Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9838 руб.
  • Курс евро EUR: 62,0440 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,6231 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

МОЛОКО БЕЗ КОРОВЫ, ЯБЛОКО БЕЗ ЯБЛОНИ…

МОЛОКО БЕЗ КОРОВЫ, ЯБЛОКО БЕЗ ЯБЛОНИ… В нашем с Западом диалоге мы ходим по какому-то замкнутому кругу, по сути, бичуя одни и те же недостатки, которые упорно друг другу приписываем. Они говорят нам, что мы тоталитарны, и в этом наша сущность. Мы платим им той же монетой, утверждая, что тоталитаризм у них, и в этом их сущность. Они говорят, что мы коррумпированы, и потому не можем войти в капитализм. Мы отвечаем, что капитализм сам по себе и есть коррупция, убери из него коррупцию – что от него останется? Брежневский лозунг «экономика должна быть экономной»? Мы ходим по этому замкнутому кругу, претендуя на первородство в нашей общей цивилизации, которую мы и теряем совместно…

Одной из ярких страниц Петербургского экономического форума в 2015 году стало выступление американского профессора Лорена ГРЭХЭМА. Человек, безусловно, симпатизирующий нашей стране, задался вопросом с подковыркой:

почему Россия мало выгоды извлекла из гениальных работ своих ученых и инженеров? Почему продолжает расти разрыв между государствами, которые пожали плоды четвертой индустриальной революции, и теми, кто не смог это сделать?

Лорен Грэхэм говорит:

«…реальность в том, что Россия — одна из тех стран, которые однозначно не смогли пожать плоды четвертой промышленной революции. Маленькая Швейцария каждый год экспортирует в 3–4 раза больше высокотехнологичных продуктов, чем Россия. Почему?

У России такие талантливые творческие научные сотрудники. Почему с таким количеством ученых Россия не может извлечь экономическую выгоду из результатов их исследований?
Есть ключевая разница между изобретением и инновацией. Вот вы изобрели что-то на рабочем столе или в лаборатории. Ничего похожего раньше не было. Мы вас поздравляем: если вы смогли это сделать — вы изобретатель! Однако инноватор — это совсем другое. Инновационность означает: взять это изобретение и сделать его коммерчески успешным. Причем успешным не только для вас, но и для общества, где вы его внедрили.
Противоречие и странность в том, что русские изумительно изобретают и очень плохо занимаются инновациями.

Вот несколько примеров. Русским ученым принадлежат две Нобелевские премии в области лазерных технологий. Но сейчас нет ни одной российской компании, которая занимала бы сколько-нибудь значительное место на рынке лазерных продуктов и технологий.
Электрические лампочки изобрели в России. По сути Томас Эдисон позаимствовал эту идею у Яблочкова, русского ученого. Но затем американские компании захватили этот рынок, и никакая российская компания с ними не стала конкурировать.

Попов, русский ученый, передавал информацию по радио раньше Маркони. Но сегодня у России нет сколько-нибудь заметных успехов на международном рынке радиоэлектроники.
Россия первая запустила искусственный спутник Земли. Но сегодня у России менее 1% мирового рынка телекоммуникаций.
Россия первой создала руками Сергея Лебедева электронный цифровой компьютер в Европе. Но кто покупает российские компьютеры сегодня?

Ещё один пример, он малоизвестен. Нефтяная индустрия в последние годы пережила революцию технологии гидроразрыва нефтяного пласта. Но никто не помнит, что этот процесс изобрели русские. Я могу показать научные статьи начала 1950х годов, где они на 100% обосновали процесс гидроразрыва нефтяного пласта. С этой технологией у вас никто ничего не сделал. Я могу этот список продолжать и продолжать.

Исключительно важный вопрос: почему у русских так хорошо получается разрабатывать научные технологические идеи и так плохо получается извлекать из них экономическую выгоду? Ответ кроется не в отсутствии талантов у российских ученых и инженеров, отнюдь. Ответ в том, что в России не удавалось выстроить общество, где блестящие достижения граждан оборачивались бы экономическим развитием страны.

