Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

​ВЕДОМОСТИ СКАЧУТ…

…ЧТОБЫ НЕ БЫТЬ МОСКАЛЕМ…

​ВЕДОМОСТИ СКАЧУТ… Газету «Ведомости» напугало возвращение в Московию. Этот процесс устами их ведущего автора, М.Трудолюбова, охарактеризован так: «Теперь маргиналии и центр окончательно поменялись местами». Ненависть газеты крупного компрадорского капитала к «Московии» и ненависть украинутых к «москалям» заставляет вспомнить севастопольскую поговорку: «украинец – не национальность, это политическая партия»…

                                                "...Хтой не скаче, той москаль…"

                                                Поговорка для инфантильных майдаунов


Видит Бог, я устал ругаться с либералами. Я не хочу снова начинать эту сказку про белого бычка: наши переругивания становятся чем-то вроде утреннего ритуала: встал, умылся, обругай «реформанию» либерала, он тебе ответит той же монетой, и вроде как день вы с ним не зря прожили…

На самом деле у нас нет мировоззренческих расхождений с либерал-демократами, «европейского выбора» людьми. С фашистами – да, есть такие расхождения. Я, например, помню, как меня поразило восхищение наших языческих нацистов наиболее гнусными поступками генерала Унгерна-фон-Штернберга, которые описывались для очернения сего персонажа истории, а в головах фашистов волшебным образом превратились в комплименты.

Но фашисты не лгут. С ними можно спорить – по той причине, что наши с ними расхождения явны и не фальшивы. Им нравятся бессудные казни и телесные наказания, нам нет – вот предмет для спора.

С либералами единственный предмет для спора – их постоянная, изматывающая ложь и лживость. Либералы ведь не пытаются, как фашисты, внушить нам «новую мораль», они просто беспросветно лгут о старой. Они берут наши ценности – и приписывают их тем же фашистам, например, завирально убеждая читателя, что наши желания воплощены на Западе…

Вот Максим Трудолюбов пишет: «Традиционно многое в деятельности активных российских правителей являлось ответом — либо зеркальным, либо «кривозеркальным» — на шаги их западных коллег. Российские лидеры или мечтали привести страну в соответствие с достижениями, которые они видели к западу от границ России, или, наоборот, старались избежать западных искушений. В любом случае происходящее за границей виделось некоторым стандартом, на который нужно было реагировать».

Здесь он по-либеральному передергивает, в рамках фимиамного курения «культу Запада». На самом деле – деятельность любых политиков тесно связана с тем, что происходит за границей их государства, и не обязательно на западе. Любой лидер в любой части света всегда заимствует достижения соседей и старается избежать их ошибок. Для этого всесторонне анализируется опыт заграницы. Запад тут совершенно ни при чем: бумагу и порох изобрели китайцы, заимствовали все…

В изложении Трудолюбова естественный обмен достижениями всех со всеми превращается в волочение России за передовым Западом…

Но это настолько мелко, что мы бы даже не обратили на это внимание (либералы делают такие гадости ежедневно). Нас интересует дальнейший ход мысли Трудолюбова и стоящих за ним «Ведомостей».

«Нынешние реформы зеркальны не только по отношению к абстрактному Западу, но и к некоторым точкам нашей собственной истории. А именно к преобразованиям Михаила Горбачева и по отношению к Великим реформам Александра II. Если в 1980-е гг., как и в 1860-е, обстоятельства вынуждали российское правительство признавать большую автономию граждан, вводить и совершенствовать институты защиты собственности и прав, то сегодня все экономические и политические изменения направлены ровно в противоположную сторону. Если те процессы представляли собой, с известными натяжками, европеизацию режима, то теперь речь идет о своеобразном возвращении в Московию»[1].

Иначе говоря, «Московия» (населенная, как вы понимаете, не желающими скакать «москалями») – это в понимании «Ведомостей» и вообще либералов такое место, где нет автономии граждан и несовершенны институты защиты собственности и прав.

