Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9838 руб.
  • Курс евро EUR: 62,0440 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,6231 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

СИЗИФОВ ПРУТ

ПОРКА ТРУЖЕНИКА, КАК ЗАМЕНА ОПЛАТЫ?

СИЗИФОВ ПРУТ Стремительно распространяется в современной прессе тот крайне ошибочный взгляд, что путь к росту производительности труда лежит через ужесточение трудового законодательства и через нарастание строгости работодателя по отношению к работникам. Между тем, жесткость в отношении к персоналу и производительность труда не просто лежат в разных плоскостях, они прямо противоположны друг другу. История производства наглядно показывает нам, что не работодатели, не предпринимательский класс, а противостоящие им оппоненты в лице профсоюзных организаций способствовали как росту производительности труда, так и техническому прогрессу производства. При этом мы справедливо отметим: это не является прямой задачей профсоюзов, занятых защитой труда от капитала, это является как бы «побочным продуктом» той самой защиты.

 

Если цель не ставится специально, но при этом достигается, то, очевидно, нужно искать ОБЪЕКТИВНЫЕ механизмы, которые не зависят от воли и желания отдельных людей. Эти объективные механизмы мы находим в формуле национального товарооборота, который, собственно, зиждется в основном на предварительной оплате труда, трансформирующейся затем в покупки всех разновидностей. Формула проста и достаточно хорошо известна специалистам:        

P = ROt,

 в которой рост заработков всех видов (P) равен росту покупательной способности (R) за вычетом фактора оттока капиталов всех видов (Ot). В соответствии с формулой национального товарооборота всякое снижение оплаты труда, сокращение доходов той или иной страты населения (даже не важно трудовых или нетрудовых) неизбежно должно снизить общую стоимость национальных покупок.

При этом общая масса покупок может и возрасти – в случае колониального варианта, когда нищая страна работает не на себя, а на внешний экспорт, обслуживая метрополию, а не собственное население. Например, в Южной Корее многие годы действовал закон, по которому было напрямую запрещено(!) продавать электронику местного производства на руки населению: все должно было по планам южнокорейского правительства идти на экспорт. Нечто подобное мы встречаем в истории царской России, в которой рост хлебного экспорта шел параллельно росту национальных голодовок. Поэтому, повторимся, общая масса покупок разными (включая посторонних) лицами может и возрастать, но к формуле НАЦИОНАЛЬНОГО товарооборота это не имеет никакого отношения, потому что снижение доходов внутри любой нации порождает симметричное снижение покупательной способности внутри неё же. Поэтому любое правительство, которое ставит цель облагодетельствовать собственный, а не чужой народ, должно учитывать формулу национального товарооборота, в которой размер оплаты труда тесно связан с объемом продаж.

Рост объема продаж – главный ЭКСТЕНСИВНЫЙ  метод повышеня производительности труда. Большинство предприятий вынуждены удерживать на месте или даже снижать реальную производительность труда (выраженную в товарных единицах) вовсе не потому, что ленивы, а потому, что продукция не находит сбыта. Зачем делать быстрее и больше, если и так сделанное затоваривает склады?!

В вышеуказанном случае единственный способ нарастить производительность труда – повысить в национальном масштабе оплату труда. Если люди смогут больше покупать, то они обеспечат сбыт возрастающему производству. Если выше спрос – то выше и отдача от производственной линии, её загружают на 100%, а не на 50, 30, 10% технологических возможностей, как сейчас в РФ.

Поэтому борьба за права трудящихся оказывается, как ни странно на первый взгляд, борьбой за повышение производительности труда. Некуда и незачем расти производительности труда в обществе нищих.

В свое время (исторически) именно борьба профсоюзов за расширение прав трудящихся сыграла решающую роль в сломе сословных перегородок общества и ДЕМОКРАТИЗАЦИИ ПОТРЕБЛЕНИЯ. Как писал мыслитель ещё царского времени, М.Меншиков, «промышленность не может жить рублем барина, только рублем мужика», имея в виду то, что без ШИРОКОГО спроса невозможно и широкое воспроизводство, а кризис платежеспособности нации – это одновременно и кризис её производительных сил.

Если взять шире, философски, то дилемма «повторяй или улучшай», определяющая противоборство косности и новаторства, возможна только в том обществе, в котором нельзя переложить повторение на раба, чувствами и страданиями которого пренебрегают по определению. Человек начинает облегчать тяжелую и неприятную работу только тогда, когда эту работу не на кого свалить, когда ты обречен делать её сам. Фигурально выражаясь, это конфликт электровентилятора и раба с опахалом. Отдельно взятый вентилятор дешевле и доступнее раба, но если взять его системно, со всей энергетической сетью, питающую его штепсель, и со всеми научно-конструкторскими разработками, которые привели к его созданию, то станет ясно, что такая работа могла быть санкционирована верхами общества только после принципиального отказа от рабов с опахалами.