Все руководители России — со времен царизма до нынешних времен — полагали, что ответ на проблемы модернизации — сама технология. Считали, что ответ именно в технологии, а не в социально-экономической среде.

Это непонимание было очень чётко показано несколько лет назад, когда я приехал в Россию с ведущими учеными из Массачусетского института технологий (MIT).
Многие россияне спрашивали: как им сравняться с MIT в разработке следующей большой сенсационной научной вещи. Но ученые MIT говорили, что ключ к успеху их института не просто в культуре MIT, но в культуре США в целом.

Что это за элементы культуры, которые позволяют идеям превращаться в коммерчески успешные предприятия? Это демократическая форма правления. Свободный рынок, где инвесторам нужны новые технологии. Защита интеллектуальной собственности, контроль над коррупцией и преступностью. Правовая система, где обвиняемый имеет шанс оправдаться и доказать свою невиновность. Культура эта позволяет критические высказывания, допускает независимость. В ней можно потерпеть неудачу, но попытаться ещё раз. Вот некоторые из «неосязаемых» характеристик инновационного общества.

Но русские, с которыми мы говорили, особенно в институтах и университетах, не понимали эти моменты. И они продолжали задавать конкретные вопросы: нанотехнологии, информационные технологии, трехмерная печать. Они спрашивали, какая конкретная технология может принести успех. Наконец уставший от этих вопросов ректор MIT г-н Райф повернулся к своему российскому визави и сказал: «Вам нужно молоко без коровы!»

В настоящий момент руководители России пытаются провести модернизацию, но, к сожалению, в русле своих предшественников — царей и советских руководителей. Они пытаются отделить технологии от социополитических систем.

Они говорят, что поддерживают Сколково, этот амбициозный и дорогой клон Силиконовой долины[1]. Но в то же время (я должен это сказать, простите) они запрещают демонстрации, они подавляют политических оппонентов и предпринимателей, у которых скопилось достаточно власти, чтобы бросить им вызов. Они перекашивают правовую систему в своих целях. Они подписывают законы, которые обвиняют русских, сотрудничающих в научных разработках с другими. Они поддерживают авторитарные режимы.

Такая политика может привести только к возникновению общества, где люди втягивают голову в плечи, опасаясь быть наказанными. Модернизация означает для них, к сожалению, получение новых технологий при отказе от экономических и прочих принципов, которые эти технологии продвигают и доводят до успеха. Им нужно молоко без коровы. И пока остается эта политика, научный гений русских людей, которых я так уважаю, останется экономически нереализованным».

Очень важно, что американская научная элита заговорила о несамодостаточности плодов прогресса, о корнях тех яблонь, на которых поспевают сладкие яблоки, о тех коровах, которые дают молоко. То, что молока без коров и яблок без яблоневых садов не бывает – мы постоянно напоминаем читателям нашей газеты «ЭиМ». И то, что корень цивилизации порой бывает весьма горек - тем слаще её плоды - мы неустанно повторяем...

Но вот что интересно: диагностика и лечение разные вещи. Врачи XIX века достаточно верно ставили диагнозы, но при этом прописывали лечение кровопусканием, ртутью, серой и прочими вещами – словно бы специально отобрав самые вредные для здоровья «элексиры».

Этим путём пошел и Лорен Грэхем, неизвестно – специально или по ошибке. Он увидел, что организм страны, которой он явно симпатизирует – больной и ослабленный. И он – достал рецепты врачей XIX века и предложил милой сердцу пациентке подышать парами ртути и пожевать серу – авось, полегчает…

Вопрос поставлен верно: «Что это за элементы культуры, которые позволяют идеям превращаться в коммерчески успешные предприятия?». У нас есть свой ответ на этот вопрос:

1. Постоянная, ответственная, уверенная в своём положении, несменяемая власть, создающая неизменные правила игры и уверенность в завтрашнем дне.

