Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4247 руб.
  • Курс евро EUR: 61,8636 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,6947 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

​В.Авагян: "ГРОЗДЬЯ ПОЗОРА"

​В.Авагян: "ГРОЗДЬЯ ПОЗОРА" Проблема становления и развития национального бизнеса в России – одна из важнейших для всей Евразии, да и всего человечества. На этой ниве постсоветское государство, грозившееся построить рыночную экономику, не преуспело отнюдь. Построен бизнес, который служит его величеству Доллару. А бизнеса, который служил бы её величеству России – не выстроено. Национальный бизнес – это не просто «порт приписки»; это кровная и неразрывная взаимосвязь корпорации и государства, которое её породило, взрастило, защищает, от которого она намертво зависит…

Объясняю всё, как между нами, друг-читатель, принято – на пальцах. Простейшая и самая исторически-первая форма денег – земля (был ещё и скот в этой роли, у исландцев – сушеная рыба, но не будем усложнять). Землёй платили правители тем, кто их власть поддерживал, т.е. фактически, короли опирались на отряды наёмников, но наёмники получали не мешочки с металлом, а большие огороды… Земля может быть использована тремя способами:

1. Обработана для получения урожая.

2. Сдана арендатору – неизвестно для чего, это уже проблемы арендатора.

3. Просто брошена без присмотра.

В первом случае хозяин имеет с капитала в виде земли всю прибыль, во втором – делит её в каких-то пропорциях с арендатором, в третьем же не имеет прибыли, как если бы вообще не имел (на данный период) никакой земли. Отметим на полях ещё и проблему качества обработки земли. Хозяин может обрабатывать её так плохо, что доля урожая от арендатора для него будет больше, чем целиком взятый им самим урожай. Но эту тонкость мы спишем на пункт 3: плохую обработку мы спишем по разряду «брошенный и не используемый потенциал».

В примитивных формах экономики ничего, кроме пахотной земли, в сущности, и нет. В более развитых формах экономики выпадает только слово «пахотной», и получается форма «ничего, кроме земли, нет».

Скот ли мы возьмём – он пасётся на земле, гончара или кирпичника – а глину они откуда берут? И дрова для печей? Металлурга нет без рудных жил, нефтяника без месторождений нефти, а компьютерного программиста – тоже не было бы без пахаря, гончара, кирпичника, металлурга, нефтяника и прочих «земляных» специальностей. Незачем было бы без них на компьютере работать, да и компьютер не из чего и некому было бы собрать…

Таким образом, мы получаем расширение: вместо пахотной земли обеспечением денежных знаков является территория вообще, всякая, даже пустынная территория (феномен «нефтяных песков» Аравии). Именно территория и есть собственно деньги, тогда как все бумажки, бляшки, электронные учетные записи – это ЗНАКИ, условные зарубки, денежные знаки, не больше, чем костяшки на счетах или «палочки» в амбарной книге бригадира, проставляющего трудодни.

В основе денежного обращения – обмен дарами земли, территории. Ничего другого-то нет, космоса, пардон, не освоили, чтобы его дарами меняться! Обмен бывает эквивалентным (мера за меру) и неэквивалентным (когда, условно говоря, копеечный товар меняется на рублёвый один к одному, или того хуже).

Так вот что я скажу, как экономист: с точки зрения чистой науки эквивалентен лишь тот обмен, в котором сошлись равные меры затраченных природных ресурсов, включая время на изготовление (время труда + время подготовки квалифицированного специалиста). Можно, конечно, сесть и посчитать – что сколько стоит относительного другого, и при значительных объемах обменов это обязательно нужно делать. Но этот подсчет дьявольски невыгоден тем дьяволам, которые верховодят экономикой планеты сегодня!

При росте объёмов и номенклатуры меняемых благ нарастает внутри обменного процесса и неэквивалентность, все пенки которой собирают владельцы обменного механизма. При этом после определённой стадии разделения труда (а именно – когда разделение становится необратимым процессом и возврат производителя к самообеспечению уже невозможен) – владельцы обменного механизма получают возможность не только мошенничать, но и шантажировать производителей.

