Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,0794 руб.
  • Курс евро EUR: 60,8461 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,8994 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

РАЗУМ РЕЛИГИИ И "РЕЛИГИЯ РАЗУМА"

РАЗУМ РЕЛИГИИ И "РЕЛИГИЯ РАЗУМА" Современный человек – в глубочайшем интеллектуальном кризисе. Неудивительно поэтому, что, пытаясь осмыслить нарастающую иррациональность, сюрреализм процессов в мире, рождаются многие утопии, пытающиеся по новой поднять упавшее знамя науки и разума. Одной из таких утопий является работа Ю.Нестеренко «О рационалистической парадигме» - довольно обширная, и интересная прежде всего, тем, что собирает весь багаж аргументов революционных демократов-атеистов и либералов за XIX- ХХ века. «Совместима ли рационалистическая парадигма с религиозной верой в какой-либо форме? Нет, несовместима, несмотря на «невозможность доказать отсутствие бога» - пишет Нестеренко. Так и рождается «Культ Разума», и Робеспьер пророк его…

Давайте задумаемся – а что такое рационализм, всуе помянутый путаником Нестеренко? Рационализм – это, совершенно очевидно, соединительная ткань между тем, что есть и тем, что ДОЛЖНО быть. Рационализм появляется и нарастает между жизнью и догмой.

Если бы мы тупо принимали жизнь, как она есть (и как это делают животные) – то никакого рационализма (т.е. силы разума) тут не потребовалось бы. Если бы мы просто провозглашали религиозные догмы, не пытаясь совместить их с реальной жизнью (как это делают религиозные фанатики) – это тоже не требует ни разума, ни его силы. Нет никакого ума в том, чтобы тупо со всем соглашаться. И нет никакого ума в том, чтобы тупо всё оспаривать. Оба состояния – достоинства ослов.

Но человеческое сознание, в отличие от ослиного, имеет два полюса. Первый полюс эмпирический, сфера опыта: он даёт нам знания о реальности. Второй полюс – догматический, сфера веры, убеждений: он даёт нам представления о том, как должно быть.

Несоответствия между жизнью и догмой заполняет то явление, которое Нестеренко не понял, и которое называется рационализмом.

Используя средства разума, человек осуществляет усилия для перевода текущей реальности в идеальное состояние.

Что же случится, если убрать догму и веру из человеческого разума? Пропадёт один из двух полюсов, между которыми возникает силовое поле рациональности[1].

Для возникновения рационализма необходима концепция Бога, независимо от того, есть Бог или нет (его бытие доказуемо средствами разума, но об этом в рубрике Научный Теизм, не здесь).

Рационализм невозможен без догмата ЕДИНОЙ ИСТИНЫ – потому что при множестве независимых равноправных истин какой смысл спорить, дискутировать, предполагать ошибку оппонента?

Всякая психическая деятельность личности перестаёт быть патологической лишь тогда, когда пытается согласовать себя с другими психиками других личностей в рамках поиска ЕДИНОЙ ИСТИНЫ.

Согласование множества психических деятельностей – это создание некоей ДОКТРИНЫ БЕЗУСЛОВНОСТЕЙ, которая и оказывается для общества религией.

Крушение такой доктрины необсуждаемых, неоспоримых безусловностей будет крушением и всякой научно-логической деятельности, ибо все выводы последней строятся от неё. Как теоремы – от аксиом.

Уберите аксиомы – и что станет со стройным древом доказательств теорем? Уберите корни – что станет с разветвлённым древом познания? Диалог двух людей, не имеющих ни одной безусловной аксиоматической общей ценности невозможен. Он или не состоится, или один убьёт другого в ярости…

Понятия «беспочвенность», «безосновательность» в теории рационального познания не станет отрицать даже и Нестеренко. Одни мысли, стало быть, основательны, а другие неосновательны. Одни почвенны, другие беспочвенны. А как разделить? Через концепцию Единой Истины. Через концепцию высшей Правды, которая одна, и которая выше всех иных полуправд.

Здесь – единый первоисточник религии, науки и морали. Поэтому нельзя удалить религию, не удалив морали, удалить мораль или религию, не повредив рассудок.

