Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5336 руб.
  • Курс евро EUR: 68,5801 руб.
  • Курс фунта GBP: 77,3194 руб.
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

​РОКОВЫЕ РЕШЕНИЯ - 4

​РОКОВЫЕ РЕШЕНИЯ - 4 В итоге сама жизнь и практика подсказали нам то, чего мы ждали услышать, но так и не услышали от идеологов СССР. А именно – то, что антисоветизм не только экономически бессмысленнен, но и стратегически тупиков. Прежде всего, потому, что потребность в последовательном, многоуровневом и вертикальном планировании возрастает автоматически при росте технической сложности и специализации устройств и агрегатов. Можно собраться на пикник, не договорившись заранее – кто что возьмёт. Если каждый будет собирать корзину с продуктами, не зная, что берут другие – наверняка чего-то принесут много, а чего-то недостаточно. Тем не менее, пикник состоится – хоть и в несколько испорченном виде...

Но нельзя собрать самолёт – или хотя бы автомобиль, не договорившись заранее кто, и какую деталь принесет на общий пункт сборки! Это абсолютно немыслимо – чтобы без предварительной взаимной договоренности каждый принёс бы именно недостающую деталь, и не принёс лишней.

Мой придирчивый читатель скажет – ладно, убедил насчет горизонтальной интеграции, а вертикальное-то, директивное планирование зачем? Ну созвонились ребята, договорились, какую кто деталь приносит – и на пункте сбора собрали самолёт… Зачем им начальник сверху?

Хорошо, допустим, они собрали самолёт – а вдруг он не нужен? Куда они девать будут самолёт – если он им заранее и гарантированно не был заказан? Принципиальное отличие высоких технологий от картошки, например – в том, что картошку, если её никто не купил, можно съесть самому и тем сытым быть.

А деталь от самолёта модели N пригодна только для самолёта модели N. Она даже для других моделей самолётов непригодна, а уж съесть её самому, как картошку, и вовсе немыслимо.

Каждый понимает, что овощеводство на открытом грунте проще тепличного, тепличное овощеводство проще авиастроения, авиастроение проще космической отрасли.

Соответственно, овощеводство в теплице больше нуждается в Госплане, чем в поле, авиастроение – больше, чем тепличное хозяйство, а космос – вообще без государства и госзаказа немыслим.

Поэтому нет ничего удивительного, что четверть века антисоветского шабаша на планете произвели то, что произвели: рост нищеты, архаизацию, рост нестабильности, рост военных угроз, в среднем - падение как количества, так и качества потребления материальных благ.

Да и как можно гарантировать людям рост, или хотя бы сохранение потребления, если не контролируешь процессов производства и не запланировал их директивно? Кто и как может дать людям того, чего сам не имеет и не контролирует?

Антисоветский (антиплановый) шабаш породил не только мощнейший кризис производительных сил человечества и надлом перспектив его общепланетного хозяйства.

Проблемы модерна снялись с повестки дня, и в неё вползли, казалось бы, давно преодолённые цивилизацией проблемы самого нижнего, примитивного уровня: голод, нищета, замерзающие и/или брошенные города, эпидемии давно забытых болезней.

Например, кто и когда подумал бы в СССР, что ЖКХ может стать "серьёзной проблемой"?! Эту прозаическую сферу жизни если и вспоминали - то в комедиях, типа "Афони". Предполагать, что в век космоса и атома "серьёзной проблемой" могут стать трубы, водопровод или дырявая кровля - было просто немыслимо... А сегодня всерьёз обсуждают - как провести в стране капремонт жилфонда, вместо вопросов заселения Луны и Марса, ещё вчера стоявших в повестке дня...

Параллельно маразмо-истероидный антисоветизм породил взрывной рост психически ущербных антицивилизаторов, вырастил за четверть века многие миллионы социальных дегенератов – биопсихических недочеловеков (бандеровцев, игиловцев и др. А кто сомневается, что они именно недочеловеки – тому желаю попасть к ним в лапы).

Все негативные явления антисоветского шабаша связаны с тем, что, по сути, кто бы чего ни говорил, социально-экономической политике СССР нет альтернатив. Производственно-техническая деградация и социальная дегенерация – вот единственная ей альтернатива.

