Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 55,8453 руб.
  • Курс евро EUR: 60,7932 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,5490 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ПУШКИН, ГОГОЛЬ, БУЛГАКОВ, ПУТИН

ТРОЕ НА ОДНОГО?!

ПУШКИН, ГОГОЛЬ, БУЛГАКОВ, ПУТИН ​Привычно занимается вредительством компания обрезанных (не в том месте, где следовало бы) бандеровцев на радио «Йеху Москвы». Эти снежные люди очень легко перешли от статьи УК «Измена Родине» к статье «Глумление над трупами», после чего стало ясно, что им ссы в глаза – все равно будет божья роса. Особенно усердствует потенциальный клиент Освенцима клоун Шендерович. Лишенный «совками» персональной газовой камеры, он никак не может простить этого «ватникам» и обрушивает на них потоки саркастического гнева.

Интересно отметить, что в порывах своих истерик он сам себя сечет. В материале «ПОЧУВСТВУЙТЕ РАЗНИЦУ» от 7 мая 2014 года он решил доказать, что геноцид любых размеров на территории Украины – «это внутреннее дело Украины». Мол, хотят – нам куда деваться?

Шендерович поднимается до крикливого пафоса – мол, Россия не Путин, нечего смешивать народ и режим: «…Так вот, и проблемы Украины должны (и будут) решать граждане Украины. И все, чем мы можем им в этом помочь, попытаться прекратить интервенцию и державное хамство — хотя бы для того, чтобы русский язык в братской Украине перестал ассоциироваться с Путиным и вернулся к Пушкину, Гоголю, Булгакову…».

Интересная подборка. Путин, Пушкин, Гоголь и Булгаков. Специально, что-ли, подставляется шут Шендерович, чтобы потрафить Путину?!

Наверное, да.

Вообразите себе трибунал и четырех судей на выбор. Путин, Пушкин, Гоголь и Булгаков. Понятно, что если бы дело запахло расстрелом, Шендерович выбрал бы Путина. Объясню: из этой странной (Шендеровичем придуманной для собственного битья) четверки только Владимир Владимирович не приговорил (ещё пока) Шендеровича к расстрелу или повешению.

Людям культурным прекрасно известно, что думали по украинскому вопросу Пушкин, Гоголь и Булгаков. Александр Сергеевич, как известно, написал стихотворение «Клеветникам России», в котором есть такие гневные строки:

О чем шумите вы, народные витии?

Зачем анафемой грозите вы России?

Что возмутило вас? волнения Литвы?

Оставьте: это спор славян между собою,

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,

Вопрос, которого не разрешите вы.

Уже давно между собою

Враждуют эти племена;

Не раз клонилась под грозою

То их, то наша сторона.

Кто устоит в неравном споре:

Кичливый лях, иль верный росс?

Славянские ль ручьи сольются в русском море?

Оно ль иссякнет? вот вопрос.

(…)

Вы грозны на словах — попробуйте на деле!

Иль старый богатырь, покойный на постеле,

Не в силах завинтить свой измаильский штык?

Иль русского царя уже бессильно слово?

Иль нам с Европой спорить ново?

Иль русский от побед отвык?

Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,

От финских хладных скал до пламенной Колхиды,

От потрясенного Кремля

До стен недвижного Китая,

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет русская земля?..

Так высылайте ж к нам, витии,

Своих озлобленных сынов:

Есть место им в полях России,

Среди нечуждых им гробов.

По моему, Александр Сергеевич зачитал очень современно звучащий приговор Шендеровичу – «среди нечуждых ему гробов». Украинствующих юродивых во времена Александра Сергеевича ещё не было – но Пушкин знает о «волнениях Литвы» и располагает русскую землю «от Перми до Тавриды». До Крыма, то есть. Нужно ли говорить, что Киев – в сознании Александра Сергеевича Пушкина безусловно русский?!

Шагнем к следующему культурному символу России – Николаю Васильевичу Гоголю. По национальности украинец, Гоголь-Яновский, прочным и могучим проклятьем заклеймил измену украинцев общерусскому делу. Его герой, Тарас Бульба, живший и умерший русским героем, сражавшимся с «кичливыми ляхами», с соблазном евроинтеграции – сына родного не пожалел. За сотрудничество с Евросоюзом – пристрелил Бульба Андрия. Знамениты его слова «Я тебя породил – я тебя и убью»…

Перейдя из суда А.С.Пушкина на суд к Н.В.Гоголю, Шендерович ничего бы не выиграл. Он ведь не сын Гоголю, шинкарское отродье, а Гоголь завещал за такие измены, как у Шендеровича, и сыновей родных казнить…

Теперь представьте, что Шендерович со своим проукраинством пришел бы на суд к Михаилу Афанасьевичу Булгакову… Образованным людям уже смешно! 