Не понимая этого, Нестеренко пишет: «Вообще, рационализм очевидно не совместим ни с какой догматической (принимаемой на веру без рационального обоснования) системой — не только религиозной, но и светской, будь то политическая идеология или мораль».

Но, пардон, рациональное мышление – это работа разума по правилам. Правила навязаны разуму извне, в этом суть рациональности. Если разум сам себе станет выдумывать (и отвергать) правила работы – то мы получим психопата, маньяка, в мыслительной активности которых никто не сомневается (они думают, много думают) – но мыслительная активность которых - патологическая.

Разум – мой. Он – независимый, личный. Правила его работы – не мои. Они – общие. Они являются достоянием всего общества. Вывод: мой разум не может вывести правила своей работы, не превратившись в маргинального, полоумного асоциального монстра, «доктора каннибала Лэктора».

Нестеренко этого не понимает – как не понимает он основ логики. Вот две цитаты из его статьи, которые, будучи поставлены вместе, показывают, что Нестеренко сам себя опровергает:

1….Подтасовка тут в том, что логически доказать такое невозможно, ибо ценность не есть объективное, инвариантное свойство.
2. …рационализм означает не просто эгоизм, но эгоизм разумный.

Если «ценность не есть объективное, инвариантное свойство», то как же тогда разделить просто эгоизм от эгоизма разумного? Ведь объективных-то ценностей нет по условию задачки! Все ценности субъективны, а значит, всякий эгоизм вправе объявить себя разумным.

Что всякий эгоизм, в сущности, и делает всегда. Эгоист может казаться глупым со стороны, но самому-то себе он всегда кажется вершиной разума.

Тут одно из двух: или ценность есть объективное, и тогда глупость глупого доказать можно. Или ценность не является объективным свойством, у каждого ценности свои – следовательно, ни ума, ни глупости не существует, а существуют только варианты поведения, равноценные и равнозначные. Рационализму кранты! Ну какой может быть рационализм в обществе, отрицающим и ум, и возможность глупости?!

+++

Повторяя «ересь солипсическую», Нестеренко меняет местами мир и личность. Личность у него оказывается космосом и мирозданием, а мир – частью этой личности. В итоге у Нестеренко «потеря любой составляющей внешнего мира есть лишь утрата части; собственная гибель есть утрата всего. Часть всегда меньше целого».

Это – иллюстрация психологии сумасшедшего, отражённая в повести «Записки из подполья» (1864) Ф. М. Достоевского: «Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить».

Сравните две цитаты, XIX и XXI веков, и вы увидите, что нет ничего нового под Луной!

Важнее другое: утверждение «весь Космос, всё мироздание – меньше меня», с одной стороны, очевидно психопатическое, ибо песчинку противопоставляют бесконечности, и находят песчинку большей.

С другой стороны, это утверждение неизбежно для атеизма, почему, собственно, атеизм в раскрытых его конечных формах и ведёт к тяжелейшим психическим расстройствам.

Он широко распахивает двери в дурдом, куда человечество почти уже и прорвалось сегодня… Ибо фразу «Мир сошёл с ума» только ленивый в наши дни не повторяет.

+++

Найдя себя больше и значимей, чем всё человечество, вся цивилизация и весь Космос, Нестеренко преображается в Н.Г.Чернышевского, и вытаскивает из нафталина знакомый нам по школьным годам чудесным «разумный эгоизм (общие источники (вульгарный дарвинизм бюхнеро-молешоттовского типа – общие и выводы).

Нестеренко пишет: «Но значит ли это, что общество рационалистов — т.е. сознательных эгоистов, для которых всегда приоритетна собственная выгода — будет обществом, где нет никаких сдерживающих факторов, где всякий стремится обмануть, ограбить, обидеть остальных? С точностью до наоборот! Ибо рационализм означает не просто эгоизм, но эгоизм разумный».

