Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,6564 руб.
  • Курс евро EUR: 66,6780 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,9903 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

ЗАЧЕМ ЛЕНИН ГАЙДАРОВСКОМУ ФОРУМУ?

​Как пишут «Ведомости» - «Гайдаровский форум: когнитивный диссонанс депутата, полтора бессмысленных триллиона и крах капитализма»

ЗАЧЕМ ЛЕНИН ГАЙДАРОВСКОМУ ФОРУМУ? Согласно ныне уже общепризнанной теории ведущего французского историка Милза, смерть Муссолини была выгодна Уинстону Черчиллю[1]. До начала Второй мировой войны английский политик вел переписку с Муссолини, в которой восхищался его личностью и заслугами. «Нет никакого сомнения, что до войны и Черчилль, и Рузвельт были поклонниками Муссолини, - пишет историк. - Один раз Черчилль даже заявил, что если бы он был итальянцем, он бы поддерживал фашизм». После Черчиллю было бы крайне невыгодно, если бы британский народ узнал о его увлечении идеями Муссолини…

Зачем я об этом вспомнил? В контексте «гайдаровского форума» очень важно понять прямую параллель между чувствами Черчилля(Рузвельта) к Муссолини и чувствами Улюкаева, Валлерстайна, Макарова к Ленину. 

В обоих случаях пролегшая между политиками непримиримая вражда не устраняет, а подчеркивает их родовую общность происхождения.

И когда начинает пахнуть жареным – генезис сказывается, как в классическом рассказе А.М.Федорова «Степь сказалась». 

Улюкаев вдруг вспомнил партшколу, и заговорил вот так: «Эта эпоха — эпоха благостного развития — миновала безвозвратно. Она сменилась эпохой гораздо более порывистой, скачкообразной, хаотичной, конфликтной», — зачитал Улюкаев «слова незаслуженно забытого мыслителя начала XX века». Это Ленин написал лет 100 назад, объявил он. Во многом нынешняя ситуация похожа на ту, заметил министр.

Пока Россия пытается — пусть и на словах — отойти от этатизма к капитализму, мир в нем разочаровывается, поведал с трибуны гайдаровского форума (!) профессор Йельского университета Иммануил Валлерстайн: «Что-то в мире не то происходит». Капитализм уже даже самим капиталистам не нравится, они сами ищут ему альтернативу, рассказал он: да, капиталистическая система существует 500 лет, но этого недостаточно, чтобы она выжила. Каким будет новый порядок, профессор не знает: «Шанс 50%, что система станет лучше, если ее сменить, и 50% — что хуже».

Дискуссия о том, есть ли будущее у капитализма, пользовалась на форуме большим интересом: уж если мир сходит с ума или трещит по швам, то метаплазия экономики или двукратная девальвация — «такие пустяки. Все тлен».

А вот слова Грефа – который на прошлом форуме, как мы помним, прилюдно тосковал по социализму[2]: «Как я и боялся, дискуссия сведется к тому, сколько потратить и за какой период времени» (президент и предправления Сбербанка Герман Греф!).

«Где бы ни заходили дискуссии об экономике и финансах, все равно все сводилось к государственным триллионам, которых в абсолютном значении все меньше, а в относительном, наоборот, все больше. С учетом госкомпаний доля государства в экономике — 50%, в 2015 г. ее ждет драматический рост госсектора, предупредил Греф: «Скоро вся наша экономика будет одно сплошное государство».

+++

Как известно, в 90-х годах была чудовищная экономическая катастрофа, а нулевых – началось некоторое возрождение народного потребления, приближение его к советскому (до сих пор непревзойденному) потребительскому уровню.

И вот Г.Греф показал нам – что частичное улучшение дел – ВСЕГО ЛИШЬ плод частичной ресоветизации!

Ни одна их вонючая реформа так и не заработала. А у частичного улучшения путинских «нулевых» - причина одна: словами Грефа говоря, «драматический рост госсектора». 

