Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ «РУССКОСТИ»

Ещё канцлер А.Горчаков призывал Россию "сосредоточится"

КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ «РУССКОСТИ» Попробую примирить сторонников и противников советской идеологии. Дело в том, что эта идеология не может быть плохой, по той же самой причине, по которой не может быть хорошей. Будучи предметом коллективного творчества нескольких диктаторов, советская идеология превратилась в социофрению – группу взаимоотрицающих утверждений. Самостоятельно справится с нарастающими противоречиями советская общественная мысль не смогла, а помощь со стороны отвергала и террористически пресекала. Согласно мудрой французской поговорке – «когда говоришь один, то тебе всегда кажется, что ты во всем прав». Советская общественная мысль предпочитала разговаривать исключительно в одиночестве, исключительно сама с собой, в полном ощущении собственной правоты. При этом у неё по принципу «всё включено» нарушался закон логики «а» либо «б», либо «не-б»: предметы отрицания становились предметами одновременного утверждения и наоборот.

В этом смысле никто и никак не сможет опровергнуть советскую идеологию, потому что из-за её «все включено» придется вместе с ней отвергать и дорогие, священные для тебя вещи. Они для каждого разные, но в советскую идеологию все включены. И принять советскую идеологию целиком тоже невозможно, потому что вместе с дорогими, священными утверждениями в ней придется принимать и гнусные, омерзительные утверждения. Они опять же, у каждого свои, но обязательно найдутся в советской идеологии на любой вкус.

 
Поэтому никто не может пойти ни путем отрицания советской идеологии, ни путем её принятия. Остается только один путь: КРИСТАЛЛИЗАЦИИ логически непротиворечивого мировоззрения из всесмешения советского образа мысли.
 
По сути, именно такая КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ сегодня и происходит. Из противоестественного советского гибрида патриотизма и космополитизма выходят в две разные стороны русские и либералы. Из противоестественного гибрида бытовой аскетической морали и безбожия выходят в разные стороны православные и социал-дарвинисты.
 
Из противоестественного гибрида традиционализма и прогрессизма выходят в разные стороны монархисты и республиканцы. При этом КПРФ оказывается вдруг некоей «православно-монархической организацией», как её величают радикальные леваки, а яростные противники советской власти вдруг хвалят и берут на вооружение большевистский антиклерикализм и ленинское воинствующее безбожие.
 
Непростое и мучительное это дело – кристаллизовать из этого «пудинга», варившегося  в замкнутом котле несвободомыслия, обратно его исходные и несовместимые ингредиенты. При этом желающие кушать суп, пусть кушают суп, а желающие кушать сладкий десерт – пусть пробавляются десертом, понимая, что КПСС поступила неправильно, слив в одну кастрюлю борщ, котлеты и компот. 
 
И дело не только в том, что в советской власти было много хорошего и много плохого: так можно сказать почти про любой политический режим, за исключением совсем уж уродских. Дело в том, что в советской власти реализовывались одновременно сразу несколько проектов, немыслимых в совмещении. Это был режим, умудрившийся поселить в себе легион духов, при чем далеко не только нечистых.
 
По сути, эта мешанина несовместимых проектов и стала главной причиной «взрыва в головах», уничтожившего СССР без какой-либо большой войны, с нормально развивавшейся экономикой и даже без ясно выраженного противника. Ведь даже «холодная война» и «разрядка» с США у Советского Союза не просто чередовались. Они в буквальном смысле слова социофренически входили друг в друга, когда враг, не переставая быть врагом, принимался как партнер, а партнер, не переставая быть партнером, принимался как враг.
 
А если кто-то сомневается, то ответьте: зачем с 1958 по 1959 годы партийный босс А.Яковлев, не знавший английского языка, стажировался в Колумбийском университете (США)?  И не на техническом факультете, а в кузнице идеологических кадров американизма? И на стажировке Яковлев был в одной группе с сотрудником КГБ Олегом Калугиным, будущим генералом-предателем, что закономерно вытекало из советской социофрении, изобретавшей для своих руководителей стажировки в идеологических центрах якобы противника.
 
