Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5336 руб.
  • Курс евро EUR: 68,5801 руб.
  • Курс фунта GBP: 77,3194 руб.
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

ТАМ, НА ГРАНИТНЫХ БЕРЕГАХ – 2

ТАМ, НА ГРАНИТНЫХ БЕРЕГАХ – 2 Ну что, дорогой читатель, мы с вами немного отдохнули, перекусили во дворе Петропавловской крепости – можно продолжить нашу прогулку по Петербургу. Куда пойдем? Неподалеку стрелка Васильевского острова с его знаменитыми ростральными колонами – может быть туда? Хотя, мы и так видим эти колонны и здание каждый день на пятидесятирублевых купюрах. Лучше устроим вояж по необитаемым, заповедным, то есть – нежилым, невским островам! А чтобы поберечь ноги и сэкономить время, отправимся мы туда на велосипеде – благо, взять напрокат велик в городе на Неве можно практически везде.

Но прежде, давайте бросим взгляд на легендарный крейсер «Аврора» – она здесь совсем недалеко, стоит пришвартованная у Петроградской набережной. Так… А где же крейсер?... Полундра! Угнали «Аврору» – аспиды! Вскоре, однако, выяснилось, что крейсер отогнали на ремонт в доки Кронштадта – об этом рассказал один из моих знакомых, занятый покраской корпуса корабля.

Ну, тогда ладно – двинемся вперед, осматривая по пути нарядные здания Каменноостровского проспекта, среди которых особенно выделяется голубая соборная мечеть, переедем через Малую Невку по Каменноостровскому мосту, и вот – мы на Каменном острове. Снова вокруг тишина и покой, будто оказались за городом. В ветвях деревьев беззаботно чирикают птицы, тихо плещется о гранитную набережную с маленькими сфинксами вода, сочная изумрудная травка так и приглашает на ней поваляться. Каменный остров, на протяжении всей истории Петербурга, был предметом вожделения для строительства роскошных дач и пригородных резиденций особ королевской крови и знатных вельмож империи. Кого ни попадя сюда не пускали.

Первым «открыл» остров канцлер Головкин, его сменил другой канцлер – Бестужев-Рюмин, пригласивший для благоустройства своего имения самого Бартоломео Растрелли. В результате, остров превратился в один сплошной парк, прочерченный ровными линиями аллей, покрытый деревьями, цветниками, каналами, теннисными кортами. В зданиях бывших дворянских особняков теперь офисы солидных фирм и компаний. Главной здешней достопримечательностью, до недавнего времени, считался дуб, посаженный Петром I. Но в 1990 году зеленый великан, ровесник города, пал от старости – ничто не вечно. Но и без царского дуба остров очарователен.

А вот вездесущих туристов здесь почти не бывает – можно наслаждаться тишиной и покоем. Проехав остров насквозь, по Елагинскому мосту, мы попадаем на соседний остров – Елагинский. Слева от нас остается остров Крестовский – петербуржская «рублевка». Там, за шлагбаумами и заборами обитает нынешняя городская аристократия. А цена какого-нибудь пентхауса на Крестовском острове – равна стоимости небольшого хутора в Ейском районе. Не поедем к богатеям на нашем синем велике! Елагинский остров, на который мы с вами попали, еще более зелен, чем Каменный. И это не удивительно – здесь оборудован центральный парк культуры и отдыха Санкт-Петербурга. Правда, если об этом не знать, то и не догадаешься – тихий, красивый парк, пруды с дикими утками, изящный Елагинский дворец, и почти никаких кафе и жутких, ревущих аттракционов, как у нас в парке Поддубного.

По святыням Петербурга

А вот на противоположном берегу Невки виднеется очень необычное для наших широт здание – это буддистский храм Дацан Гунзэчойнэй. Давайте осмотрим его внимательнее. Мы привыкли считать в повседневной жизни нашу Россию – страной православной. Ну, еще – частично мусульманской. И забываем при этом, что калмыки, буряты и тувинцы, в большинстве, исповедуют буддизм. Они-то и возвели в начале XX столетия свой храм на невских берегах, который, до недавнего времени, считался самым северным буддистским храмом в мире. В разработке его проекта принимал участие знаменитый художник и востоковед Николай Рерих, а статую Будды для него прислал в подарок сам король Сиама (Таиланда).

Храм, сложенный из массивных каменных блоков, внешне напоминает скорее крепость. Во дворе традиционные буддистские колокола, а у входа, словно преграждая путь посторонним, застыли два каменных льва – доводилось видеть похожих в Пекине. Тянем за массивное медное кольцо тяжелую дверь, и вот мы внутри. Пахнет восточными благовониями, звучат звуки барабана и медных тарелок, разносятся тягучие гортанные песнопения – идет служба. В помещении с колоннадой человек 30 – и европейцев и монголоидов. Внимают словам священника. Ладно, не станем мешать людям познавать Бога – тихо притворим за собой двери и выйдем под синее петербуржское небо.

