тоталитарна и наука: верный ответ в таблице умножения один, и он выводится по правилам, а не голосованием. Симпатии или антипатии масс к выводам настоящей науке безразличны: она служит не избирателям, не электорату, а Единой Истине, вера в которую восходит к религиозно-сакральным источникам.

Но если всё, за что ни возьмись, тоталитарно – что тогда либерально? Что тяготеет к свободе-вседозволенности? Ответ таков: распад, разложение и деградация. Индивидуализация особи в свободную и независимую личность, воображающую себя самодостаточной, видящей в себе (а не в большом общем Деле) высшую ценность бытия – это выход за рамки цивилизованного поведения.

Когда человеком начинают управлять не вечные святыни, а текущие интересы, он неизбежно перестаёт воспринимать общество, как Дело и начинает видеть в нём добычу.

Это очень естественно с точки зрения зоологии и очень плохо с точки зрения культурологии. Даже на уровне простейшем и бытовом отчетливо видно, что свободу невозможно совместить ни с равенством, ни с братством (как, впрочем, и равенство с братством). Всегда получается: или свобода – или равенство; или свобода – или братство.

Ибо брат, конечно, не свободен в цивилизованном обществе: у него нет свободы выбора – делится или не делиться с братом, пустить его к себе или выгнать, и т.п. В обществознании братство означает принятие на себя социальных долгов, а свобода – их списание. Как это можно сделать одновременно, через запятую – вопрос не ко мне…

Смысл цивилизации в том, что она подчинила множества – единству. Множество людей – общему Делу. Множество мнений – Единой Истине (откуда наука берёт истоки). Множество желаний – единством Скрижали Завета, которая принимается, как общее желание миллионов верующих в неё. Множество умов – в единый коллективный Разум. Множество поколений – в единую преемственность Традиции и накопительной коллективной мудрости общего пользования. Множество частных владений разных индивидов сведены в представление о едином владыке (владельце) всего – Боге.

Если мы уберём этот принцип подчинения множеств Единству – мы уничтожим цивилизацию даже в самых первых и примитивных её формах, не говоря уж о более развитых. Принципы единоначалия, единомыслия – необходимы большой массе людей, потому что без них все передерутся и никто никого попросту понять не сможет. Как построить коммуникацию между людьми, если нет единомыслия? Как защитить крепость от врага – если нет единоначалия?

+++

Любое государство, как и любой иной общественный институт – изначально создаётся как инструмент цивилизации. Оно – по замыслу – должно быть защитником, кормильцем, просветителем и двигателем прогресса среди своих людей.

Но в процессе исторического гримасничания государство, как и любой иной общественный институт – часто вырождается под действием энтропии (антиэнергии) человеческой природы. Желание служить и исполнять долг, основа основ мотивации цивилизованного человека – сменяется желанием доминировать и не быть никому ничего должным.

В итоге мы и получаем «невласть не от Бога», о которой говорит Евангелие (во фразе, переведённой весьма лукаво). «Несть бо власть, аще не от Бога» (Рим 13.1) - то есть, по смыслу-то, «не власть» (а банда разбойников), если она не от Бога, Власть понимается здесь как некий положительный принцип, защищающий народ от зла.

Всякая власть изначально (по задумке) хороша, но на деле она хороша только до тех пор, пока функциональна, пока её организация соответствует уставным целям и декларируемым обязательствам.

Был ли генералиссимус А.В. Суворов аристократом и крепостником? Безусловно, да. Находился ли он в «классовой борьбе» с солдатами, набранными из крестьянской массы? Столь же очевидно, что нет. Солдаты его не просто любили, а боготворили! А почему? Да потому что он был в полном смысле функционален как функционер! Он идеально соответствовал занимаемой должности и делал то благо, которое ему предписано было в рамках идеологии державности.

А потому и никакого конфликта у солдат с ним не было, несмотря на разницу позиций и происхождения. Он делил с солдатами и трудности походов и полевую грубую пищу, каждый видел его полезность Отечеству, и восхищался этой полезностью.

То есть «секрет» классового мира заложен в функциональности власти, в её способности соответствовать собственному формально-уставному назначению. А когда она вырождается в «невласть не от Бога», то есть её функционеры не соответствуют занимаемым должностям – начинаются весьма болезненные и кровавые процессы переделов влияния…

Процитирую только один пример, официальный гимн царской России:

Боже, Царя храни!
Славному долги дни
Дай на земли! Дай на земли!
Гордых смирителю,
Слабых хранителю,
Всех утешителю — всё ниспошли!

Вы понимаете цели, заявленные в официальной декларации? Они же совершенно «советские» (потому что обще-цивилизационные): усмирение гордых (притеснителей), помощь слабым и нуждающимся, утешение всем страждущим… До тех пор, пока царизм был функционален, как инструмент защиты, поддержки, традиции и прогресса – не нужен был ни его революционный слом, ни вообще какой-то его слом.

Изначально-неправильной власти не бывает, она таковой (без позитивных целей) – не формируется и не может устойчиво сформироваться в принципе. Власть становится собственной противоположностью в силу энтропического вырождения – когда становится к своим носителям слишком нетребовательной, либеральничающей, попустительской, халатной, и (говоря в целом) выродившейся из управления в зоологическое доминирование.

+++

Марксизм рассматривает революции как двигатель цивилизации, прогресса и человечества. Мы их так рассматривать не можем, мы видим в революции, скорее, заведение «вручную» заглохшего мотора. Ведь не бывает автомобилей, которые изначально не предназначены ездить, а вот сломанные автомобили – бывают часто.

