Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 60,1482 руб.
  • Курс евро EUR: 67,1495 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,1536 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

ЧЕРНЫЙ БУМ «Е.Р.»

 ЧЕРНЫЙ БУМ «Е.Р.» Всякий бизнес имеет тенденцию к удешевлению единицы товара при условии своего роста. Эта тенденция – вовсе не уловка маркетологов с их «липовыми» скидками на распродажах, а вполне объективная закономерность. Здесь уместно говорить о таком разделе экономической науки как ОПТОНОМИКА – наука об особенностях крупного опта со своей уникальной спецификой.

Всякий бизнес имеет, во-первых, определенный уровень ЭРГОНОМИЧНОСТИ оборудования. Чем крупнее опт заказа, тем выше эргономичность оборудования: для маленьких ямок экскаватор не покупают (не со зла, а просто убыточной будет покупка), и без заказов на большие ямищи экскаватор у фирмы так никогда и не появится.

Во-вторых, оптовая скидка сама по себе нарастает (без учета качеств оборудования) по мере роста заказа, просто за счет оптимизации производственных отношений и ликвидации простоев рабочего времени и техники.

В-третьих, есть и квалификационная тенденция ОПТОНОМИКИ – повышение профессиональных знаний и мастерства приходит с опытом, а опыт – с оптом. Если оптовый заказ очень большой и долговременный, фирма может открыть свои собственные училища, центры повышения квалификации, а чем выше квалификация – тем сильнее человеческий фактор (вместе с эргономикой и оптимизацией) давит на снижение цены отдельно взятой единицы товара.

Соответственно, совершенно очевидно, что если начать разукрупнять опт, пойти обратным начертанному выше пути -  то процессы будут прямо противоположными. Никакой мистики – чистой воды экономическая наука, которую нужно знать, если берешься управлять государством!

Эргономичность оборудования, по мере сокращения заказов производству падает, мелкие заказы легче выполнять лопатой и лошадью, нежели экскаватором и трактором. Но, естественно, каждый кубометр грунта, вручную поднятый лопатой, будет объективно дороже, чем такой же кубометр в ковше экскаватора. Поле, вспаханное лошадкой, безусловно, требует гораздо больше объективных затрат времени и человеческих сил на каждый квадратный метр пашни, чем поле, вскопанное трактором.

Разбалансировка оптимизации производства независимо от эргономики оборудования тоже гнет свое: чем больше простоев, вынужденных отпусков и перекуров, чем больше пустот и лакун между производственными операциями – тем они объективно дороже.

Допустим, человек производит вещь «А». За сколько он её продает? За сколько его душе угодно, но не ниже порога своего выживания (иначе ведь он умрет и производство все равно прекратится). Допустим, в день человеку нужно для поддержания жизненных сил не менее 1 рубля. Может он продать за 10 копеек штука ту «А», которую произвел 1000 в день? Конечно может! Уже 10 штук «А» покроют его прожиточный минимум, а далее пойдет чистая прибыль. Значит, если он делает 1000 штук «А» в день, то он может продавать «А» и за 5, и за 3 копейки.

Если он производит в день не более 10 «А», то продавать их дешевле 10 копеек он не будет ни в каком случае, хоть с ним дерись, хоть пори его розгами. Он не может иначе. Он – если его принуждать – притворится больным, сбежит на Дон, к казакам, или ещё что-нибудь выкинет, но при производстве 10 «А» в день речь о снижении цены «А» ниже 10 копеек уже и речи не стоит.

Тем более, если он производит 1 «А» в день – она в принципе не может стоить дешевле рубля. Если её заставят дешевле рубля производить – её производство закроется, а люди разбегутся кто куда (как со многими промышленными и аграрными предприятиями РФ, да, впрочем, и с паразитарными конторами случилось).

И уж тем более – можно ли говорить о ПОВЫШЕНИИ квалификации при СНИЖЕНИИ опта? Люди только и думают, куда бы удрать из убыточной организации, а вы им повышать квалификацию собрались? Понятно, что и третий, человеческий фактор при снижении опта резко ухудшается на любом производстве.

Таким образом – совершенно объективно, без заговоров и чьего-то злого умысла (а тем более с ними) РАСТУТ ЦЕНЫ ПРИ СНИЖЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА.

