Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

«ЛОЖНАЯ ДЕЛИМОСТЬ» ПОБОРНИКОВ СПРАВЕДЛИВОСТИ

 «ЛОЖНАЯ ДЕЛИМОСТЬ» ПОБОРНИКОВ СПРАВЕДЛИВОСТИ Редко когда истина бывает так зеркально перернута. Редко в каком случае утверждение противоположно истине так симметрично, с разворотом на 180 градусов. Это как если белое назвать черным (а не серым и не розовым, что тоже неправда, но асимметричная). Мы говорим о старом тезисе о выгоде религии для угнетательских классов…

Мысль высказана давно. Например, уже в средневековье. Средневековый трактат «О трех обманщиках» утверждал, что религия - порождение обмана мошенников - «прежде всего нужна правителям и богачам для обуздания народа»[1].

Со времен средневековья мем практически не менялся, упорно увязывая религиозность с экономическим обманом, с подталкиванием простаков к экономически-невыгодным решениям. В новейшее время об этом же появилась статья В. И. Ленина «О значении воинствующего материализма», впервые опубликованная в журнале «Под знаменем марксизма» (1922, № 3). Ее называют ленинским  философским завещанием. В статье определены осн. задачи и направления развития ленинской философской науки.

Большое значение  Ленин придавал союзу философов-марксистов с последовательными материалистами, не принадлежащими к партии коммунистов, с представителями естествознания, к-рые склоняются к  материализму. Без анализа проблем, выдвигаемых научной революцией, без привлечения к этому естествоиспытателей материализм не может быть последовательным и воинствующим.

В то же время без «солидного философского обоснования» ни естественные науки, ни материализм не могут бороться против буржуазных идей. В комплексе задач по формированию научного мировоззрения у трудящихся Ленин выделил две: неуклонное разоблачение классовой сущности теорий «дипломированных лакеев поповщины», в какой бы области (социологии, религиоведении, экономике и т. д.) и под какой бы вывеской они ни выступали; систематическую пропаганду воинствующего атеизма сочетающуюся с научными исследованиями в области религии.

Ленин говорит, что «самое важное» - пробудить массы от «религиозного сна», суметь заинтересовать их «сознательным отношением к религиозным вопросам и сознательной критикой религии». Мы-то всю жизнь считали, что «самое важное» в социализме - это согласие и взаимоуважение между людьми, но Ленин, как видим, готов все это принести в жертву ради своей «вендетты» к религии.

С этой целью Ленин советовал давать массам самый разнообразный атеистический материал, издавать все самое ценное из мировой антирелигиозной литературы,  прежде всего, антирелигиозную  публицистику 18 в. На примере работ А. Древса и Р. Ю. Виппера Ленин показал целесообразность той или иной формы «союза» с буржуазными критиками религии, при учете их социальной позиции. Говоря об

издании атеистической литературы, о реферировании всего ценного по этой теме, Ленин акцентировал внимание марксистов на книгах и брошюрах, раскрывающих связь классовых интересов буржуазии с религиозными учреждениями и религ. пропагандой, что особенно ясно видно на примере соц. роли религии в США.

Совершенно очевидно, что Ленин осуществил грубую подмену понятий, заменив социалистические симпатии антипатией к религии. Мы, школьники во времена СССР,  с пеленок знали, что социализм – это когда людям не дают обижать людей  и нет такого, что одному все, а другому ничего. Трудно понять, как при организации ТАКОГО общества может помешать религиозная вера, столь грозно обличаемая Лениным. Помешать может скорее её ОТСУТСТВИЕ, но не будем дразнить гусей, развивая эту тему[2].

Ленин явно путает в «философском завещании» свои личные антипатии и общественный интерес. Он заставляет советскую науку вступить в яростную борьбу даже с самыми классово-близкими элементами, если они окажутся религиозны. И, напротив, вступать в противоестественный союз с самым отпетым социал-дарвинизмом[3], если он антирелигиозен! В социально-экономическое деление не просто привнесли чужеродную вероисповедную градацию, но ещё и сделали её главной, более важной, чем противостояния материального богатства и материальной бедности!

Если следовать ленинскому завещанию, то современные коммунисты должны дружить с олигархом М.Прохоровым, обрушившимся на религию, а все силы направить на борьбу с редакцией ЭиМ, не скрывающей своей убежденности в научной доказуемости и нравственной необходимости бытия Божия.

Подменить борьбу за справедливость борьбой с религиозностью – странный и экзотический вывих мысли, связанный с глубокими личными комплексами В.Ленина, если не хуже (криптосатанизм). Получается, что уже неважно кем и как распределяется продукт, лишь бы люди в Бога не верили. Странная какая-то цель, начинали-то вроде бы вовсе не с этого и не для того…

Обычно коммунисты оправдывают идеологический вывих своего кумира старым, уже цитированным убеждением о том, что религия «прежде всего нужна правителям и богачам для обуздания народа».

