Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,2490 руб.
  • Курс евро EUR: 69,6531 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,3542 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

ОБМЕН И ОБМАН

О горизонтальном и вертикальном рынке (т.е. о позитивной и негативной неопределенности)

ОБМЕН И ОБМАН Функционирование свободного рынка диалектически включает в себя базовое противоречие, и в точности по теореме Гёделя о неполноте не может быть непротиворечиво основано на собственных базовых принципах. Именно поэтому терпят крах как апологеты, так и противники свободного рынка, когда пытаются обеспечить полноту как рыночных, так и антирыночных принципов.

В основе рыночной теории лежит базовое понятие «НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ». Все определенное и заданное заранее – запланировано, неопределенность же – живая душа рыночной системы. Как таковая, она и хороша, и плоха одновременно. Любой ребенок знает, что у неопределенности есть и позитивная, и негативная составляющие.

Возможность выиграть есть позитивная составляющая неопределенности: ведь в предопределенной унылой монотонности никто не выигрывает, все получки известны и заданы заранее. Возможность проиграть есть негативная составляющая неопределенности: там, где не выигрывают, не проигрывают, и наоборот.

Так возникают два двигателя, два источника энергии рынка: СТРАХ И АЗАРТ. Они – однокоренные, из единого источника явления, связанные с возбуждением предвкушения неопределенности. В плановой системе их нет, что весьма опресняет жизнь в ней.

Но пока мы говорили только о двух составляющих неопределенности вообще, без приложения к ЭКОНОМИКЕ.

Если мы коснемся экономики, то должны будем понять – А ЧТО ЭТО ВООБЩЕ ТАКОЕ?

Это немаловажно, ибо академик В.Авагян неоднократно говорил: «мы экономической науки, объясняющей явления, не имеем, мы её потеряли».

Экономика НА САМОМ ДЕЛЕ – это использование природных ресурсов и наука об использовании природных ресурсов. Ресурс в экономике обязателен, а вот труд – совсем не обязателен, равно как и производительность труда. Не всякий труд относится к сфере экономики. Например, когда я пишу эту статью – она ещё не имеет отношения к экономической практике. Её можно считать культурой, если вы не любите автором – то бескультурьем, но частью экономической жизни – нельзя.

До тех пор нельзя, пока за неё не будет выделен гонорар в редакции, на который можно приобрести колбасу, мясо, молоко или бензин для авто. Пока природные ресурсы не прикоснулись к труду – труд не является частью экономического процесса…

Поэтому экономика ещё и наука ОБ ОСВОЕНИИ ЖИЗНЕННОГО ПРОСТРАНСТВА (по-научному говоря – антропогенизации окружающей среды). Ранее жизненное пространство измерялось площадями, но в современных городах (смею лично предположить) речь идет уже о трехмерном пространстве, о кубометрах пространства. Человек, сдающий в большом городе квартиру в аренду, не производит никакого труда, равно как и продукта, однако он – активный элемент экономической жизни и экономических отношений.

Почему? Потому что он осуществляет распределение ценного ресурса пространства (в данном случае – жилплощади). Ценные ресурсы с поворотом событий мигом становятся никчемными: перенеси мы ту же самую квартиру с места на место, в чистое поле далеко от города – её уже никто не захочет снимать за деньги…

Поэтому живая душа экономики – это РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕННЫХ РЕСУРСОВ. Из этого определения слова не выкинешь! Ресурс – то, что даром дается от природы или (опосредованно) от общества. Ресурс обязательно должен быть ценным, иначе он выпадает из экономической практики, валяется, как мусор. И его распределение (именно оно, а не другие формы деятельности) определяют экономическую жизнь.

Вот это и есть НАСТОЯЩАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА, КОТОРУЮ ОТ ВАС СКРЫВАЮТ!!!

На ваши головы изливают кубометры псевдоэкономического бреда, ничего не способного объяснить или спрогнозировать, чтобы скрыть некоторые базовые истины, неотъемлемо присущие экономическому знанию.

А это очень опасные для «власть имущих» истины, раскрывающие под маскхалатом демократии скрытое групповое самодержавие.

