Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5336 руб.
  • Курс евро EUR: 68,5801 руб.
  • Курс фунта GBP: 77,3194 руб.
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

СОЛДАТЫ НАВАЛЬНОГО И "МАЛЫЙ НАРОД"

СОЛДАТЫ НАВАЛЬНОГО И "МАЛЫЙ НАРОД" ​Концепция «малого народа» была выдвинута французским историком Огюстеном Кошеном, но без этого названия. Кошен изучал французскую революцию и обратил внимание на её наиболее активный движущий слой, идейно подготовивший её. «Малый народ» проявлялся и в других революциях и социальных катаклизмах. И. Р. Шафаревич обозначил проблему «малого народа» в СССР как носителя русофобии. Павел Крупкин предложил использовать слово «коагулят» вместо термина «малый народ»…

Во всех трёх концепциях слабым местом является МОТИВАЦИЯ «малого народа» - «коагулята».

И у Шафаревича, и тем более у Крупкина эта теория выглядит оторванным от жизни умничанием, попыткой задним числом приписать единство циничным и хищным ВЫГОДОПОЛУЧАТЕЛЯМ смуты и революционного хаоса.

Революция, свергая власть, даёт шанс выдвинуться с низов на вершину. Формально – чтобы сделать то благое дело, которое прежние верхи упорно не желали делать, хотя у них десятилетиями этого просили[1]. Но фактически шансом выскочить из грязи в князи очень часто пользуются проходимцы и аферисты.

И может показаться, что Кошен, Шафаревич, Крупкин просто задним числом объединили наиболее пройдошистых и хищных мошенников в некое умозрительное сообщество «малого народа».

Мы же знаем, что мразь обязательно есть в любой нации, и составляет тот или иной процент населения. Но это не значит, что мразь – отдельный «малый народ».

Мразь – это энтропические отбросы жизнедеятельности нации, сколь омерзительные, столь и неизбежные.

В смутную годину мразь проявляет гиперактивность, потому что ничем не связана и ничто моральное её не сдерживает (а силовое перестало сдерживать, ибо старая власть рушится).

Между тем наши великие (особенно Шафаревич) мыслители говорили не просто о мрази уголовного и полууголовного маргиналитета, для которой, понятное дело, любой хаос – праздник.

Мыслители говорили о сообществе достаточно устойчивом, которому свойственно ценностное общественно-политическое само-отторжение, само-выделение из основного тела нации.

Согласно теории Кошена-Шафаревича-Крупкина:

«Малый народ» чаще всего имеет двойную мораль — одну для внутреннего употребления между своими, другую для отношений с «большим народом». Вторая мораль в основном обслуживает пропагандистские функции.
Что удивительно, «малый народ» чаще всего творчески импотентен. В основном его ценности заимствованы на стороне, из другой культуры, которую представители «малого народа» считают передовой по отношению к традиционной культуре. «Малый народ» почему-то не способен изобрести что-то новое, эволюционно улучшающее жизнь.

Такая беспомощность в определении мотивации малого народа и делала концепцию Шафаревича уязвимой.

Малая общность, которая ненавидит большую идеологически-накалённой ненавистью за косность, отсталость, темноту – и при этом сама является ещё более косной, отсталой, тёмной?

Что за притча? Мы дополним великого Шафаревича, объяснив через теорию масонерности – КАКОВЫ МОТИВЫ малого народа в его упорной вредительской деятельности…

+++

Человечество придумало такую неприятность, как труд, чтобы увеличить продуктивность своих контактов с окружающей средой.

Бананы или бататы не сделаны на фабрике: человек получил их даром, в качестве дикорастущих полезных растений. Какое-то количество бананов и бататов всегда будет, работает человек или нет. Но если человек эффективно трудится на ниве банановодства, то бананов будет больше, чем если он просто ждёт, пока вырастет, что само по себе вырастает…

Совершенно естественно в человеке стремление к росту материальных благ в своём распоряжении. Но столь же естественно и первобытно в нём отвращение к нежелательной деятельности. А труд от досуга отличается тем, что досуг – деятельность по желанию, а труд – деятельность по необходимости.

Оттого очевидно, что из этого противоречия должно было родится стремление иметь как можно больше благ и при этом – как можно больше свободы, понимаемой, как исключение неприятной деятельности.

