Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4762 руб.
  • Курс евро EUR: 60,4535 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,8050 руб.
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

А.Леонидов: "УБИТЫЙ XXI-Й..."

А.Леонидов: "УБИТЫЙ XXI-Й..." Предыдущую публикацию[1] мы завершили констатацией факта, что Горбачев, а затем Ельцин действовали в уникальной среде, состоявшей из людей, с одной стороны очень усталых, а с другой – крайне беззаботных и непуганых. Как же возникло такое, на вид, парадоксальное состояние «человеческого материала»? Усталость советского человека была вызвана почти веком мобилизации, напряжения всех сил в условиях непрекращающегося противостояния. Человек массы хотел отдыха, подобно тому, как часовой, долго не сменяемый на посту – хочет упасть и уснуть, наплевав на всё...

В то же время беззаботность советского человека (по своей природе очень инфантильного) была связана с длительным и гарантированным периодом неухудшаемости его положения. Пороки советской системы воспитания и снабжения привели к тому, что люди перестали бояться самых страшных вещей на свете, и перестали даже думать о них. Советский человек скорее пугался образов атомной бомбы, чем вплотную подступивших призраков голода и этнического геноцида.

Вот как это отразилось в популярной песне 1988 года:

В наше время все иначе, Нам смешны кнуты и пряники,

Не заманит нас романтик, Не обманет мракобес.

Люди, леди, джентльмены, Век науки и механики,

Невозможны заблужденья, А возможен лишь прогресс…

Поэтому советского человека – верившего в улучшения, ждавшего их, привычного к ним – и при этом совершенно убеждённого, что ухудшений быть в принципе не может – массово «развели» на идее «Свободы».

Конечно, любой трезвый и здравомыслящий человек понимает, что эта идея – особенно без уточняющих и корректирующих примечаний – дегенеративна и регрессивна. Ведь наиболее вероятным состоянием любой системы, предоставленной самой себе, является наиболее примитивное её состояние. Чем выше сложность системы – тем ниже вероятность её самоподдержания. К тому же свобода отношений предусматривает безусловное подавление сильным слабого, что, собственно, и случилось в пост-советской истории.

Но советские люди с их глубоким инфантилизмом психики не были ни трезвыми, ни здравомыслящими.

Это были не знавшие реального мира люди с чрезмерным прекраснодушием, совмещенным с крайней оторванностью от жизни. Они жили в мире своих грёз, благородных фантазий, имели о человечестве весьма расплывчатое, и совершенно розовое представление.

Для советских людей идея Свободы представлялась, прежде всего, как избавление от изнурительного бремени «холодной войны», наследовавшей горячим войнам ХХ века без передышки.

Целые поколения русских родились, создали семьи, родили детей, успели состариться и умереть в условиях жёсткого противостояния.

При этом, в силу особенностей советского воспитания, люди отвыкли от простой мысли – что сама жизнь есть борьба.

Люди приписывали американцам благородную идею борьбы с тоталитаризмом вместо трезвого понимания циничной борьбы народов за место под солнцем.

Американцы, психологически более закалённые жестокими условиями рынка, менее «совков» тяготились «холодной войной».

У них-то не только страна ведёт холодную войну со страной, но и внутри страны каждый – ведёт такую же холодную войну с каждым.

Идея Свободы сулила мир, отдых и расслабуху уставшим советским людям. Этим она была привлекательна. К тому же стремление расслабится всегда живет в природе любого человека, и всякий организм благодарен своему хозяину, когда тот даёт расслабиться. К борьбе за выживание эти люди не были готовы, не умели её вести, и вообще не думали: выживание стало для советского человека чем-то вроде воздуха: всем, бесплатно, всегда, обязательно и незаметно.

Горбачевская власть, при всей её нелепости и разрушительности, всё же оставалась в формальных рамках высокой цивилизации – поскольку предполагала легитимность, представительность, контролируемость, прерогативы, круг компетенции и т.п.

