Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,3392 руб.
  • Курс евро EUR: 67,4596 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,1465 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

КАПИТАЛИЗМ - ОТЩЕПЕНЕЦ ЦИВИЛИЗАЦИИ

КАПИТАЛИЗМ - ОТЩЕПЕНЕЦ ЦИВИЛИЗАЦИИ Если законодатель твёрдо знает, что САМОМУ придётся жить по собственным законам – это не только повлияет на качество законов, но и сделает социализм безальтернативным укладом. Вообразите, что вам дали возможность установить любой закон – и только при одном условии: всё, что вы допускаете в отношении «человека вообще» – будет применено к вам лично. Считаете уместной безработицу – тут же сами становитесь безработным.

Прекратили раздачу бесплатного жилья - тут же становитесь бездомным. Назначили людям грошовые пенсии – и сами в старости именно такую пенсию получаете. Сделали медицину платной – и тут же лично столкнулись с болезнью, излечение которой не можете оплатить.

Вся природа капитализма заключена (как мы уже писали) – в номинализме, в отказе от широких обобщений, в отделении себя от «человека как такового», среднестатистического, абстрактного «человека вообще». За этим стоит много веков формировавшееся мировоззрение, исходная философия – отрицающая обобщения.

Уберите этот номинализм, признайте себя не уникальным явлением, а человеком наряду с другими людьми, допустите такое обобщение – и капитализм рухнет. Для него не останется оснований.

Если к вам лично начинают применять все те меры, которые вы допускаете в отношении «человека вообще», то вы семь раз отмерите, прежде чем один раз отрезать.

Совершенно очевидно, что в обрисованной ситуации любой человек, кем бы он ни был – примет советские и социалистические законы.

А какие ещё?! Если законы проверять ЛИЧНО на законодателях – то и прожиточный минимум, и минимальные зарплаты, и пенсионное обеспечение, и всё прочее тут же станут приличными.

Как только беду распространяют на тебя лично – ты тут же лучше всех понимаешь, как она мучительна для человека вообще…

Это и порождает логико-математическую неизбежность социализма в религиозном теизме, вырастающей из средневекового реализма (признания общих понятий реально существующими).

Ведь о чём мы говорим? О законе для «человека вообще». Чтобы такой закон был – нужно перестать считать «человека вообще» химерой, ложным мемом, выдумкой статистики.

Нужно произвести уравнение конкретного со всеобщим:

Я – человек. Следовательно, создавая законы для человека, я создаю законы для себя.

Другие люди – люди. Следовательно, создавая законы для себя, я создаю законы для них.

Уравнять себя лично с человеком вообще – можно только в рамках реализма, признавая существование общих понятий наравне с конкретными.

Это и происходило на разных стадиях становления цивилизации, составляя нравственный фундамент всей человеческой культуры:

«Золотое правило нравственности» — общее этическое правило, которое можно сформулировать как «Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе». Известна и отрицательная формулировка этого правила: «не делайте другим того, чего не хотите себе».

Уже в произведениях Аристотеля есть много созвучных суждений, например на вопрос: «Как вести себя с друзьями?», Аристотель отвечает: «Так, как хотелось бы, чтобы они вели себя с вами».

В Пятикнижии: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Лев. 19:18). В Новом Завете эта заповедь неоднократно повторялась Иисусом Христом[1].

Почти дословно о том же говорит и мусульманство[2], и даже китайская классическая философия[3].

Представитель немецкой классической философии Иммануил Кант формулирует близкий к своему знаменитому категорическому практический императив в своём труде «Основы метафизики нравственности» (1785) и развивает в «Критике практического разума» (1788): «… поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом»[4].

+++

Снова и снова разные пророки или философы говорят об одном и том же: о связке личного существования и «человека вообще», о реальном существовании ОБЩЕГО для всех ЗАКОНА.

То есть в реализме сходство двух предметов имеет приоритет перед их различиями. В номинализме, напротив, различие двух предметов имеет приоритет перед их сходством (которое объявляют вообще случайным, умозрительным и поверхностным).

Если вы, перебирая предметы, систематизируя и классифицируя их, раскладывая по полочкам смысла – будете отдавать первенство сходству, а не различиям, то в итоге придёте к идее Бога (Единого, Абсолюта, Эталона всего). Если вы, перебирая предметы, зациклитесь только на поиске различий между ними, то вы Бога не обретёте, как логическую необходимость[5]. Но, кроме того, у вас не получится ничего систематизировать, и ничего классифицировать.

Вы окажетесь не только в мире без Бога, но и в мире полной аномии, в котором нет места никаким правилам, кроме грубого и внешнего принуждения, да и то – пока его силы не иссякли.