Если работать – то благ становится много, но устаёшь. А если не работать – то не устаёшь, но, блин, объём благ сжимается…

Ну – человек же по природе искатель и выдумщик! Нужно же как-то так сделать, чтобы и не работать (не делать что-то вне добровольного досугового времяпрепровождения) и благ иметь больше всех!

И человек начал думать. Он начал создавать технику. Он начал создавать сословия. И он начал создавать тайные заговоры, которых, вроде бы, и не существует формально, но фактически они – как привилегированное сословие…

Так появились социальные категории технократии, аристократии и криптократии.

Криптократия – это власть паразитов, объединённых в заговор взаимной поддержки для совместного проживания за счёт общества. Этот заговор не хочет участвовать в производственном, оборонном и иных тягостных процессах жизни «большого» общества, на котором он паразитирует. Тем не менее, он намертво зависим от «большого общества» - как всякий паразит зависим от своего донора.

Для того, чтобы обосновать свою власть над простыми трудящимися, криптократы начинают друг друга всячески величать и превозносить: они дарят друг другу дипломы и учёные степени, провозглашают друг друга академиками и лауреатами, настаивают на гениальности и превосходстве друг друга перед лицом «большого общества», упорно пропагандируют свою незаменимость, своё особое значение и т.п.

Поскольку они только этим и заняты 24 часа в сутки, и пустая бочка больше всех гремит, то им удаётся заполучить общественное уважение и авторитет.

«Но «Малый народ» почему-то не способен изобрести что-то новое, эволюционно улучшающее жизнь» - говорят теоретики теории "малого народа".

Мы отвечаем – почему: ведь речь идёт о паразитах, доведших до совершенства именно паразитарную ветвь своих умений и навыков! На это (паразитизм) работает и их интеллект и их артистичность. Они постоянно совершенствуются в эволюционной борьбе, но совершенствуются в рамках ПАРАЗИТИЧЕСКОГО СПОСОБА ПИТАНИЯ!

Вот почему неудивительно, «…Что удивительно, «малый народ» чаще всего творчески импотентен».

Наоборот, это в общем-то закон жизни: чтобы высвободить максимум сил для самопродвижения, самопиара, человеку нужно минимизировать все усилия в иных сферах.

+++

В итоге мы имеем совершенно очевидную АНТИЭЛИТУ – высокопоставленных ненавистников собственного общества.

Эта антиэлита умудряется ненавидеть тех, кем управляет и управлять теми, кого ненавидит. По всем, буквально по всем вопросам, о чём не спроси – есть не просто расхождение, а категорическая противоположность мнения трудящегося большинства и мнения т.н. «узкой элиты».

Всё, что народу по душе – Чаадаевым и Райкиным омерзительно. Наоборот – всё что Чаадаев или Райкин считают прекрасным и высоким – народу гадко и противно…

Как ДОЛЖНА формироваться нормальная элита? Как формировалось боярство. БО-ЯРЕ, «наиболее ярые». Князь вёл в бой воинов, самые ярые воины становились приближёнными князя. Все воины, но самые храбрые, самые умелые и толковые – становятся командирами остальных. Примерно такой же принцип был в основе советской номенклатуры: хорошо проявивший себя на малом посту – переводится на более высокий, и так до высших ступеней. Он ничем не отличается от народа, кроме того, что качества народа в нём выражены наиболее гипертрофированно.

Народ любит Родину, а начальник любит её наиболее сильно. Народ хранит память – а начальник хранит её наиболее подробно. Народ хочет себе блага – а начальник хочет блага народу особенно фанатично, и т.п.

Совершенно иной принцип выдвижения Чаадаевых и Райкиных. Они – описанный русскими классиками типаж «лишних людей», Онегины и Печорины.

Они презирают общество, а презирая – пытаются это общество по максимуму использовать, выжать из него побольше всяких благ, как из жмыха масло.

Оттого в узком заговоре понимающих, поддерживающих, проталкивающих друг друга проходимцев складывается отношение к народу, как к жмыху, как к расходнику и истощаемому лимитрофу.

+++

Так мы обнаруживаем сплочение наиболее хитрых паразитов общества: они сильны своей сплочённостью, но слабы своим паразитизмом.

У них хорошо отработан ЗАХВАТ власти, но совсем не отработано УПРАВЛЕНИЕ захваченным.

Понимаете, происхождение любой власти преступно. Рюриковичи вылупились из банды норманнов, Романовы - из заговора, отстранившего от власти князя-освободителя Пожарского (кстати, Рюриковича, более родовитого, чем Романовы). Советская власть рождалась из банд Котовского и Махно, а пост-советская... Ну, это вы сами видели, из какой уголовщины рождалась пост-советская власть...

