Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4247 руб.
  • Курс евро EUR: 61,8636 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,6947 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

А.ЛЕОНИДОВ: "УМНЫЕ И МЁРТВЫЕ"

А.ЛЕОНИДОВ: "УМНЫЕ И МЁРТВЫЕ" В предыдущих статьях цикла мы выходили с вами из миражей прекраснодушной маниловщины и окунались в суровую реальность. Ту, в которой Земля добывается войнами, зачищается геноцидами, обрабатывается трудом, обороняется порядком, а плоды её делятся властью среди подданных. Мы рассмотрели, как трудно человечеству выйти из войн и рабовладельческих систем, как непросто даётся ему гарантированность и безопасность снабжения необходимыми для жизни вещами, насколько хрупки опоры цивилизации и как легко провалится в первобытные джунгли, если играть с вещами, сути и смысла которых не понимаешь…

НАСЛЕДИЕ ХХ ВЕКА - 5,

начало цикла - http://economicsandwe.com/D55A629D388BDA6F/"

Бывают реалистами и теоретики, хотя они всегда в зоне риска: обобщения, сделанные мыслью, постоянно норовят оторваться от практики и улететь в патологические галлюцинации несуществующих миров. Однако реалисты-теоретики преодолевают соблазн мечтафонства, стремятся к живой жизни и могут создать определённые схемы оптимального выживания и наращивания благ для цивилизованного человека.

И всё-таки в основе всякой исторической реальности – не схема, умная или глупая, а человек, точнее – типаж человека.

Человек так устроен, что одни вещи ему интересны, а другие – не интересны. И вот в чём беда: у разных людей эти вещи разные! То, что у одного вызывает истерику вожделения, для другого совершенно «фиолетово», а то и омерзительно…

Можно быть гениальным полководцем и придумать гениальный план сражения – но судьбу сражения решат солдаты: побегут ли они при первых выстрелах в атаку или в тыл? Можно придумать гениальную экономическую схему сверхизобилия, но попав в руки воров и эгоистов, которым дадут её выполнять, она станет ругательством народов…

Всякая идея – зависима от людей-исполнителей. В этом смысле история всегда очень несправедлива: она показывает нам верхушку событийного айсберга, всегда поневоле оставляя за скобками миллионы и миллиарды простых исполнителей замыслов правителей и вождей.

Но без соответствующего типажа рядового исполнителя – ничто не может ни возникнуть, ни рухнуть, ни восторжествовать, ни провалиться. Мы не знаем, на самом деле, действительно ли умны были генералы-победители, или им просто с солдатами повезло? Мы не знаем, действительно ли великими были реформаторы, предлагавшие схемы жизнеустройства – или просто им повезло с ответственными и добронравными гражданами?

Но мы знаем, что когда немецкий генерал начинал командовать итальянцами или турками – результат был совсем не тот, что при наличии немецких солдат. И тем более мы знаем, что когда схему процветания одного государства пытались перенести на почву другого – это отнюдь не всегда приводило к повторению триумфа схемы.

Кадры решают всё! – сказал великий Сталин. А до него Александр I, на предложение отменить крепостное право и создать страну свободных людей – сказал нечто похожее, но наоборот: «Некем взять!».

Можно, конечно, рассуждать, как Смердяков у Достоевского, что одни нации умные, а другие глупые, и у глупых ничего не получается, а вот у умных получается всё. На самом деле интеллект не делает человека хорошим гражданином, и отсутствие интеллекта, образования, даже отсутствие грамотности – не делает его гражданином плохим.

Ум, знания, образованность – обоюдоострое оружие. Сильный ум не только может сильно работать НА государство, но не менее сильно и ПРОТИВ него. Без умных граждан – беда, но и с умными – порой ещё хуже…

Кадры, кадры, кадры… Откуда они вообще берутся-то, эти кадры?! Почему один готов жену и детей отдать за Отечество[1], а другой за Отечество и чихнуть постесняется? Это что, от ума зависит? От образования? Абсолютно очевидно, что нет…

Я открою вам тайну. Собственно, я уже открыл её в предыдущих работах цикла, а теперь лишь кратенько повторю. Человек, созданный по образу и подобию Божьему, с точки зрения души и мыслей – целая Вселенная. Мир, Космос! В то же время в материальной Вселенной, среди вещей, подчиняясь вещам и управляя ими – Космос-Человек имеет лишь крошечный лоскуток материального мира. Воображение человека может в мгновение ока построить дворец Гаруна-Аль-Рашида, но в материальном мире этому фантазёру порой даже и комнаты в коммуналке не достаётся…

Это лежит в основе конфликта людей за материальную вселенную, конфликта за место под солнцем, жизненное пространство, ресурсную базу личности.