Между прочим, именно аномия, отказ от попыток сформулировать общее правило для всех (такое личное поведение, которое могло бы стать всеобщим законом) позволило адептам капитализма делать всё, что они делают. То есть: владеть собственностью среди неимущих. Жить во дворцах среди бездомных. И наслаждаться личной удачей среди неудачников…

Отказ обобщать – и выводить общие законы взамен бессвязным частным случаям – ликвидирует золотое правило нравственности всех религий, и все императивы Канта.

Нам уже успели "доказать", что имущественное равенство людей – чушь и дичь, немыслимое и ужасное…

Но как тогда быть с принципом равенства всех перед законом, вложенным во все кодексы, начиная с довольно старых, и уж конечно, нашего времени? Ведь откуда-то взялся этот принцип «равенства перед законом», и он не кажется нам таким диким, как принцип имущественного равенства. И принцип всеобщего равного избирательного права (один человек - один голос) после ХХ века дикостью не кажется...

Почему же в одном случае мы говорим о «серой уравниловке», а в другом – о торжестве права? Разве равенство всех перед законом – не есть такая же «серая и унылая уравниловка», не учитывающая индивидуальные особенности людей?

+++

Приведём пример обобщающего мышления. Мы – худо-бедно, все осознаём, что сорт помидоров «Малиновка» - часть помидоров вообще, помидоры – часть понятия «овощи». Овощи (наряду с фруктами, злаками, ягодами и т.п.) – часть понятия «плоды». Плоды – часть понятия «пищевые продукты». Пищевой продукт, говоря языком номинализма – универсалия в чистом виде, т.е. химера, ошибка восприятия. Нет в природе такой вещи, как «пищевой продукт», нет реально существующего гибрида всех видов овощей, фруктов, мяса и т.п.

Но мы же знаем, что он есть, правда? Конечно, номиналисты правы, что потрогать, увидеть «пищевой продукт вообще» невозможно – но это вовсе не означает, что его нет! Мы принимаем законы – например, что пищевые продукты нельзя сбывать тухлыми, гнилыми.

Реалист понимает, что запрет на сбыт гнилых продуктов – адресован и к помидорам тоже. Номиналист этого не понимает. В законе не указаны конкретно «помидоры». А если были бы указаны конкретно помидоры – то не указан конкретный их сорт.

А если указан конкретный сорт – то не указаны параметры конкретно взятой помидорины. А ведь только она и существует на самом деле! Всё остальное – лишь смутное представление или воспоминание о ней[6].

Как же тогда создавать универсальные законы? А их и нет для номиналиста. Есть всякий раз лишь уникальные реакции на уникальные ситуации. Если мне продали гнилые помидоры – это зло. Если же я сам их продал с выгодой – это добро. Весь капитализм на этом и построен, потому что других оснований в сфере разума у него нет.

+++

Впустив абстрактное (склонное к широким обобщениям) мышление – мы вместе с ним АВТОМАТИЧЕСКИ впускаем к себе и социализм, и религиозную веру.

Признавая существование «Бытия вообще» - мы должны дать ему какое-то имя, и даём имя «Бог». Потому что даже школьнику, умеющему строить обобщения, понятно: если отрицать Бога, то отрицаешь Бытие.

- Либо Бытие существует вечно, изначально.
- Либо оно возникло из Небытия случайной, необязательной гримасой, искажением естества, который выступает вечное, изначальное и бесконечное Небытие.

-Но как может Нечто возникнуть из ничего? Давно известно правило, что «из ничего не выйдет ничего». Если бы Бытия не было, то его и не могло бы появиться, ибо не из чего ему появляться. Следовательно, Бытие, по меньшей мере, совечно Небытию. Ну, а что такое вечное Бытие, соизмеримое с вечностью небытия, вечная жизнь, соизмеримая с вечностью смерти? Бог.

Как, не отрицая общих понятий, обобщения помидоров в овощи, а овощей в понятие «пища» - отрицать это?!

Отсюда и учение о личном бессмертии человеческой души, НЕРАСТОРЖИМОЕ с идеей Бога. В советской школе наивно полагали, что мысль о бессмертии родилась у примитивных людей из страха смерти. На самом деле идея личного бессмертия (в какой оно будет форме – другой вопрос) – неизбежна для реалиста, вытекает из всей логики обобщений.

Если я обладаю жизнью, а жизнь (как доказывалось выше) – совечна вечной смерти – то моя жизнь не может исчезнуть в никуда, равно как и взяться ниоткуда. Если есть Бытие (Бог), а я – часть Бытия – то свойства Бытия вообще распространяются и на меня.

