Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 55,8453 руб.
  • Курс евро EUR: 60,7932 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,5490 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

«ДРАКОНОВСКИЕ МЕРЫ» В ГОД ДРАКОНА…

Всем, кто намерен противостоять «цветным» революциям по сценариям Госдепа США, необходимо «учить матчасть»...

«ДРАКОНОВСКИЕ МЕРЫ» В ГОД ДРАКОНА… «Сынок… Сегодня я решил уравнение, над решением которого весь наш бывший институт бился двадцать лет… Но теперь это уже никому не нужно…» «Письма мертвого человека» – фильм, в котором главный герой после ядерной войны пишет письма погибшему сыну.

В 2012 году спокойно не будет. Грозит отменой пенсий либеральный вещун Кудрин, грозит отменой рабочих мест ВТО, угрожает бунтами по египетскому сценарию НАТО… Драконовские меры ждут нас и от властей, и от геополитических противников, и от конкурентов. Всем, кто намерен противостоять «цветным» революциям по сценариям Госдепа США, необходимо «учить матчасть». И не только технологию цветной революции, но и её «материаловедение», социальный сопромат. Разделу социального сопромата посвящена нижеприводимая статья.
ЧЕЛОВЕКУ ВАЖНЕЕ ВСЕГО ЧУВСТВОВАТЬ СОБСТВЕННУЮ ПЕРВОСТЕПЕННОСТЬ. Если он её чувствует, то материальные условия проживания его совершенно перестают волновать. Но если он стал чувствовать себя второстепенной фигурой, никакая роскошь не вернет ему душевного комфорта.
«Оранжевые» это знают. Узнайте и Вы…

Власти РФ должны признать, что старая модель политической системы себя исчерпала, ее нужно менять, и только в этом случае будет развитие, заявил президент РФ Дмитрий Медведев. «У нас, очевидно, будет новая стадия развития политической системы. Она началась уже. И началась она не в результате каких-то митингов, это лишь внешняя пена, это явление человеческого недовольства. Началась она, потому что старая модель, которая верой и правдой служила нашему государству в последние годы, неплохо служила, она себя исчерпала», — сказал Медведев на встрече с активом партии «Единая Россия».
При этом он подчеркнул, что «Единая Россия», как партия власти, должна об этом первой сказать. «Модель нужно менять, и только в этом случае у нашей страны будет динамичное развитие», — подчеркнул Медведев.
На что же менять-то?!
Одним из самых базовых, не подлежащих отмене инстинктов рода человеческого является ИНСТИНКТ СОРЕВНОВАТЕЛЬНОСТИ. Сколько бы не пыталась власть (любая) – отменить идеи первенства, лидерства, торжества – заранее ясно, что она в этом не преуспеет. Другое дело, что инстинкт соревновательности имеет ДОСЛОВЕСНЫЙ характер (как и любой инстинкт), он выражается не в словах, а в смутной жажде превосходства ХОТЬ В ЧЕМ НИБУДЬ.
Таким образом, возникает формула «БЫТЬ ПЕРВЫМ В…», которая сама по себе неизменна, но совершенно не настаивает на определенности «В…».
Человеку (иначе он калека с подавленным базовым инстинктом) – постоянно необходимо участвовать в каком-то ристалище и побеждать. Человек стремится к победе, но вот что интересно: он стремится к победе неважно в чем.
«Быть первым в…» списке воров или списке передовиков производства,  в списке поэтов или микробиологов, в списке бойцов ринга или в списке игроков в шашки – для инстинкта безразлично. Самой тонкой стороной социального конкурса является МОМЕНТ ВЫБОРА ПОЛЯ ДЛЯ СОРЕВНОВАНИЯ. Когда же поле УЖЕ выбрано, человек оказывается заложником инстинкта, у него нет больше шансов «соскочить» без нравственных страданий с беговой дорожки.
Интересно отметить, что преуспевшие в басмачестве «дети Азии», попав по приговору суда на строительство Беломоро-Балтийского канала довольно быстро превращались там в передовиков стройки. Это удивляло конвоиров – но это неудивительно для социопатолога; когда честолюбивый человек с развитыми амбициями попадает в среду с иными приоритетами, чем его прежняя среда, и его честолюбие, и его развитые амбиции, и его привычка быть первым работают на новые условия социального конкурса.