До сих пор, даже в наши дни, Горбачев не устаёт подпускать ельцинистам слабоумные «шпильки» насчет «нелигитимности» их поступков и решений[2], исполнявших не бумажные предписания, а похоти сильных мира сего.

Основная мысль темных сил, стоявших за Ельциным (а по сути это был перехват власти мафиями, криминальной орг-преступностью) заключалась в том, что никакой легитимности не нужно, нужно просто дать волю сильным хищникам, и каждый из них, когда загрызёт конкурентов – установит в своём «лесу» образцово-террористический, концлагерный «порядок».

Таким образом, Ельцин с первых своих шагов пошел на радикальную БИОЛОГИЗАЦИЮ, ЗООЛОГИЗАЦИЮ устройства власти, и ошеломившим современников рывком смёл с «великой шахматной доски» все политические установки цивилизации.

По сути, Ельцин выпустил зверя, который уже прорывался повсюду через безвольную и безумную «перестроечную» говорильню. Этим зверем Ельцин затравил оппозицию себе, ликвидировал угрозы своей власти (сперва весьма шаткой) – но вместе с тем ликвидировал и культурное, цивилизованное общество. Социальная организация оказалась отброшенной на десятки веков назад, к тем временам, когда силу и террор феодалов на местах ничто не ограничивало, а целые местности отдавались «в кормление» откупщикам.

Зоологизация сделала для Ельцина аппарат управления простым, предельно примитивным – а, следовательно, и надёжным. Уголовщина на местах обеспечивала Ельцину всё, что ему было нужно методами наиболее действенного, неформального криминального террора - за это Ельцин покрывал уголовщину на местах. В 90-е годы у человека было три пути: в воры, в мертвецы, в рабы. Более страшного удара по цивилизации не наносилось со времен татаро-монгольского нашествия на Европу…

Эти процессы всем памятны и хорошо известны, интереснее рассмотреть роль Запада в данных процессах. Если мы посмотрим на историю ХХ века без мифов и кривляний пропаганды, то увидим совершенно очевидное в ней: Запад в ХХ веке был культурной периферией России, принимал её сигналы и по своему перерабатывал их, адаптировал для себя.
Он не умел сам генерировать основные направления прогресса, и потому именно СССР поставлял Западу «тренды».
Догоняющее развитие Запада проявилось в его запоздалом приобщении к идеям социальной справедливости, в заимствовании из СССР медицинской, образовательной, страховой, пенсионной систем, всеобщего избирательного права, социальной демократии. Догонял Запад и в области космоса, и в области мирного атома – двух главных символов технического прогресса в ХХ веке.
Свою роль культурной периферии Запад проявил, запоздало примкнув к коммунистам в борьбе с фашизмом (и составил рыхлое демократическое охвостье «красного ядра» антифашизма). СССР пересадил Европу с грязного, дымного, вонючего угля на газ, а США получили от него ракетные двигатели, которых сами не могли (и сегодня не могут) создать.

Таким образом, Запад – это вторичное преломление, корректирующее отражение советского опыта: "Так же, как у русских, но только лучше". Благодаря своей вторичности Запад избежал многих ошибок при внедрении социальных новшеств, имел к концу ХХ века менее «побитую морду» - потому что в битве за прогресс постоянно прятался России за спину.

Дегенеративный распад в культурном ядре человеческой цивилизации, в СССР – неизбежно должен был отразиться на его культурно-цивилизационной периферии, на Западе.

Цивилизационная отсталость Запада проявилась и в том, что после краха лидера прогресса, СССР, Запад так и не сумел стать для человечества проводником в будущее, не в состоянии был огласить повестку развития, стать заботливым лидером на посту «главы рода людского».

Вороватый и глупый Запад воспользовался упавшей на него короной лидерства для умножения войн, хищений и хаоса, заканчивая бесславную эпоху своей гегемонии с Бараком Обамой в полном тупике общечеловеческой цивилизации, которую так и не сумел ничему хорошему научить.