Я уже писал, что не только пролетарии в смертельной борьбе с буржуями, как наивно полагал Маркс, но и отрасли с отраслями, народы с народами, землячества с землячествами, город с деревней, квартал с кварталом, коллега с коллегой, сосед с соседом, родственник с родственником и т.п. Цепочка антагонизмов (именно антагонизмов[2]!) уходит в бесконечность.

Вражда людей с людьми за место и ресурсы оборачивается союзами групп людей против «третьих лиц». Возникает зыбкое единство, в котором общность интересов (временно) перевешивает конфликт личных интересов.

Самый примитивный пример: у банды общий интерес ограбить прохожего, но это вовсе не значит, что один член банды пожертвует собой ради другого. Порой союз против «третьих лиц» совершенно случаен, и быстро переходит в междоусобную схватку ВНУТРИ общности. Бандиты дерутся с бандитами, католики с протестантами, шииты с суннитами, внутри стран полыхают гражданские войны и т.п.

И вот я задаю себе и Вам вопрос: а что же лежит в основе появления обществ? Ведь есть же какая-то причина, по которой устойчивые общества появились в истории, как и сама история? Почему стайные животные могут организовать что-то вроде племени (стая, стадо), но категорически неспособны на создание общевидового единства?

И я увидел, и вам советую увидеть, что в жизни только две причины возникновения общества. Одна из них духовная, коренится в душе, связана с общностью святынь и вероисповедания. Вторая – материальная, и коренится в материальных интересах человека, связана с «дружбой против третьих лиц».

Общество религиозно-идеологического типа:


Общество, формируемое на основе совпадения личных интересов:


Важно понять, что никакой третьей причины для возникновения обществ с их иерархиями, господством и подчинением, нет, и даже быть не может.

Подчиняться без причины может только мазохист, но они больные люди, оставим их психиатрам. А нормальный человек никогда не начнёт ни с того, ни с сего подчинятся другому человеку. Если дружить, то только на равных, но уж никак не иерархически, чтобы он сказал – а ты побежал делать…

В природе человека заложено стремление самому управлять и в той же природе – заложен инстинктивный дискомфорт от подчинения. Оно неприятно на уровне рефлексов, не то что на уровне мыслей! Каин убил родного брата Авеля, как только тот возвысился над ним волей Божией – что же говорить о людях не родных, не братьях и с Богом напрямую не беседующих?

Но как же тогда возникает общество, иерархия в нём? Двумя путями.

1. Или человек смиряет свою гордость сознательным волевым актом верующего, служит не другому человеку, а своей святыне, своей вере, ставя во главу угла не личный свой интерес, а интерес добровольно принятого высшего начала.
2. Или человек руководствуется личным интересом, и рассчитывает в иерархии, подчиняясь себе подобному, что-то лично для себя получить. Какое-то благо, которое он не мог бы получить – если бы не подчинялся этому начальству…

А никаких других оснований у людей быть едиными нет.

Или духовное единство или материальный расчёт на выгоду. Человек слишком самодостаточная в духовном отношении величина, чтобы жертвовать своим первенством и первородством просто так, ни с того, ни с сего, без веры в правоту своей жертвы и без материального интереса.

Все формы единств, существующие в человеческой истории – случайны и условны, кроме катехонической (удерживающей) веры в Бога Истинного, про которую сказано, что врата ада не одолеют её. Нация или партия могут казаться единым монолитом врагам – но внутри них всегда кишит карьеристский раздор.


Люди в любой форме общности что-то совместно делают – и одновременно подставляют друг друга, обставляют, объегоривают и т.п. Более того, есть мнение (мы подробнее его разбирали с читателем в других статьях), что внутривидовая конкуренция подобных людей острее и жёстче, чем межвидовая конкуренция людей слишком разных и потому мало точек конфликта имеющих между собой.

+++

«Великие геополитические катастрофы» происходят не потому, что разуму человека закрыты ясные рецепты успеха, величия, процветания нации, партии, государства и т.п. Эти рецепты известны и подробно описаны. Никакого секрета из них наука не делала и не делает.

Дело совсем в другом. В НИХ НУЖНО ВЕРИТЬ. То есть человек должен искренне, до зуда в костях, ХОТЕТЬ величия своей Родине, а не просто дежурно это декларировать в карьеристских целях.

Величие государства неразрывно связано с верой в него, в его катехоническую святость, его граждан.

Величие государства (да и любого общества, группы) не может быть основано на ВЗАИМНОСТИ личных интересов членов, потому что в природе нет никакой постоянной ВЗАИМНОСТИ интересов.