Именно поэтому педагоги поручают охрану дисциплины в классе самым хулиганистым школьникам: в новом статусе эти бывшие хулиганы оказываются очень эффективными гарантами дисциплины. Именно поэтому лучшие проповедники христианства (возьмите того же дьякона Кураева) выходят с кафедр научного атеизма, а наиболее яростные атеисты – из церковных семей, из поповичей.
* * *
Ко мне – как к литконсультанту Союза писателей иногда приходят очень богатые люди, решившие вдруг стать писателями. Они приносят довольно забавные ученические тетрадки и с юношеским нетерпением спрашивают, с волнением в голосе – Ну как? Получилось? Вышло?
* * *
Иногда я спрашиваю их: зачем Вам это нужно? Вы – известный, состоявшийся человек, которого уважают, и которому даже поклоняются в своем роде. И вот, вы  рискуете выступить посмешищем в той среде, которая вам совершенно незнакома.  Из их сбивчивых объяснений я выделяю очевидное: к человеку, который привык побеждать на ристалище, каким-то образом привязалась амбиция нового вида спорта, жизнь как бы развела его на «слабо», и он, конечно, поддался.
– Там (в бизнесе) я все уже доказал и себе и другим… А тут хочу попробовать – смогу ли… – смущенно говорят мне эти люди.
Формула лидерства отмене не подлежит – такова уж природа человека, и давайте примем это как аксиому. Что же подлежит отмене? Отмене подлежат (и порой легко) УСЛОВИЯ достижения статуса лидера. Богатый человек, попав в общество, в котором всем наплевать на деньги, вначале испытает жуткий дискомфорт. Он осознает вдруг, что деньги были ему нужны вовсе не сами по себе, а как предмет восхищения окружающих. И если его покупки ни у кого не вызывают зависти, то пропадает и психологический смысл этих покупок. Если богатством больше выпендриваться не перед кем, никакого смысла в нем больше нет. Яркий пример – Робинзон с сундуком золотых монет. Кому он будет их презентовать – Пятнице, что ли?!
Человек имеет, конечно, физиологическую норму потребления, без которой не выживет, но она очень и очень низка. Если бы мы перешли на неё (на ту норму, которую просит наш организм, а не наше тщеславие) – мы поразились бы, насколько микроскопичны наши реальные потребности. Иногда это проявляется воочию, когда миллиардеры в старых ватниках и деревенских галошах варят уху на дикой рыбалке в полном восторге от себя и природы…
* * *
Однако никогда человек не согласится потреблять столько, сколько ему реально потребно. Проповеди об этом обычно ведут социально-проигравшие, попавшие в разряд неудачников (аутсайдеров идущего соревнования) – и только лишь затем, чтобы развернуть караван, сделав хромого верблюда первым в караване.
Учитывая абсолютную ничтожность реальных материальных потребностей человека совершенно тупиковый и бесперспективный путь для правителя – пытаться облагодетельствовать подданных материальными благами, бытовым комфортом и т.п. Правитель и сам удивился бы, узнав, насколько возрастает ненависть к нему вместе с ростом среднего уровня материального благосостояния. Если он не знаком с социопатологией, то он развел бы руками в полном недоумении: эти люди любили того, кто держал их в землянках на просроченной тушенке и подмороженной картошке, и ненавидят меня – одарившего их роскошным столом деликатесов и автомобилем в кредит…
Но разводить руками нечего. Человеку на самом деле не нужны не деликатесы, не автомобили, ему нужна возможность проявить свое преимущество перед окружающими. Вся социальная жизнь вращается именно вокруг этого – насколько доступно обывателю погарцевать на белом коне, а вовсе не на том, сколько у обывателя шифоньеров. Ведь если у соседа шифоньеров больше, то их множественное число бесит, а не удовлетворяет.