Греф сам не желая того, выдал гостайну: наше потребительское благополучие прямо пропорционально доле госсектора в экономике!

Возникает когнитивный диссонанс, пожаловался на форуме небезызвестный Макаров. «Мне немножко страшно стало», — признался Макаров вполголоса. «Минфин говорит — мы не разбираемся, тратили ли министерства деньги на реальные проекты, и даже не пытаемся разобраться, потому что у нас не Госплан», — изумился он.

«В нормальной стране» - продолжил он - «вы приходите в парламент и доказываете каждый проект — на что будут истрачены деньги, какой будет эффект, когда объект будет построен, что получат от этого люди». И тогда этот объект контролирует, с одной стороны, парламент, а с другой — люди там, где этот объект строится" -  продолжал Макаров, почти крича: «И если объект не построен, те, кто за него взялся, либо сели в тюрьму, либо как минимум лишились должности! А когда вы значимость проектов доказываете у себя в кабинетах друг другу — вот тогда и возникает вопрос эффективности средств».

«Давайте пока без вопросов из зала», — опасливо свернул макаровщину модератор и передал слово первому зампреду ЦБ Ксении Юдаевой. 

Она показала себя взбаломошной и некомпетентной кумушкой, когда, «для разнообразия», как она выразилась, стала говорить не о заявленной теме бюджета, а о денежно-кредитной политике. Могла бы и на культуру стрелки перевести…

«Я вот даже специально розовый костюм надела, чтобы постараться выглядеть не настолько пессимистично, — успокоила она аудиторию, заодно показав свой умственный уровень. 

— Да, у нас новая реальность — так случилось, да, у нас новые времена. Но у нас огромный потенциал. И если мы будем проводить грамотную политику во всех сферах, то мы сможем высвободить этот потенциал и в рамках этой новой реальности успешно развиваться».

В ответ банкир Петр Авен опять затянул песню о ленинизме: «Я помню еще совсем старый кризис — конца 1980-х гг.». Но уроки прошлого не надо забывать. Горбачев начинал с 10%-ного сокращения расходов, напомнил Авен: «Это был первый удар 1987 г. Это не работает».

«В 1992 г. ЦБ считал, что предприятиям надо давать кредиты, закончилось это бедой» - напомнил Авен еще одну историю. 

Заявленные темы гайдаровского форума тоже способны вызвать когнитивный диссонанс: «Бюджет для человека или человек для бюджета?», «Здоровое население: расходы или доходы?» Должно быть, кризис — это еще и время вспоминать очевидное, хотя оно, забытое, и может казаться невероятным...

+++

Гайдаровский форум показал нам людей жалких, растерянных, пустых – цепляющихся за руль, но не умеющих им управлять. Отсюда и берётся внезапно огненным протуберанцем вырвавшаяся ТОСКА ПО ЛЕНИНУ – и у кого? У рыночных либералов? У гайдаровцев?!

Точно так же тянулись к Муссолини душонки западных клептоманов и плутократов, когда в США от голода умерло около 7 млн. человек и каждый шестой фермер был изгнан в процессе «деферминга»: «Этот парень умеет решать проблемы».

Да, он страшный, враждебный, чужой нам – но он в то же время понятный и принадлежит нашему миру. А то, что грядет – оно непонятное, не из нашего мира, непостижимое нашим умишкам…

Доведя экономику до ручки, либералы вспомнили молодость и «возвращаются к Ленину». В чем тут секрет?

У всякой системы есть проблемы. И у всякой проблемы есть два пути решения: нормальный и патологический. Все эти Юдаевы, Улюкаевы и Грефы являют своей судьбой ПАТОЛОГИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ СОВЕТСКИХ ПРОБЛЕМ. 

А исторический Ленин – являет собой патологическое решение проблемы перехода к социализму (в нормальном варианте – обществу порядка, законности и точности измерений).

Ленин, как диктатор, как творец всяких «украин» за русский счет – близок гайдаровцам, собирающим гайдаровские форумы. 

Поросята из стада Дарвина могут далеко разбежаться – но всё равно не забывают родство. 