Цивилизация в общем и целом рухнула, когда наружу из человека выпустили зверя. Это случилось как в России, так и на Западе, но в России, в силу её пиковой нагрузки в цепи цивилизации, это приняло особо тяжёлые и острые, особо стремительные формы.

Падение Запада оказалось более растянутым и менее острым. Но в целом это ничего не изменило, потому что с первых же лет «проклятых 90-х» Запад обнаружил крах наивных надежд на него, как на учителя. Подзаборный наркоман и хулиган с заднего двора был назначен на должность педагога в класс, где за партами сидят народы Земли.

Ну и чему, собственно, он мог научить влюблённых в него школяров? Как набивать «косячки» или фингалы? Как материться и безобразничать? Как нож к горлу приставлять в тёмном переулке? Запад в роли учителя оказался совершенно профнепригодным, да и сам быстро наскучил ролью наставника, стал напропалую прогуливать занятия, а на попытки спрашивать у него советов – плевать и сквернословить…

Конечно, с точки зрения какого-нибудь преемника А.Даллеса из ЦРУ ельцинизм был оружием уничтожения русских для ликвидации конкурентов американцам. Предполагалось, что Россия будет умирать – а США жрать её заживо и богатеть, совершенствоваться. В итоге России не станет, а США станут империей вдвое крепче и привлекательнее прежнего…

Но эти мысли условного Даллеса были столь же наивными, как и мечты «совков» о вечном мире и безъядерном разоружении. «Русская болезнь» в виде дегенеративного антицивилизационного ЗООЛОГИЗАТОРСТВА всех сторон быта – моментально переместилась на Запад, и стала убивать уже западные страны.

Для Запада встала хорошо знакомая каждому житейская проблема: чужое хаять легко, а вот своё предложить…

Мир сказал Западу: ну, вот, весь ХХ век ты шёл за русскими, делая «как у русских, только лучше». А теперь давай-ка сам, без подсказки противника! Расскажи-ка нам, как цивилизацию хранить, как прогресс двигать?

И тут молчавшая весь ХХ век валаамова ослица Запада заговорила. Вместо загадочной и очаровательной улыбки молчаливой Джоконды посыпались речи, мигом разрушившие миф об уме Запада:

-Первым делом нужно максимально освободить бизнес…

-Это как? Всех урок на свободу – а урки тебе за это космический аппарат соорудят? А беспредела с резнёй в городах не устроят? (чего, кстати, в отличии от космического аппарата мигом организовали…). И в чем разница между бандитом и предпринимателем, если оба думают о своём личном обогащении?

-Предприниматель отличается от бандита тем, что работает по правилам, с ограничениями…

-Значит, чем больше правил и ограничений, тем дальше предприниматель от бандита? Но в итоге этого пути – предприниматель превращается в госслужащего, в общественного деятеля… А наоборот? Чем меньше ограничений – тем ближе предприниматель к бандиту, и в итоге они сливаются до неразличимости…

Вторым уроком Запада человечеству был лозунг «Долой стыд, да здравствует Содом!» Но если цивилизация началась с набедренной повязки – то снятием этой повязки она и кончится, нет?

На третьем уроке освобождённый от русского влияния Запад достал идею фашизма, с парадами «Ваффен СС» в честь «демократии», и стало ясно, что ничего путного он уже не скажет.

Вслед за десоветизацией на Западе началась дехристианизация, а это сброс уже не десятилетий, а тысячелетий цивилизации…

В 90-е годы победили те силы, которым дальше некуда двигаться, нечего предложить, не к чему стремиться. Человечество оказалось в ситуации регрессивного тупика, резко приблизившись к тем «идеалам свободы» дикой, первобытной саванны, от которых увела его цивилизация на заре исторических времен. Запад разрушил перспективную цивилизацию-конкурента, после чего стал сам разлагаться в силу своей полной бесперспективности.