Во всём мире всё обстоит точно так же. Франция - продукт величайшего насилия франков над галлами, Англия - продукт нескольких террористических захватов острова с континента, и т.п.

Происхождение любой власти преступно, и в этом все власти едины. Но дальше - разная у них судьба. Одни уголовники, преступно захватив власть - обнаруживают разум. Они понимают, что не нужно разрушать ту базу, на которой стоит их величие. Они призывают умных людей в советники, и начинают делать всё, чтобы утучнить и усилить ту толщу, на которую опираются их скипетр и держава...

Ну, в самом деле, если ты захватил дворец, и он теперь твой, твой!!! - зачем его сжигать? Зачем рвать со стен картины, бить окна, срать по углам и в китайские вазы? Когда захватывал - понятно, момент ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ. Но когда вступил во владение - хозяйским взглядом всюду смотришь, чтобы были порядок и рачение, и всяческое благолепие...

Так? Не всегда так. Только умный бандит поведёт себя так. А бандиты далеко не всегда умны. Есть и полные отморозки, отягощённые психопатиями и маразмами, психическими извращениями и умственной неполноценностью.

Особенно много таких извращенцев во власти, пришедшей не мечом, а хитростью, заговором. Они годами и даже столетиями плели коварные планы, изворачивались, лгали, выкручивались, играли роли и т.п. Народная поговорка гласит: "старого пса новым штукам не научишь". На определённом моменте ум человека окостеневает и теряет способность к развитию: личность сформирована. Если она сформировалась как личность паразита-вредителя, строившего личную карьеру и обогащение на вреде, приносимом окружающему обществу, то и при высшей власти она останется прежней (Ельцин).

Паразит, который проник не только в кишки, но и в мозг общества-донора, особенно опасен. Таковы либералы в РФ...

+++

Когда в процессе управления проявляется их ничтожество, как управленцев, их неспособность вести захваченное общество к процветанию – они пытаются оправдать себя.

Отсюда их типовые, как хрущёвские панельки, обвинения в том, что «народ не тот», «быдло ничего не понимает», «план был гениален, но не нашёл исполнителей», «мы имеем дело с порочным народом» и т.п.

На самом деле всё просто: они убедили всех, что прекрасные рулевые. Наивные трудящиеся доверили этой мразоте штурвал. Мразота штурвал не туда вывернула и посадила судно на мель. Её, натурально, спрашивают: как же так, вы же обещали, что будете рулить, а сами нас на мель посадили?

Хитрая мразота извивается кольцами, и валит всё на матросов, на испорченное рулевое управление, на плохизну корабля, на отвратительную погоду, неправильный климат и т.п. Все виноваты, кроме этой «элиты»-неумехи! Так, ненавистью к угнетённому народу, она старается скрыть собственную технократическую несостоятельность.

+++

Внутреннее, духовное состояние «малого народа» - как создаёт быт этого народа, так и формируется бытом этого народца.

Они живут за счет общества, но они же его едят, паразитируют на нём. Поэтому у них возникает двуединое чувство, сопоставимое с чувством рабовладельца по отношению к рабу. Сочетаются зависимость, неотделимость от донора – и ненависть, презрение к донору. Если паразита отделить от донора, то паразит погибнет. Но если паразита охватят чувства любви и уважения к донору, то он не сможет паразитировать. На тех, кого любят – невозможно паразитировать. Грубо использовать можно только тех, кого презираешь и низко ценишь…

Поэтому мир паразита неотделим от большого общества-донора, как спутник от планеты, как отражение от изображения. Но в то же время этот мир пронизан ненавистью и отвращением к большому обществу, потому что паразитам так комфортнее существовать.

Нельзя взять русского либерала-западника «от среды» и выбросить его на Запад. Если бы так можно было бы сделать, то вопрос бы легко решился: то агрессивное меньшинство, которое десятилетиями нас достаёт и мучает, уехало бы на Запад навсегда, и мы развелись бы с ним, как разводятся опостылевшие друг другу супруги.

