Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ПАЛКОГОЛИКИ

ДИАЛЕКТИКА СЛОВА «РАКРЕПОЩЕНИЕ»

ПАЛКОГОЛИКИ У слова «РАС-КРЕПОЩЕНИЕ» нет однозначной окраски – ни положительной, ни отрицательной. «Раскрепощение» - диалектическое понятие, которое меняет свой знак с плюса на минус в зависимости от обстоятельств приложения. С точки зрения корнесловицы, «раскрепощение» - это выход из крепости. Для чего выходят из крепости? Если сильны – чтобы победить. Если же слабы, переоценили свои силы – то чтобы погибнуть, не отсидевшись в крепости до подхода – опять же, подКРЕПлений. Инородец, который вынужден переводить в уме с русского на родной язык, вроде меня, очень часто бывает внимательнее к русскому корню слова, чем коренной записной русак. Тот привык к словам, с которыми знаком от пеленок, а инородец по буквам перещупывает каждое слово, словно слепой, бредущий наощупь…

Поэтому «раскрепощение» само по себе не есть ни отрадное, ни прискорбное деяние. Если говорить об экономике то в ней раскрепощение определяется формулой:

Х+ L = Z > Х или Х+ L = Z < Х

Исходные результаты закрепощенного труда(Х), к которым добавляют освобождение(L), имеют некий результат(Z). И в зависимости от того, КАК человек использовал полученную свободу, положительно или отрицательно, результат этот больше или меньше исходной крепостной данности. Как видите, формулы отличаются только знаком.

 ПЛОХО, если человек хочет сделать хорошее, а ему мешает посторонний контроль. Но зато ХОРОШО, когда человек хочет сделать плохое, а ему мешает все тот же посторонний контроль. Мы скажем то, чего не хотят говорить (и даже боятся говорить) либеральные экономисты: СТЕПЕНЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СВОБОДЫ ДОЛЖНА СООТВЕТСТВОВАТЬ СОЦИОПСИХИЧЕСКОМУ ЗДОРОВЬЮ ОБЩЕСТВА.

В обществе, пронизанном метастазами разных социопатологий человек стремится к раскрепощению вовсе не для наращивания общественного блага в обход помех, а для наращивания помех в обход общественного блага. Попытка выкинуть из экономики мораль, представить экономику страной расчетов без чувств и эмоций – давайте прямо скажем, провалилась.

Либералы говорят, что стремление заработать деньги стимулирует человека. Но они умалчивают – на что именно стимулирует, потому что не умеют различить ФОРМ зарабатывания денег. Деньги стимулируют пахаря пахать, но они же стимулируют грабителя разбойничать, а проститутку - продаваться. При НЕРАЗБОРЧИВОСТИ в стимулировании мы получаем общество, в котором заработки все больше, а качество жизни – все ниже…

Современный рынок – в том виде, в каком мы его знаем – РАБОТАЕТ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕКА И ЧЕЛОВЕЧНОСТИ.

Во-первых, он работает на износ, разрушение человека, физический и психический демонтаж организма человека, уровень стресса в нем – запредельный и закритический. Причем по мере роста оплаты труда уровень стресса не снижается, а возрастает! Получается, что человек, начинавший со стремления к комфорту, в своем движении к комфорту перемелывает этот самый комфорт! При современном рынке, как мы его знаем – СТРАШНО, НЕПРИЯТНО И ОТВРАТИТЕЛЬНО ЖИТЬ – при чем независимо от количества золотых унитазов в доме. Богатому при ТАКОМ рынке жить так же страшно (или ещё страшнее), так же неприятно (или ещё неприятнее), так же отвратительно (или ещё отвратительнее), чем бедному.

Во-вторых, современный рынок – такой, каким мы его приняли в 1991 году (а США и Европа в 1980 г.) – культивирует и всемерно развивает пороки человека, его низменные стороны и все гнусное в его природе. Современный рынок научился извлекать прибыль не просто из свободы действий, а именно и конкретно из свободы пороков. Он сделал гадость источником обогащения, и потому повел беспощадную войну со всем возвышенным и прекрасным.

В-третьих, СОВРЕМЕННЫЙ РЫНОК ЕСТЬ АПОФЕОЗ БЕССВЯЗНОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ.

В нем успехи самых сильных и адаптированных никак не связаны с жизнью слабых и отстающих, не подтягивают «хвостов» общества, не помогают (скорее, наоборот!) тем, кому трудно. Так возникает БЕССВЯЗНОСТЬ общества – колонны, голова которой уже ушла в постиндустриальную эпоху технологического всемогущества, а хвост теряется в каменном веке, живя собирательством по помойкам. Общество перестало быть семьёй, в которой выигравшие от перемен помогают проигравшим. Оно превратилось в ринг, откуда постоянно выносят забитых до смерти претендентов на кубок жизни…

Нестабильность современного рынка – заключается в его принципиальной переменчивости фортуны, ничтожности любых прошлых заслуг и регалий перед внезапным поворотом биржевых индексов. Никто не может поручиться за завтрашний день. Люди вылетают из хорошей и привычно-комфортной жизни внезапно, стремительно и без объяснения причин. «Вчера какао было нужно, а сегодня его перестали брать» - «а я здесь при чем?!» - «А ты торговал какао – добро пожаловать на оперативку бомжей в подворотне!»