Ленин решил проблему перехода к социализму (назревшую к концу XIX века) – но решил её так, что на века вперед дискредитировал саму идею социализма.

Ленин прошел в будущее через трупы и реки крови, не разбирая правых и виноватых, натворив попутно главному делу социализации множество побочных эффектов и на столетие вперед вбив в головы даже своих противников опаснейшие химеры, которыми они и в наши дни (даже проклиная самого Ленина) продолжают жить и отравлять воздух познания.

Фигура Ленина очень сложна.

Исторически он возглавил первый опыт социализации общества, а социализм – есть порядок. И потому неизбежно в истории остался Ленин-упорядочиватель

Но страстной и одержимой натуре Ленина мало было этой роли, в нем было очень много от Хаоса, Фобоса и Деймоса, от древних мистерий смерти, распада и безумия. 

И – как решительный до крайности, ни перед чем не останавливающийся каратель – да, Ленин был «парнем, умеющим решать проблемы». 

Правда, порой он решал их так, что решение оказывалось страшнее проблемы…

+++

Я ещё раз, в сотый раз, призываю всех отказаться от паясничания и жонглерства смыслами. В чем суть современного системного кризиса? Без дураков и кривляний, в чём суть?

А вот в чем. Экономика - это машина, которую люди создали для механизации первобытных охоты и собирательства. Первобытные-то охотники без машин обходились. И у них не было экономики. Геология, ботаника и зоология были им взамен экономики. 

А потом посчитали, что удобнее и прибыльнее всё-же механизировать...

По сути своей экономика – это машина, которая выдает нам пирожки. 

Нажал кнопочку – в ладошку упал пирожок. И пока машина работает – всё хорошо. Нужно только знать, на какую кнопочку нажимать. Почитал инструкцию, нашел нужную кнопочку – пирожок в руке.

Но вот машина сломалась. Она не выдает пирожков. Кнопочка не работает. Инструкция ничего не может объяснить. Мы жмём-жмём, а из раструба ничего, кроме пыли, не вылетает…

Так случилось в начале ХХ века – когда проблему взялся решать Ленин. Так случилось и у неумех-гайдаровцев, именно на форуме 2015 года окончательно расписавшихся в собственной профнепригодности. Если раньше другие говорили, что они никчёмности, то теперь они сами с трибуны это сказали, причем много раз.

Что делать, если машина сломалась? Нужно брать отвёртку, гаечный ключ, все прочие потребные инструменты, лезть под кожух и чинить. Но есть и другие манеры поведения.

Можно устроить вокруг сломанной пирожковой машины ритуальные танцы народов «ням-ням», взывая к её духу и помазывая её кровью человеческих жертвоприношений (попутно поедая тела этих жертв – раз пирожков нет). Эта уже набившая оскомину манера гайдаровцев, которая за много лет им и самим надоела.

А можно (и гайдаровцы в 2015 году об этом вспомнили) – подобно «крепкому Ленину» (парню, умеющему решать проблемы) – взять кувалду и отходить пирожковую машину по бокам, помяв и деформировав её всю, но в итоге добившись снятия заклинивания. Ведь и сломанный телевизор порой начинает показывать, если его крепко стукнуть!

Что до меня (да простят меня правоверные коммунисты) – я не хочу ни лисьего хвоста, ни волчьей пасти. 

Я не хочу ни гайдаровских неумех, ни «крепкого Ленина», «умеющего решать проблемы» кувалдой и гильотиной. 

Я не желаю – как Сергей Ервандович Кургинян – слышать в буханьи кувалды по машине народного потребления «сладкую музыку революции». По мне - это какофония разрушителей и ничего больше.

Я требую и настаиваю, чтобы пирожковой машиной – раз уж её заклинило – занялись не шаманы гайдаровского призыва и не краснозвездные вышибалы, а квалифицированные механики. 