Но в том-то всё и дело, что мирок-паразит, не в состоянии слиться с соотечественниками, их мыслями, планами и настроениями – но и не в силах оторваться от них. Поэтому «малый народ» сосуществует с нами, постоянно отравляя нас своими миазмами и фекальными выделениями. Его духовный мир очень извращён. Я даже скажу вам, почему именно: паразитизм делает человека извращенцем, что давно уже подмечено. Извращённый образ жизни, извращённый тип питания диктует и извращённую духовную мысль, ту умственную содомию, которой изнуряет нас «креативный класс» - он же «малый народ» Кошена-Шафаревича.

Тут главный вопрос – вы согласны жить С НИМИ? Или согласны жить только ЗА НИХ, ВМЕСТО НИХ? Так, чтобы их плющили и крошили любыми способами, а вы были бы в стороне, автономно блаженствуя?

Жить С НАРОДОМ или ЗА СЧЁТ НАРОДА – главный психологический рубеж, который отделяет народ от малого народа, нацию от «креативного класса», патриотов от либералов и национальную интеллигенцию от грантожорских проходимцев.

Объясняю на пальцах: есть, допустим, для примера, сто тыкв, кабачков, патиссонов, баклажанов. И есть сто человек. Или вы согласны, что вам полагается только одна тыква, кабачок, баклажан. Но это паёк. Карточная система. Уравниловка. И прочее либералами проклятое.

Или вы хотите получить неограниченное количество кабачков, тыкв, патиссонов. Пусть в целом их ограниченное количество. Но вы ходите себе лично – неограниченное. Сто человек, сто патиссонов, вам пять – значит, кто-то останется совсем без патиссона… А вы кричите – «мне пофиг! Хоть бы он вообще сдох – лишь бы мне, сколько хочу, а не сколько талонами положено!»

Так и разделяется трудовой народ и «малый народ»-паразит. Одни живут С народом, а другие – ЗА СЧЕТ народа.

+++

Ненависть к народу, который является в их понимании едой, а при этом пытается двигаться, говорить, иметь своё мнение и интересы – постоянно толкает «коагулят» на выходки, шокирующие широкое общественное мнение.

Только один пример: в очередной раз кардинально расходясь со своей страной, лауреаты кинопремии «Ники» поддержали участников спровоцированных А. Навальным т.н. «антикоррупционных» акций. Не все, но самые ключевые: несколько режиссеров, участвовавших в церемонии вручения кинопремии «Ника», призвали власть прислушаться к мнению участников несанкционированных акций. Скандальный Александр Сокуров, чопорный Александр Митта, постмодернистский Алексей Красовский, глава театра «Ленком» Марк Захаров…

Снова и снова, с середины 80-х годов, если не ранее, эти «господа» не хотят быть «товарищами» колхознику, слесарю, смазчице в метро или учителю в сельской школе! Они живут по странной формуле – «чем хуже большинству, тем нам лучше» - в чём проявляется их сперва ЭКОНОМИЧЕСКИЙ, а потом и ДУХОВНЫЙ, ЦЕННОСТНЫЙ вампиризм. Они неразрывно связали свой личный успех – как в быту, так и в сфере предпочтений с развалом и деградацией своей страны, с разрушением быта и идеалов большинства.

Как писали классики вопроса (Шафаревич) – «Данный слой (малый народ) обычно в своих ценностных установках разделяет людей на элиту и тупую инертную массу, причём последняя в принципе не способна понять текущие запросы и идеи элиты, которые адекватно представляют как надо жить, чтобы всем было хорошо; презрительно отвергает традиционные ценности массы («большого народа»); презирает историю «большого народа», его достижения.

В силу своего обособления от «большого народа» «малый народ» обречён на сектантскую структуру своей организации, которая чаще всего иерархична с несколькими «уровнями посвящения». Причем в «малом народе» возможно несколько течений — несколько под-народов».

+++

А если говорить по существу – никакой это не малый народ и не коагулят. Это хорошо организованное в сплочённые заговоры взаимной поддержки и продвижения сообщество СОЦИАЛЬНЫХ ПАРАЗИТОВ, относящихся к народу-донору, как к еде. Отсюда все их поступки и жесты, собственно, и вытекают… Нельзя любить еду, ведь тогда ты не сможешь её кушать! Но и без еды тоже нельзя, ибо голодно… И выход один: ненавидеть, презирать еду, чтобы не стыдно было её кусать – но при этом не эмигрировать, не покинуть «ненавистную Родину» - потому что нельзя отлипать от еды, брюхо не велит…



[1] Например, дать землю крестьянам в царской России или отменить итоги ельцинской приватизации в современной РФ.

Александр Леонидов; 3 апреля 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.