Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

МАШИНА БРЕМЕНИ

Именно пещерный образ жизни предшествовал государственному контролю за людьми, и даже называется в истории «догосударственным» периодом: налогов не платили, испекций не встречали, взяток давать было некому…

МАШИНА БРЕМЕНИ Когда правые либералы – апологеты частной собственности и вечного двигателя эгоизма – пытаются создать общую идеологическую платформу, у них раз за разом получается маразм. «Право собственности в истории России — его нет, как и не было» - пишет приглашенный автор, большой друг России Томас Оуэн (Vedomosti.ru 14.12.2012 г.) с претензией открыть нам глаза. – «Слабость правового порядка и незащищенность права собственности так же характерны для сегодняшней России, как и для дореволюционной».

Скандально известный Андрей Бабицкий, в свое время назначенный американским шпионом в Чечне, а сегодня - редактор Esquire Russia пишет в тон Оуэну:  «Отсутствие конкуренции… приводит к тому, что левые идеи в России совершенно маргинализированы, по меньшей мере в публичном интеллектуальном пространстве. На первый взгляд читатель «Ведомостей» мог бы этому радоваться, но только на первый»[1].

Бабицкий требует оформления праволиберальной идеологии во всей красе: «Когда-нибудь ситуация изменится, придет новый кабинет — и тогда окажется, что уже выигранную битву приходится начинать сначала. Трудную битву за головы избирателей, а не постановочный бой за проект бюджета. Правительство Егора Гайдара часто называют правительством самоубийц — потому что, успешно завершив важнейшие реформы, они не убедили избирателей в необходимости этих реформ. История эта вполне может повториться — и тогда мы еще не раз заплатим за отсутствие политики».

Оуэн спешит на помощь Бабицкому в желаньи правды и добра. Как и для любого зомбированного (почитайте ИНОСМИ.РУ – убедитесь, насколько зомбированы западные авторы, неспособные хотя бы на шаг отойти от единожды проторенной колеи мышления) западника Оуэну все ясно и очевидно:

«В России богатые промышленники со времен Петра I и вплоть до Первой мировой войны действовали в условиях крайне ограниченных прав собственности. По каким причинам царский режим веками отказывался предоставить подданным твердые права собственности? Поможет ли исторический опыт объяснить, почему право собственности остается слабо защищенным и в России XXI в.?»

При этом ни Оуэн, ни его многочисленные предшественники, наши друзья (многие – совершенно искренне любящие Россию) никогда даже не пытаются объяснить, что такое СОБСТВЕННОСТЬ. Они не виноваты: они и сами не знают, что это такое.

Если наш читатель не такой зомбированный, как западный, то зададим ему несколько вопросов, очень неудобных для Оуэна (как и для А.Бабицкого неудобен вопрос – чем, собственно, успешны «успешно завершенные» реформы Гайдара).

Собственность – это владение, обладание, приналежность, обладание. Собственность – если очень грубо говорить – это то, что лежит в МОЕМ кармане. Допустим, вор украл бумажник, его догнали. Но бумажник УЖЕ в его кармане! Получается – раз бумажник в кармане, то он собственность вора? Карманник орет: «почему вы отбираете мою собственность? Может, её предыдущий владелец тоже нечестно её получил? Вы что, свечку держали, когда он бумажник набивал, почему вы ручаетесь, что он сам не вор? Вы отбираете у меня свою собственность – вы правовой нигилист!»

Другой вопрос любителю собственности: в подвале пытками купца заставили отписать его лавку жуликам. Или – другой вариант – мошенники хитростью побудили его отписать лавку себе. Или – шантажом повели к нотариусу, нотариально оформили договор – угрожая жизни похищенного сына купца. Формально – теперь лавка есть собственность жуликов, потому что по ней проведена формальная сделка, вполне по установленным правилам. Государству в это не вмешиваться «ни административно, ни законодательно», как советует наш друг (и, наверное, искренний, хотя и наивный англосакс) Оуэн? Ведь он нас отечески и братски корит:

«Власти сохраняли правовой и административный контроль над активами; произвол властей также имел место. Экономические преимущества корпоративной формы предпринимательства были очевидны уже в век парового двигателя. Но российское правительство опасалось, что следствия ускоренного экономического развития — быстрая урбанизация, появление масштабных производств, обезличенные рыночные отношения — подорвут социальную стабильность… Даже Михаил Рейтерн и Сергей Витте, министры финансов соответственно в 1862-1878 и 1892-1903 гг., считающиеся просвещенными сторонниками экономического развития, без церемоний относились к правам собственности, ограничивая их в законодательном порядке…»[2]

Странно, что наш большой друг приписывает ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО РОССИИ, при чем в винительном падеже, то, что свойственно любой нормальной власти по умолчанию и по неизбежности. Что, разве в США не так? Разве нам неизвестны шумные антимонопольные дела по империи Морганов или империи Билла Гейтса? С точки зрения формального закона американцы вообще насильственно сперли всю свою землю у индейцев (а те до того – у серокожих полинезийцев, полностью истребив первое население континента). С точки зрения формального закона все американцы со всей их землёй принадлежали английскому королю.  Им это не нравилось, они восстали, английскую корону выставили за океан, и все перераспределили по своему…

Оуэн не понимает (думаю, это не его вина, а его беда), что СОХРАННОСТЬ СОБСТВЕННОСТИ тесно и неразрывно связана с КОНСЕНСУСОМ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ. Собственность абсолютно защищена в том случае, если справедливой её считают абсолютно все вокруг и около неё. Собственность под угрозой, если появляются люди, считающие её  социально-несправедливой. И собственности просто не существует, если её признало несправедливой доминирующее большинство (как не существует в США собственности на континент английского короля).

