Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9838 руб.
  • Курс евро EUR: 62,0440 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,6231 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ЭТИЧЕСКОЕ ВЫРОЖДЕНИЕ "ДЕМОКРАТОВ"

ЭТИЧЕСКОЕ ВЫРОЖДЕНИЕ "ДЕМОКРАТОВ" Долго не мог понять, зачем нашим рыночным либералам эта странная любовь к фашизму? Казалось бы, демократия – нечто одно, а фашизм – нечто совсем другое… И даже если либерал «прозрел», и осознал вдруг, что истина только в фашизме – зачем он не объявит себя фашистом до конца, и пытается сидеть на двух стульях, стремясь свои симпатии к фашизму совместить с демократической демагогией? Ну, если ты демократ – будь демократом, а если фашист – будь фашистом, зачем это странное современное смешение?

Потом, анализируя, я понял, почему это происходит. Демократия либерального плюрализма не существует сама по себе.

Она возникает между сформировавшимися обществами, в условиях, когда одно общество уже разрушилось, а другое, ему на смену, ещё до конца не сформировалось.

Современную демократию можно сравнить с минскими соглашениями между украинским бандеровским фашизмом и краснозвёздной Новороссией. То есть соглашениями, неприятными обеим сторонам, но вынужденно принятым, поскольку ни одна сторона не может окончательно победить…

Демократия европейского плюралистического толка возникает там, где сложилось равновесие сил между социализмом и фашизмом. Эти два полюса притяжения, не в силах одолеть друг друга, разрывают социум. И тот оказывается в таком разреженном, хаотичном поле, внутри которого «могут быть разные мнения»…

Там, где одна из полюсных сил побеждает, перетягивает общество на себя – там плюрализм и демократические реверансы заканчиваются.

Или они заканчиваются ликвидацией хищников гражданским обществом. Или наоборот – ликвидацией гражданского общества хищниками. Всякая партия хочет стать навеки господствующей и единственной, и только недостаток сил заставляет её мириться с другими партиями и уходом от власти после очередных выборов…

То есть могла бы не уйти – не ушла бы. А раз ушла – значит, силёнок остаться не хватило.

Люди, которые способны добровольно отречься от власти – политических партий не создают, и уж тем более лидерами в них не становятся.

***

Для наших «демократов» антисоветизм и антикоммунизм гораздо важнее, значимее принципов демократии. Да и сами принципы демократии были им нужны только чтобы скрыть свою фашистскую ненависть к советскому обществу.

Демократия для них непригодна – потому что в принципе не может быть антисоветской (как и просоветской).

Ведь демократия – это НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ исход голосования масс. Этой непредсказуемостью она плоха, но без этого «непредрешенчества» её нет и быть не может. Зачем, скажите, проводить выборы, если вам заранее известны результаты выборов?!

Практически это означает: демократия не есть мировоззрение, она не имеет ни вкуса, ни цвета, ни запаха.

Сегодня толпа проголосовала против коммунистов, и демократия стала антисоветской. Лет через пять, намучившись, толпа стала ностальгировать, вернула коммунистов во власть – и стала просоветской.

Потом ей опять надоела спокойная скучная жизнь, и толпа снова пошла искать приключения себе на пятую точку, и снова выбрала антикоммунистов… Но опять-таки, не более чем на несколько лет!

Демократия – по сути и по природе есть "вечная" открытость и "вечная" незавершённость, неокончательность выбора.

Демократия не может запретить Украине отделяться по референдуму, целиком или частями – потому что «люди так проголосовали». Но демократия не может запретить Украине и возвращаться, целиком или частями – потому что снова люди так проголосовали. А у людей же постоянно настроения меняются…

Люди голосуют то так, то эдак, и в этой чепухе нет никакой твёрдой позиции. С этой чепухой (без которой, повторюсь, нет демократии) – нельзя построить социализма. Но и капитализма с ней нельзя построить. Потому что только вот вы начали его строить – а людям надоело, и они переголосовали…

Тот, кому дорога демократия именно как демократия, как царство плюрализма мнений – должен отстаивать вечный возврат и вечную переменчивость.

Его героем не может стать Ленин или Сталин, но и Бандера не может стать.

У него вообще героев нет – как не бывает направления у флюгера.

Ведь сегодня ветер настроений один, а завтра – противоположный, а флюгер служит ветру, уважает ветер и всегда непредсказуем, как ветер…

***

Может быть, розовая флюгероватость была у некоторых соратников Горбачёва, искренних в своём желании распластаться перед охлосом и его переменчивыми настроениями. Но совершенно очевидно, что для ельцинских или кравчуковских бандитов-приватизаторов флюгер переменчивости был недопустим и категорически исключен.

Не для того эти банды брали на душу все грехи и пороки, чтобы через четыре-пять лет уйти, потому что «народ передумал».

Демократию эти люди всегда понимали как жёстко и навсегда установленные антикоммунизм и антисоветизм. Как «отречёмся от старого мира», причём навеки. Они НИКОГДА не понимали демократию, как право и возможность людей выбрать то, что людям по вкусу.

И потому на вопрос «когда же началось перерождение антисоветских поборников демократии в фашистов» есть ясный и однозначный ответ: изначально.