И вот уже встают в памяти Лопухов, Кирсанов, Вера Павловна, «обыкновенные порядочные люди нового поколения», а рядом с ними революционер Рахметов…

Боже, как это старо, пошло, и как нелепо:

«Рационалист понимает, что сотрудничество в общем случае выгоднее драки, честность выгоднее обмана, забота, к примеру, о больных и старых выгоднее их уничтожения (ибо рационалист понимает, что и сам когда-то будет больным и старым) и т.д. и т.п.
Рационалист, понимающий всю условность и относительность понятий «добра» и «зла», не станет, тем не менее, без необходимости причинять вред другим не только из страха перед наказанием.
Даже зная, что он может, допустим, совершить преступление и остаться безнаказанным, он не станет этого делать, дабы не подавать обществу сигнал, что совершать безнаказанные преступления можно — и не стать в следующий раз жертвой самому… «Честность — лучшая политика» — это именно рациональный принцип».

Господин Нестеренко (как и Чернышевский) только что освободил рационалистов от «выводов Бога» - и тут же, не сойдя с места, навязывает им свои собственные выводы!

Ему даже и в голову не приходит, что у ДРУГОГО человека могут быть ДРУГИЕ выводы! Ведь общего-то непререкаемого авторитета нет, Нестеренко сам заявил, что всякая ценность необъективна! И вот Нестеренко начинает думать за других, отказывая им в праве подумать самим и сделать собственные выводы…

Чепуха «разумного эгоизма» раскрывается через то, что всякий эгоизм считает себя разумным. Если человек посчитает себя неразумным – то он перестанет быть эгоистом. Начни человек учится у других – получается, что другие выше него: ведь учитель выше ученика.

Вы только вдумайтесь в абсурд, более 100 лет вдохновляющий часть молодёжи: «Рационалист, понимающий всю условность и относительность понятий «добра» и «зла», не станет, тем не менее, без необходимости причинять вред другим».

Господин Нестеренко, тот, кто «понимает всю условность и относительность понятий «добра» и «зла», понимает и условность понятия «необходимость»!

Он сам начнёт эту необходимость вычислять, а поскольку критериев счета нет (вы отменили объективность ценностей, Единую Истину – Бога) – то каждый вычислит в итоге своё, особое, на других не похожее.

Большинство маньяков, которых, кстати сказать, плодит ваше учение о превосходстве личности над Космосом, убеждены, что делают «необходимое».

Они вначале САМИ решают, что «необходимо» (попов не спрашивая), а потом САМИ и средства находят.

Помню, в школьные годы смотрел американский триллер. Так там маньяк, вырядившийся Санта Клаусом, убивал людей, при этом с болью и страданием выговаривая:
-Ты пойми, наказание НЕОБХОДИМО… Наказание – топором…

Нестеренко обманывает нас ещё и так: «Нечестность и вообще социально деструктивное поведение может быть выгодно лишь в краткосрочной, но не в долгосрочной перспективе (а рационалист мыслит стратегически)»

Ну, и насколько его стратегии дохватит? Человек живет 60-80 лет обычно, хрен бы с ним, пусть даже 100 лет. Поэтому 100 лет – самая долгосрочная из всех, мыслимых для атеиста, перспектив. Мы же не забыли, в отличие от автора, забывающего через два абзаца, что он писал:

Нестеренко: «потеря любой составляющей внешнего мира есть лишь утрата части; собственная гибель есть утрата всего. Часть всегда меньше целого».

Человек с таким раздутым «Я» - о какой долгосрочной перспективе может думать?! Урвал – и сдох, так они все и живут, Березовские, Гусинские, Абрамовичи, Коломойские, Порошенки… Это у них и называется «стратегическое мышление»…

+++

Говоря о морали, Нестеренко (как и Чернышевский) думает, что НЕ отменяет её. Но это они только так думают. Сейчас мы увидим, что на самом деле они отменяют всякую мораль.

Нестеренко: «Вообще, за многими положениями морали стоят, на самом деле, вполне разумные принципы — просто неразумным людям они навязываются в виде догм, а рационалист не руководствуется догмами, а смотрит на исходные принципы. Очевидно, что жизнь в обществе, руководствующемся принципами «убивай», «кради», «лжесвидетельствуй» и т.п. была бы крайне некомфортной по вышеуказанным причинам; с другой стороны, например, патриархальный принцип «почитай родителей» в цивилизованном мире никакой рациональной основы под собой не имеет (и соответственно рационалистами отвергается), ибо отношение ко всякой личности должно определяться ее реальными достоинствами и недостатками, а не кровным родством».

