Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,6360 руб.
  • Курс евро EUR: 62,2699 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,9585 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

ОБЩЕСТВО: ХРАНИТЕЛЬ И УБИЙЦА...

ОБЩЕСТВО: ХРАНИТЕЛЬ И УБИЙЦА... ​Я – как и любой из людей – член Общности (Общностей, если быть точнее), Общества и Церкви[1]. У меня есть семья, коллеги, друзья, приятели – те, с кем я непосредственно общаюсь. Моя общность включена в Общество, объединяющее правовыми рамками всех граждан России. Но я (как и все) чисто физически не могу быть лояльным к общности и обществу одинаково. Хотел бы, да не могу. Если обидели моего сына, друга, коллегу – конечно же, моя реакция активнее, чем если обидели незнакомого человека в далёком городе. К тому же в случае чужой обиды мне не всегда ясны обстоятельства дела: кто прав, кто виноват? Откуда мне знать, если все участники драмы лично мне не знакомы?

Свои – другое дело. Это не значит, что ради своих я стану нарушать закон. Но я буду добиваться его исполнения в полной мере – если речь идёт о своих. Я буду двигателем процесса. В случае же с чужими я буду лишь свидетелем со стороны (да и то в лучшем случае). Закон требует равного отношения ко всем моим согражданам, а Скрижаль – во всем людям Земли.

Так возникает триединая основа государственной власти, управляющей системы:

Декларативные ценности СКРИЖАЛЕЙ.
Формальные и формализованные требования ОБЩЕСТВА.
Неформально-бытовые правила ОБЩНОСТЕЙ.

Когда эти три кодекса, три свода правил сталкиваются в реальной жизни, то между ними возникает диалектическое единство-противоречие. Общность, как биологический организм, подчиняется механической, формальной конструкции Общества, в котором живет. Причем не только и не столько принудительно, сколько добровольно.

Но с другой стороны – биологический организм Общности постоянно «втихаря» ревизирует механические формальные требования Общества-института. Объяснение этому самое простое: жизнь есть жизнь. Всякий писаный и гласный, общеизвестный закон – всегда абстрактен и схематичен.

И, конечно же, мёртв. Жизнью его наполняет человек, а человек живёт в кругу лично ему знакомой Общности, а не в абстрактном Обществе «от Сахалина до Калининграда».

Хотелось бы, и вполне искренне, ЛИЧНО защитить всех обиженных и ЛИЧНО помочь всем нуждающимся. Но это физически невозможно. И все это понимают. Не смогу я накормить всех детей Земли или даже только своей страны. А своих детей могу – чем и занимаюсь…

Именно по этой причине ОБЩНОСТИ людей играют в реальной жизни главную роль – и тогда, когда Общность попирает законы Общества и Завета, и даже тогда, когда она просто им следует, но выборочно, делая упор на законные права, но только своих…

Это не значит, конечно, что формального Общества и Скрижалей Завета не существует. Но живые биологические организмы общностей действуют по законам, отличным от законов механики (законы общества) и законов вечности (заповеди религии). Не учитывая этого, мы ничего не поймем в истории и общественном процессе вокруг нас.

Живая общность может быть лояльна к архитектуре общества – и тогда она «ячейка общества», то, что называется общиной, мiром. Она может стать нелояльна, вызывающе-враждебна, бросающей вызов – и тогда превращается в криминально-мафиозное образование, маргинальный сгусток на полях общества.

Наконец, есть общности, которые внешне лояльны, внутренне же враждебны к обществу в целом, к тому обществу, в котором живут, и при этом втайне ненавидят его. Это – масонерия или протомасонерия, общность той или иной степени антиобщественного заговора группы в рамках группового эгоизма.

Такая группа не нарушает требования Скрижалей морали, а пользуется их декларативностью. Она не нарушает и требований закона – а пользуется его формальностью, мёртвой ритуальностью, неизбежной, как и декларативность нравственных кодексов. То есть уже на уровне протомасонерии в общности связанных какими-то узами людей начинают разделяться Дух и Буква нормативов общества, в котором они живут.

Исполнение ритуала, даже в предельной точности – ни в коей мере не является пылкой верой и не гарантирует никакой внутренней веры в ритуал. Более того: лучше всего ритуалы учатся исполнять именно те, кто ничего, кроме кривляния, в них не видит и не понимает. Это и объясняет успех протомасонерий в их движении к власти над другими общностями, более лояльными Обществу.