Безусловно, советская экономика обладала рядом тяжелых дисбалансов и диспропорций, отчасти связанных с её милитаризмом, отчасти же – с волюнтаризмом хрущевского типа. Теоретически рынок мог бы устранить эти дисбалансы, и отчасти кое-где их устранил, ОБЪЕКТИВИЗИРОВАВ ОЦЕНКУ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Речь идет о том, что торговля – что-то вроде конкурса, победу в котором присуждает жюри в виде денежного приза. В административно-командной экономике это жюри составляют несколько человек посредственных и непосредственных начальников производителя. И тут уж, ясное дело – «узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа». Выходя на рынок, человек получает миллионоголовое жюри, которое, конечно же, присуждает приз победителю гораздо более объективно, потому что в оценке и голосовании участвует на несколько порядков больше лиц.

С увеличением числа оценщиков при рынке (голосующих рублями) растет и уровень производителя, который становится более гибким и совершенным, чтобы угодить уже не меньшинству в лице начальства, а большинству в лице покупателей.

Однако, друзья мои, состав жюри – это один вопрос, а законы ОПТОНОМИКИ – совсем другой, и не нужно их смешивать. Для того, чтобы люди голосовали рублем, нужно, чтобы у них был этот рубль. А именно его первым делом и отнял у масс Е.Т.Гайдар, очень желавший отовариваться без очередей, и потому сокративший очередь через сокращение покупателей и покупок.

Как поется про такую «реформу» в народной песне:

Слава Богу, понемногу, стал я разживаться,

Продал дом, купил ворота – буду запираться…

Если спрос давит на рынок, то растут оптовые заказы производителям, и включаются удешевляющие механизмы ОПТОНОМИКИ. Если, напротив, рынок давит на спрос (ценами), то начинается деградация оптономических связей и вещь, которую хотели сделать доступной без очереди, становится все более недоступной.

В случае с РФ обстановку осложнил ещё один фактор: открытие границ. Замкнутый внутрисоветский опт был существенно ниже единого мирового оптового заказа. И потому глобальная оптономика сыграла против российского производителя.

Появилось огромное количество импортных товаров, оказавшихся, к тому же, существенно дешевле (в сравнительных единицах), чем советские. Глобальная оптономика не дремала все те 70 лет, пока за железным занавесом копошилась наша отечественная оптономика. Глобальная оптономика шпарит товары ширпотреба в таких количествах, что уже вполне искренне недоумевает – куда их девать? Снижение всех видов затрат на производство единицы продукции в мировой экономике зашло очень далеко.

В общем, ударом с двух сторон, наш производитель был выбит из седла, растерял большую часть прежде поступавших заказов, и стал деградировать как в технологическом, так и в организационно-квалификационном плане. Так и возник риск полной утраты отечественного производства.

Это не шутки. Страна, которая ничего не умеет – это черепаха без панцыря, кошка без когтей, птица без крыльев. Иначе говоря – всем хищникам мира такая страна (и её государствообразующая нация) – добыча, только добыча и легкая добыча. Это стадо баранов, которые не смогут не только противится убою, но даже и не смогут понять, что их ведут на убой.

С точки зрения экономики никакая вещь не имеет собственной, внутренней цены. Цена любой вещи определяется внешними обстоятельствами. Поэтому говорить людям, что они не заработали на ту или иную вещь – не только жестоко, но и антинаучно. Всякая вещь при определенных обстоятельствах дорожает, становится недоступнее, при других обстоятельствах – дешевеет, становится день ото дня все доступнее. Поэтому научно говорить не то, что «человек не заработал на эту вещь», а то, что «общественные отношения не сделали этой вещи пока вседоступной».

Человек тут вообще ни при чем – немец получает пенсию по инвалидности за… алкоголизм (который считается в ФРГ болезнью). И, самое главное,  эта пенсия во много раз выше, чем зарплата у девочки на таиландской фабрики джинсов, работающей по 16 часов в невыносимых условиях. И, заметим особо, работающей безо всякого алкоголизма…

Поэтому и бедность – не порок человека, а порок устройства власти, и богатство – не заслуга человека, а особенность устройства власти. В частности, бедные бедны не потому, что не заработали себе чего-то там (за исключением патологических случаев), а потому, что правящая власть игнорирует их интересы.

Выше мы уже открыли тайну полишинеля: вещи удешевляет правильно поставленная ОПТОНОМИКА, чтобы вещи были дешевле, их нужно производить побольше в минуту времени, а для этого – наращивать заказ производству и концентрировать производство. Значит, задача правящей партии в России (сейчас это Единая Россия – сокращенно Е.Р.) – давить на производство растущим спросом и при этом не давать спросу соскальзывать на импорт. Тогда все и любые вещи (или их полноценные заменители) будут дешеветь день ото дня, становится все более доступными каждыми.