Очевидно же, что жизнь в обществе, руководствующемся принципом «не почитай родителей», была бы (и есть) крайне некомфортной для родителей. Но Нестеренке это не очевидно.

Взявшись, вслед за Л. Толстым, «править Евангелие с карандашом» - Нестеренко произвольно выбрасывает куски из нравственного кодекса.

Он оттуда выкинул родителей, а другой «рационалист» выкинет принцип «не убий», третий «не лжесвидетельствуй», и т.п. Неужели не очевидно, что в итоге возникнет?

По Нестеренко «рационалист не нуждается в морали по очень простой причине — если она совпадает с выводами разума, она излишня, если противоречит им, она вредна».

Но вы понимаете, что у разных разумов – разные выводы?!

Каждый человек непременно додумается до чего-нибудь своего, и вообще – страшнее блудомыслия ничего нет, ибо оно – мать всех преступлений и чудовищных поступков.

Гибкость совести, как и мускул, развивается систематическими упражнениями. В человеке бездна самооправдательной демагогии, но на запущенных стадиях человек обходится уже и без неё, ибо «целое больше части», а весь космос – только часть его, Эгоиста…

Ни в одной сфере знания даже выдающиеся умы не пришли к чему-то одному, однозначному. Даже в математике, которая вся выстроена на условностях и допущениях, не утихают споры умов. О чем говорит апостол Павел, явившись в Афины.

Примерно (кратко пересказывая) вот что: все ваши великие умы, философы, искали истину, и ни один не нашёл, потому что не сумел убедить всех остальных…

Согласие умов невозможно даже по абстрактным истинам, которые шкурных интересов не задевают; а вообразите, что мы будем искать согласия умов в бытовом поведении, где шкурные интересы просто зашкаливают!

Я вам скажу, что в этом случае случится (и почти уже случилось).

Вначале будет море самой разорванной и алогичной демагогии, вроде нестеренковской. Затем ум отомрёт, за ненадобностью неозвери забудут и логику и рациональность, и мы вернёмся к животному существованию, где нет противоречия между реальностью и идеалом.

Вот и Нестеренко пишет: «объективных добра и зла вообще не может существовать — они всегда «для кого-то», а не «вообще»… Добро — то, что способствует реализации базовой функции, зло — то, что препятствует».

А базовая функция какая? Произвольно определяемая? Чего ещё доказывать?!

Немного ниже Нестеренко излагает совсем другое: «Рационалист предпочитает созидание разрушению (познание, творчество и самосовершенствование — это процессы, понижающие энтропию, а разрушение ее повышает)».

Если добра и зла нет объективно, как тогда могут быть объективно созидание и разрушение? И откуда берётся процесс понижения энтропии, и чем тогда отличается от процесса её повышения? Ведь объективность добра и зла отсюда и берётся – из возможности различать созидание и разрушение, снижение или рост энтропии! Но Нестеренко, сам такое написавший, не видит этого. Так размягчающе действует на мозг либерализм…

Афоризмы Нестеренко на этом не меркнут: «мораль — это всегда враг прогресса».

Достойный вывод из достойного опуса человека, впавшего в непреодолимые противоречия и изливший свою расщеплённость на бумагу. Конечно, все великие открытия и хитрые машины создавались всегда ворами, проходимцами, циниками и негодяями! И такой анекдот нам предлагается рассматривать в виде философской работы?

Для Нестеренко «рационалист является противником любых догм» а «всякая догма по самой своей природе иррациональна».

Этим Нестеренко оставляет открытым важнейший вопрос о причинно-следственной связи в мышлении. Если мышление не бессвязно – то его элементы восходят к какой-то причине. Если эта причина не абсолютна (не догма, на аксиома) – то она относительна. Если она относительна – она сама нуждается в причине, обосновании. Но что может быть основанием для основания?!

В нашем понимании рационалист не только не является противником догм, но он и невозможен без догм. Мышление – основа рациональности, а человеку без догм НЕОКУДА ДУМАТЬ. Его удел (да и то в самом лучшем случае) – хаос вспышек-образов, бессвязные впечатления, вытесняющие предыдущие, бессвязность мышления – клипа (откуда, думаю, и взялись музыкальные клипы, видения бессмысленно чередующихся картинок услаждающего или устрашающего характера).