Даже если очень сильно не любишь СССР – решить стоящие перед экономикой на высоком уровне цивилизации задачи иначе, чем в основе делал он – невозможно. Можно не любить колесо - но на саночках по асфальту не покатаешься...

Нельзя победить нищету, падение производства, экологическое загрязнение, межотраслевую дискоординацию действий, опираясь на рыночные стихии: это всё равно, что победить в современной войне без генерального штаба. Или мечтать, что ураган на кладбище автомобилей, смешивая и сталкивая их детали, соберет новый автомобиль…

Вся рыночная истерия изначально создавалась с одной целью: прикрыть хищения уже накопленных человечеством материальных благ.

Она пряталась за исторические уродства, гримасы, патологии социализма – чтобы скрыть характер неотменяемой безальтернативности его основ для цивилизации, собственно, и делавшейся несколько тысяч лет для него и под него.

Всякая дурость или подлость советских вождей (а этого «добра» хватало с избытком) – раздувалась и подавалась под фашистским соусом «много тысяч лет не туда идём», «под знаменем религии слабаков», а надо «всех убить, всё отнять».

Картошку можно свезти со многих огородов в одну кучу. Это будет большая куча картошки. А самолёт нельзя собрать из хаотического брожения личных шкурных интересов – из них получится только куча мусора, в лучшем случае, металлолома…

Цивилизация без социализма выращивание картофеля может сохранить, а вот авиастроение – нет. Говорить о частной инициативе с её произволом, непредсказуемостью личных капризов, своеволием самодурства – в мире АТОМНЫХ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЙ – может только или очень глупый, или очень безответственный человек.

«Частный собственник АЭС типа Чернобыльской» - это же или анекдот или страшилка на ночь!

А если АЭС типа Чернобыльской купит богатый арабский шейх типа покойного Бен Ладена?! Вас устроит такой «инвестор», готовый вложить миллиарды нефтедолларов в истребление «неверных»?!

Почему же мы, находясь в УЖЕ СФОРМИРОВАННОЙ системе ГАРАНТИРОВАННОГО ДОСТАТКА, в конце 80-х годов всерьёз заговорили о «рыночном обществе»?

Ведь перед нами яркий пример социопсихического кризиса крупного сообщества людей, т.е. СОЦИОПАТОЛОГИИ психики коллектива…

***

Жажда личного воровства… Эта цель – единственная, с которой рыночная теория успешно справляется – конечно, только там, где ещё есть что воровать. Потому что хищения – в отличие от труда – процесс, в принципе не бывающий бесконечным…

Независимо от личных мотиваций представителей частного бизнеса (среди них есть очень благородные личности) - решить стоящие перед человечеством проблемы они не могут. Не могут, потому что для прогресса и успеха, движения вперед – нужно стянуть в пучок цели, необходимые для них ресурсы, исполнителей и сроки. Это, помимо всего прочего, называется ещё и «ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ».

Стянуть ресурсы и исполнителей в конкретно обозначенные сроки к заранее намеченной цели (проекту) можно только в рамках советской госплановской системы.

Нам же предлагают схему, в которой неизвестно кто неизвестно где и неизвестно зачем делает неизвестно что.

О каком успехе и в чем при таком подходе можно говорить? Только об одном: общая неизвестность снимает криминальность с паразитарных экономических схем.

То, что раньше осуждалось бы, как «нетрудовые доходы» списывается на маржу, кредитную премию, посреднические комиссионные платежи и т.п.

Это вызывает у растленных и полуразложившихся «элит» как в РФ, так и в США, Европе неподдельный энтузиазм и искренний восторг. Но они ведут в тупик, в провал и в итоге – в преисподнюю.

***

Можно говорить о недостатках и неэффективности советского планирования; но только лишь затем, чтобы сделать планирование полнее и эффективнее. Не для того же, чтобы его отменить!

Можно говорить о советской теневой экономике, оргпреступности в СССР, о недостаточных мерах по её подавлению. Но только для того, чтобы придумать, как подавлять её эффективнее. Не для того же, чтобы легализовать мафию – как на Западе легализуют наркоторговлю!