Такие, как канцлер Бисмарк, его экономист Вагнер, Кейнс, Эрхард – или бессменный глава ГосПлана товарищ Байбаков…

Мне – и моему народу – нужно, чтобы они полезли в механизм, нашли заклинивший узел и тихо, без лишнего позёрства и грохота заменили его.

Чтобы машина, снабжающая людей пирожками (экономика) – слушалась бы кнопки вызова и обеспечивала запрос согласно техническому регламенту её инструкции.

Но для этого нужно знать экономику, как Кулибин - механику. А не жить в мире Ильича, как Улюкаев или профессор Йельского университета Иммануил Валлерстайн, доселе верящие в химеру «капитализма»…

+++

Нет никакого капитализма! Нет и никогда не было, понимаете?! Есть иерархизм, он же элитаризм, и есть гуманизм, он же эгалитаризм. В крайних формах они (соответственно) – рабовладельческая фазенда и православный монастырь.

Но кроме крайних форм есть и промежуточные формы, согласны? Если рабам добавить некоторые права (соответственно, лишив рабовладельцев некоторых возможностей) – что получится? 

Уже не фазенда, но ещё не коммуна. Вот это зыбкое сочетание полуравенства и полунеравенства, этот «полупустой или полуполный стакан» Маркс и «все-все-все» назвали «капитализмом».

И выдумали, будто бы это зыбкое равновесие сил между элитаристами и эгалитаристами – устойчивая и самостоятельная формация…

А в жизни такой отдельной формации, тем более устойчивой и самостоятельной – не было и нет. Оттого и говорить о капитализме глупо: «капитализмов» неисчислимое количество вариантов, ибо комбинаций прав и бесправия может быть любое число.

Бывают капитализмы очень близкие к социализму, и почти сливающиеся с ним, их так и называют – «шведский социализм» и т.п. Бывают капитализмы очень близкие к рабовладению, и почти сливающиеся с ним – кто был в старой (до прихода к власти социалистов) Бразилии, поймет о чем я.

Ибо: бывает «неполный» стакан в котором не хватает всего одной капли. И бывает «неполный» стакан, в котором всего одна капелька на донышке. Оба эти стакана не совсем пустые, и не совсем полные, но только слепой (или марксист) не увидит между ними разницы!

О чем нужно вести речь? Конечно же, не о капитализме: не мог он себя «исчерпать» - ибо его и не было никогда. Речь нужно вести об ИЕРАРХИЗМЕ – обществе заговора, в котором захватившая власть группировка делает своих представителей людьми первого сорта, а всех остальных – второго и прочих сортов. 

В таком обществе (будь оно древнее инкское или современное российское) – право подходить к пирожковой машине есть только у людей первого сорта.

Остальные получают пирожки только через их посредничество, и только тогда – когда те захотят. Этой модели противостоит модель РАВНОПРАВИЯ, когда пирожковая машина (экономика) снабжает пирожками всех, а не только привилегированных.

+++

Гайдаровцы – всей генетикой и анатомией своей скроены под иерархическое общество, они до мозга костей – элитаристы. Это всем видно и очевидно. 

Менее видно другое: Ленин – как диктатор и террорист – тоже элитарист, ибо террорист не может не быть элитаристом. Всякий, кто использует террор, неизбежно оказывается в роли пастыря, режущего и стригущего овец, соответственно, пораженных в правах.

Гайдаровцы – элитаристы гнилостные и паразитарные, как грибы на мертвечине. Ленин же (его типаж) – воплощенные ярость, сила, хищность, могущество воли и личности. Нечто подобное Черчилль увидел в Муссолини перед войной…

«Высшая каста» людей, мечтающих увековечить за собой господство над «быдлом» - в тучные времена боится сильных диктаторов, но во времена кризиса начинает к ним тяготеть. Она начинает вожделеть тех, кто может – если не рублём, так штыком – поддержать всесилие касты, привилегии начальников-«инков»[3].

Не стоит переоценивать частную собственность постсоветских приватизаторов: на самом деле они – кружок заговорщиков, и на самом деле у них всё - общее: они могут наказать любого из своей среды за «неправильное поведение» (как Ходорковского) – коллективно распорядившись его «собственностью» за него.