1.  Вне приложения к ресурсам, вне распределения ресурсов всякий труд ничего не стоит и ничего не значит, а, стало быть, все разговоры о трудолюбии и лени, производительности труда, рассуждения типа «вы плохо живете, потому что плохо работаете», равно как и байки про «людей, самих себя сделавших» - отправим по известному адресу. Это магическая пляска, призванная заворожить и обмануть простаков, а не наука!

2.  Все природные ресурсы, на которых стоит экономика (а самоокупаемость ни у кого не вышла ни на Луне, ни в Антарктиде – нужных ресурсов там не ПОДАРЕНО) – были даны в начале времен, всем вместе, и никому в отдельности. Следовательно, все последующие процессы «огораживаний» территорий с ресурсами – суть есть лишь силовая узурпация общего достояния силовиками и хитрецами-обманщиками.

3.  Будучи узурпированными той или иной группой, ресурсы для экономической деятельности ВЫДАЮТСЯ В АРЕНДУ другим людям в обмен на удовлетворение разных прихотей узурпаторов.

Например, я пошел в столовую и купил там себе котлетку. Что это значит для экономики? Приобрел ли я котлетку у мясника с фермером, которые ЯКОБЫ сделали мясо?

Конечно же, нет! Мясо никто не сделал. Оно – данность, явленная до появления человека. Человек не изобрел мяса; если верить дарвинистам, то наоборот, мясо изобрело человека. Мы им не верим – однако и в Библии читаем, что животные явлены прежде…

Ни мясник, ни скотовод не производят мяса. Они допущены к ресурсу, содержащему мясо. Посмотрел бы я на них, как они произвели бы мою котлетку, если бы у них не было доступа к Солнцу, воде, пастбищам, если бы им не дали места поставить их хлева, не пустили бы по дороге проехать в город и т.п.

Когда вам скажут, что на рынке люди обмениваются продуктами своего труда – не верьте. Если бы люди менялись трудом – самым богатым человеком был бы китайский кули. НА РЫНКЕ ЛЮДИ МЕНЯЮТСЯ СВОИМ ПРАВОМ ДОСТУПА К ЦЕННЫМ РЕСУРСАМ.

Мы торгуем не продуктами, а ресурсным доступом. Воздуха, например, никому не удается продать, хотя он очень нужный продукт, самый нужный из продуктов. Но его не получается продать – потому что он во всеобщем доступе. Если бы он был не во всеобщем доступе – за право доступа к воздуху (подышать) брали бы колоссальные деньги!

На практике все мы видим, что производителю вовсе не нужен тот, кто работал рядом с ним и параллельно с ним. Трудовой пот – не средство оплаты. Производителю вместо потного смерда куда приятнее бездельник с кучей денег. Этого не могло бы быть, если бы люди менялись продуктами труда. Это может быть только в ситуации, когда люди меняются РАЗРЕШЕНИЯМИ НА РЕСУРСОДОСТУП.

Если я купил в советской столовой манную кашу за 10 копеек, что я сделал в смысле экономическом? Я передал 10 единиц, выделенных мне государством, народом и обществом потребительских ресурсов. На рынке РЕСУРС МЕНЯЮТ НА РЕСУРС.

А зачем менять ресурс на ресурс? Вот мы и подошли к научной (а не бытующей мифологической) картине формирования рынка.

Изначальная совокупность ресурсов планеты была разделена перегородками силовиков и мошенников, «прихватизировавших» общее достояние. Для преодоление забора требовалось и требуется разрешение владельца. Владелец очень заинтересован выдавать такие разрешения: ведь он же не хочет сам возится на пастбище с навозом, а на нефтескважине с буром. Он хочет, чтобы за него это делали другие, и ПРИГЛАШАЕТ АРЕНДАТОРОВ. Те, в свою очередь, приглашают суб-арендаторов, и так несколько десятков, или даже сотен раз.

ВСЯ ПИРАМИДА ОТНОШЕНИЙ ДЕРЖИТСЯ НА УДОВЛЕТВОРЕНИИ АРЕНДАТОРОМ ПРИХОТЕЙ СВОЕГО АРЕНДОДАТЕЛЯ, КОТОРЫЙ И САМ У КОГО-ТО АРЕНДАТОР.