2. Устойчивые общественные нравы, нетерпимость гражданского общества к пороку и скверне, его благорасположенность к добродетели.

Главная проблема России с её великой наукой в ХХ веке – заключается в том, что Россию трижды ударили колуном по лбу, причем с немыслимой силой: в 1917, в 1954 и в 1985-1994 годах.

Дерусификация, проводившаяся троцкистами, затем десталинизация, запущенная Хрущёвым а под занавес века – ещё и либеральный погром имени Горбачева-Ельцина.

Что это было по существу? Во-первых, всякий раз – резкая смена власти, курса, правил игры, святынь и приоритетов (к тому же на фоне казенного атеизма, который и сам по себе растлевает человека). Это втаптывание в грязь всего священного и реабилитация всего враждебного.

Нестабильность власти, шарахающейся из крайности в крайность – не только параллельно шла, но и во многом провоцировала народный нигилизм, цинизм масс, распущенность и безответственность в народе.

То есть Грэхем совершенно прав, когда говорит, что древу нужна почва для произрастания, технологиям нужна определённая среда: «…считали, что ответ именно в технологии, а не в социально-экономической среде». Да, он прав, когда говорит о том, что социально-экономическая среда неразрывно связана с технологиями, которые не живут сами по себе – как цветы без корней в вазочке…

Но Грэхем не прав, когда прописывает лекарство. Ведь вместо гумуса он предлагает погрузить корни древа цивилизации в песок и гравий!

Почему мы можем говорить, что Грэхем ошибается, а наше мнение ближе к объективной реальности? Критерий истины – опыт, практика. Рецепт Грэхема был в России многократно применен. То есть Россия верила таким вот лекторам, и делала всё по их совету.

Вдохновлённые идеей модернизации, русские владыки «разрешали демонстрации, переставали подавлять политических оппонентов и предпринимателей, у которых скопилось достаточно власти, чтобы бросить им вызов». Они вместо создания законов начинали жить по не ими написанным законам. Они разрешали «русским, сотрудничающим в научных разработках с другими» продавать Родину. Они прекращали «поддерживать авторитарные режимы».

Итог был всякий раз таким чудовищным, что и вспоминать противно.

Первый раз – царя-реформатора убили террористы, а суды присяжных, введённых им, стали оправдывать террористов (феномен В.Засулич).

Во второй раз Хрущев своими «шестидесятниками» подорвал стремительное развитие, сказочный рост и заодно оптимизм сограждан, их веру в свою правоту. В третий раз…

Ну мы доселе расхлёбываем «третий раз» - который, кстати, органически связан с «первой» и «второй» волнами «демократизации» страны. На практике всегда вела она (демократизация) к разладу и порой грозила (и грозит) кончится геноцидом всего русского народа…

+++

Дело с прогрессом, как нам кажется в ЭиМ – достаточно понятно, и не нужно тут огород городить. Вы, наверное, согласитесь, уважаемый Грэхем, что СЛОЖНАЯ работа – это ТОНКАЯ работа. Ведь это синонимы: тонкое дело, сложное дело…

Допустим, вы, Грэхем, сели починять старинные часы. Тонкая работа, требующая умений, знания механики, расторопности, но и кроме всего этого – тишины и покоя. Как же вы будете чинить часы, делать тонкую, сложную работу – если вам станут постоянно шатать стол, пинать по стулу, на котором вы сидите, над головой бить в барабаны, швырять в вас разные предметы и всё такое прочее? В такой обстановке даже самый замечательный часовщик не сможет починить часы.

Так и весь прогресс, научно-технический. Это тонкая работа умелых рук, которые должны находится в стабильно-устойчивой обстановке, в тишине, без колебаний и вибраций, без кренов и переворотов.