Ведь если антисоветизм для тебя гораздо важнее свободного выбора неуправляемой толпы – то значит, ни о какой демократии уже речи быть не может. Получается, что исход любых выборов заранее предрешён ("возврата к прошлому не допустим") – а значит, и выборы бессмысленны.

Вдруг толпа захочет вернуться в СССР? Не дадим. Надо будет – расстреляем, надо будет – в подвалах запытаем, на кусочки её рвать будем – но назад ей ходу не дадим!

Разве можно в здравом уме и твёрдой памяти назвать такую позицию «демократической»? Что в ней демократического если она предполагает власть НАД народом, а не власть народа?

Заявка на антисоветизм – есть, таким образом, автоматическое отречение от демократии в её классическом понимании.

Каким быть завтрашнему дню – уже не голосование решает, а идеологи.

Они отсекли социалистический вариант. А розовый вариант взаимной терпимости в виде демократии сам отпал.

В этой конструкции если отсечь любое из крыл (красное или коричневое) – то центр разрушается. Он ведь не более чем продукт компромисса, центр-то! А если нет противовеса – то незачем и компромисс…

***

Вот именно по этой причине поборники «демократии» в России – смехотворно пребывающие в тающем меньшинстве – постоянно пичкают нас явным и скрытым фашизмом. Для них «демократия» - это твёрдые гарантии невозвращения всего советского. И ничего больше. Любой антикоммунист, будь он хоть каннибалом - для них "демократ" и "никаких гвоздей"...

А натуральная демократия, как мы уже выяснили, устойчивых гарантий состояния общества не даёт.

Она вообще никому никаких гарантий дать не может: как можно ручаться за исход выборов (я имею в виду честные выборы, а не их имитацию) через три, пять, десять лет?!

Демократия, как народовластие, отличается от социализма только ветреностью и легкомыслием.

А так-то, если РЕАЛЬНО голосует большинство – то оно ЧАЩЕ ВСЕГО голосует за раскулачивание сверхбогатых, уравниловку и «социальную справедливость». Ну, оно так устроено, большинство, что ЧАЩЕ ВСЕГО именно это является его искренним и всенародным желанием. Богатых и хищных нигде не любят. Даже в США. Если появляется реальная возможность их завалить – завалят хотя бы ради чувства мести, мол, я такого не добился, так пусть и у тебя отнимут…

Как со злобой пишет об этом Ю.Латынина –

«…всеобщего избирательного права не было решительно ни в Великобритании, ни в США, и Томас Маколей, историк и член британского парламента, писал в середине XIX века, что это понятие «совершенно несовместимо с существованием цивилизации»… (Маколей боялся, что нищее большинство проголосует за изъятие имущества у состоятельного меньшинства). Ценз стал понижаться, а избирательное право стало распространяться на неимущих после Первой мировой войны, и окончательно всеобщим оно стало после Второй мировой, под влиянием социалистической идеологии. Во всех нищих странах, в которых его пытались ввести — в той же Африке, — всеобщее избирательное право приводило к переделу собственности, распространению религиозного и национального фанатизма и кончалось диктатурой»[1].

Латынина – старушка злобная, но в данном пассаже ей нельзя отказать в здравом смысле.

Попробуй сделать демократию без всеобщего избирательного права? Как? А сделав её с реальным избирательным правом для всех - добиться того, чтобы всеобщее голосование не «выродилось» в социализм!

К проблеме заходили с разных сторон, но ни у кого не получилось. Почти всякий раз бедные, получив возможность влиять – влияют, не будь дураки, в собственную пользу, а их, бедных то – везде большинство!

Фашизм давно ясно и трезво сказал (в том числе и устами Латыниной – «демократки», ненавидящей избирательное право), что выборы есть гнусная «красная» игра, и чем они формальнее, тем лучше, а всего лучше – совсем без них. Так, чтобы «Бандера приде-порядок наведе»[2].

Эту пакость мы в итоге и получили: вместо ангельских личиков, стенавших о "слезинке ребёнка" - озверелое мурло, ненасытное в кровожадности, которое отрицает вовсе не сам ГУЛАГ (правда он или миф) - а лишь флаг над бараками ГУЛАГа. Будет там висеть чёрный флаг фашизма - это и есть идеальное общество в понимании дикошарых, некогда по недоразумению названных "демократическими силами"...



[1] https://www.novayagazeta.ru/articles/2011/08/16/45476-yuliya-latynina-171-evropa-ty-ofigela-187

[2] Казалось бы, не могут либералы составлять «черные списки». А они составляют. Не могут журналисты, стоящие за свободу слова, писать доносы на других журналистов. Но они пишут! Не могут либералы радоваться сожжению мучеников Куликова поля! Но они радовались! И геноцид в Донбассе ободряют. Не могут либералы становиться пособниками любой диктатуры, даже вопреки патриотизму. Но они стали пособниками диктатуры на Украине! А заодно и поклонниками Бандеры, Шухевича, палачами партизана Кононова, сторонниками теорий расовой чистоты и расовой нечистоты. В итоге становится непонятно: чем эти люди отличаются от Гитлера, кроме их любви к евреям?

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 15 февраля 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..