Можно приводить тысячи фактов и цифр статистики об экономической, культурологической, социально-административной ЭРОЗИИ в 90-е годы, причем не только в России, но и на Западе.

Однако масштабы эрозии так велики, что и без статистики стали заметны каждому человеку в быту. Уровень жизни в реальных величинах нигде в мире не растет, не улучшается с 70-х годов прошлого века.

Культурно-образовательная деградация достигла критических величин и ставит под вопрос саму передачу культурного багажа цивилизации от поколения к поколению (как это делалось ранее тысячи лет).

Фундаментальная наука парализована, реальный сектор экономики в перманентном кризисе. Невообразимо вырос криминал, включая организованно-мафиозные формы, аферы – включая международные, побила все рекорды спекуляция и связанное с ней мошенничество.

Безусловно, если бы люди вначале всерьёз подумали об ЭНТРОПИЧЕСКОЙ природе идеала Свободы, то они не пошли бы в этом направлении, разрушая всё, созданное упорным трудом и колоссальными жертвами десятков предшествующих поколений. Этот «идеал Свободы» именно через «освобожденчество» последовательно девальвировал все ключевые направления цивилизации, такие как:

-Стремление к точности, борьба с неточностью измерений.
-Преодоление стихий, подчинение слепой стихии силе разума и человеческой воли.
- Представления о допустимом и недопустимом поведении, тесно связанные с несвободой "запрещенной ненормальности", тоталитаризме нормы, восходящего к базовым представлениям человечества о Добре и зле.
-Преодоления свободы (произвола) дикаря – несвободой законности.
- Представление о приоритете общественного блага личной выгоде – без чего не было бы общества.

В целом «идеал Свободы» производил последовательный и тотальный демонтаж цивилизации, который продолжается и в наши дни со всё более и более впечатляющими результатами (возрождение давно побеждённых болезней, массовое возрождение морского пиратства, возрождение средневекового халифата, зверомутации украинской молодёжи и т.п.)

По сути, речь ведь идёт о параметрах цивилизованного поведения, быта и бытия: замена планирования будущего первобытным шаманским гаданием, замена отвращения к ненормальности «толерантностью» (равнодушной всеядностью), отмена моральной и физической чистоплотности, элементарной опрятности, отмена обязательного для каждого цивилизованного человека багажа знаний, подмена монотеистической морали на дикарское рвачество, нивелирование этики, эстетики, этикета – как ограничивающих поведение цивилизованного человека в быту… И многое другое.

И никто в начале 90-х не задавался простым вопросом: если всё это убрать – что же тогда останется-то?! Ведь, по сути, с человека соскребается человек, обнажая звериную основу, которую некогда взялась преодолеть своими "условностями и психологическими комплексами" цивилизация (с чего и началась собственно история – рывок от конечности звериного, материального плотского – к бесконечности человеческого разума).

Между тем, очевидно, что ненависть рыночников к НОРМИРОВАННОСТИ носит патологический характер и связана с бунтом обезьяны против человека. Нормированность поведения – ничто иное, как мораль и совесть, а нормированность потребления – неразрывно связана с точной измерительной аппаратурой. Всякая точность измерений породит нормированность потребления. Если, например, человек умеет считать, то имеющееся количество продовольствия он поделит на дни, на количество домочадцев, отчего и возникнет нормированный паёк.

Ликвидируя нормированность потребления под вопли о «ненавистных талонах» - ельцинизм попутно и неизбежно ликвидировал и ту нормированность, которая связана с поведением человека и называется «нравственностью». Звериная природа ельцинизма проявлялась в том, что ему нужна была ОРГИЯ – обжорство одних на фоне голода других, сопоставимая с «гусарской рулеткой» лотерея на слепое «везение» и «невезение».

Оргия, вакханалия - всегда и непредсказуема, и аморальна. Ельцинизм в этом смысле ничем не отличается от других оргий – кроме разве что масштабами своей непредсказуемости и раблезианскими гиперболами своей аморальности.