Широкое воспроизводство опирается на широкое потребление, которое, в свою очередь, делает возможными колоссальные затраты на качественное обновление производитвенной базы. Мелкосерийное производство много на свое обновление потратить не может по определению, поскольку стоимость НИОКР не может превышать оборота и выручки предприятия. Поэтому правильно будет подчеркнуть, что у мелкого  предприятия мелкие НИОКР.

Закон воспроизводства таков: чем меньше мы даем людям, тем меньше у нас остается. Это логика социального заказа: то, что не заказано, перестает производится.  Мы постоянно встречаем это на практике: снижение в целях экономии государственного бюджета порождает стихийно-анархический кризис неплатежей на рынке, когда предприниматели теряют запланированную прибыль, на которую рассчитывали в своей работе. Экономия бюджета в целях снижения налоговой нагрузки на предпринимателей приносит предпринимателям лишь краткосрочное облегчение. Дело в том, что нетрудно подсчитать: при равенстве суммы снижения налогов и суммы упущенной прибыли в итоге предприниматель не получит никакой реальной прибыли!

Ведь при одновременном снижении налогов и продаж на разные в итоге нет ни положительных, ни отрицательных надбавок, мы приходим к ситуации, когда новая сумма прибыли попросту равна старой, если не хуже. Поэтому головной аргумент либерал-монетаризма – о необходимости снижения налоговой нагрузки на бизнес – необходимо существенно корректировать. Не всякое снижение налоговой нагрузки на бизнес выгодно бизнесу. В ряде ситуаций (когда секвестры всех видов ведут к падению платежеспособного спроса населения) снижение налоговой нагрузки вырезается из базовой платформы бизнеса – из объема его продаж. Потеряв объемы продаж, бизнес не заинтересован ни в каких налоговых поблажках. Это и чисто житейски понятно: если моя прибыль ноль, то мне совершенно безразлично, 90% от ноля у меня заберут в качестве налогов, или 1%.

Поэтому распространенное заблуждение о том, что «хуже населению – лучше бизнесу» следует сменить на ту очевидную формулу, что «бизнес есть часть населения, работающая с другими частями населения, и когда всем хуже, то и ему хуже». Речь, конечно, не идет о фирмах-некрофагах, доход которых тесно связан с чужой бедой и чужими страданиями, речь идет о здоровом, инновационном, производственном, социально-ответственном бизнесе. Ему невыгодно снижение налогов, если оно связано со снижением платежеспособности населения.

В последние годы в РФ слишком многие близкие к власти эксперты стали мечтать о «мужике средневековья» - который теперь называется «малым предпринимателем», и которой полностью обслуживает себя сам, за свой счет, будучи связан с властной элитой только уплатой податей. Об этом как о «дорожной карте» российских реформ, писали, по крайней мере, и В.Мау в «Ведомостях», и Г.Попов в ежемесячнике «Совершенно секретно». Планы относительно формирования «столыпинского мужика», который целиком сам себя обеспечивает, да ещё и государству приплачивает – популярна как в среде российской власти, так и в противостоящей этой власти справа либеральной оппозиции.

Путем полной приватизации непроизводственной сферы планируется создать «мужика на самотяге», каким он некогда и был, когда не просил у царя ни школ, ни пенсий, а только прибавку земельного надела. Однако разочарую праволиберальных реформаторов: при всей притягательности «беззатратного налогоплательщика», этот «перпеттум мобиле» средневековья, который отдавал терроризирующей его власти все, а взамен не рассчитывал получить ничего, ныне безнадежно сломан. В условиях сложного и развитого РАЗДЕЛЕНИЯ ТРУДА продукт не может быть взят прямо от земли. Выдача продукта тесно связана с бесперебойным получением всех необходимых полуфабрикатов от смежников. Нет полуфабрикатов – нет и продукта. Если мы подставим в эту формулу в качестве продукта уплачиваемые государству налоги, то необходимыми полуфабрикатами по формуле станет эффективная социальная политика государства.

Государства во всем мире давно перестали быть рыбаками, вылавливающими готовую рыбу; они живут по принципу «что посеешь, то и пожнешь», и если Мау с Поповым ничего сеять не хотят, то и не пожнут ничего. И даже не потому, что мужик спрячет продукт, как прятал он хлеб от продотрядов: во времена продотрядов мужик был ещё очень во многом хозяйствующим натурально, самодостаточно, и хлеб у него по крайней мере был. В современных условиях сложного разделения труда «дешёвое государство» приведет попросту к тому, что и продотрядам, даже самым решительным, отбирать у мужика будет НЕЧЕГО. Тот мужик, который согласился бы жить в голом поле без школы, больницы, пенсий, пособий, да при этом ещё выдавать подати и рекрутов – давно стал в РФ достоянием истории. 

Александр Леонидов; 13 августа 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..