В ЗДОРОВОЙ СТРАНЕ НЕ СТОЛЬКО ЗАРПЛАТА РАСТЕТ, СКОЛЬКО ЦЕНЫ ПАДАЮТ. Именно снижение цен есть главный признак здоровой экономики. Рост зарплат к таким признакам трудно отнести. Зарплата может расти по разным причинам, может расти фиктивно (как в РФ), и вообще – рост зарплат куда в больше степени чреват разбалансировкой отношений, чем снижение цен.

Отчасти игнорируя национальные интересы России, отчасти просто по малограмотности в области экономики, правящая партия Е.Р. породила «черный бум», нечто противоположное буму светлому, ликующему. Во-первых, меры её законодательной «экономности» привели к стагнирующе-сжатому спросу. Как может дешеветь, например, жильё, если до 90% населения попросту выброшены с рынка жилья? То же самое относится и ко всем остальным группам товаров: если около 50% населения у нас даже по официальным данным в 2012 году получали доход ниже 17 тыс. рублей, то получается – половина жителей страны выброшена из состава потребителей. Это скорее какие-то заключенные, ссыльнопоселенные, но никак не свободные и полнокровные потребители.

Стагнирующе-сжатый спрос сам по себе является источником анемии у всех производителей, источником падения пресловутой «производительности труда» (которая росла бы автоматически при росте заказов). Зачем открывать новые производства, если нет новых покупателей? Еле–еле теплится жизнь в старых производствах, кое-как снабжаемых низкоустойчивым застойным спросом…

Однако это далеко не все. Широко распахнул Борис Ельцин русские врата для всех и каждого производителя в мире, где не знают, куда девать дешевый товар! Как расхлебенили мы все ставни отчего дома, так и забыли их закрыть, а теперь ещё и в ВТО вступили, чтоб уж окончательно все ставни с петель поснимать за ненадобностью!

Мало того, что стараниями Е.Р. спрос у русского народа сжато-стагнирующий, не выявляющий тенденций к реальному росту потребления спрос (повышается немного реальная зарплата чуть-чуть обгоняя инфляцию, но тут же сваливаются на плечи новые виды поборов, мешая брать больше хлеба, молока, мяса, одежды, обуви, чем вчера).   

Этот сжатый спрос приходится ещё делить с иностранными производителями, причем все больше и больше. Если раньше, допустим, на рынке брали 100 костюмов, а теперь только 50, то это уже само по себе объективно УТЯЖЕЛЯЕТ ДОСТУПНОСТЬ каждого костюма для покупателя. Но ведь не просто 50 вместо 100, а ещё и 40 импортных, то есть падение спроса не до 50 даже, а до 10 костюмов… Реальная технологическая ДОСТУПНОСТЬ этих 10 отечественных костюмов для граждан будет выражаться просто астрономической цифрой в силу вышеописанных оптономических закономерностей. Ибо хочешь шить дешево – шей на всю страну разом…

Таким образом, в РФ был организован АНТИЭКОНОМИЧЕСКИЙ БУМ, противоположный экономическому буму, с зеркально-обратными симптомами. Поистине, черный бум! Это следствие не только злого умысла иностранных агентов, но и следствие некомпетентности, малограмотности всех ветвей власти (за исключением, может быть, судебной). До 80% населения РФ объективно – лишние, ненужные люди, дармоеды поневоле. Большинство из них трудоустроено – но как? В убыточные богадельни, существующие не ради пользы обществу, а ради сбережения своих внутренностей (в чем, впрочем, и заключается их польза обществу).

Путин, выступая перед активом Е.Р., похвастался, что у нас низкая официальная безработица, а в Европах – высокая. Мол, у нас 5%, а у них 25%. Но тут нужно понимать, что большинство наших якобы «работающих» - это на самом деле безработные на мизерном пособии, значительно меньшем, чем европейское пособие по безработице. Мы уже отмечали выше, что такое презрение к человеку, как выплата ему зарплаты ниже 17 тыс. руб/мес. можно проявить только к тому, кто совсем не нужен (и даже за выживание его ты не опасаешься) – а таковых в РФ 50% населения. Вот это и есть реальная цифра настоящей безработицы, а вовсе не путинские лакированные 5%. Положение очень многих т.н. «трудоустроенных» во много раз хуже, чем у официальных безработных. Высокий уровень европейской безработицы связан с их высокими требованиями к качеству рабочего места, там запрещено называть «работой» любую табуретку, к которой прилагается несколько копеек милостыни. Обеспеченный работой европеец обеспечен вместе с ней и жизнью. «Обеспеченный» работой россиянин жизнью вовсе не обязательно обеспечен. Он, строго говоря, вообще не обеспечен ничем, кроме галочки в статистическом отчете, где числится «работающим». Так фикцию «трудоустроенных» можно наплодить любое количество – по принципу «числом поболее, ценою подешевле».