Либералы, защитники свободного рынка, высшую ценность видят именно в нетрезвом оргиастическом начале, которое принесли с собой 90-е годы. Именно возможность продолжать кровавую оргию – привлекает их в «реформах» Ельцина-Гайдара. Это бунт козлоногих сатиров и нимфоманок против человеческой порядочности, неразрывно связанной с У-порядоченностью: доходов, семейного положения, работы, ответственности и т.п.

Для сатиров и нимфоманок набитые человеческими трупами рвы гораздо менее страшны, чем опасность постоять в очереди за товаром и получить нормированный паёк – пусть даже и очень большой, но ограниченный! В этом смысле дети приватизации – враги жизни, человеческая жизнь для них ничего не стоит рядом с их похотями, извращениями и капризами. Во имя «свободы» понаоткусывать всё то, что съесть уже никак не влезает – они готовы убивать в любых количествах, хоть голодом, хоть пулей, хоть топором погромщика. Безусловно, это же делает их если и не напрямую сатанистами, то «сочувствующими» всем положениям доктрины сатанизма.

Вакханалия и оргия вносят в мир хаос – тогда как цивилизация выстроена изначально и целиком из упорядочивания явлений. 90-е годы разрушали мировую культуру и быт – не только потому, что прожирали все неприкосновенные запасы культурных обществ. Они, сверх того, своим разнузданным поведением отменяли грань между умным и глупым, добрым и злым, нравственным и безнравственным, допустимым и недопустимым, рациональным и безумным. При изготовлении сложных и тонких многосоставных вещей требуется и ум, и терпение, и самоотречение. На погроме все эти качества ни к чему: тут важны только сила, наглость, нахрапистость и беспринципность.

Самое главное качество цивилизации – долгосрочная накапливающая преемственность, ставила цивилизацию над индивидом: она больше, дольше живет, важнее, наконец. Из этого вытекала воспитываемая мировыми религиями СЛУЖЕБНОСТЬ человека. С точки зрения цивилизации человек рождён служить священным символам, предкам и потомкам. Только потому, собственно, в цивилизации накапливаются могущество и величие – что их не проматывают, а заботливо приумножают, собирают, и передают по эстафете родов, династий.

Уберите из цивилизации СЛУЖЕБНОСТЬ человека, внушите ему идею вместо служения – господствовать, доминировать, ставить Своё выше Общего – и долгосрочная накапливающая преемственность исчезнет. Следовательно, богатства цивилизации будут промотаны в кутежах, а сама она потомкам – не передана.

Но именно на служебно-подчинённое положение человека перед Обществом и Общим, которое веками воспитывали религии и пытался воспитывать советский коммунизм – покусились либеральные реформаторы-маньяки.

Человеку внушили мысль о его самодостаточной сверхценности, о том, что он рождён для себя, только для своих удовольствий, наслаждений - а не для служения святыням. При этом не подумали (а может быть, наоборот – хорошо подумали) – что такой человек окажется ВНЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ с её многовековой непрерывной преемственностью.

Он сам себя вырывает из цивилизации – но может ли он при этом не стать дикарём? Думаю, вопрос риторический.

Мысль о том, что из пьяной наркотической оргии каким-то чудесным образом выскочит человек здравомыслящий, образованный, с необходимым для высокой цивилизации набором знаний и навыков – из разряда ненаучной фантастики.

Пьяная оголтелая оргия выпустит из себя только перевозбуждённое животное, с распалившимися низшими инстинктами и расторможенными центрами удовольствий. Такое животное не только вперёд сложную техносферу не двинет, но и элементарно сохранять, поддерживать её окажется не в состоянии.

А.Е.Никитин учил: «Чувственные телесные удовольствия всем хороши, кроме одного: они представляют из себя бездонную трясину, провалившись в которую, человек уже никогда никуда не выйдет, будучи навеки погребённым этой толщей».