Уж столько и так хлестко о мерзости украинского национализма, как Булгаков, никто не написал. Мрази Петлюры примирили Михаила Афанасьевича даже с ненавистной ему советской властью! Булгаков любого врага петлюровцев считал своим и народным освободителем, и, как непосредственный участник гражданской войны, имел для того все основания.

О чем «Белая Гвардия» Булгакова? О мерзости жовто-блакитного прапора. О чем повесть «Тайному другу» Булгакова? О мерзости жовто-блакитного прапора.

Дадим слово гению: "Мне приснился страшный сон. Будто бы был лютый мороз и крест на чугунном Владимире в неизмеримой высоте горел над замерзшим Днепром.

И видел еще человека, еврея, он стоял на коленях, а изрытый оспой командир петлюровского полка бил его шомполом по голове, и черная кровь текла по лицу еврея. Он погибал под стальной тростью, и во сне я ясно понял, что его зовут Фурман [...его зовут Фурман... – Булгаков рассказывает о подлинном событии тех лет, когда портной Фурман был зверски убит петлюровцами.], что он портной, что он ничего не сделал, и я во сне крикнул, заплакав:

– Не смей, каналья!

И тут же на меня бросились петлюровцы, и изрытый оспой крикнул:

– Тримай його!

  Я погиб во сне. В мгновение решил, что лучше самому застрелиться, чем погибнуть в пытке, и кинулся к штабелю дров. Но браунинг, как всегда во сне, не захотел стрелять, и я, задыхаясь, закричал. Проснулся, всхлипывая, и долго дрожал в темноте, пока не понял, что я безумно далеко от Владимира, что я в Москве, в моей постылой комнате, что это ночь бормочет кругом, что это 23-й год и что уж нет давным-давно изрытого оспой человека".  Это строки М.А.Булгакова.

На мой взгляд, самые пронзительные, хотя хватает у Булгакова и других - то едко-язвительных (кит-кот), то полных ледяной ненависти к украинскому национализму, самому уродливому в мире национализму... 

Булгаков – дозволь ему судить пособников этих нелюдей – думаю, уже не расстреливал бы, а вешал.

Единственный, кто каким-то образом терпит Шендеровича с его апологией укро-фашизма – это толератный, миролюбивый, уступчивый, незлобивый и кроткий Путин...

           Армия возмездия майдану - на небесах благословляет крымчан и дончан...

+

Если Шендерович думает, что Путин для украинского проекта хуже, чем Пушкин, Гоголь и Булгаков – то он просто идиот.

Совершенно ясно, что бандеровская мерзость оскорбляет всю многотысячелетнюю русскую культурную традицию, гадит на все святые могилы Руси разом. За кого не схватись у русских – всякий предоставит Яйценюху требуемую им при Януковиче «кулю в лоб», чтобы он «з ганьбою не жил» - ибо «ганьба» - само существование таких отродий, как он, на планете Земля.

Пушкин уже зарядил свой дуэльный пистолет и целится в бандеровцев. Гоголь подставил плечо пищали Тараса, и сыновей в борьбе с евроинтеграцией не щадившего. Достал из кармана пальто свой ЛИЧНЫЙ - ЕЩЁ С ГРАЖДАНСКОЙ - докторский браунинг и Михаил Афанасьевич Булгаков. Все они с нами. Их книги – бойцы с мерзостью укропатии, духовной содомии.

И только Путин, скромный, тихий, до последнего ищущий компромисс – не достал пока ничего, кроме нот протеста. Как писал другой еврей по другому поводу – «благословлять должны мы эту власть, которая одна, тюрьмами и штыками своими, защищает нас от ярости народной». Помните прозрение сборника «Вехи»?

Шендерович, изменник Родины и осквернитель могил, помни, что нет у тебя другой защиты, кроме терпимого Путина. Не жмись к Пушкину, Гоголю, Булгакову – их разговор с тобой будет куда короче, чем у монашески-смиренного Владимира Владимировича…

Александр Леонидов; 7 мая 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.