Особенности советского строя к середине 80-х годов были таковы, что БЕЗУСЛОВНАЯ БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНОСТЬ советского пути в экономике и социальной сфере – стали казаться и спорными и сомнительными.

Такой загадочный «оптический обман зрения» возник из-за множественности маразмов и бредов, засыпавших здоровую основу советского образа жизни, а также нарастающая методологическая разорванность сознания людей под влиянием советской идеологии.

Разделить же безальтернативную цивилизационную основу советского уклада и множество наносного мусора, скрывающего эту основу никто из советских вождей не смог и не сумел.

Попытки делались – но неудачные: самое важное и ключевое не замечалось искаженным зрением партократов, а вздорное и пустое раздувалось до немыслимых размеров, превращая общество в мыльный пузырь…

Тем не менее советский образ жизни – при беспрецедентной кампании по его дискредитации, предательски развернутой сверху (в помощь атаке на него «сбоку», с Запада) – так и не был отвергнут (даже в состоянии явного аффекта 1990-91 гг.) ни здравомыслящим большинством российского общества[1], ни интеллектуальной элитой[2].

Он был отвергнут только прогнившей насквозь политической «элитой»[3], к тому времени глубоко криминализированной, и опиравшейся на гиперактивность криминала…

То есть, грубо говоря – верхушечный заговор криминальных преступников победил и общественное мнение, и вердикты мировой науки, и всю систему формальной законности.

Именно этот факт – а не факт существования заговора криминальных преступников (ибо мало ли на свете подлецов и мало ли куда они пробраться могут?) – кажется нам доказательством глубокого социопсихического кризиса советского общества.

Это было общество, в котором, в буквальном смысле слова, «ум за разум зашёл»...

***

Ситуация в СССР к 1980-му году сложилась так, что «перестройка» назрела, была необходима, и когда началась – с удовлетворением была воспринята всем обществом.

Сейчас, когда мы знаем, что она переросла в «катастройку» и закончилась воровским «дерибаном», грозящим похоронить человеческую цивилизацию, велик соблазн объявить её преступным начинанием, изначально порочным и вражеским.

Но такая эмоциональная оценка в корне неверна. Брежнев подвёл страну к рубежу, когда в любом случае без «перестройки» последовало бы крушение, и тянуть дальше с преобразованием системы было нельзя[4].

Другое дело, что начав «перестройку» КПСС постоянно реализовывала наихудшие сценарии развития событий, вопреки призыву Ю.Андропова так и не узнав общества, в котором жила.

Роковые решения КПСС вытекали, думаю я, из её природы. Она была мужицкой партией малограмотных, сильно голодавших в детстве батраков.

Когда она внезапно и мощно «разговелась», прыгнув за одно поколение из архаических срубов в современные квартиры со всеми удобствами – это закружило ей голову, и без того не слишком обременённую глубокими мыслями.

Из этого вышло следствие: диагностика проблем у КПСС была не просто "мимо цели", а попросту противоположна цели.

Первым из роковых решений КПСС стала ставка на «УСКОРЕНИЕ». Между тем нетрудно доказать, что страна нуждалась в прямо противоположном «ускорению» действии!

Мы и так после 1945 года развивались с бешеной скоростью, в 5 раз превосходившей скорость роста индустрии в США и Западной Европе.

Несколько цитат об этом:
"…по темпам роста экономической мощи СССР опережает любую страну. Более того, темп роста в СССР в 2—3 раза выше, чем в США. (National Bussiness, США, 1953 г.)
"…если темпы роста производства в России сохранятся, то к 1970 году объем русского производства в 3 - 4 раза превзойдет американский. И если это произойдёт, то последствия для западных стран, прежде всего, для США, будут более чем грозными». (Стивенсон, Кандидат в президенты США).
Маргарет Тэтчер, выступая в ноябре 1991 года в Американском нефтяном институте, заявила:
" Советский Союз был страной, представлявшей серьёзную угрозу для Западного мира. Я говорю не о военной угрозе... Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов, СССР удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста ВНП у него был примерно в два раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы, то при рациональном ведении хозяйства у СССР были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков"...