Так возникает спрут, когда совмещаются территориальная и учетная власти, а к ним добавляется (веяние нашего времени) ещё и власть над информационными потоками (СМИ попросту скупаются). Этот спрут распоряжается всеми деньгами (читай – ресурсами) так, что производители конечных благ из сырья снабжаются потребительскими благами ПО ОСТАТОЧНОМУ ПРИНЦИПУ. То есть вначале блага съедаются паразитарной для производства надстройкой, и лишь то немногое, что она или не освоит, или сочтёт излишним – поступает тем, кто непосредственно корячился, обрабатывая сырьё и затрачивая физическую энергию.

В силу сложности и запутанности разделения труда, а также контроля спрута за исходными ресурсами – прямой обмен между производителями становится невозможным. Производители шила и мыла ещё могут – при всех сложностях – обменяться напрямую: шило на мыло. Но производители отдельной детали, которая бессмысленна сама по себе, и обретает ценность только внутри строго определённого агрегата – не могут эту деталь обменять ни на что. Ведь сама по себе она ничего не стоит! Тем более не имеет смысла менять эту бессмысленную вне конечной сборки деталь на другую, такую же бессмысленную без конечной сборки.

Таким образом, возникает власть (и террористическая диктатура), которая обывателям кажется «властью денег», и в таком формате не особенно скрывается. Но на самом деле условные значки не могут никого никакой властью снабдить, это же ясно! В научном смысле за понятием «власть денег», «финансовая олигархия» - скрывается власть над ресурсами, в первую очередь природными, но в каком-то смысле и антропогенными, инфраструктурными.

С помощью этой власти над территорией финансовая олигархия либо сама хозяйствует, либо сдаёт хозяйствование арендаторам, либо бросает территорию без всякого хозяйствования (и последний вариант мы наблюдаем всё чаще – когда производственный капитал не используется). При этом физическое потребление финансовой олигархии – даже при самом роскошном образе жизни – ничтожно по сравнению с производственным потенциалом территорий. Поэтому основные потери страны и народа сегодня – даже не то, что потрачено на финансово-кредитного паразита-посредника, а то, что элементарно пропало по причине бросовой бесхозяйственности. Фигурально выражаясь – банкиры рубль украдут, а сто в грязь втопчут…

Но им это не страшно – для их узкого круга всех потребительских благ всегда с лихвой хватает.

Страдают же те, кто снабжаются потребительскими благами ПО ОСТАТОЧНОМУ ПРИНЦИПУ. А мы уже доказали, что это не только социально-неимущие, не только иждивенцы, но и собственно производители реальных благ, реальный сектор экономики.

Этот реальный сектор требует колоссальных затрат на каждый рубль последующей его прибыли, тогда как у паразитов – т.н. «нонкостии», без риска и каких-либо издержек, в которых вся выручка поступает исключительно на личное потребление хозяина.

В современных условиях демократизация ресурсопользования реальным сектором экономики – это, прежде всего, демократизация кредита, дешёвый кредит. Плюс – разного рода ресурсные субвенции, создание для национального бизнеса особых условий (типа собственной ГЭС на сибирской реке) – которых в другой точке пространства ему не дадут, да и нет таких в других точках пространства.

Идеальный вариант для быстрого взращивания национального бизнеса – это дешёвый кредит (со ставкой около 0%) неконвертируемых национальных денег, которые позволяют купить национальный продукт в пределах страны, но которые нельзя вывезти за рубеж. То есть человек работает на внутренних источниках ресурсов на внутренние деньги, которые ему охотно предоставляются, но только для внутреннего (может быть, безналичного) оборота при взаимозачетах поставщиков и потребителей.

Такой бизнес – представляет собой национальный капитал.

Он неразрывно связан с нацией и своей страной, и чисто физически не может её предать – потому что неконвертируем во внешний мир. Такой бизнес только и может быть защитником национальных интересов и опорой национальной экономики. Он развивается на внутренних источниках, при внутренних условиях страны и покинуть её не в состоянии.