Какой взаимный интерес может быть, например, у меня с Чубайсом? Формально мы граждане одной страны, вроде бы члены одной общности, но фактически-то? Отнимая у меня, и у миллионов таких, как я, будущее, Чубайс тем самым (и ничем иным) выстроил для себя и Абрамовича, и ещё кучки всякой дряни, их аляпистые и базедические дворцовые комплексы…

И даже известно, на какую сумму. Общий уровень благосостояния относительно СССР упал в 2 раза – эта материальная убыль с тем или иным корректом всплыла в доходах «олигархов». Получается, чем хуже нам, тем лучше им… Но это опять две группы – «мы», «они»…

С точки зрения программы КПСС, к 2000-му году отдельную квартиру должна была получить каждая семья в России. Я не получил вообще никакой. А мой друг детства, хорошо устроившийся, купил себе квартиру раза в два больше советской типовой, стандартной… Ну, очевидно же, в одном месте убыло, в другом прибыло! Или двум по 100, или одному 200, арифметика, 1-й класс… Какая общность интересов?

Сепаратистские банды на окраинах России – все эти Украины и Латвии – исходили, конечно, не из блага населения УССР или ЛатССР. Это население они опустили ниже плинтуса, чего теперь уж и не скрывают. Они исходили из возможности урвать. То есть они порвали с имперским центром - потому что возможная прибыль от центробежных сил была выше, чем прибыль от центростремительных…

Разница в интересах крошит человеческие сообщества, как пересохший песочный кекс. У каждой песчинки свои личные амбиции и свой личный шанс урвать что-то. Она служит единому центру, пока ей выгодно, и предаёт его – когда ей это станет выгодно.

+++

Поэтому мы и говорим, что никакое внешнее величие, никакие, даже самые разумные и справедливые законы, никакие хитроумные формальные механизмы, закорючки и загогулины, никакие богатства и сокровища в пользовании – не могут защитить никакого общества от распада.

Зачастую именно сила, богатство и величие системы становятся не скрепами, а катализаторами её распада. Для распада нужно только одно: чтобы люди перестали верить в традиционные для данного общества святыни.

Внешне это почти незаметно – в голову-то к человеку не залезешь, а формально он продолжает якобы верить… Но по наружным признакам мы понимаем, что служители и хранители превратились в рвачей и мародёров. А коли так – ни ядерный щит, ни сказочно-огромные резервы, ни миллионы под ружьём, ни разветвлённые спецслужбы, ничто не способно уже остановить распад общества.

В случае угасания веры, идеологии, поклонения святыням общества – в нём берёт верх различие личных интересов.

«Мне» выгодно совсем не то же самое, что «Нам». И появляется такая фигурка, т.н. «умного человека», который настолько умён, что за всякие там «химеры» и «религиозные предрассудки», за всякие девизы и речёвки умирать и страдать не согласен. Этого «умного человека» не зажечь пафосной речью, не подкупить значком, медалькой, почётной грамотой или правом приложится к знамени.

Нет, «умный человек» оценит ситуацию глазами рвача, и урвёт ровно столько, сколько в данной ситуации можно урвать, ни копейкой меньше! «Умный человек» посмеётся над умирающими за какие-то возвышенные абстракции идиотами, а сам залезет поглубже в тыл и зароется там поглубже в тёплый тлен личного комфорта…

«Умный человек» такого типа удивляется только один раз в жизни: когда однажды его из комфорта извлекают следователи иностранной прокуратуры, чтобы отобрать у него всё ворованное в пользу своих хозяев, или какие-нибудь полоумные изломисты, принесшие в его город «халифат»…

Именно тогда «умный человек», думавший, что всех обхитрил, в последний миг понимает, что остался один, никому не нужный и беззащитный, и что теперь его просто сожрут…

Но пока этот миг истребления «умных» гнид не настал – их не переубедить в их железобетонной уверенности, что они всех расчётливее и дальновиднее.

И вот в чём беда, ребятки: атеизм, явный и латентный, таких «умных гнид» плодит в великих количествах, загаживая ими всё социальное пространство.

И они жрут несущие конструкции общества – каждый в меру своего аппетита. Они индивидуалисты, и на других не смотрят. Они думают, что жрут общество только они одни, а потому на их век запасов прочности хватит…

Но они почти всегда ошибаются. Потому что таких, как они, очень много, и верующие далеко не всегда успевают подхватить на руки падающий свод мироздания, когда он обваливается, подточенный этими жуками-короедами…

(Продолжение следует)



[1] Реальный случай с Козьмой Мининым: он пригрозил купцам, что если у них нет денег на освободительный поход – пусть тогда жён и детей своих продают. И действительно, забирал семьи у «уклонистов» - а те потом их выкупали…

[2] Антагони́зм (от др.-греч. ανταγωνισμός — «соревнование, соперничество», от др.-греч. ἀγών — «спор, борьба») — соперничество, конкуренция, борьба, противостояние, противоречия, носящие непримиримый, вечный характер. Противостояние, которое не может завершится исчерпанием конфликта, прочным миром.

Александр Леонидов; 14 ноября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.