Когда над этой кучкой инков, прибравших к рукам общенародные богатства, начинают греметь громы – она начинает искать себе «великого Инку».

И находит его в Ленине – «умеющего решать проблемы», пусть патологическими способами, зато быстро и эффективно…

+++

Но мы, читатель, умные, мы понимаем: рабовладение не зависит от формы собственности. Рабовладение бывает частным – или государственным, и далеко не факт, что раб в казенном руднике живет веселее, чем в частном (как, впрочем, и наоборот).

Рабовладение (Китай и Северная Корея это доказали) – не преодолевается сменой форм собственности.

Преодоление рабовладения – в духовном преображении человека, в теизации социальной среды, в воспитании человека нового общества.

Дело ведь вовсе не в хороших или плохих законах. Законы можно выдумать любые – важнее другое: чтобы люди – хотя бы в основной массе, если не поголовно – ЗАХОТЕЛИ жить по этим законам. 

Человек может не выполнять хороших законов – и тогда они останутся мертвой буквой. Человек может не выполнять плохих законов – и тогда они тоже останутся мертвой буквой.

Мало ли было в СССР хороших законов? Но вот растленная толпа захотела их отменить – и отменила. Прокурор Илюхин протестовал, по советским законам дело на Горбачёва заводил – но никто его не поддержал. 

Не работают законы (никакие) – если масса не хочет, не расположена, не стремится их выполнять.

+++

Абсурд марксизма в том, что Маркс (яростный ненавистник религии) – панически боялся признать очевидный факт: социализация есть дело вероисповедное, духовное, а отнюдь не законодательное и не экономическое.

Враки, что рабовладение экономически себя исчерпало: оно и сегодня экономически ещё о-го-го! Рабовладелец и сегодня заткнет за пояс любого конкурента с вольнонаемным персоналом – оттого и ищут наши «капиталисты» рабочих побесправнее, гастабайтеров, например.

Рабовладение нельзя отменить ни национализацией заводов, ни их приватизацией. Его можно отменить только силой духа, готовностью к самопожертвованию, верой и сознательным выбором разума. Не материальные предпосылки делают коммунизм – коммунизм бывает и в нищих обществах. Духовные предпосылки делают коммунизм.

Как и всё на этом свете, коммунизм существует, только пока в него верят. Но для Маркса, Ленина это – поповщина и мракобесие.

Им было легче нагородить химер типа «капитализма» - лишь бы не идти на уступки идеалистической философии.

Это и ценит заплесневелое болото гайдаровцев в Ленине и Марксе, оттого и не сбрасывает их с корабля своей современности, в отличие от гораздо более глубокого мыслителя И.Сталина. 

Его-то они однозначно выкинули.

Может, найдется кто другой, кто нему прислушается?

Гайдаровцы думают: «а вдруг старый хлам пригодится?» И берегут его в сейфе, как, наверное, и партбилеты своей райкомовской юности.

Элитаризм заранее выстраивает себе запасной аэродром – на случай, если понадобится волевой диктатор с популистским набором приятных толпе штампов речи…


[1] Теорию о причастности Черчилля к смерти Муссолини также подтверждают свидетельства итальянского партизана Бруно Лонати, заявлявшего, что он действовал по приказу британского спецагента, посланного в Италию, чтобы устранить Муссолини и получить документы "особой важности", которые, возможно и были письмами Черчилля к диктатору.

[2] http://economicsandwe.com/doc/1670/, , 12 июля 2012 года. Греф,, дословно: «Мне снятся сны о нашем счастливом прошлом, советском прошлом, в котором мне немного довелось жить».

[3] Кстати, общественный строй у инков был совершенно «социалистическим» - в смысле, планово-муравьиным. Инки не знали частной собственности, а всё имущество принадлежало «государству» - т.е. племени инков, поработивших другие племена и превратившие их в «народы-рабы» под «народом-господином»…

Александр Леонидов; 16 января 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..