Русские стали «народом лишних». Они давно уже отвыкли жить натуральным хозяйством, а обмениваться у них не получается из-за «черного бума» текущей экономической политики, одновременно сжимающей спрос и расширяющий удовлетворение этого спроса ЧУЖИМИ ДЕШЕВЫМИ ТОВАРАМИ. И 80% русских слоняется от богадельни к богадельне, где им выдают то 6 тыс. рублей, то аж все 10!

Для сравнения: у меня шурин работает в нефтегазовой сфере. Работает страшно – от зари до зари, что называется. Здоровьем ослаб. Но – все же его можно назвать трудоустроенным, поскольку он за несколько лет поменял две иномарки, взял в ипотеку квартиру, за которую успешно расплачивается, ездит при этом на заграничные курорты. Вот это пример трудоустроенного на ПЛОХУЮ работу человека. Работа действительно плохая – на ней не соблюдают прав работника, потребительски к нему относятся, эта работа вредная, она подрывает организм, и вообще – в старые годы врагу бы не пожелал такой работы. Но у неё, хоть она и плохая – есть одно отличительное качество работы – ОНА ОПЛАЧИВАЕТСЯ. Выдача же в богадельнях миски похлебки, как исчерпывающего вознаграждения за имитацию никому не нужного труда – это не работа. Это – наиболее точный аналог – выдача гуманитарной помощи в лагерях палестинских беженцев. Мол, толку от вас, сгрудившихся на этом пятачке, никакого, но сдохнуть мы вам не дадим…

Большинство русских людей мучаются двумя вопросами. Первый из них – удивленный – а как это мне удается выживать в таких условиях? Второй же – философский – а зачем я это делаю?

Да, в отличии от таиландцев или таджикских гастарбайтеров нам, русским, выдают гуманитарное пособие на выживание. Это – наша особая привилегия, видимо, пенсия за имперское великое прошлое нашей нации. Но молодому человеку на скудной пенсии скучно и страшно. Все больше людей моего возраста признаются тревожно: да, я получаю зарплату (некоторые даже неплохую) – но я не понимаю, за что, у меня нет никакого морального удовлетворения от работы, я не вижу, чем был бы полезен людям, обществу, я занимаюсь каким-то бредом, никому не нужным толчением воды в ступе…

Русские превратились в народ-изготовитель ненужных вещей. Автомобилей, на которых никто не хочет ездить. Бытовой техники, которую никто не хочет брать. Каких-то декоративных украшений, которые заводят только ради отмывки бабла в мэриях…

Оптономика жестоко мстит русским за нарушение её законов. Ведь если делаешь что-либо мало и от случая к случаю, то делаешь неизбежно плохо. Качество требует выучки, выучка требует практики. Практика – это большой опт, заказ для всех соотечественников, а не только для конченных неудачников.

Переведя все отечественное производство на обслуживание исключительно «лузеров», мы и его самое сделали мировым лузером. Нельзя делать мало и чтобы при этом было дешево и качественно. Мало – это всегда дорого и некачественно. Есть вообще закон перехода количества в качество, если кто не помнит.

Нам нужна другая экономическая политика. Такая, в которой спрашивали бы все больше и больше, и при этом росла бы в спросе доля отечественного производителя. Рынок и наша капитуляция в «холодной войне» давно уже устранили как милитаристские, так и волюнтаристские дисбалансы советского производства. Теперь люди смогут выбрать из нескольких ОТЕЧЕСТВЕННЫХ производителей лучшего, и наказать рублем бракодела.

Но для этого нужно снабдить людей деньгами и направить их в фирменных магазины наших предприятий, а не на Черкизон.

Хорошо было бы, если бы без революционных потрясений за это ТЕПЕРЬ проголосовала бы партия, организовавшая «черный бум» - Единая Россия. Я ведь против неё лично ничего не имею. И борюсь я не с людьми, а с определенными идеями.

Тем более, что Е.Р., став простой машиной для голосования, проголосует с легкостью за любой поворот: была бы указивка сверху…

А. Леонидов-Филиппов.; 1 февраля 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.