Современный бизнес осваивает РФ скорее как тундру «вахтовым методом», чем как дом родной. РФ для этого бизнеса – не жилище, а временная бытовка вахтовика: накачал денег, и домой с ними, к семье, а тундре бросил расхлебывать последствия твоего «хозяйствования».

Как следует из доклада Millionaire migration in 2015 проекта New World Wealth, в минувшем году Россию покинуло около 2000 долларовых миллионеров. По подсчетам авторов проекта, это около 2% от общего их числа в стране. Вообще нужно отметить, что российские богатые уезжают регулярно: в рейтинге совокупного оттока за 2003–2013 гг. Россия заняла пятое место, потеряв за эти 10 лет около 14 000 миллионеров.

Куда они едут, расхитив Богом данные ресурсы Евразийского материка? Они едут, в основном, в масонский всемирный центр – Великобританию.

Кроме того, в 2015 г. на первом месте оказалась британский сателлит Австралия (плюс 8000 миллионеров), следом идут США, Канада и Израиль. Но наиболее популярен из городов Лондон. Кроме того, по данным агентства W1 Evans, россияне уже второй год подряд входят в топ-6 по запросам американской визы инвестора ЕВ-5. Многие соискатели рассматривают переезд в США на постоянное место жительства.

Этот бизнес, сложившийся в РФ – не просто вненациональный, космополитический. Он – в прямом смысле АНТИНАЦИОНАЛЬНЫЙ, он враг страны, на которой «зарабатывает» - потому что ориентирован как на его «дом родной» - на страны, жёстко враждебные России.

И естественно, где твой дом, семья, виды на жительство – там и сердце твоё, и все твои планы.

Бизнес, который мы по ошибке считаем национальным – оказывается англо-американским бизнесом в России[1]. Неудивительно, что в последние два года после конфронтации с Западом, бегство антинационального бизнеса из РФ существенно усилилось. Этот бизнес занимается на эксплуатируемой территории больше вредительством, чем устроением.

Когда встал вопрос об импортозамещении – вскрылось, что весь российский ритейл-бизнес работал против России. По данным думской «Парламентской газеты» (а не какого-нибудь оппозиционного листка) для выхода на полное самообеспечение фруктами и овощами России понадобится как минимум 5-7, а то и все 10 лет. Крупным сельскохозяйственным предприятиям с большими тепличными комплексами (а несколько таких всё-таки были построены Путиным в последние годы) мешают постоянно дорожающие удобрения, дорогой лизинг сельхозтехники, а также сохраняющаяся зависимость от импорта иностранного посадочного материала. Всё, даже саженцы – закупалось глобализированным бизнесом на стороне, разоряя наше сельское хозяйство! Картофеля выращивают недостаточно для нужд страны – но и для недостаточного его урожая нет ни системы хранения, ни мощностей по переработке. Пшеницу тоже усилиями нашего бизнеса - негде хранить и негде перерабатывать. Услуги элеваторов слишком дороги. И их не хватает. И самого хлеба не хватает, и элеваторов для недостаточного урожая – не хватает… По данным Ассоциации садоводов России, сегодня в стране выращивают около 600 тысяч тонн яблок, а съедаем мы каждый год на миллион тонн больше. Но и выращенные (хоть и в недостаточных количествах) яблоки хранить нам тоже негде! Это яркий пример, как – в погоне за долларом США - якобы национальный бизнес работал против той нации, на которой зарабатывал.

Считается, что вывоз капиталов из страны – это «ничего страшного», ибо «заработавшие» капитал отплатили за них честным трудом, оставили стране материальные блага, оплатой за которые и стали деньги. Например, иностранный рабочий вывез свой заработок – но ведь построенный им дом остался! Следовательно, страна не в накладе!

Если в случае со строительным рабочим всё более-менее понятно (да и то не совсем – но это тема другой статьи), то наиболее крупные капиталы, как вы понимаете из вышеописанной схемы – связаны не с обработкой природных ресурсов, а исключительно с хищническим их расточением.