В такое место и мы с читателем не хотим идти категорически! На это и расчет у Трудолюбова и его нанимателей: любой нормальный человек на дурацки поставленный вопрос даст ответ вполне предсказуемый…

Но в том-то и дело, что все это ложь. В СССР, в котором и мне довелось жить (так что могу свидетельствовать от первого лица) – и автономия граждан была шире, чем в РФ, и собственность с правами защищены были лучше. Вот об этом нужно говорить, а не изобретать какую-то фантасмагорическую «Московию», где у людей нет свободного времени и прямо дома отбирают штаны с зубными щетками злые «тонтон-макуты»…

Важно вот что отметить: именно исходные, базовые либеральные ценности (если без вранья) – в брежневском СССР отстаивались куда эффективнее, чем во времена Горбачева и Ельцина. Поэтому в ту «Московию», которую придумал Трудолюбов, нас возвращают не контрреформы, а собственно реформы западников.

Что такое «автономия граждан»? Это свобода личности за пределами её гражданских обязанностей. Она измеряется не так, как у либералов, на глазок, а в четких цифрах. Например, в цифрах протяженности трудового дня. Сколько часов в день человек вынужден быть несвободным, чтобы делать, что он сам хочет, в оставшееся время? Это и есть числовой измеритель «автономии граждан».

По сравнению с нынешним напряжением, по всеобщему мнению бывших советских людей, опрошенных мной, зафиксировано устойчивое убеждение, что у советского человека оставалось «море свободного времени». Это, кстати, вело к негативным последствиям, праздность оказывалась матерью пороков: алкоголизма, разного рода психопатических забав, извращенных форм досуга, да и той пресловутой «перестроечной активности» - убившей страну.

Советский человек в массе был слишком МАЛО НАГРУЖЕН на своей работе, и был слишком «автономен, как гражданин». Ныне у большинства граждан сил после работы хватает только, чтобы доползти до дивана. Советские же трудящиеся были чрезмерно бодры, и от этой неутомленной бодрости занимались зачастую всякими гадостями. Шутка ли – на печатной машинке перепечатать целый талмуд Солженицына? Сейчас такое кому за бесплатно предложите – посмотрит на вас, как на сумасшедшего…

Та рыночная экономика, о которой говорят «Ведомости» ударила, в первую очередь именно по автономии граждан и по их автономным занятиям. Это касается не только работающих по найму, но и бизнесменов. Ведь знающие люди осведомлены, что разорить неугодного бизнесмена – для власти пара пустяков. А потому 24 часа в сутки бизнесмен вынужден угождать заказчику его услуг, и никто не поинтересуется – а что он хотел бы сам для себя.

Автономия граждан – т.е. возможность для граждан быть свободными в выборе занятий, времяпрепровождения, устройства и уклада своей жизни, возможность для творческих индивидуальных проявлений – абсолютно нивелирована именно в рыночной экономике. Здесь система выживания не просто рекомендует, а настоятельно требует «не быть самим собой». Подделывание личности под клиента, заказчика приводит в итоге к полному стиранию личности, к появлению безликих «роботов обслуживания», некогда бывших людьми.

Такой биоробот не имеет гражданской автономии, но и не стремится к ней. Он вообще не понимает, что это такое, и зачем нужно.

Если бы «Ведомости» не валяли дурака, а всерьёз взялись бы обсуждать проблему «автономии граждан» от внешнего диктата, то они бы вынуждены были рассматривать не только диктат государства (в СССР имевший комедийный, неутомительный характер культа генсека – поклонился разок для виду, и делай дальше, чего хочешь). Они рассмотрели бы и КОРПОРАТИВНЫЙ ДИКТАТ, который, по всем параметрам куда страшнее и мощнее государственного, ибо – ближе.