Разрешительная система передает ресурсы в пользование тех, кто их непосредственно извлекает, но с условием соблюдения условий, выставленных владельцем.

Это – вертикальная экономическая интеграция. Она первичная, доминирующая, горизонтальная возникает много позже.

Горизонтальная интеграция строится на обмене ресурсами равных по рангу арендаторов. Так возникает КООПЕРАЦИОННЫЙ ЭФФЕКТ – лучше делать у себя только один продукт, а все другие выменивать у соседей, чем делать у себя все продукты.

Кооперационный эффект содержит в себе ПРИРОСТ РЕСУРСОИЗВЛЕЧЕНИЯ. Люди меняющиеся извлекают из природы больше благ, чем люди, извлекающие блага параллельно друг другу, каждый в одиночку.

Горизонтальная интеграция неплохо изучена, вертикальная – гораздо хуже. Важно отметить, что горизонтальная интеграция товаропроизводителей отнюдь не отменяет и не делает второстепенной вертикальную первичную интеграцию.

Какие бы там кооперационные чудеса мы не наблюдали – У ВСЯКОЙ ТЕРРИТОРИИ ЕСТЬ ХОЗЯИН, и это важнее любой потребительской целесообразности. Экономическая целесообразность всегда уступала и всегда будет уступать воле к власти и воле властителей.

Если преподающаяся на кафедрах сегодня экономическая теория НЕ ОБЪЯСНЯЕТ НИЧЕГО, то наша теория объясняет все.

Она объясняет, например, почему мировой валютой остается доллар США, хотя за ним – как доказано давно и всеми – не стоит ни товаров, ни реальных благ, он – экономически-пустая бумажка. Почти все, чем мы пользуемся в быту, произведено на фабрике мира – в Китае, но США властвуют над планетой, и в долларе нужно видеть не эквивалент товара (которого нет в помине), а РАЗРЕШЕНИЕ НА РЕСУРСОПОЛЬЗОВАНИЕ от хозяина планеты.

Наша теория объясняет, зачем ввозят гастарбайтеров. Кафедральная мифология рассказывает об этом всякий бред – вроде того, что местные жители не хотят идти на грязные работы. Можно подумать, узбеки и таджики сызмальства мечтали – как бы попасть на работу погрязнее! Слово «хотят» вообще неуместно в экономическом анализе. Правда же в том, что местные жители выторговали себе в прежние времена довольно широкое ресурсопользование, довольно значительный сегмент потребления общих ресурсов. Гастарбайтер же выступает «ресурсосберегающим» лицом вовсе не потому, что он хочет и мечтает заняться именно грязным трудом, а потому, что, в силу бесправия, не требует за унизительное занятие столько ресурсов, сколько потребовал бы местный житель.

Наконец, наша теория исчерпывающе объясняет, почему потребление так кардинально отвязано от труда, напряжения, энергозатрат и т.п. Существующая на современных кафедрах теория не может объяснить существования богатых бездельников, равно как никогда не объяснит она существования нищенствующих трудоголиков.

Ларчик же открывается просто: если люди меняются не продуктами труда, не самим трудом, а разрешениями на доступ к ресурсам, выделенным личности обществом, то у бездельника может (в силу личных связей с правящей самодержавной группой) быть много разрешений, нужных труженикам. Напротив, у трудолюбца – опять же в силу удаленности от коллективного престола самодержавной группы, может быть мало разрешений, или совсем таковых не быть.

Почему от нас эту очевидность скрывают? Потому что перед официальной наукой поставлена задача скрыть само существование самодержавной группы, прикрыть её байками про выборность, сменяемость и вообще демократию.

Теперь, когда мы понимаем суть экономического процесса, мы можем начать разговор о фигуре ПРЕИМУЩЕСТВЕННОГО РЕСУРСОПОЛЬЗОВАТЕЛЯ. Но сделаем мы это в другой статье нашего цикла…

А. Леонидов-Филиппов.; 23 апреля 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.