Поскольку главная цель этого бизнеса – зарабатывание всемирных (американских) денег – то он ориентирован на мировые (американские) центры принятия решений и работает всегда в их пользу.

Можно, конечно, презрительно фыркнуть – мол, вот он какой непатриотичный, этот бизнес! Но ведь в защиту бизнес-среды скажем, что и государство для неё ничего не сделало.

Где недоступные конкурентам этого бизнеса источники сырья? Где отвоеванные ему рынки сбыта? Где выданные ему льготные кредиты в национальной валюте? Где заказы для него и только для него, без идиотских «тендеров»?

Государство ничего не сделало для бизнеса – и потому ничего от него хорошего для себя ждать не может. Бизнес в РФ вырос, прислуживая долларовой системе, он неразрывной пуповиной связан с долларом США, и он не может – не погибнув, не зачахнув – оторваться от этой пуповины.

Ибо других источников питательных веществ для бизнеса, работающего в РФ – просто нет…

Либералы в России на то и либералы, что соответствуют песне:

Мы не пашем, не сеем, не строим –

Мы гордимся общественным строем…[2]

За четверть века своего господства либералы во власти вполне были удовлетворены налоговыми и неналоговыми поборами с бизнеса, ни происхождения которого, ни схем работы, ни внутреннего устройства не знают.

И знать не хотят: «коммерческая тайна» и всё такое… Зачастую в правительстве РФ не знали даже имён (!) владельцев крупнейших комбинатов страны. В других случаях – комбинатами продолжали владеть лица, сбежавшие в эмиграцию от всероссийского розыска, но сохраняющие «связи с предприятием»…

Миссия либерального Главы такого государства – в том, чтобы с важным видом ездить вверх и вниз на лифте, ни устройства которого, ни лифтера он не знает. Именно против такой клоунской роли и восстал В.Путин, когда понял, что именно её ему навязывают «закулисные силы», думавшие превратить его (и его потенциальных сменщиков) в одноразовых марионеток.

Этот номер, к счастью, не прошёл?! Или…?!

Ни о чем нельзя с уверенностью говорить, в стране ОСАГО и ПЛАТОНов, в стране, экономика которой по прежнему базируется на принципе «догнать и отобрать» вместо принципа нормальной экономики – «создать и воспользоваться».

Если экономика создана не вами, если вы её лишь преследуете с фискальной целью – то она, конечно же, и непредсказуема, и враждебна к вам.

Она не хочет, чтобы её догнали, и ловко убегает от государства (ничем ей не помогающего, только обирающего).

А когда вы всё-таки её догоните – не факт, что у неё окажется то, что вам нужно. Ведь она – «дикая» - формировалась не по вашему заказу, а как попало…

***

Национальный бизнес нужен стране. Бизнес нужен, чтобы дать смысл жизни энергичным, сильным и независимым от природы натурам, его не может и не должна всюду заменять казённая мертвечина (за что поплатился жестоко СССР).

Но – если бизнес нужен, то ведь свой, а не чужой. Точно так же, как государству нужна для защиты СВОЯ армия, а не какая-нибудь любая армия, на роль которой легко подойдёт чужая оккупационная…



[1] И не только в России. Островитяне, навязав миру свои деньги, расхищают весь континент. В абсолютных числах Россия на шестом месте по оттоку миллионеров, пропустив вперед Францию (потеряла 10 000 миллионеров), Китай (9000), Италию (6000), Индию (4000) и Грецию (3000), в процентах от общего числа – на третьем, после Франции (5%) и Греции (3%). Это означает, что на англосаксов и иудеев работает и французский, и китайский, и итальянский, и греческий, и индийский бизнес. Он использует Богом данные ресурсы указанных стран для обогащения… англо-иудейского мира.

[2] Песня в 80-е почему-то приписывалась советским партийным чиновникам, которые – в отличие от либералов – и пахали, и сеяли, и строили, и ответственность за это несли нешуточную. А вот либеральные министры экономического блока Правительства РФ, действительно, ничего, кроме как «гордиться общественным строем» не умеют и не хотят.

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 5 апреля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.