-Я – человек
-Умерший человек – человек.
-Умершего человека нет?
-То есть человека - нет?
-Тогда, получается, и меня нет…

Мои предки – либо есть, либо их нет. Если их нет – то отсутствует причина моего появления. А как может нечто появиться и существовать без причины? Но если причина есть – то и мои предки есть, ведь они – моя причина…

Если (Y-X = Y), то Х = 0. Если мы отнимем от бесконечности 50, 80, 100 лет конечной жизни, то бесконечность как была бесконечностью, так и останется[7]. Получается, что конечная человеческая жизнь была бы =0, то есть её… нет!

Ну, а мы тогда что? Галлюцинация самих себя? Но какие могут быть галлюцинации у того, кто равен нолю, то есть не существует?!

Если мы признаём обобщение всех сортов помидор в абстракцию «помидоры», то мы признаём автоматически и обобщение всех форм Бытия в единое Бытие. Так наш Разум обретает Бога, а отсюда откладывается идея личного бессмертия.

Она гармонично сочетается с идеей неизбежного возмездия (не в этой, так в загробной жизни) за поступки, обобщаемые в понятие «греха». Потому что если Бога нет и бессмертия нет – то нет, конечно, ни греха, ни преступления, а есть только разница произвольно определяемых интересов[8].

+++

Великий ребус Бытия складывается только так в своём противостоянии Небытию, мраку и хаосу: признание существования общих явлений и правил (универсалий) – из которого по законам логики выводятся (обосновываются) социалистический тип ведения хозяйства и религиозная, восходящая к Единоначалию мира и закона, психология, духовность.

Попытки собрать «великий ребус» иначе приводят к протуберанцам хаоса, адскому скрежету перекошенных искажений. Ну, строили мы социализм без Бога, с вкраплениями номиналистических отрицаний общих понятий – и что в итоге получили? Кошмар «перестройки» и ничтожество Горбачёва…

Но с другой стороны – как же вы будете с Богом без социализма? Что это за Бог у вас такой будет, который позволяет убивать, красть, обманывать, заносится в гордыне, попирать ближнего и зверино доминировать? А не сатана ли этот ваш «бог»? (вопрос риторический).

«Вера без дел мертва» - говорит одна из краеугольных фраз Православия, учения святых отцов. Но ведь и дела без веры мертвы, тоже не поспоришь.

А самое главное – что вера (психология, духовность), что дела (стремление к общему благу даже за счёт своей личной выгоды) – оказываются безосновательными без ПРИЗНАНИЯ РЕАЛЬНОСТИ ОБЩИХ ПОНЯТИЙ.

Если вы отрицаете универсалии (существование добра или зла вообще, добра или зла самого по себе, общей справедливости, общих правил и т.п.) – то как религиозная вера (внутри вас), так и добрые дела (вокруг вас) оказываются трагически, катастрофически НЕОСНОВАТЕЛЬНЫ.

+++

Зачем нам следовать универсальным правилам – если мы не верим в универсалии, в общие понятия, в принцип обобщения? Если мы считаем его сбоем разума, ошибкой познания? Если мы считаем любой общий закон лишь смутным отражением полузабытых конкретных случаев?

В этом случае нам не нужен социализм, обобщающее отношение ко всякому человеку, как к самому себе. В этом случае (и только в нём) – наш разум может обойтись без «гипотезы Бога» и представлений о личном бессмертии (ибо нет «жизни вообще», а есть пузырьки разных размеров, надувающиеся тут и там, и лопающиеся хаотически).

Величайший кризис постигает отношение номиналиста к закону и законности, и прочим правилам, нормам общежития. В законе становится важна не суть, а полномочия законодателя.

Если законодатель имеет силу настоять на своей бредятине – то с ней приходится считаться, какой бы она не была. Если такой обеспечивающей силы нет, то бредятина остаётся только бредятиной, и ничем больше.

Пропадает кантовский «моральный закон во мне» - то есть нечто, побуждающее нас действовать помимо поиска животных наслаждений и страха. Это закономерно. А за что же кантовскому «закону внутри» уцепиться в мирокартине номинализма?!

В исходной сущности капитализма (и дарвинизма, как простого опрокидывания законов рыночной конкуренции на весь живой мир) – лежит отказ от общих понятий. Капитализм только потому и жив, что он – НЕ ОБОБЩАЕТ идей. Отсюда – отрицание смысла жизни в рыночной философии (ибо смысл – это ведь обобщение практики, а не просто наслаждение или мучение от неё).

Всякому понятно, что воля вора, мародёра, афериста – не может в принципе стать «всеобщим законом поведения». В первую очередь это понятно самим ворам, мародёрам и аферистам, которые самим себе ни в коем случае не желают быть обворованными, обобранными и обманутыми.

Отсюда и приватизация – как отказ от общих правил, отказ от обобщенного понятия «человек»: «одному бублик, другому дырку от бублика, это и есть демократическая республика…»

Отсюда и ненависть к культуре, традициям у капитализма – ведь они являются обобщением опыта духовной жизни множества поколений, то есть, с точки зрения номиналистов – химерой, ошибкой сознания, мутным искажением конкретики.