Самой привлекательной средой для масонерий является общество т.н. «атомарных личностей» - живущих в обществе лишь по контрактам, и никакой собственной общности-общины не имеющих.

Такую совокупность атомарных личностей мы называем «планктоном для масонерий».

Это самая доступная форма питания для нелояльной обществу, сплочённой общности. Человек, права которого не защищает ничто, кроме закона – исчезает так, что его исчезновения никому не заметно.

Его не то чтобы ненавидят или специально подвергают забвению: он вообще никогда не находился в поле зрения нашей или вашей, читатель, общности.

Исчез – и исчез. Может, в другой город переехал, нам какое дело? Мы с ним здоровались на лестнице, когда он был, но отнюдь не испытываем тревоги за его отсутствие. Или, допустим, он не совсем исчез, а сильно пострадал. Но его обидчик ведь не пишет у себя на лбу крупными буквами «Я сволочь». Обидчик приводит какие-то доводы, доводы эти могут быть лживыми, но это нужно вникать, разбираться, рассматривать их подробно… Кому и зачем, положа руку на сердце, это нужно, если речь идёт о чужом, незнакомом человеке?!

Конечно, и наша мораль и формальный закон требуют, чтобы мы соблюдали его права, хоть он и совсем незнакомый. Ну так мы никаких его прав не нарушали, уехал он в другой город – мы препятствий не чинили… Он просто мелькал перед нами, в определённый момент перестал мелькать, и всё. Появились новые мелькающие объекты на периферии зрения, и только.

Хотя жизнь и достоинство одинокого человека ограждены законом – нетрудно понять, что фактически они ограждены лишь мёртвой формальностью. За него никто не вступится, а если вступится – то только случайно, вероятность такой случайности невелика, и т.п.

Конфликт же с крупной общностью – это всё же не нападение на одинокого человека. Крупная общность ответит на покушение масонерии собственным коллективизмом, нападение на одного её члена – приравнивается к нападению сразу на множество людей.

А почему – спросят – масонериям обязательно нападать на людей, одиноких или общинных? А потому что есть закон сохранения вещества и энергии: ничего ни у кого не отняв – ничего никому не можешь и дать. Хочешь угостить друга шашлыком – режь барана. Хочешь хапнуть от жизни побольше (для себя и своей узкой общности) – значит, придётся отхапать ОТ кого-то, потому что бесхозных благ, пардон, не осталось уже на маленькой-маленькой Земле…

Диалектика «юроса» и «биоса», то есть формального права и живого организма заключается в том, что они пытаются друг друга заставить себе служить. «Юросу» интересно, как подмять под себя «биос», но и наоборот: «биосу» всегда интересно, как подмять под себя «юрос», сыграть на формальных правах ВСЕХ людей в свою, ЛИЧНО свою пользу.

Когда сталкиваются две живых общности, то либо одна пожирает другую, либо они находят компромисс в формальном общем законе, служащем границей, которую общности договорились взаимно не нарушать. Естественно, как и в отношениях между государствами, граница – только условная линия, а вовсе не вечная непреодолимая стена (каковой даже китайская стена не стала). И когда меняется баланс сил – от компромисса более сильная общность может перейти к пожиранию, если не считает этот процесс как «себе дороже».

+++

Таким образом, общинность, сплочённость общин – важный элемент государственного устройства. Самоуправляемая община, составленная демократически из лично-знакомых, близких друг другу людей, хорошо друг друга знающих – не противостоит, а гармонично уравновешивает мощный центр державной власти-охранительницы.

Держава нужна, чтобы защититься ИЗВНЕ - от чужеземных армий. Община же – чтобы защититься от разного уровня масонерий, пожирающих страны ИЗНУТРИ, «питаясь человечинкой» - и выбирая для этого беззащитных, одиноких, «атомарных» людей.

Возникновение масонерий, особенно же неформализованных протомасонерий неотвратимо, пресечь этот процесс нельзя – его можно только уравновесить и ограничить рамками.

Здоровая и лояльная державе, престолу, короне община – подающая снизу различимый и мощный болевой сигнал в случае «покусывания» необходима центральной власти, чтобы эта центральная власть не оказалась среди социальных и экономических заговоров слепой и глухой.



[1] Атеисты тоже члены церкви – своей, ведь у них есть свои скрижали обобщений.

Александр Леонидов; 13 сентября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.