Чтобы власть, озвучив однажды набор своих требований – ВЕКАМИ БЫ ИХ НЕ МЕНЯЛА. И чтобы народ был готов помогать в силу добронравия, а не воровать у вас отвёртки всякий раз, как вы отвернётесь, в силу гнусной растленности…

Социальная среда прогресса и инноваций – это устойчивая власть и нравственное общество. Теперь давайте задумаемся, Грэхем, какое это отношение имеет к описанной вами демократической клоунаде-балагану?

Вы нам предлагаете – цитирую дословно – «не подавлять предпринимателей, у которых скопилось достаточно власти, чтобы бросить им (правительству) вызов». Допустим, к вам в США приедет наркобарон или арабский шейх-фундаменталист, у них денег много, энергия бешеная – и их не подавлять?! Устраивает вас такой вариант?

Но самое главное – о какой научно-технической модернизации, о каких инновациях можно говорить в обстановке демократического балагана?

В США его не было до Трампа и Сандерса, и в том было ваше (ныне утраченное) счастье…

Вами 200 лет правила одна и та же власть, не менявшая ни себя, ни правила игры – и результат налицо: вы- сверхдержава. Никто до последних лет не предлагал у вас демократически переизбрать династию Морганов или Рокфеллеров, или Ротшильдов… Они же не только формально никем не избраны, а передают свою власть по наследству, как средневековые короли!

Так зачем же вы нам подсовываете фуфло с «демократической формой правления» - причем не первой свежести? Оно у нас уже было с 1989 года, когда все увлеклись сперва болтовнёй (вместо инноваций), потом мародёрством и растащиловкой (вместо инноваций) а под конец – стрельбой (вместо инноваций).

И не нужно нам «лепить горбатого», что у вас демократия другая и народ другой. Мы прекрасно видели много раз, что народ у вас точно такой же: когда он чувствует, что железная власть олигархических династий ослабела – он начинает громить магазины и устраивать самосуды[2].

И это то, что делает любой народ в мире, когда власть РЕАЛЬНО оказывается у него в руках. То есть когда он действительно может выбирать, а не просто ему «зачитывают его права» из мертвых деклараций.

Если мы сделаем то, что вы, Грэхем, нам предлагаете (и далеко не в первый раз!) – мы много чего получим. Мы получим очередной передел собственности, очередную резню между криминальными кланами, очередной всплеск цапковщины в городах и сёлах, в очередной раз гомонящие митингами улицы (майданы?) и т.п. Но вот что мы на этом пути точно не обретем – так это инновации, новые технологии, научно-технический прогресс.

Когда делят реальную власть и реальную собственность – то всем не до них.

Вы понимаете это – прежде чем давать нам космическим по масштабам, и космические же «не-скажу-по-чему» советы – как нам всё переобустроить в России?!



[1] Достаточно отметить только один факт: технопарк «Сколково», любимое детище Д.А.Медведева, про которое говорили, как про локомотив инноваций, за время своего существования через Фонд имени себя переварил примерно 100 миллиардов рублей. При этом на реальные дела (стартапы) пошло… около одного миллиарда. Всё остальное закопали в землю! Об этом говорит вовсе не оппозиция, а парламентские комиссии!

[2] 30 августа 2005 года в затопленном водой, после урагана, Новом Орлеане отмечены были многочисленные случаи мародерства. Об этом сообщил тогда с места событий продюсер телекомпании CNN Джим Спеллман. По его словам, «сотни и сотни людей» в районе улицы Канал-стрит и на границе знаменитого «Французского квартала» бьют стекла магазинов и выносят из них продукты, медикаменты, одежду и электронику. Спеллман сообщает, что подобные случаи происходят «по всему городу». В некоторых местах мародерам пытались помешать солдаты национальной гвардии, вызванные в Новый Орлеан для поддержания порядка и помощи спасателям. Продюсер CNN подчеркивал, что многие люди идут на мародерство от отчаяния и бедности. Тогда же начались и самосуды толпы, после чего власти заявили, что «потеряли счет жертвам».

Александр Леонидов; 21 июня 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..