Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,2490 руб.
  • Курс евро EUR: 69,6531 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,3542 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

ГАЗЫ - ИХ, ПРОТИВОГАЗ - НАШ...

100-лет «Противогаза Зелинского»

ГАЗЫ - ИХ, ПРОТИВОГАЗ - НАШ... Ровно 100 лет тому назад мой отец, впоследствии известный как академик Н.Д. Зелинский, впервые объявил научному сообществу Петрограда, что он нашел средство защиты в начатой немцами химической войне с Россией! Сейчас, спустя 100 лет, когда мы переживаем планетарную антропоэкологическую катастрофу, в эпицентре которой находится Россия – последний оплот христианства на земле, катастрофу, связанную с неуправляемым взрывом техники, падением нравственного начала в человеке и угрозой самому существованию нашей Родины, из забвения прошлого выступают личности, которые в критические моменты истории ставили своей главной задачей спасти свою страну и соотечественников от гибели. К такому типу людей принадлежал мой отец – Николай Дмитриевич Зелинский.

Родившийся 25 января (по старому стилю), почти за месяц до отмены крепостного права в России, Н.Д. Зелинский прожил почти полвека в XIX столетии и чуть более полувека в ХХ. Он был современником трех русских императоров (Александра II, Александра III и Николая II) и двух советских диктаторов (В.И. Ленина и И.В. Сталина), свидетелем шести войн, которые вынуждена была вести Россия со своими геополитическими противниками (от Русско-турецкой до Великой Отечественной).

Начавший учиться еще при свечах, он стал невольным свидетелем «апокалиптических успехов» научного знания, создавшего атомное оружие, способное (на примере Хиросимы и Нагасаки) уничтожить планету. Спасший Русскую армию от газов в 1915-1917 годах, он дожил до исторической победы над фашизмом в 1945-м, победы Советского Союза, в осуществление которой внес и свою немалую химическую лепту, создав авиационный бензин, который помог нам одержать победу в «войне моторов». Мой отец производил впечатление человека, пришедшего из другого исторического времени и попавшего в трагическую круговерть новой эпохи, отягощенной научно-технической революцией и необходимостью противостоять любому противнику России всей мощью военно-научных достижений своего времени.

Когда весной 1915 года немцы начали против русских и их союзников «газовую войну», он нашел «асимметричный ответ» на страшный вызов эпохи, создав угольный противогаз, спасший миллионы жизней. Если бы мой отец, кроме этого спасительного изобретения, не сделал бы ничего другого, его имя навсегда осталось бы вписанным в историю России мировой науки! Он, автор около тысячи научных работ и изобретений, считал противогаз лучшим и важнейшим делом своей жизни!

В 1886 году, проходя практику в Геттингентском университете в Германии, молодой Зелинский впервые невольно испытал на себе действие одного из страшных отравляющих веществ – иприта, полученного им в качестве промежуточного продукта одной из химических реакций, заданных его учителем, известным немецким химиком Виктором Мейером. Это «боевое крещение» едва не стоило ему жизни. Может быть, именно тогда у него зародилась мысль найти способ спасения от отравляющих веществ. Но должно было пройти почти тридцать лет, прежде чем мысль эта получила свое научное воплощение.

Впервые со времен гомеровских греков, окуривавших серой осажденную ими Трою, крупнейшим немецким химиком Фрицем Габером было создано и применено поистине дьявольское оружие массового истребления людей – отравляющие газы. Ядовитые газы в виде хлора, фосгена, а позднее и иприта были предложены Габером германскому командованию для истребления «живой силы» русских, той силы, которую Адольф Гитлер позднее назвал самой опасной в русском противнике – «биологической силы». Но еще задолго до Габера, в 1855 году английский инженер Эндональд («англичане всегда впереди!») предложил англо-французскому командованию применить сернистый газ в Крымской войне против русских, героически оборонявших Севастополь. Только временное оставление нашими войсками города не дало осуществиться этому чудовищному замыслу.

Будучи в конце XIX века одним из создателей современной органической химии, Николай Дмитриевич, как никто другой, оценил зловещую новизну и массовость нового оружия, его сатаническую суть.