До царя далеко, а до маленького (и обычно бесноватого) фюрера твоей корпорации – два шага на полусогнутых. И конечно, проблема «автономии граждан», свободы их самореализации во внеурочное время – стоит остро. Но вы же не её обсуждаете, господа либералы, а свои собственные гешефты под её покровом!

То же самое касается острейшей проблемы «защиты собственности и прав». Спору нет, в СССР институты их защиты были несовершенны, и об этом можно порассуждать. Но только после того, как либералы увидят бревно в собственном глазу. Для этого нужно определится с терминами, составить, так сказать, словарик:

Собственность – узаконенный на какой-то момент времени захват пространства и имущества человеком. Главное в праве собственности – признаваемая точка отсчета. Если мы сдвинем эту точку назад или вперед по времени, то все собственники станут ворами, и наоборот – воры станут законными собственниками…

Права человека, гражданина – обязательный минимум добра, который мы обязаны предоставлять чужим людям.

Вы можете вспомнить, чтобы в СССР 70-х годов человека выселяли из его квартиры или отбирали у него имущество за долги? Такого не было – по многим причинам, в том числе, связанным и с несвободой граждан. Для советского времени понятие «рейдерский захват» было ещё менее понятным, чем все же употреблявшаяся иногда «конфискация». В СССР к 1985 году была построена не безупречная, но очень эффективная, в целом, система защиты прав собственности и собственника. Каждый оставался при своем – за исключением редких, уникальных случаев.

Реформаторская болтовня о «защите прав собственности» привела к тому, что собственность гуляет, как в диком поле, из рук в руки. Возник и действует совершенно очевидный ПРИМАТ СИЛЫ НАД ПРАВОМ – т.е. в рыночном обществе тот, кто сильнее, добивается своего, невзирая на формализм бумаг и казуистику юридических хитросплетений.

А что с правами человека? Разве права человека стали защищаться лучше, чем в 1975 году? Ведь речь идет не о правах отдельно взятого человека, особо выделенного и особо отстаиваемого (с целью показухи и провокации) – а о правах всех без исключения людей в течении всего времени.

Могут сказать, что современные безобразия в области прав собственника и человека – уродливое искажение либеральной теории, «перегибы». Что, мол, идеально устроенное рыночное общество лучше, чем современное заботилось бы о правах собственника и гражданина.

Но и это ложь. Не в уродствах практического применения, а в самой теории рыночного либерализма заложено на базовом уровне нигилистическое отношение к собственности и правам человека. Это не сразу заметно, но логически вполне вычислимо.

Теория, признающая (в идеале) эгоизм двигателем прогресса, обязана и вынуждена «прощать» эгоисту обман и подавление окружающих недотеп (что, собственно, и делает эгоиста эгоистом, заставляет нас так его называть: ведь если бы он никого не подавлял – он не был бы и эгоистом).

Теория, признающая дарвинизм, отбор, постоянную борьбу источником совершенства – вынуждена и обязана апологетировать насилию; ибо где нет насилия, там нет ни дарвинизма, ни отбора, ни борьбы. Там, где всякий слабак может бумажкой закрыться от сильного игрока – драма конкуренции невозможна…

Теория, делающая ставку на «свободную личность» - не может не дать этой личности пространство для маневра, а пространства нет нигде, кроме как в сфере интересов других людей. Свобода проявления одного неизбежно выльется в порабощение другого, ибо они не ходят порознь.

Если бы либералы не просто болтали о таких вещах, как автономия личности, права собственности, права человека – то они вынуждены были бы выстроить общество крайнего этатизма, крайней, занудной опеки государства и правоохранительных органов над человеком. К каждому работодателю, к каждой сделке с собственностью, к каждой прогулке по улице пришлось бы поставить бдительного часового.