Сам по себе уровень жизни не стоит в глазах человека ровным счетом ничего, даже и в том случае, если человек не понимает этого, субъективно думает иначе. Не уровень ценит человек (даже если наивно думает иначе), а соотношение своего уровня к уровню других. И если видит, что проигрывает – то впадает в бешенство. А если видит, что отстал безнадежно, то готов убивать и зубами рвать более успешных, готов все шахматное поле опрокинуть, лишь бы получить шанс начать новую партию, в которой, может быть, повезет больше…
* * *
В этом и заключается главная проблема путинского режима, и главная ему угроза: в нем слишком многие отстали слишком застойно и безнадежно. Положение этих людей отнюдь не трагично с точки зрения материального достатка. И главными смутьянами выступают вовсе не те 13% граждан РФ, которые реально, физиологически голодают (к стыду Путина и его системы). У реально голодающих нет сил, они истощены, и потому бунтари из них никакие. К тому же их депрессия слишком глубока и безысходна, чтобы выразиться в каких-то активных действиях.
Другое дело – середняки – те, которые не голодают чисто физически, но в то же время отчетливо понимают, что все уже поделено, все украдено до нас, и партия жизненного лидерства (эта конкретная партия) безнадежно проиграна. Этих не купишь подачками, не купишь тем, что Путин дарил пенсионерам («Вот вам прибавка, купите себе чего-нибудь вкусненького»).
Эти вкусненькое купят и без всяких подачек. И не вкусненькое им нужно. Им нужно пересдать карты в жизненной игре. Нельзя недооценивать этой их жгучей и совершенно нематериальной (не имеющей вещественного выражения) жажды.
Есть у меня, к примеру, один знакомый, доходы которого превышают мои, по скромным прикидкам, в пять раз. Я и себя не отношу к бедствующим, а уж тем более его. Но в разговорах с ним мне все время приходится выступать в несвойственной мне роли адвоката для Путина, потому что его ненависть к Путину совершенно иррациональна и зашкаливает все разумные показатели. Я-то лично отношусь к путинизму спокойно – как к явлению истории – которое и хуже многих других, и лучше многих других явлений.
* * *
Мой же богатый знакомый встроен в иерархическую вертикаль, в которой застрял в роли среднего звена. И, осознав, что вверх дороги уже нет никакой, все упования свои возложил на смену режима…
Но это все лирика. Мы должны осознать со всей ответственностью: инстинкт лидерства базовый в человеке, его не отменишь, а вот выбор условий для признания лидером – в наших руках. Даже чисто семантически слово «преуспеть» расшифровывается как «перед другими успеть», т.е. успеть раньше других. При этом человеку на самом деле (даже если он сам лично и думает иначе) – совершенно неважно, куда именно он успел раньше других прибежать. Победе на конкурсе тыквоводов (при создании условия восхищения окружающих) он будет радоваться столь же искренне, как и победе в конкурсе банкиров, а победе на строительстве канала – так же искренне, как и своему успеху среди басмачей.
Поэтому УСЛОВИЯ СОЦИАЛЬНОГО КОНКУРСА – важный раздел как социопатологии, так и теорий «цветных» революций.  Условия могут быть оптимальными, случайными и патологическими.
Оптимальные условия – это сформировавший всю современность цивилизации КОНКУРС НА АСКЕТИЗМ. Для христианина, например, символ успеха – святой батюшка Серафим Саровский. В числе прочего это означает, что победит в христианском конкурсе на лидерство тот, кто сумеет, как батюшка Серафим, кушать корочку черного хлеба через день.
* * *
При всей абсурдности для современного чокнутого гедониста этот критерий оптимален для человека. Человек, подражающий Серафиму Саровскому, во-первых, очень мало проблем создает для окружающих (чем меньше он поглощает ресурсов, тем больше другим остается), а во-вторых, с чисто медицинской точки зрения, укрепляет свое здоровье и продлевает физическую жизнь. Никто иной, как великий П.Сорокин подсчитал на основе колоссальной подборки статистики, что монахи живут в среднем на 20-25 лет дольше мирян, при этом связь аскетизма с физическим здоровьем совершенно очевидна.