Теряется представление о бесконечности – как обобщение движения в пространстве. О вечности – как обобщение движения времени. Это – ДЕИНФИНИЗАЦИЯ, замыкание разума и человека в локальной капсуле узкой ограниченности, за которой следует утрата самой природы человека.

Человек вне ИНФИНИТИКИ превращается в животное, и ничем уже не выделяется из зоологического мира.

Соответственно, и жизнь человеческая подстраивается под такую реальность и становится всё более и более звериной (это мы и наблюдаем на практике сегодня).

+++

Как писал, подводя итоги векам номинализма известнейший русский, советский философ А.Ф. Лосев:

«О таком малоплодотворном философском направлении, как номинализм, трудно, собственно говоря, сказать, где начинается его зарождение, где происходит его расцвет и где нужно видеть его разложение… Ведь подобного рода расцвет есть полное падение философии вообще, так что только путем игры слов можно говорить о расцвете номинализма означавшем собою падение философии»[9].
- «Номинализм никогда не был … плодотворным направлением в философии. В своем чистом виде он основан на игнорировании того очевидного, на чем основывается … всякая обыденная мысль. Всегда единичное так или иначе обобщается в общее, а общее так или иначе выступает в виде единичного.
… одно только слово, взятое само по себе, без всякого общего или единичного значения и без всяких процессов между общим и единичным, является пустым термином, на котором ровно ничего нельзя основать».

+++

Специалист подобен флюсу: всегда перекошен в свою дисциплину. Лосев в последней фразе трагически ошибся: То, на чём, по его мнению, «ровно ничего нельзя основать» - оказалось исходным основанием для капитализма вообще и для зловещих звериных мутаций капитализма в наши дни (глобальное озверение)…

Но теоретически великий Лосев прав: что-то действительно прогрессивное и человечное на отказе от обобщений обосновать нельзя. На нём можно обосновать только регресс и разложение.



[1] В Евангелии от Матфея: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки» (Мф. 7:12), «люби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 19:18-20), «Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22:38-40)

В Евангелии от Марка: «любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв» (Мк. 12:32-34).

В Евангелии от Луки: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лук. 6:31).

Также это правило неоднократно повторяли Апостолы Иисуса Христа.

[2] В «Сунне» (как одно из изречений Мухаммеда) так изложен высший принцип веры: «Делайте всем людям то, что вы желали бы, чтобы вам делали люди, и не делайте другим того, чего вы не желали бы себе».

[3] У Конфуция золотое правило сформулировано в негативной трактовке в его «Беседах и суждениях»[18]. Конфуций учил «Не делай другим того, чего не желаешь себе». Ученик Цзы-гун спросил: «Можно ли всю жизнь руководствоваться одним словом?» Учитель ответил: «Это слово — взаимность. Не делай другим того, чего не желаешь себе» ( Вэй Лин Гун, 24). Иначе этот вопрос-ответ звучит как: «Есть ли одно слово, по которому можно действовать всю жизнь? Мастер произнёс: Любовь к ближнему. Чего ты не желаешь себе, не делай другому». Схожие принципы, помимо конфуцианства, встречаются в даосизме и моизме.

[4] … поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого также как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству.

[5] Многие номиналисты были верующими людьми, в Средние века иначе и нельзя было – но их вера носила характер недоказуемый, сверхразумный, чем они часто кичились. Их мышление не требовало с необходимостью гипотезы Бога. Мышление реалиста такой гипотезы требует, иначе у него, как у КПСС, концы с конами не сойдутся…

[6] Как писал У. Оккам – «универсальное не имеет основания в области объективного».

[7] Длина математического луча = длине математической прямой. Обе длины равны бесконечности, хотя луч – половина прямой линии.

[8] Об этом глубокая мысль Ф.М.Достоевского, загримированная под шутку: «Если бога нет, то какой же я после этого капитан?» («Один седой бурбон капитан сидел, сидел, всё молчал, ни слова не говорил, вдруг становится среди комнаты и, знаете, громко так, как бы сам с собой: «Если Бога нет, то какой же я после того капитан?»). Смысл в том, что капитан верил: звание присвоено ему через все ступени от первоисточника, помазанника божия. Если Бога нет, то помазанник – никакой не помазанник, а самозванец и узурпатор трона. Следовательно, раздаваемые им чины ничего не стоят, и являются лишь игрой бандитов в пустые имена. Если царь не имеет права давать чины – то и получатели чинов безосновательно их получают.

[9] Средневековая диалектика. IV - Расцвет и разложение номиналистической диалектики

Александр Леонидов; 11 августа 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.