Ему пришло спасительное решение: искать защиту в самой природе! Дерево обеспечивает дыхание всех живых существ. Недаром оно почиталось в Древней Руси священным. Пористая структура легких чем-то напоминает структуру дерева, а древесный уголь обладает природной поглотительной способностью. Люди с древности пользовались им для очистки воды, потому что он абсорбирует яды. Из всех деревьев, используемых для получения древесного угля, выбор Н.Д. Зелинского пал прежде всего на русскую березу! Он многократно усилил ее спасительные свойства, превратив обычный березовый уголь в активированный, т.е. многократно увеличил его природные поглощающие свойства. Этот способ превращения обычного древесного угля в активированный и составлял суть открытия Н.Д. Зелинского, не говоря уже о самой идее использования угля в борьбе с отравляющими газами!

В начале июня 1915 года, когда газовая война уже набирала свои страшные обороты, Н.Д. Зелинский, вспоминая своего великого старшего современника Луи Пастера, которого он знал и перед которым преклонялся, провел на самом себе решающий опыт: в пустой изолированной комнате Центральной лаборатории Министерства финансов в Петрограде (Забалканский проспект, д. 19) сжигалась сера. Когда концентрация сернистого газа достигла величины, при которой в комнате невозможно было дышать, Н.Д. Зелинский взял носовой платок, в который был завернут зерненый активированный уголь, и, закрыв газа и плотно прижимая платок к носу и ко рту, вошел в помещение, где смог пробыть в отравленной атмосфере более четверти часа. Это была первая победа и одновременно начало тернистого мученического пути за техническое оснащение открытия, за создание на его основе противогаза для Русской армии.

12/25 июня 1915 года Н.Д. Зелинский впервые доложил о найденном им средстве борьбы с удушающими газами на заседании Противогазовой комиссии при Русском техническом обществе в Петрограде (в «Соляном городке»). Он так и не запатентовал свой противогаз. Ему было просто не до этого. Массированное производство и внедрение противогаза в армию оказались труднейшей задачей и могли бы стать темой специального исследования.

30 сентября 1916 года, когда массовое производство противогазов было уже налажено, Н.Д. Зелинский получил предписание от председателя Химического комитета при главном артиллерийском управлении генерала В.Н. Ипатьева об отстранении его от руководства созданного и организованного им угольного дела в России, что явилось для моего отца тяжелым ударом. По злой иронии судьбы известный химик В.Н. Ипатьев приходился родным братом тому самому инженеру Н.Н. Ипатьеву, которому принадлежал ныне известный всем не доброй памяти Дом Ипатьева в Екатеринбурге, где 4/17 июля 1918 года было совершено величайшее преступление христианской истории: чудовищное убийство Помазанника Божия Государя Императора Российской Империи Николая II и всех членов его Августейшей Семьи, носящее на себе следы сатанинского ритуала…

От первого доклада Н.Д. Зелинского о найденном им спасительном средстве, от азов до окончательного массового внедрения его в действующую армию прошло немало времени, и немало жертв газовой войны было принесено на алтарь Отечества. До сих пор трудно объяснить, почему производство этого простого и надежного средства было преступно задержано более чем на полгода. Исчерпав все доступные ему возможности для продвижения своего изобретения в действующую армию, Николай Дмитриевич пишет в начале 1916 года Докладную записку в Ставку Верховного главнокомандующего Русской армией, бремя которого взял на себя с 23 августа 1915 года сам Император Николай II. Результат не замедлил себя ждать: 3 февраля 1916 года в Ставке под Могилевым были, наконец, произведены окончательные испытания основных имевшихся тогда образцов противохимической защиты как русских, так и иностранных. Все это происходило в специальном вагоне подвижной химической лаборатории Западного фронта. Противогаз Зелинского испытывал на себе его любимый помощник, бессменный лаборант Сергей Степанович Степанов, проработавший с моим отцом свыше полувека. Сам он незадолго до этого потерял на фронте сына Анатолия, отравленного из-за отсутствия средств защиты немецкими газами. Испытания, на которых присутствовал сам Император Николай II, превзошли все ожидания. С.С. Степанов смог продержаться в смертельно ядовитой атмосфере хлора и фосгена свыше одного часа, в то время как другие испытуемые на протяжении пяти минут вынуждены были покинуть кабины. Царь лично поблагодарил моего отца за его научный подвиг, а С.С. Степанова за проявленное им мужество велел наградить солдатским Георгиевским крестом. После чего Государем было принято решение об изъятии всех иных систем защиты и о начале массового производства противогаза Зелинского. Требование о высылке образцов угольного противогаза немедленно поступило от союзников. 27 февраля 1916 года по распоряжению Генерального штаба в Лондон были высланы пять противогазов. С противогаза Н.Д. Зелинского англичане скопировали свой «коробочный респиратор» (Standart Box Respirator), а с него, в свою очередь, скопировали американцы свой противогаз 1917 года.