Если люди восхищаются фактами аскетизма друг друга, то возникает уникальная возможность победы в социальном конкурсе ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА. Нужно ли говорить, насколько это успокаивает социальные противоречия? Не могут быть все богатыми, а вот жить, как Серафим, теоретически – могут все, хватило бы лишь силы воли и внутреннего мужества для поддержания столь сурового режима.
Если критерий лидерства в обществе (предмет восторгов окружающей среды) – монах-отшельник, то это общество очень здоровое, бесконфликтное, монолитное и комфортное для всех. Если критерий лидерства в обществе – наоборот богач (и именно богатство, а не аскетизм обсуждается кумушками с восхищением) – то мы получаем общество больное, переполненное ненавистью, для подавляющего большинства очень дискомфортное, и со многими трещинами, нарушившими этническую монолитность.
Гениальная социальная идея христианства заключалась в том, чтобы перенаправить темную, инстинктивную жажду лидерства в человеке на служение другим людям. Христиане стали соревноваться в том, кто из них меньше, кто сможет больше отдать другим, и постепенно вошли в азарт такого соревнования. Язычники вокруг сначала смеялись – а потом, ничего, тоже втянулись: чужой азарт в соревнованиях захватывает.
* * *
Это – причина того, что из гниющей многотысячелетней дикой плесени древнего мира выросла за каких-то 2 тысячи лет цивилизация космоса и атома, со всей современной техносферой.
Цивилизация не может идти вперед, если её члены забирают больше, чем отдают. Цивилизация не может идти вперед, если её члены забирают столько же, сколько отдают. Цивилизация движется вперед только при одном условии: если её люди отдают миру больше чем у него берут. На этом неэквивалентном, и даже с виду несправедливом обмене и построен весь прогресс человечества.
Поэтому мы и говорим, что конкурс на аскетизм (чем МЕНЬШЕ ты сожрал, тем БОЛЬШЕ восторг и преклонение окружающих, тем ВЫШЕ ты в их глазах, и больше зависти, стремления подражать  у них вызываешь) – есть ОПТИМАЛЬНЫЙ из всех возможных.
Исследуя варианты СОЦИАЛЬНОГО КОНКУРСА далее, мы замечаем большую группу СЛУЧАЙНЫХ условий. Эти условия не полезны, как идеал аскезы, но и не вредны сами по себе. Они – как детская игра: и пусты и умилительны одновременно. Яркая их иллюстрация – книга рекордов Гиннеса – плюнуть дальше других, прыгнуть выше других, выпить воды больше других и т.п. Здесь, с одной стороны, формула «быть первым в…» сохраняется. С другой – нарочитая случайность и бестолковость критерия, по которому раздаются аплодисменты не может не смущать. Почему, собственно, все должны восхищаться чудаком, который дальше других плюнул, а тем более подражать ему, стремится переплюнуть его? Только лишь потому что от природы в нас заложена неуемная жажда быть первыми в чем-либо, и мы тешим её такими нелепицами?
* * *
Человек, который тренируется в аскетизме, есть перводвигатель человеческого прогресса. А человек, который тренируется в плевках – хоть формула мотивации и одинакова с аскетом – толчет воду в ступе. Однако и такое – не самое худшее.
Хуже всего ДАР ЕЛЬЦИНИЗМА – перевод формулы «быть первым в…» на рельсы откровенной социальной психопатологии. Человек хочет быть первым – и это не обсуждается. Человеку без разницы, в чем быть первым, и это очевидно.
Из двух этих утверждений видно, какой опасный зазор возникает в социопсихике и какого ежа можно туда запустить. Если власть предложит сыграть в первенство воров, в первенство убийц, в первенство блудников, в первенство кощунников, в первенство иуд – человеческая душа предательски откликнется. И откликнулась ведь!
Разговаривая с очень многими своими земляками-современниками, я замечаю одну очень интересную социопатию: человек умом осуждает ельцинизм, осуждает воровство, разбой, блуд, шкурничество, бессовестность. Человек умом требует их немедленно пресечь и отменить. Но в то же самое время тот же самый человек душой, сердцем мучительно переживает, что проиграл в этом соревновании, оказался слишком слаб по условиям этой игры и не доказал все окружающим (а в первую очередь себе самому), что «Я ТОЖЕ МОГУ ХАПНУТЬ МИЛЛИАРД, НИЧЕГО ТУТ СЛОЖНОГО НЕТ!».