Дошло до того, что простое ПРИЗНАНИЕ одних советских реалий является по факту категорическим отрицанием других советских реалий. Например, поддержка территориальной целостности и единства СССР (священный долг советского человека, суть воинской присяги и т.п.) было и остается категорическим отрицанием ленинской национальной политики с её конфедератизацией России и «правом на отделение» союзных республик. Но разве, приводя воинов к присяге, хоть один советский вождь покаялся за ленинские национальные выкрутасы? Признал их хотя бы «перегибом» и «детской болезнью левизны»? Нет. Как же тут не свихнуться, не стать социофреником?
 
Ты стоишь на границе с автоматом и клянешься жизнь положить, но не пустить врага расчленить твою Родину, СССР, а в конституции этой самой Родины записано, что её куски могут, если им в голову взбредет, разбежаться? 
 
Советская идеология создавалась с претензией на универсализм, она не терпела альтернатив себе, и во многом это послужило причиной (но не оправданием) её «всевключенчества». Отменив многопартийность и даже саму возможность разномыслия, КПСС перенесла идейную борьбу ВНУТРЬ себя, превратив свои крылья в избивающие и уничтожающие друг друга (точнее, враг врага) вражеские стороны. Достаточно почитать о скрытых, но жестоких баталиях «русского ордена» и яковлевцев в КПСС, чтобы вспомнить евангельский дом, который «разделившись в себе, рухнет».
 
Именно поэтому в 1989 году стали появляться статьи типа «Ленин против Ленина» (ВИЖ) – в которых подбирались взаимоисключающие цитаты неприкосновенных классиков советизма. Но не только Ленин противоречил самому себе: весь советский уклад был соткан из противоречий. В итоге всякий человек с внятным, непротиворечивым мировоззрением – неважно, каким именно, оказался к 1989 году противником советской идеологии. Ведь взявшись защищать одну её часть, с неизбежностью ругательски проклянешь другую! А прокляв какую-то часть советской идеологии, неизбежно окажешься её противником, ибо она, в силу крайней негибкости, не умела отбрасывать даже самые омертвелые свои части.
Так, например, в работах по теории социализма я не раз отмечал, что социализм - это опрокинутое в экономику христианство.
 
Страны «зеленого социализма» (скажем, Иран) и не отрицают, что идеи равенства и социальной справедливости есть опрокинутый в экономку ислам. СССР же не просто проморгал естественного союзника – «зеленый социализм» исламистов-уравнителей в силу своей идеологической косности. Отчаянно отрицая клериальные мотивы в социализме, он так и не сумел ответить внятно на вопрос – кому и зачем нужны идеи равенства и справедливости в мире дарвинизма? Ведь равенство и справедливость не просто с точки зрения дарвинизма бредовые идеи, они ещё и  реакционно-вредные, они сдерживают прогрессивную борьбу за существование, формирование более совершенных видов, мешают эволюции делать свое дело, искусственно продлевают жизнь слабым и нежизнеспособным «ошибкам природы» и т.п. 
 
Создавая, и довольно успешно, техническую возможность для торжества социальной справедливости, КПСС совершенно не задумывалась, что для всякого ориентира важна не только техническая достижимость, но и мотивация. Если я вполне могу купить козу, это не значит, что я немедля брошусь её покупать: зачем мне коза?!  
 
Точно так же базис, позволяющий создать всеобщий достаток, вовсе не означает, что любой человек с любым типом мышления немедленно бросится воплощать всеобщий достаток на практике. 
Человек должен быть МОТИВИРОВАН для поддержания социализма, а  не только технически для этого вооружен. Мало ли, что мы можем себе позволить социализм? Мы ведь должны ещё его и хотеть – чтобы не выбросить возможность на помойку, как и сделало поколение Чубайсов, полностью демотивированное в советской школе с особым идеологическим уклоном.
 
А чем мог мотивировать своих школьников советский строй, если он взял общую теорию из одного вероисповедания, а прикладную теорию – из прямо противоположного? Только одним: «все не так» ((с)В.Высоцкий). Вот уже 20 лет Россия не может, словами канцлера Горчакова говоря, «сосредоточится». Расплывчатый взгляд порождает химеры смешанных оппозиций и каши в голове у властей. Люди по советской традиции продолжают отвергать то, что сами же и постулируют. 

Сергей ВЯЗОВ, специально для ЭиМ; 15 октября 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..