Таким образом укрепление гарантий собственности неразрывно связано с укреплением социальной справедливости. Люди не тронут то, что считают справедливо нажитым. И – наоборот – люди обязательно тронут то, что считают несправедливо нажитым. Террор может отсрочить такую конфискацию, но не предотвратить её. Так английская корона какое-то время продержало под своим скипетром американцев. Но не насовсем…

Мне очень трудно понять, что имеет в виду Оуэн, когда осуждает «правовой и административный контроль над активами». Ну, допустим, не будет ни правового, ни административного контроля над активами… И что? Чего хорошего из этого выйдет? Допустим, собственник на территории своей частной собственности наловчился убивать туристов и продавать их органы на черном рынке донорских органов (реальный, между прочим, западный случай). При этом нет ни правового, ни административного контроля над активами со стороны государства. Это как понимать? Что активы – это такая черная дыра, в которой неизвестно что делается и заглядывать туда запрещено?

«Правовой и административный контроль над активами» - это когда житель Нью-йоркского элитного кондоминимума заливает соседей, потому что у него прорвало трубу. Его жилище – его частная собственность. На звонки он не отвечает. И вы хотите сказать – сколько бы дней не заливал он соседей снизу – дверь его ломать нельзя, чтобы не осквернить частной собственности?

Зайдем с другой стороны: как можно начислить налоги на собственность, если отказаться от правового и административного контроля над ней? Что, на территории частной фирмы собственник не обязан соблюдать общих для государства законов? А если он там бомбу атомную для террористов делает по частному контракту?

Понятно, что Оуэн сказал, а газета крупнго капитала «Ведомости» растиражировала откровенную глупость.  Естественно, собственность везде и всегда под контролем, и при несоответствии представлениям о социальной справедливости она везде и всегда конфискуется. Иначе любому карманнику было бы достаточно успеть переложить ворованный кошелек из чужого кармана в свой, чтобы он стал неприкосновенной фигурой!

Собственник, которой не подчиняется государству – не собственник, а сепаратист. Это – преступное лицо, пытающееся вывести из состава государства часть его территории и подменить на этой территории законные органы власти собственным верховным управлением.

В демократическом же обществе собственность подконтрольна не только государству (царю в самодержавной монархии) но и общественному мнению. Собственность не может быть выше гражданского плебисцита – иначе демократическая процедура теряет смысл, ибо голосованием ничего не изменить!

Очень интересно проговаривается друг чеченов А.Бабицкий, когда пишет: «Правительство Егора Гайдара часто называют правительством самоубийц — потому что, успешно завершив важнейшие реформы, они не убедили избирателей в необходимости этих реформ».

Дорогой друг! Без убеждения избирателей в необходимости реформ правительство Гайдара не имело права не только их «заканчивать», но даже и «начинать»! Кто это дал правительству Гайдара, этим самозванцам, расстрелявшим парламент, право распределять собственность, если избиратели ему в таком праве отказали? И убедить их не удалось доселе (по фундаментальному опросу ВЦИОМ около 70% россиян убеждены, что до реформ было лучше, чем после них).

Собственность не может быть легитимизирована в отрыве от справедливости, потому что без учета справедливости она ничем не будет отличаться (и не отличается на практике в нашей стране) от плодов разбоя и грабежа. Вначале нужно создать всеобщее единодушие (консесус) относительно норм социальной справедливости, затем нажить собственность по этим нормам (а не в обход их) – только в таком случае можно говорить об устойчивости прав собственности. Если у людей ко мне нет моральных претензий, то у них нет ко мне и имущественных претензий.

Но как, скажите на милость, можно избежать имущественных претензий, если есть обоснованные моральные претензии?

Всеобщее уважение к собственности может сформировать только одно: всеобщее убеждение в честности и справедливости обладания человеком своей собственностью. Из нечестности и несправедливости самозахвата может вырасти только неуважение к частной собственности, как к плоду преступной деятельности.

 Не будет, грубо говоря, воровства и мошенничества – не будет и пересмотра имущественных отношений. Если же сохранять имущественные отношения неприкосновенными при воровстве и мошенничестве – мы получим орду или пиратскую тортугу, но никак не цивилизованное развитое государство.  Даже теоретически непонятно, как предлагает Оуэн делить граждан на тех, кому разрешено воровать и тех, кому это запрещено (и кто, соотвественно, в отличии от первых, будет уважать право частной собственности).

Потому что – ежу ведь понятно – что право собственности должны уважать либо все, либо никто.  Все его уважают – когда никто не ворует. А никто не ворует только тогда, когда у государства налажен мощный «административный и законодательный контроль над активами», которым нас пугал Оуэн. Ведь если такого контроля нет, то нет и инструментов, которыми можно было бы пресечь беззаконие…

 


[1] Vedomosti.ru, 14.12.2012

[2] «Русская колея: Право собственности в истории России» из газеты «Ведомости» от 14.12.2012, №238 (3252).

 

 

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 16 декабря 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР!

    ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР! Издательские услуги сегодня предлагает очень много компаний, каждая со своим набором функций, ценами и сроками. Непосвященному в тонкости издательского дела человеку сложно правильно сориентироваться в этом вопросе. Особенно нет опыта общения с акулами издательского бизнеса, а сделать нужно быстро и качественно. Со своей стороны рекомендуем издательство "для своих" - в котором заказчик почувствует себя в кругу друзей и единомышленников...

    Читать дальше
  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..