Но это очевидная нелепица. Дело в том, что есть люди сильные и слабые. Конечно, всякий сильный в изменившихся обстоятельствах может стать слабым, может и наоборот получится, но взятое в одномоментном срезе общество всегда покажет преимущество конкретных сильных над конкретными слабыми.

Совершенно очевидно, что сильным для насилия над слабыми никакого обмана не нужно. И никаких общих для всех и всегда правил нравственности, поведения – тоже. Чтобы зверствовать над теми, кто слабее, вовсе не обязательно рассказывать им перед этим сказки и страшилки. Весь опыт норманнских или франкских или турецких завоеваний это прекрасно демонстрирует. Ведь истребившие армян турки вовсе не обманывали армян никакой религией, религии у покорителей-турок и покоренных армян вообще были разными и враждебыми.

Кого же могут спасти сказки и страшилки? Очевидно, совершенно очевидно, что только слабого от сильного. Слабый, потеряв страх божий, отнюдь не перестанет быть слабым; напротив, сильный, обретя страх божий (даже в извращенном и вывернутом виде) – может в определенных случаях сам себя ограничить, стреножить, попридержать.

Именно поэтому социальное значение и функция религии прямо противоположны указанным в средневековом трактате «О трех обманщиках»: прежде всего религия нужна народу для обуздания богачей и правителей, а не наоборот. Власть не нуждается в обмане подданных, поскольку сила и так на её стороне. Подданным же для обуздания власти нужны реальные или даже вымышленные потусторонние силы для уравновешивания ситуации.

Откуда же тогда могла возникнуть – давно и упорно – это убеждение о выгоде религии для угнетателей, а не для угнетенных? Очевидно из обмана зрения: религия, особенно в развитых формах, выступает ГУМАНИСТИЧЕСКИМ ПОСРЕДНИКОМ между насилием власти и платежами её подданных. Религиозность заменяет НАИБОЛЕЕ ГРУБЫЕ И ПРЯМЫЕ ФОРМЫ НАСИЛИЯ НАД ПОДДАННЫМИ БОЛЕЕ ТОНКИМИ И ОПОСРЕДОВАННЫМИ.

Правитель, стесненный религиозными нормами, начинает лукавить, выдавать себя за более праведного человека, чем есть на самом деле. В этом лукавстве нет ничего хорошего, но уж тем более нет ничего хорошего в ордынско-варяжском насилии, не знающем лукавства и не стесняющимся перед людьми своих средств и поведения.

Самые формальные и лицемерные формы стыда все же лучше и выше, чем полное бесстыдство и неприкрытое зверство. Ведь даже в самом формальном и лицемерном стыде сокрыто хотя бы частичное осуждение собственного бесстыдного поведения, которой начисто лишено открытое бесстыдство…

Так и возникла ложная делимость между поборниками социальной справедливости, в ХХ веке расколовшая их ряды и сделавшая естественных союзников непримиримыми врагами, а естественных врагов – ситуационными союзниками.



[1] Трактат «0 трех обманщиках» опубликован на рус. языке в кн. «Анонимные атеистические трактаты». М.,1969.

[2] В сноске, впрочем, отметим, что САМА ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОГО ОБЩЕСТВА могла родится только в голове, «под завязку» набитой религиозными аллюзиями и церковными паллиативами мышления. Для атеистического общества идея справедливого общества беспредметна, а с точки зрения теории естественного отбора – вредна. Она искусственно поддерживает жизнь в эволюционно-слабых особях, препятствует улучшению генофонда человечества. Справедливое общество в принципе невозможно в ситуации, когда у космоса отсуствует высший смысл, но отрицается сама возможность когда-нибудь этот смысл найти. Допустим, крокодил сожрал льва: в чем тут  праведливость или несправедливость, где тут добро или зло? И если бы было наоборот – лев растерзал бы крокодила – что изменилось бы, можно ли это считать победой добра или зла, торжеством или попранием справедливости?

[3] Философский энциклопедический словарь советского времени (М.: Советская энциклопедия. 1983 г.) так определяет социал-дарвинизм: «идейное течение в бурж. обществоведении кон. 19 — нач. 20 вв., которому свойственно сведение закономерностей развития человеч. общества к закономерностям биологич. эволюции и выдвижение принципов естественного отбора, борьбы за существование и выживания наиболее приспособленных в качестве определяющих факторов обществ. жизни… Вульгарная трактовка эволюц. теории приводит социальных дарвинистов к односторонней и превратной оценке роли социальных конфликтов, которые рассматриваются как «естественные», вечные и неустранимые, вне их связи с антагонистическими социальными отношениями. Наиболее реакционные варианты С. д. служили идейным обоснованием классового господства буржуазии, милитаризма и экспансионизма во внешней политике.

Александр Леонидов; 18 февраля 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.