Фактически к началу 1917 г. не только наши союзники, но и противники использовали в своих противогазах активированный уголь Н.Д. Зелинского. Но неблагодарная Европа не отдала дань выдающемуся открытию русского ученого. В Британской энциклопедии, например, вы не найдете сведений о том, что честь создания противохимической защиты всех армий мира принадлежит Н.Д. Зелинскому. Зато Фриц Габер, невзирая на то что являлся «отцом химической войны» и был внесен союзниками России в список военных преступников, подлежащих выдаче, удостоился в 1918 году Нобелевской премии по химии за свои работы по синтезу аммиака из азота воздуха, имевшие оборонное значение для воевавшей Германии. Не менее парадоксальным явилось и то, что в начале 30-х годов ХХ века Фрицу Габеру было присвоено звание действительного члена Академии наук СССР, членом которой с 1929 года был и Н.Д. Зелинский. Как здесь не вспомнить знаменитого немецкого психиатра Эмиля Крепелина, введшего в психиатрию еще в конце XIX века понятие о «нравственном помешательстве» (moral insanti), которое ныне, спустя более столетия, приобретает в современном мире все более массовый характер. Трагические события на Украине и во многих других частях мира лишь печальный пример к сказанному.

В начале лета 1916 года Н.Д. Зелинскому самому пришлось приехать на Рижский фронт, где в наступлении под Ригой немцы применили массированное использование химических снарядов. Вот что рассказывал об этом Петр Николаевич Лермонтов, внучатый племянник столь любимого моим отцом великого поэта, бывший в то время прапорщиком и начальником химической команды 10-го Сибирского стрелкового полка: «Командир 3-й Сибирской стрелковой дивизии генерал-лейтенант Трековский представил офицерам нашей дивизии профессора Н.Д. Зелинского, который давал указания офицерам, как надо пользоваться новым противогазом. Это большое собрание происходило на открытом воздухе недалеко от Риги, верстах в 15-20 от переднего края обороны. Помнится, как Николай Дмитриевич сказал: «С моим противогазом не бойтесь! Он спасет вас от любых газов!». Противогазом Зелинского моя часть была вооружена в 1916 году в начале лета. И он спас тысячи жизней от смертоносного газа».

Выдающийся историк химии Н.А. Фигуровский в конце своей монографии «Очерк возникновения и развития угольного противогаза Н.Д. Зелинского» (М., 1952) писал: «Всего же в действующую армию с начала производства было отправлено 11185750 противогазов Н.Д. Зелинского». Это значит, что русская армия, насчитывавшая к началу 1917 года около семи миллионов человек, была полностью укомплектована угольными противогазами.

100-летие создания Н.Д. Зелинским противогаза есть повод воскресить память великого русского ученого, продолжателя дела Д.И. Менделеева, соратника и друга В.И. Вернадского, ученого, которому принадлежит заслуга создания универсального защитного средства, спасающего от смерти. Находящегося до сих пор на вооружении всех армий мира. В этом сказалось его глубоко христианское мирочувствие, его «православное сознание». «Я изобрел его не для нападения, а для защиты миллионов молодых жизней от страданий и смерти», – писал он тогда. Нам, русским людям, современникам наступающего на Россию и на всю планету «нового мирового порядка», такое миросознание близко и понятно. Сейчас все технические средства ополчились против человека, а сама Мать-Природа выброшена на обочину техники. Современную эпоху можно справедливо назвать технозоем, потому что человек становится в ней лишним. Ведь не случайно некоторые физики – создатели термоядерного оружия – шутя называли себя «союзниками дьявола». В сущности, современная наука, мотивированная политиками, которым она служит, борется уже не только с человеком, но и со всем Творением. Перед человечеством во весь рост встает задача: защитить человека от «человека». Страсти губительны сами по себе для каждого. Вооруженные технологиями XXI века они становятся пагубными для самого существования человечества!

100-летие противогаза Зелинского могло бы послужить поводом для создания в России общественного движения в защиту человека как Божественного творения. Эта христианская православная идея могла бы стать ядром национальной идеи России.

А.Н. ЗЕЛИНСКИЙ

http://www.rv.ru/

По сообщениям информационных агентств; 16 июля 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..