В нашей теории, которая объединяет в вечную идею Справедливости слагаемые защиты, обеспечения, просвещения и развития населения – есть:

- волюция (зарождение власти, воли),
- инволюция (вырождение власти)
- и революция (силовой перезапуск воли к лучшему).

Если волюция не исчезла, то не нужна ре*волюция («перезапуск» - даже на уровне корня слова), да и просто невозможна: как перезапустить двигатель, который не заглох?

+++

Вырождение государства и других общественных институтов происходит всегда одним и тем же образом.

В круге цивилизации (её охраняемой от окружающей дикости цитадели) люди рассматривают государство как Дело.

Они сменяются теми, кто рассматривают государство, как добычу.

Дело – делают. Добычу – делят.

Откуда возникает власть, которая рассматривает государство, как свою добычу? Она возникает от широких масс, если они разложились, растлились психологически и начали рассматривают общество, как добычу хищников. Никакого взаимного понимания между теми, кто настроен делать Дело и теми, кто настроен делить добычу – не может быть: ведь речь идёт о платформе базовой мотивации, через которую доказывается всё, и которая сама не может быть доказана ни через что. Можно доказать теорему – но нельзя доказать аксиому.

Точно так же можно доказать ошибочность злодейства тому, кто верит в добро, и нельзя – тому, кто верит в пустоту. Это та точка фундамента, на которой разум бессилен, и можно только верить (или не верить).

Как разлагается власть в инволюциях? Вначале возникает большая масса мелких хищений и злоупотреблений, из которой постепенно формируется узкое пространство сверхкрупных хищений и злоупотреблений. Этот процесс идёт только так, только в одну сторону.

Если какая-то оккупационная власть насадит злодеев над обществом праведников, то злодейства чужеродной власти только укрепят сплочённость масс вокруг добродетели. А власть, не опирающаяся на оккупационные войска, чужой для масс быть в принципе не может, она плоть от плоти народа.

Если она пойдёт против народного настроения, то будет свергнута, но скорее всего, она изменится раньше. Ведь те, кто делают карьеру, очень чутки к тому, что можно, а что нельзя, что общество допустит, а чего не допустит. И тот, кто наиболее чуткий – наиболее быстро и успешно делает карьеру.

Так что дело не только в том, что недопустимую в коллективном сознании власть свергнут, но и в том, что представители власти, как хамелеоны (может быть, притворно) подстроятся под представления общества о допустимом и недопустимом.

Так что цивилизация не делится на верхи и низы, на производительные силы и производственные отношения, она едина и неделима по существу, и производит качество всякой исторической власти от качеств широких масс населения соответствующего периода.



[1] Y-хромосомный Адам — понятие, выведенное генетиками и обозначающее общего предка всех ныне живущих людей по мужской линии. Y-хромосома человека является половой хромосомой, передающейся исключительно от отца к сыну, и от Y-хромосомы «Адама» происходят (нравится это атеистам или нет) Y-хромосомы всех сегодняшних мужчин.

[2] Митохондриальная Ева — имя, данное генетиками женщине, жившей около 200 000 лет назад, потомками котороя является всё современное человечество (ныне живущие унаследовали митохондриальную ДНК, оригинальный термин, предложенный первооткрывателем Алланом Вильсоном. Эта женщину генетики называют единственной для всех современных потомков.

[3] Церковь понимает свободу – как освобождение человека от греха, что не имеет, конечно же, ничего общего со светскими и особенно либеральными представлениями о свободе.

Александр Леонидов; 6 июня 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • "Нержавеющее ядро" истории человечества

    "Нержавеющее ядро" истории человечества Продолжаем публикацию глав из книги А.Леонидова "ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ: Происхождение. Значение. Перспективы". В 13 главе автор рассматривает экономические основания цивилизованного образа жизни (ЦОЖ) и доказывает, что они не могут вырастать из самой экономики. Они являются туда идеологически привнесёнными. Глава называется ​"ЭКОНОМИКА ЦИВИЛИЗАЦИИ: ЦОЖ ПРОТИВ РАЗБОЯ", и разъясняет роль идеи справедливости вне и поверх индивидуальной экономической выгоды в становлении не только социализма, но и вообще государства, права, человеческой морали и критериев психиатрии. Рекомендуется к прочтению самым широким кругом думающих людей, поскольку содержит в себя целый ряд свежих идей по проблемам междисциплинарных исследований общества, юридической сферы, экономических систем и др.

    Читать дальше
  • РАССЧИТАТЬ МРОТ ПО КОЭФФИЦИЕНТАМ.

    РАССЧИТАТЬ МРОТ ПО КОЭФФИЦИЕНТАМ. Учитывая существующие различия в экономических, природно-климатических условиях субъектов Российской Федерации, величина минимального прожиточного минимума, рассчитанная для конкретного региона, является наиболее объективной, нежели усреднённая по Российской Федерации. МРОТ — минимальная оплата труда, ключевой параметр при расчёте заработных плат работников. С 1 мая 2018 года её размер составляет 11 163 рублей, что согласно данным официальной статистики соответствует величине прожиточного минимума трудоспособного населения в среднем по Российской Федерации.

    Читать дальше
  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР!

    ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР! Издательские услуги сегодня предлагает очень много компаний, каждая со своим набором функций, ценами и сроками. Непосвященному в тонкости издательского дела человеку сложно правильно сориентироваться в этом вопросе. Особенно нет опыта общения с акулами издательского бизнеса, а сделать нужно быстро и качественно. Со своей стороны рекомендуем издательство "для своих" - в котором заказчик почувствует себя в кругу друзей и единомышленников...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.