Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4762 руб.
  • Курс евро EUR: 60,4535 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,8050 руб.
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

"РУССКАЯ БОЛЕЗНЬ": ФЕТИШИЗАЦИЯ ДЕНЕГ

"РУССКАЯ БОЛЕЗНЬ": ФЕТИШИЗАЦИЯ ДЕНЕГ Читая воспоминания царского министра финансов (одного из лучших) В.Н. Коковцова[1] я с почти суеверным ужасом обдумывал известную фразу о том, что «В России всё меняется за год и ничего не меняется за 100 лет». Проделки Улюкаева и Набиуллиной, учение их старшего наставника Кудрина – оказывается, имеют давнюю традицию, всегда радовавшую врагов России (начиная с царской) и всегда печалившую её друзей. Некоторая одержимость в отношении к финансам, обожествление их в ущерб реальным секторам, попытки видеть в них не инструмент для дела, а некую самодостаточную святыню уныло сопровождают всю русскую историю. Вопреки расхожему мнению русские – удивительные фетишисты по части денежного обращения…

Говоря в целом, философски, феодальная и раннебуржуазная мораль – весьма ущербна и кособока по сравнению с Вечной Нравственной Скрижалью, данной от начала человечеству.

Честный человек, человек чести – при всей его симпатичности в сравнении с монстрами современной олигархии – всё же принимал на себя Долг Человечности, как бы добровольно, не по мере нужды, а по мере своего желания.

Люди высочайшей чести, такие, как П.А.Столыпин или В.Н.Коковцов – предпочли бы смерть бесчестию, однако честь они понимали очень узко, как возврат ранее сделанных долгов и сдерживание ранее данного слова. Один и то же дворянин мог стать нищим – ради того, чтобы вернуть карточный долг отнюдь не бедствующему шулеру (ибо это дело чести) – но мимо умирающего от голода мужика этот же дворянин прошёл бы равнодушно: он ведь у мужика ничего не занимал, и ничего мужику не обещал. Слова не дано – его нечего и держать…

Такое понимание чести приводило к тому, что Россия выплачивала внешний долг любой ценой – даже ценой обнищания своего народа. Мол, мы у мужика ничего не занимали, ничего ему не обещали – ничего ему и не должны. У Заграницы же занимали, слово давали и бумаги подписывали, а потому долг чести, и т.д., и т.п.

Малоизвестный, в силу своей абсурдности факт: в годы Крымской Войны Россия продолжала выплачивать свои долги Великобритании. По личному указанию царя Николая I, человека чести: «брали – отдайте. Политика тут ни при чем. Долг – святое дело».

Выглядит благородно, а по сути?! Жизнь тех мужичков, которых эти же англичане расстреливают из нарезных штуцеров – она, выходит, бесплатная?

Русское представление о Чести оказалось феодализмом деформировано и выхолощено: «Если я брал – верну. А если не брал – ничем не обязан. Обещал – сделаю. А не обещал – не обессудьте!»

Конечно, с точки зрения настоящей Нравственности, а не её буржуазно-дворянского суррогата, помогать нужно не только своим кредиторам, но и всем нуждающимся. Причем по принципу – кто больше нуждается, тому первому и помогать. Наплевать на «долг чести» английскому толстосуму, перетопчется, а помочь в первую голову мужичонке, у которого последняя коровка сдохла. И пусть мужичонка у тебя ничего не брал, пусть ты ему ничем не обязан – ты же видишь, что он в беде, а английский банкир- нет!

Но узкая мораль угнетательского общества заключается в том, что неоплаченный долг лишает чести, а жестокость и равнодушие – нет.

Когда феодальные понятия о чести прокрались в бесчестный и беспринципный мир финансов – началась «русская болезнь», которая постоянно извращает нашу финансовую сферу, независимо от того, воры ли во главе неё или кристально-честные люди (как Коковцов со Столыпиным).

Суть «русской болезни» с неудовольствием подметил кайзер Вильгельм II во время его встречи с Коковцовым. Коковцов долго объяснял кайзеру, что Россия ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ намерена сохранять конвертируемость рубля и размен рубля на золото (тогдашний доллар США). Кайзер, как любой здравомыслящий человек, пожал плечами:

-Я не совсем понимаю, почему России так нужно заботиться своей денежной системе, когда у нее столько других забот…

Ну ведь золотые слова, согласитесь, и как будто сегодня сказаны! Кайзер тогда имел виды на Россию, как на союзника, и опасался, что русское самодержавие рухнет.

Кайзер постоянно просил (это и в других частях мемуаров проскальзывает) – мол, перестаньте вы заниматься этой хернёй с конвертируемостью и разменом, займитесь РЕАЛЬНЫМ СЕКТОРОМ, «у вас столько других забот»!