* * *
Я даже вывел формулу, примиряющую разлад в душах таких людей. Я говорю им: «Ты хотел бы возглавить их, чтобы потом обезглавить; Ты хотел бы выиграть гладиаторский бой, чтобы доказать, что требуешь отмены гладиаторских боев вовсе не из трусости».
Люди, услышав такое, радостно соглашаются, так я изымаю шизофреническую по сути своей ситуацию «осуждаю-желаю» из их социопсихики. Но такого рода изъятие необходимо произвести во всей стране, сняв патологические условия социального конкурса, патологические и чудовищные условия для восторга тобой у окружающих.
Проанализировав основные узлы человеческой истории, я со всей ответственностью констатирую: формула любви в политике к лидеру – заключается в пренебрежении лидера к своему лидерству. Вот у него галстук за сто рублей – удовлетворенно подмечает обыватель – а у меня за все двести! Вот у него ботинки за тысячу – а у меня-то за целых две! Вот домик Петра I – двадцать квадратных метров – а у моей хрущевской малосемейки – целых двадцать один!
Чем сильнее элита подчеркивает свое превосходство, тем глубже пропасть ненависти между ней и массой. Предметами народной любви и восхищения всегда были и будут кузня царя Петра, штопанный френч Сталина (и его сберкнижка с тремя рублями). Только царь-аскет, только царь-монах не оскорбляет чувств своих подданных. Простота, неприхотливость быта элиты – источник уважения к ней в массах. Почему Александр Македонский приказал сжечь все трофеи, захваченные в Персии? Да потому, что войско его, отягощенное богатой добычей, очень стремительно расслаивалось, теряло монолитность, воины переставали верить командирам, в которых видели уже не старших братьев, а воров.
И двинуться дальше Македонский смог только когда преодолел персидскую роскошь (кстати, перед этим погубившую Персию).
* * *
При этом все разговоры элит по схеме «а вот, вы ведь тоже стали жить лучше, у вас ведь появилось то, чего раньше не было» с точки зрения социопатологии бессмысленны. Люди смотрят не на то, что появилось, а на то, какова дистанция относительно лидеров. Если дистанция нарастает, то люди морально страдают, хоть бы и обогащались фактически. Скорость, видите ли, не та!
Смешно? Нет. Не стоит смеяться над базовым инстинктом человечества, а тем более контрпродуктивно его осуждать. Его нужно учесть – особенно когда заокеанские кукловоды потянут за «оранжевую ниточку», эксплуатируя патологию критериев лидерства в РФ.
Важно подчеркнуть: если лидер имеет в материальном смысле меньше моего, то я склонен осуждать себя, а если больше моего- то лидера. Такова уж человеческая природа: если критерий восхищения – аскеза, то кто мешает мне быть аскетом, кроме меня самого? А если критерий восхищения – наоборот, роскошь, то всегда находишь внешние причины своей обделенности.
* * *
Отрыв от уровня лидеров для любого человека ощутим как оскорбление, унижение.
Подкуп – в условиях восхищения деньгами – как неодолимый соблазн переиграть незадавшуюся жизнь.
Смута – начинает восприниматься, как шанс, как личная удача (даже если заставит голодать и сидеть в холоде. В самые лютые годы революций людьми, как доносят источники, владела непостижимая материальной логике эйфория. Это была эйфория  перемен, эйфория от возможности выйти разом «в дамки», в «ферзи».).
ЧЕЛОВЕКУ ВАЖНЕЕ ВСЕГО ЧУВСТВОВАТЬ СОБСТВЕННУЮ ПЕРВОСТЕПЕННОСТЬ. Если он её чувствует, то материальные условия проживания его совершенно перестают волновать. Но если он стал чувствовать себя второстепенной фигурой, никакая роскошь не вернет ему душевного комфорта.
«Оранжевые» это знают. Узнайте и Вы.

А. Леонидов-Филиппов.; 8 января 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..