Современный рынок снабжает человека через магазины тем, что А.Никонов назвал «ништяками». За это требует совершенно разрушительных практик «бодидестроинга» - когда человек физиологически распадается от нервов, стрессов, химии и ядов, нездоровой обстановки и нездоровых реалий в процессе добычи «ништяков». Этот распадающийся и досрочно умирающий от инфарктов и инсультов (вариант – рак от вредного питания) никому не помогает, и знает, что ему тоже никто не поможет. При этом он понимает, что может в одночасье лишиться всего по причинам, от него совершенно не зависящим…

И закономерно рождается вопрос – а стоят ли «ништяки» таких жертв, и нельзя ли как-то более умно их получать, без таких напрягов, пусть и не в таком количестве, но зато ЗА МЕНЬШУЮ ЦЕНУ КРОВЬЮ.

Человечество в ХХ веке слишком быстро наращивало потребление. Наращивать его дальше и некуда и опасно: планета треснет от такого напора, пора становится скромнее… Да и к тому же очень важна задача СТАБИЛИЗАЦИИ достигнутого роста, ЗАКРЕПЛЕНИЯ хотя бы части результатов в более-менее постоянную, всем доступную повседневную ГАРАНТИЮ.

Потребление нужно не наращивать, а упорядочить. Из небрежно набросанного ХХ-м веком потребительского хаоса нужно вывести группы товаров, мера и степень доступности которых, гарантированность получения при любых обстоятельствах была бы максимально высока. Пусть роскошь остается роскошью, но необходимое для жизни должно стать доступным каждому. Причем без нервотрепки, аморализма поведения и маразматических кривляний.

Раскрепощение лучших устремлений человека, как самостоятельной личности – важная задача власти  и единственное средство экономического успеха. Но и закрепощение худших устремлений личности каждого – не менее важная задача государства, без которой нас ждет сперва бардак, потом резня.

Таким образом, свободный рынок принесет не пользу, а вред, если не дополнен религиозным по происхождению, ясным и отчетливым понятием ГРЕХА, трезвостью в различении общественно-допустимых и общественно-недопустимых средств заработка. Государство просто не имеет права РАСКРЕПОЩАТЬ ГРЕХ, как оно это сделало в 1991 году, «амнистировав» грех в одной куче с амнистией инициативности, смекалки и амбициозности.

Есть, очевидно, «ПАЛКОГОЛИКИ» - такие личности, которые в силу неразвитости или социопатий своих могут выживать единственно в условиях несвободы. Для них поведенческая свобода приведет или к самоуничтожению, или к уничтожению окружающих. Часто эти люди сами признают свой прискорбный изъян  и говорят про суровых правителей – « с нами иначе нельзя!».

Нелепо даже и говорить о пользе от рыночных отношений, если не прополоты ядовитые сорняки семи смертных грехов, не оставлены ИСКУССТВЕННО только безвредные для общества формы хоть и неограниченного в суммах, но ограниченного по сути обогащения.

Пусть молочник зарабатывает много; мы не будем завидовать, если он заработает больше, чем вчера, и во много раз больше. Но он должен оставаться молочником, а не переходить, «по просьбам трудящихся», в наркодиллеры, чтобы ускорить свое обогащение.

Потому что дело молочника – делать молоко, и только потом уже брать за молоко деньги. И дело сапожника – делать сапоги, и только потом получать за это деньги. И дело пирожника – печь пироги, и только потом – иметь деньги. Когда же деньги из промежуточного стимула для увеличения числа сапог и пирогов оказываются конечной целью – вот тогда и приходит настоящая беда.

Сапоги и пироги  в таком обществе мешаются, их стремятся выбросить за борт современности, они – лишняя промежуточная инстанция, и все хотят хапнуть денег по возможности, не заморачиваясь сапогами и пирогами. Производительный труд становится уделом изгоев и париев общества, самые умные и ловкие сбрасывают его на никчемных неудачников, оставляя себе купоны, дивиденды и арендные платы.

В РЫНКЕ, СВОБОДНОМ ОТ ПОНЯТИЯ «ГРЕХ» ЧУБАЙСЯТА ХОТЕЛИ СТИМУЛИРОВАТЬ ДЕНЬГАМИ ТРУД, А СТИМУЛИРОВАЛИ В ИТОГЕ ПАРАЗИТИЗМ.

Общество может раскрепощаться только по итогам своего нравственного вызревания, но никак не авансом.

Человека добропорядочного, с хорошей биографией и отзывами о нем можно пустить гулять по городу без конвоиров. Да, такому человеку конвоир не нужен – но это не значит, что можно открыть все тюрьмы и выпустить без конвоя гулять всю уголовщину.

Поэтому тотальное раскрепощение экономической инициативы так же губительно для экономики, как и её тотальное закрепощение: методы разные, итог один. Способность государства гибко реагировать ростом экономических свобод на рост репутационной респектабельности каждого отдельно взятого гражданина, искусство дать каждому достойный его особый уровень экономической свободы – и называется, по большому счету, политикой. У 90% государств Земли такое гибкое реагирование не задалось. Это очень трудное дело: но результат успехов в нем – мировое лидерство!

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 7 декабря 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР!

    ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР! Издательские услуги сегодня предлагает очень много компаний, каждая со своим набором функций, ценами и сроками. Непосвященному в тонкости издательского дела человеку сложно правильно сориентироваться в этом вопросе. Особенно нет опыта общения с акулами издательского бизнеса, а сделать нужно быстро и качественно. Со своей стороны рекомендуем издательство "для своих" - в котором заказчик почувствует себя в кругу друзей и единомышленников...

    Читать дальше
  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.