Но российские «элиты», начиная с царя, были непреклонны в своей решимости любой ценой поддерживать плавающий курс конвертируемого, свободно размениваемого за границей рубля. Им было наплевать, сколько голодающих это прибавит в Вятской или Тульской губерниях. Им надо было, чтобы В МИРЕ их рубль числился устойчивой и уважаемой валютой. А ведь долг правительства – не красоваться В МИРЕ, а создавать приличные условия жизни внутри страны. Главная-то цель, на что и намекал кайзер – чтобы мужик хлеб имел, а не в том, чтобы рубль (которого у большинства мужиков попросту и не было) на золото свободно разменивали…

Не один кайзер удивлялся «оглашенности» царских финансистов. По воспоминаниям Коковцова, при визите к нему главы банка «Лионский Кредит» Мазеры[2], этот старый и опытный финансист

«…доказывал, что России не следует вовсе заключать внешнего займа, стараясь удержать свое золотое обращение. Что еще весьма недавно он слышал отзыв такого знаменитого ученого, как академик Леруа-Болье, который строго критиковал меня, как бывшего Министра Финансов за мою политику удержать золотое обращение во время войны, и что теперь нужно только воспользоваться представившимся революционным движением, чтобы исправить ошибку и ввести принудительный курс кредитного рубля.
Фабр-Люс авторитетно развивал точку зрения своего патрона, доказывая, что никакой беды от того не произойдет и Россия вернется снова к золотому обращению как только обстоятельства улучшатся».

Поясню, что и Франция в эти годы имела виды на Россию, как на союзника и заступницу, и потому старалась предотвратить крушение России.

Мы понимаем, что финансисты Франции совершенно справедливо доказывали, что удерживать свободный(!) размен на золото(!) денежных знаков во время войны(!) – это безумие.

Но Коковцов, словно какая-нибудь современная Набиуллина, пришёл в ужас – а вдруг, мол, «…после почти 10-ти лет блестящей устойчивости денежного обращения снова наступит та же денежная анархия, которая так долго царила в России до 1897-го года»?!

То есть Силуанов и Набиуллина, а до них Кудрин – подхватили довольно старый вирус, витающий в стенах российских финансовых регуляторов столетиями, и уже отправивший прежнюю власть в ипатьевский дом…

Умница Мазера «с величайшей серьезностью доказывал» узколобому Коковцову, «что на иностранные биржи отмена золотого обращения не произведет никакого впечатления». Коковцов был намерен влезать в долги – чтобы помогать спекулянтам переводить бумажные рубли в золото, и вывозить это золото из страны (иначе зачем рубли сдавать?!).

Францию это очень беспокоило. Коковцова попытался учить жизни и Рувье, председатель Совета Министров и Министр Иностранных Дел.

Вот как об этом вспоминал сам Коковцов: «В назначенное время, впервые, пришел я в великолепное помещение на набережной Орсэ, в котором впоследствии мне приходилось так часто бывать… передо мною предстала грузная фигура человека огромного роста, с неприветливым лицом, в охотничьем костюме с медленною, как будто, спросонья речью.
Он предложил мне объяснить, что привело меня в Париж, так как из сообщения посла он знает только о моем приезде, но чем он вызван, – ему совершенно неизвестно. Он вставил только, что как бывший Министр Финансов он с любопытством следил за моею деятельностью во время войны и может только сказать, что Франция не поступила бы так, как поступила Россия, и в день объявления войны ввела бы принудительный курс. Он указал при этом на железный шкаф в углу его кабинета, прибавивши, что в нем уже лежит готовый декрет о прекращении размена, подписанный Президентом Республики, и не достает только контр-ассигнования его Председателем Совета Министров и даты его издания».

Естественно, «упёртого» Коковцова, как и его государя, Николая II это не убедило.

Столкнулись, как и в наши дни, два отношения к жизни, два миропонимания. Ведь нетрудно разглядеть, что словами кайзера, Мазеры и Рувье в наши дни говорит академик Глазьев.

Он говорит (если кратко суммировать) – что деньги – это инструмент развития, а вовсе не самоцель. И что с деньгами нужно обращаться так, как это выгодно народу; а не с народом так, как это выгодно деньгам.

Вовсе незачем истощать силы нации на поддержание «свободного размена», если против тебя идёт война. Ведь это рубль принадлежит России, а не Россия рублю. И ведь это рубль должен служить России, а не Россия – рублю.

Современные же сислибы отстаивают принципы Коковцова: ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не мешать свободному размену, не повредить рублю в глазах ИНОСТРАНЦЕВ, не дать ему выпасть из списка конвертируемых валют! Пусть пол-страны костьми ляжет, но свободный размен на золото и иностранные бумажки сохраним!

+++

Это старая болезнь. И нужно помнить, чем она кончилась в прошлый раз. Нужно понимать, что Франция, в который принудительный курс вводится в первый же день войны – выстояла в Мировой войне, а Россия с её свободным разменом – обрушилась так, что доселе собрать осколков не можем…

Пусть к нашему президенту придут тени Мазеры и Рувье! И пусть тень кайзера задаст ему, хорошо владеющему немецким языком знаменитый вопрос с грубым прусским акцентом:

- Почему России так нужно заботиться своей денежной системе, когда у нее столько других забот…



[1] Коковцов Владимир Николаевич > Книга: "Из моего прошлого 1903-1919 г.г."

[2] «…в сопровождении так называемых «двух зятьев» основателя Лионского Кредита Г. Жермена – Г. Г. Фабр-Люса и Барона Бренкара».

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 28 октября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.