Казалось бы, живи да радуйся... Но... Психологически советские люди уже не успевали за темпами технологического развития страны. Люди с достаточно узкой и ограниченной крестьянской психологией попадали в считанные годы в высокотехнологичный мир, оказывавшийся для них не только праздником жизни но и когнитивным шоком.

Их крестьянские мозги застряли в прошлом, тогда как тело уже переместилось в модернистский урбанизированный уклад современного мегаполиса. И тут бросить клич об "ускорении"... Рост потребления у советских людей и так уже достигал десятикратного показателя за жизнь одного поколения! Мы и так уже строили каждый год по новому городу – хотя умнее было бы благоустраивать старые…

При этом в 1980-м году стремительный рост осуществлялся в полном мировоззренческом тумане.

Самолёт, попавший в беспросветный туман – должен озаботиться своими координатами, тем, где он находится – а не наращиванием скоростей (учитывая, что летит он в неизвестном направлении).

Приведу другую аналогию: масштабное наступление армии в тумане. Если не знаешь, где находишься, не узнаёшь местности, ничего не ведаешь о позициях врага – умнее не рваться вперёд, а закрепиться на достигнутых рубежах, подтянуть тылы и фланги...

Между тем уже при Брежневе вся политика носила авантюрно-наступательный характер, стратегия была какой-то «хрущевско-ворошиловской»: во внешней политике СССР лез на все континенты, чтобы научить их жить – притом, что сам не знал, чего хочет.

Эти внешнеполитические наступательные операции обходились стране очень дорого – но не так дорого, как слабоумная бодрость во внутренней наступательной политике.

Курс на «ускорение» означал подготовку и проведение новой гигантской наступательной операции по всему фронту в условиях мировоззренческого коллапса советской системы.

Кроме этого, люди страны после всех войн и бойни ХХ века нуждались в отдыхе – и разумная власть это поняла бы, а не поднимала бы их снова в атаку в густом тумане.

Ведь несложно же понять, что «ускорение» - это новый марш-бросок, который придётся совершать людям, ещё не успевшим толком обжиться в городских квартирах и получать молоко из-под бочки, а не из-под коровы…

Корень советских проблем был вовсе не в сфере материального потребления, где его искала КПСС. Там-то как раз всё было лучше, чем когда-либо в истории, и следовало скорее закреплять достигнутое – а не штурмовать новые вершины.

Корень советских проблем был в картине мира, в версии КПСС совершенно бредовой, в том, о чем умирающий И.Сталин говорил пророчески: «Нужна идеология… Без идеологии нам смерть…»

Сталин был прав, не считая идеологией то разношерстное скопление взаимоотрицающих тезисов, которые нагромоздила советская власть. Пока были голод и война – идеологию заменял обыденный крестьянский здравый смысл. Но в 1980-м году без идеологии и в самом деле наступала «смерть» - а нажимать решили в области материального потребления…

КПСС не могла иначе. Столкнувшись с кризисом, она упорно полагала, что причина – мало мяса, мало масла (хотя сливочного масла, в среднем, уже ели в 3(!) раза больше, чем в США), мало угля и стали, мало всяких бирюлек и обувь (которой были завалены советские обувные магазины) – не того фасона… Не только в горбачёвской, но и в андроповской, и в брежневской команде не нашлось мыслителя, способного к пониманию подлинной сущности проблемы.

Люди запутались в смысле жизни. Это и немудрено в безумной системе, где самый экзальтированный альтруизм, самое оголтелое дон-кихотство сочетались с примитивным потребительским гедонизмом.

Люди не понимали: если цель жрать побольше, то проще всего это сделать, сожрав соседа… Зачем тогда весь этот пафос гуманизма "строителей коммунистического общества"?

По сути, приватизацию идей коммунизма (иметь всё и сразу) самые активные дарвинисты потом и реализуют в период воровских «реформ» - то есть воплотят мечту о потребительском сверхизобилии коммунизма за счет ограбления, пожирания, истребления своих собственных сограждан.