Десоветизация, совмещённая с дехристианизацией составили в 90-е годы адскую смесь, с которой человечество ПРОСЛАБИЛО жидчайшим духовным поносом, беспрецедентным образом.

Эти проливные изнурительные поносы ума и сердца «промыли» людям все извилины мозга и атрофировали все чувства. Величайшие державы РУШИЛИСЬ БЕЗ БОЯ, позиции, для достижения которых потребовались века – сдавались, словно копеечные одноразовые безделушки.

Человечество продристалось с кислой гнили либерализма так, что вековечные смыслы жизни, фундаментальные достоинства человека – выхлестало струями в выгребную яму. Всё, буквально всё превратилось в вонючую и текучую, неудержимую меж пальцев жижу. Двадцать веков человеческой истории, наполненной подвигами духа и жертвами мучеников, почти сошли в канализацию вместе с колоннами Пальмиры, афганскими гигантскими статуями Будды и кусками разбитого памятника М.И.Кутузову на Украине.

На фото: варварский демонтаж памятника М.И.Кутузову на современной Украине: в одном ряду с талибами и ИГИЛ...

+++
Это только сейчас В.Путин выстраивает какие-то плотины бурлящему дерьмовому потопу – да и то неизвестно, с какой целью он это делает и надолго ли хватит его «мешков с песком» на пути у всё сносящей стремнины жидкого говна. Что же касается 90-х, то тогда человечество беспрепятственно купалось в струях прорванной канализации, находя это свежим, оригинальным и привлекательным…

А это был и остаётся именно кал истории – т.е. переработанная и деформированная клетчатка «хлеба насущного», окислившаяся, переваренная в потребительском желудке человечества и вышедшая наружу вторичным продуктом всё смешавшего постмодернизма.

Кал истории, как и искусство – требует жертв. И больших жертв. Но в отличие от жертв искусства или сталинизма – жертвоприношения калу истории бессмысленны и ни к чему не ведут. Они ничего не строят, не возводят, не скрепляют, и забываются буквально на следующий день – когда снова требуются новые жертвы. Ни Беломорканалов, ни БАМов от них не остаётся. Только разбитые судьбы и человеческие кости…

Например, руководители пост-советской Украины все, как один, принесли в жертву свою репутацию, и уходили, один за другим – проклятые и ненавидимые согражданами. Жертвовали они своей репутацией ради одного: чтобы жизнь отечества стала хуже, беднее, паскуднее.
Давно забытый Ющенко – или совсем недавний Яценюк – все в равной мере пожертвовали репутацией, чтобы ухудшить жизнь земляков, и ушли – с плевками им в спину. Ради чего всё это? Неужели цель человеческой жизни – испортить жизнь другим, пусть и наворовав себе при этом сколько-то денег?
Множатся трупы физические – и множатся трупы политические, конца-краю им не видно, и выхода в этой мгле никакого никуда нет. Гадина пожирает гадину… Триасовое болото…

Это – следствие «культа Свободы», взломавшего упорядоченность отношений, позволившего одним (олигархам) поломать жизни других (лохов, лузеров).

После чего «цари горы», мечтая увековечить своё звериное доминирование и опасаясь возмездия, стали возводить террористическую систему имитационной «демократии» - главная цель которой служить их похотям, какими бы они ни были.

Строго по формуле: «полная свобода одних есть полное рабство других». Окончательно этот «культ Свободы» реализует себя в рабовладении, что уже и было в античных демократиях, как высшая стадия свободолюбия элит...

(Продолжение следует)



[1] http://economicsandwe.com/576E686345803A0E, первая часть публикации книги «НИ ПОБОИЩА, НИ СТАНА, НИ НАДГРОБНОГО КУРГАНА…» Очерк мировой пост-советской истории.

[2] Как будто кого-то в современном мире волнует легитимность или нелигитимность!

А. Леонидов-Филиппов.; 14 апреля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.