Под конец своего бессвязного опуса Нестеренко вдруг обрушивается на отцов своих идей – классических либертарианцев. Свобода якобы хорошо для «…познания и творчества, способствует самосовершенствованию».

А для «классического либертарианца свобода из средства превращается именно что в священную догму и который поэтому одинаково защищает и свободу развиваться, и свободу деградировать (например, через наркотики, секс и даже отказ от психиатрической помощи больным, в которой особо радикальные либертарианцы тоже видят «насилие над свободной личностью»)».

Тут Нестеренко, безусловно, прав. Тут он про либертарианцев буквально нашими словами говорит. Только суть его претензий с его позиций непонятна.

Как пишет Нестеренко, «последовательный рационалист не нуждается в запретах для себя лично». То есть всякий, кто отказывается от психиатрической помощи, объявив себя последовательным рационалистом, может её избежать? Сделать то, что абзацем выше так возмущало Нестеренко?

Или человек не сам решает, последовательный он рационалист или непоследовательный? А тогда кто вместно него? Бог? Не может быть – в альтернативной вселенной Нестеренко Бога нет… Сам Нестеренко?

То есть выйдет Нестеренко перед шеренгой «последовательных рационалистов», одним разрешит жить без психиатрической помощи, ибо они «не нуждаются в запретах», а других выявит, как лжецов, непоследовательных рационалистов и в дурку отправит? А имя товарища Сталина вам в связи с этой картиной ничего не говорит? Он ведь тоже без Бога и догм решал – кто прав, кто виноват, исходя из «голоса собственного разума» (кстати, великого разума, в отличие от мозгочков либералов)…

Тем более, что по Нестеренко, «Свобода — лишь вторая ценность после разума». А разум у товарища Сталина. Круг замкнулся, обличитель сталинизма к сталинизму же с обратной стороны и пришёл.

+++

Нестеренко, развивая тему рационализма, создал, кратко говоря, совершенно алогичную утопию.

Предлагаемое автором признание разума «высшей ценностью и единственным критерием при принятии решений» - по сути, ликвидирует разум и рациональность. Ведь примат разума над другими разумами – не даст разуму учится, развиваться, корректировать свои выводы, совершенствоваться. Если личный разум – «единственный критерий при принятии решений» - тогда всякая дурь каждого дурака невозбранно объявляет себя окончательной и обжалованию не подлежащей:

-Мой разум? Мой. Я придумал? Я. Значит – так тому и быть, разум – единственный критерий при принятии решений!

Разум понимается Нестеренко как «самоосознающая информационная машина», что создаёт критический алогизм. Машина себя осознавать не может, а осознавшее себя не может быть машиной. Машина – это нечто, сотворённое другим для его, а не для её собственных целей. Осознать себя машина может только одним путём: сломавшись. Ломаясь, она перестаёт выполнять чужую волю, чужой алгоритм, и получает видимость собственной воли.

Попытка человека видеть в самом себе машину приведёт (и всегда приводила) к тяжёлым психическим расстройствам, потому что машина не может осознавать что-то вне контура заданного ей алгоритма. Даже самые сложные машинные системы не осознают, что есть что-то за их пределами.

К тягчайшим психическим расстройствам ведут и утверждения Нестеренко о том, что «смысла у жизни быть не может», «разум — не объект, а процесс, и в конечном счете только он имеет значение».

+++

Каков же наш главный, итоговый вывод? А вот он: рационализм не только совместим с религией, но и быть без неё не может, и даже невообразим без неё.


[1] Долгие рассуждения Нестеренко о невозможности доказать отсутствие или присутствие Бога, об «аргументе Паскаля», можно смело опустить, потому что они не относятся к сфере изучения рациональности. Это всё предмет НАУЧНОГО ТЕИЗМА, и мы охотно поговорим о нём с тем же Нестеренко в другой статье, но не здесь. Здесь мы изучаем рационализм.

Александр Леонидов; 8 августа 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.