А если в жизни другая цель – так укажите! И вот, видя взрывной рост социопатологий (из которых запойное пьянство самая безобидная), видя людей, утративших смысл бытия – КПСС с каким-то бычьим слабоумием решила: это оттого, что люди мало кушают…

Уже при Брежневе появляется «Продовольственная программа» (мы её в школе штудировали, помню) – само название которой наводит подозрение на предмет недоедания людей. А ведь в момент её написания советское питание и так перевалило уже все рубежи обжорства, когда колбасы к столу каждая семья покупала по несколько палок (оттого она и исчезала из магазинов, едва появившись), а беляшей к обеду готовили по 50-90 штук (личный опыт). КПСС – из самых гуманных побуждений – готовилась обрушить на людей новые лавины жратвы и шмоток – притом, что умнее было бы им помочь откопать себя из под прежних лавин.

А ведь на самом деле человеку для жизни нужно совсем немного – ЕСЛИ, КОНЕЧНО, ОН НЕ СУМАСШЕДШИЙ. Но в том-то и была проблема нашего поколения (сурово подмечаемая стариками, помнившими настоящий голод) – что мы СХОДИЛИ С УМА. И не столько от пережора, сколько от идеологических потуг КПСС, ни слова в простоте не произносившей, а всё, как бабушка – «надвое»…

Бегая за согражданами с жирным половником – матушка КПСС в то же время совершенно не умела их ЗАНЯТЬ, хотя в слове ЗАНЯТИЕ заключена глубокая философия. Не занятый человек не просто свободен, он вакантен для занятия другими силами.

Современная жестокая и людоедская система занимает человека, заставляя его работать на двух-трёх работах, а в остаток дня мучительно думать – что будет, если хоть с одной из этих малооплачиваемых работ выгонят. Тут чудить и выпендриваться некогда и некому…

А советская система занять не умела. Пыталась – а не получалось у неё. Человеку не только подсовывали культурный досуг, даже доплачивали за него – ан нет! «Освобождённый труженик» упорно в массе своей скатывался к горькому пьянству, бессмысленной возне на садовом участке (привет крестьянским генам тогдашних горожан!) а из молодёжи – к асоциальному образу жизни и злому, безумному, агрессивному хулиганству…

Кроме того, праздный и беззаботный «совок» всё больше и больше «обретал чуткость» в душе к своим вымышленным «страданиям», которые выдумывал всё чаще, опираясь на «ранимость» нарастающего эгоизма. Там – сказали не так, там нагрубила продавщица, а здесь – не дали какой-то фигни, которая не больно-то и нужна, но всё равно обидно…

Советский быт разрушался не только пьянством и разгильдяйством, но и культом кочевничества, с непонятным упорством насаждавшимся КПСС, таскавшей огромные массы людей то на БАМ, то в Сибирь нефть качать, то куда-нибудь в Среднюю Азию «по распределению» - где потом несчастных и убили злобные дикари (после развала СССР).

Конечно, рачительный и домовитый хозяин страны заставлял бы людей огораживаться, бросать все свободные силы на местное, малое самоуправление, на благоустройство дворов и подъездов, так, чтобы люди в замкнутых пространствах обустраивали бы подобные раю сады…

КПСС же выхлестнула энергию людей на строительство «вторых домов» - дач, всё равно вечно пустующих, но сожравших огромную уйму стройматериалов, а главное – человекочасов труда…

Психология молодого «совка» стала скорее психологией «кочевника великих строек» нежели настроем домохозяина, намеренного передать свой дом детям и детям их детей. Всё это рождало бытовую неряшливость, распущенность, бесшабашность – и в конечном итоге, бесхозяйственность.

Женщин вместо семьи загнали на производство наравне с мужчинами. Сделал это Сталин – когда не стало мужиков, пришлось, жизнь заставила… Неумные сменщинки Сталина ничего исправлять не стали, наоборот, ещё и усугубили «равенство полов», чем нанесли страшный удар по семье, домашнему очагу, половым ролям в обществе и т.п.

Таковы были НАСТОЯЩИЕ проблемы советского общества. КПСС их в упор не видела, и выдумывала проблемы «нехватки хлеба» - притом, что «совки» белыми буханками пшеничного хлеба свиней откармливали, и о безнравственности такого массового поведения даже специальное постановление ЦК КПСС принималось...