В обществе же, где главной ценностью провозглашена свобода, где государство «не лезет в частую жизнь своих граждан» - задача по обеспечению автономии личности, её прав как собственника и человека нереализуема. Там все выстроено на подавлении одних другими: и по части свободного досуга, и по части владения собственностью, и по части соблюдения прав. Свобода потому и свободы, что ты можешь выиграть, а можешь проиграть, и никто не бросится компенсировать твой проигрыш…

Зачем же тогда болтать о ценностях, которые прямо противоречат принципам свободы и освобожденчества?

Затем, что разрушающие Россию лжецы выстраивают образ некоего пряничного Запада, в который собирают розы из всех садов, а шипы – ниоткуда. Этот пряничный липовый Запад так хорош (в их воображении), что способен удовлетворить любого человека с любым запросом.

Тому, кто желает свободы – врут, что свобода на Западе.

Тому, кто желает порядка – врут, что порядок на Западе.

Тому, кто желает хапнуть куш – врут, что хапнуть лучше всего при западных порядках.

А тому, кто хочет сохранить собственность от хапка – говорят, что лучше всего её сохраняют на Западе.

Тому, кто ищет общества, где «все всё могут, и всем всё разрешено» -говорят, что это Запад.

Но и тому, кто ищет строгую законность, чинность, устойчивость отношений – врут, что это все на Западе.

Тому, кто хочет наркоманничать – говорят, что на Западе для этого созданы все условия.

Но и тому, кто хочет бороться с наркоманией – говорят, что на Западе лучший опыт борьбы с этим социальным злом…

Тому, кто не хочет учиться, лентяю – говорят, что на Западе в школах и ВУЗах свобода, делай, что вздумается.

Тому, кто хочет получить хорошее образование – врут, что на Западе самые лучшие системы образования.

При этом в современной апологетике Запада нарастают нетерпимым для логической мысли коллапсом – КРИЧАЩИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ. Всякое благо есть продолжение какого-либо недостатка, так устроена жизнь. Порядок несовместим со свободой (или то, или другое), конкурентность с братством и доброжелательностью, забота несовместима с ненавязчивостью, спонтанность с последовательностью и т.п.

+

И потому речь вовсе не о том, что мы – какие-то злобные ретрограды, мечтающие вернуться в средневековую Московию и потому не прыгающие вместе со слабоумными на площади. Речь о том, что либералы лгут, и по мере раскрытия их лжи люди отходят от них.

Вначале, когда они начинают свою демагогию – с ними каждый нормальный человек соглашается. Потом, по мере нарастания нестыковок и противоречий в их речах – возникает у думающего человека сперва недоумение, потом раздражение, а потом и отторжение.

Ибо либералы берут какие-то азбучные истины и безосновательно приписывают их все скопом – Западу. Потом берут хрестоматийные пороки рода человеческого – и так же безосновательно приписывают их России, тоже оптом, чтобы мало не показалось.

Мы уже при коммунистах (тоже тех ещё русофобах) умудрились побывать одновременно и «жандармом Европы» и «страной, которую всегда все били за отсталость». Хорош жандарм, которого все только и делают, что бьют!

Мы умудрились быть и «империалистическим хищником» и «полуколонией», как нам втюхивают русофобы. Жизнь в России, как нас учат, всегда была «невыносимой», а рождаемость при этом – «безобразно высокой». Наши крестьяне – одновременно и «забитые, бессловесные рабы» и «пламенные реакционеры, дубиной забившие прогрессивные дела Наполеона».

Вот как это в одной голове умещается? Откуда такая прыть и резвость в «бессловесных забитых рабах» чтобы всю Европу дубиной угостить? – хоть бы задумались…

Либералов мы не любим не за их идеалы, По большому счету их идеалы – наши идеалы. Мы их не любим за лживость и попытки манипулировать сознанием людей.

Это – главный урок из чтения «Ведомостей»…


[1] Максим Трудолюбов, «Возвращение в Московию» из газеты «Ведомости» от 04.04.2014, №59 (3563).

Александр Леонидов; 4 апреля 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.