Интересно было в Дацане, но как-то неуютно, непривычно. Поэтому, давайте посетим теперь святыню нашу, православную. Не Исаакиевский, или Казанский соборы, которые по своему внешнему виду уместнее смотрелись бы где-нибудь в Риме, а Александро-Невскую лавру. Для этого сдадим свой велик и отправимся на метро на площадь Александра Невского. Вот и памятник новгородскому князю в остроконечном шлеме, на могучем коне, задумчиво смотрит на Невский проспект. В этих местах он и заслужил свое прозвище – Невский – нанеся поражение войску шведского ярла Биргера. За спиной памятника – сама лавра. Пока мы ехали на метро, снова прошел дождь, и выглянуло ласковое солнышко, блестя в мокрой листве, отражаясь в лужах. Основана лавра была еще Петром I у слияния речки Монастырки и Невы, как мужской православный монастырь. В лавре уже чувствуется родной русский дух, перезваниваются колокола, крестясь, отбивают земные поклоны богомольцы. Все свое – родное.

Вот таков он – град Петров, впитавший в себя культуру и традицию многих народов России. Величественная столица великой империи, ушедшей в прошлое, но оставившей яркий след в истории и культуре.

Парки и белки

Чем бы нам с вами завершить знакомство с Санкт-Петербургом – может, посетим Кунсткамеру? Хотя, ну их – этих замаринованных уродцев в банках! В Эрмитаж тоже не пойдем – толкаться среди галдящих туристов, когда выдался ласковый солнечный день, не самое приятное занятие. Идея! Побываем в знаменитых петербуржских пригородах – бывших императорских резиденциях. Самый знаменитый и блистательный из них, конечно, Петергоф с его фонтанами. Но туда мы не поедем – и так с ним заочно знакомы. Лучше двинемся в романтичный парк Павловска. Это один из наименее посещаемых объектов в плеяде петербургских пригородов, тем-то он и хорош.

Прокатимся для этого немного на электричке с Витебского вокзала. Готовьте 100 рублей, господа, – вход в парк платный. Но не жаль сотни за свидание с этим удивительным местом! 600 гектаров занято деревьями, лугами, озерами, речками!!! Разумеется, мы не смогли бы и за пару дней обойти эту территорию, поэтому побываем лишь в долине реки Славянка и возле Павловского дворца. Идем по аллее в тени огромных елей, у подножья которых разрослись пышные папоротники, а по стволам скачут шустрые, непуганые белки. Больше всего это походит на настоящий лес где-нибудь в Новгородчине, или на Псковщине. Собственно, такого эффекта создатели парка и добивались – это английский стиль, где человек не вмешивается в законы природы, а подстраивается под них. Вот наблюдаем излюбленное местное развлечение – кормление белок. Мальчуган лет десяти вытягивает вперед ладонь с пригоршней орешков и ждет, когда бельчонок спустится с дерева и примет угощение. Долго ждать не приходится – зверек подхватывает орешки, сует их за щеку и пускается в пляс по хрустящим гравием дорожкам.

Ели уступают место березам и соснам – мы выходим к кроткой и тихой Славянке. Пахнет скошенной травой и умиротворением, а на холме, сквозь деревья виднеется крыша дворца – небольшого, но изящного и уютного. У подножья мраморной лестницы, ведущей к дворцу, бронзовые фигуры львов. Но что это такое! Какой же это негодяй проделал в них круглые дыры? Оказалось, это отверстия от пуль – Павловск был оккупирован фашистами, которые и расстреляли львов. Поднимемся по лестнице на террасу, полюбуемся на цветники, дворец, статую Павла I во дворе, послушаем отдаленный звон церковных колоколов и побредем неспешно к выходу – нас ждет еще встреча с Пушкиным – Царским селом.

Автобус под управлением пожилого узбека, или таджика (половина петербургских водителей – выходцы из солнечных республик Закавказья и Средней Азии), доставляет нас до Царского села минут за десять – городки Павловск и Пушкин практически сливаются. Но если Павловск – тих и задумчив, то Пушкин оживлен и многолюден. И более роскошен. Гораздо роскошнее. Это относится и к Екатерининскому дворцу, сверкающему позолотой, и к Екатерининскому парку, где играют музыканты в гусарских мундирах.

А что это за небольшая пристройка к дворцу? Да это же лицей! Здесь юный Пушкин сочинял свои первые строки, перекидываясь жеваной бумагой с другом Кюхельбекером! По этим аллеям французского парка гуляли будущие декабристы – отпрыски славнейших родов империи.

Пройдемся по парку и мы. Он уже совсем не похож на павловский – все здесь вымерено, как по линейке. Мостики, статуи, нарядные павильоны, каналы.

Посередине огромный пруд с островами. Красота, но красота не природная, а созданная руками человека, отражающая блеск и могущество золотого века Екатерины. Давайте, постоим немного у воды: покормим уток, вспомним о прошлом, подумаем о будущем.

Здесь, возле пруда, мы и попрощаемся с вами – читатель, и с городом на Неве. С городом, который не всех принимает тепло, но если уж принял, то не отпускает от себя до самой смерти.


Тимур САВЧЕНКО, аналитик "ЭиМ", Южный федеральный округ.; 27 июля 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..