Если говорить одним словом, то главной проблемой советского общества была его БЕЗДУХОВНОСТЬ. Преломляясь в быту, она рождала БЕЗБЛАГОДАТНОСТЬ поведения. Заливать бездуховность жратвой и шмотками – всё равно, что тушить пожар керосином. Поэтому «ускорительные» усилия КПСС в области экономики(работавшей, как часы, и не нуждавшейся ни в какой раскачке)- не преодолевали, а усугубляли кризис советского общества.

(Продолжение следует)



[1] 21 марта 1991 года, даже на пике ликующего антисоветизма, активно поощрявшегося властью, число граждан, выступивших на референдуме против развала СССР и ликвидации социализма составило 89.8%. То есть сторонников социализма в России, несмотря на многолетнюю тотальную промывку мозгов машиной «перестройки» всё равно было подавляющее большинство. Другое дело, что это большинство было и остаётся, пассивным…

[2] В период ельцинско-гайдаровских бесчинств в России выдающийся американский экономист Дж. К. Гэлбрейт (1908—2006), к тому же иностранный член АН СССР (1988), заклинал наших «реформаторов»: «Только не трогайте Госплан!». Никто иной, как Альберт Эйнштейн (1879—1955) ещё в 1948 году пророчествовал: «Несомненно, когда-нибудь наступит день, когда все нации (если таковые ещё будут существовать) будут благодарны России за то, что она, несмотря на величайшие трудности, продемонстрировала практическую осуществимость планового хозяйства». В 1991 году в СССР в Москве в Академии труда японский миллиардер Хероси Теравама в ответ на разглагольствования о «японском чуде» сказал: «Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные товаропроизводители, и мы более 15 процентов роста никогда не достигали, вы же при общественной собственности на средства производства достигали 30 процентов и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры».

Пытаясь как то оценить дегенератизм ельцинской системы на языке рационального мышления, экс-президент Всемирного банка, Нобелевский лауреат по экономике Дж.Стиглиц писал: «Россия обрела самое худшее из всех возможных состояний общества - колоссальный упадок, сопровождаемый столь же огромным ростом неравенства. И прогноз на будущее мрачен: крайнее неравенство препятствует росту, особенно когда оно ведет к социальной и политической нестабильности».

В 1996 г. целая группа американских экспертов, среди которых было три нобелевских лауреата по экономике, пришла к выводу об ошибочности и иррациональности проводимых в РФ реформ. (См. книгу "Реформы глазами американских и российских ученых", М., 1996). Они признали: "Политика экономических преобразований потерпела провал из-за породившей ее смеси страха и невежества".

Но пиком протеста мирового ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО сообщества было, несомненно, письмо 16 (!) нобелевских лауреатов по экономике Ельцину с просьбой одуматься!

[3] Чубайс в 2009 году в интервью корреспонденту «Комсомольской правды» признал, что результаты экономического развития «новой» рыночной России сильно проигрывают в сравнении с тем, что было уже достигнуто в РСФСР при плановой экономике: «Зато мы разгромили коммунизм, это было нашей целью», — заявил он. В 2012 году Чубайс открыто говорит, что — «… я ненавижу советскую власть. Более того, я мало что в жизни ненавижу так, как советскую власть. И особенно ее позднюю стадию. В моей жизни ничего омерзительнее, чем поздняя советская власть, не случалось. При всех претензиях к тому, что происходит в стране сейчас».

[4] Николай Рыжков вспоминал (в газете «Новый Взгляд», 1992): «В ноябре 82-го года меня — совершенно неожиданно — избрали секретарём ЦК, и Андропов ввёл меня в команду, готовившую реформы. Туда входили и Горбачёв, Долгих… Мы стали разбираться с экономикой, а с этого началась перестройка в 85-м году, где практически были использованы итоги того, что сделали в 83—84-х годах. Не пошли бы на это — было бы ещё хуже.» Рыжков в духе времени – одновременно и кается, и настаивает на своей правоте…

Александр Леонидов; 14 марта 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..