Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,0794 руб.
  • Курс евро EUR: 60,8461 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,8994 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

КОГДА ТЕХНОПАРК АТАКУЕТ...

...Или сегодняшние цены на завтрашнее процветание!

КОГДА ТЕХНОПАРК АТАКУЕТ... Пытаясь приложить идею развития технопарков к региональным условиям и обстоятельствам, следует стараться найти ответ в первую очередь на следующие вопросы: - На решение каких задач местного характера будет главным образом ориентирован этот проект и, следовательно, опыт какой из стран наиболее приемлем в качестве прототипа для разработки собственной модели? - Что способствует и что мешает реализации подобного проекта на данной конкретной территории? Какие имеются для его реализации местные средства? Какая из основных существующих концепций развития технопарков наиболее приемлема в данном случае? - Можно ли применять принцип технопарка, взвесив соотношения положительных и отрицательных последствий?

 

Рассмотрим эти разделы по порядку. Ни для кого не секрет, что современное производство вынуждено развиваться в условиях усиливающейся глобализации и, как следствие, имеется рост влияния на его развитие внеэкономических средств конкуренции. Это наступление демпингующих "серых" и "желтых" производителей, а также подрывных технологий. Растет значение таких показателей, как пластичность, мобильность производства и его рентабельность. 
 
Для нашего региона (относительно стабильная и довольно динамично развивающаяся экономика которого тесно связана с машиностроением и нефтяной отраслью) бездействие в данных условиях может означать, несмотря на все текущие успехи, полный крах уже в обозримом будущем. 
 
В экономическом плане мы пребываем сегодня почти вне рамок равноправных отношений со странами Европы. А это значит, что в условиях ныне действующей модели глобализации наши "экономические партнёры" согласны покупать у нас по справедливым ценам только жизненно необходимые им товары и услуги. И то не все, а лишь те из них, которые они не могут или по каким-то причинам не считают целесообразным производить сами. В настоящий момент из всего довольно немногочисленного списка подобных товаров и услуг наша республика может предложить в основном химические продукты, некоторые виды специализированного оборудования, компоненты авиационного производства и услуги, связанные с транзитной транспортировкой грузов. 
 
Кстати, на базе предприятий, осуществляющих именно эти виды деятельности, планируется либо уже ведётся работа по созданию технопарков или аналитических (например, логистических) центров. 
 
Но здесь есть одна довольно неприятная для нас особенность. В данном случае важнейшим фактором является временной. И вызвано это следующими причинами:
 
В стратегической перспективе транзитные услуги могут сократить уровень рентабельности. Впрочем, это же, в связи с поиском новых источников энергии, коснется нефтяной и химической отрасли.
Немаловажным фактором, стимулирующим движение вперёд, является и конкуренция, причем не только между предприятиями, но и на межрегиональном уровне. 
 
Это, помимо всего прочего, обусловлено тем, что современная единая Европа мыслится её нынешними руководителями не столько как объединение государств, сколько как объединение составляющих их территорий (регионов). И именно в соответствии с этим принципом Евросоюз выстраивает систему внешнеэкономических связей так, что при наличии таких мощных конкурентов, как, например, Татарстан, за широкой федеральной спиной отсидеться удастся вряд ли. 
 
Таким образом, единственным реальным шансом удержаться на гребне новой волны для экономики нашей республики было и остаётся решительное следование курсом на превращение нашей технопровинции в развитый "инновационный регион". Что, естественно, предполагает интенсификацию деятельности в области научных исследований и создание условий для адаптации её результатов в сфере производства, то есть технопарков. 
Кстати, на фоне этих требований ещё одним важным подстёгивающим фактором является постепенная утрата элемента научного опережения, обеспеченного когда-то еще советскими инвестициями в фундаментальную и прикладную (в том числе отраслевую) науку.
 
Впрочем, положение в последнее время, похоже, меняется в лучшую сторону. Так, например, Уфимский государственный авиационный технический университет (УГАТУ) победил на всероссийском конкурсе инновационных проектов высших учебных заведений. Основная часть полученных УГАТУ денег (600 миллионов рублей) будет потрачена на учебно-лабораторное и научное оборудование, а также на повышение квалификации сотрудников вуза. Около 120 миллионов пойдет на создание и запуск микроспутника.
 
По данным российской молодежной газеты "Ре:акция" (№13 (87) за этот год, цитату из которой мы только что привели, вопрос с запуском уфимского микроспутника будет решать студенческое конструкторское бюро. Вуз организует тендер среди аэрокосмических предприятий. Они же выберут завод, который эти задания лучше всего может выполнить. Спутник с равным успехом может быть запущен как с космодрома, так и с подводной лодки. Не исключено, что именно уфимские студенты окажутся теми, кто найдет самый дешевый способ выведения микроспутников на орбиту. 
 
Уфимский студенческий спутник не будет геостационарным, для этого его орбита слишком низка. Висящие на одном месте спутники находятся на высоте 36 тысяч километров, и их скорость вращения совпадает со скоростью вращения Земли. "Уфимец" будет делать оборот за 70-80 минут - быстрее, чем корабль Юрия Гагарина, который делал виток за 108 минут. "Уфимец" станет первым спутником, который будет передавать изображения и прочие летные параметры в Интернет в режиме онлайн.
 
Кластерная концепция
 
Да, технопарки были и остаются наиболее эффективными и мощными средствами решения задач стратегического уровня, но прежде чем браться за их создание, неплохо было бы определиться с вопросом, технопарк какого типа наиболее полно соответствует поставленной задаче. На первый взгляд, наиболее приемлемым решением было бы создание мощных очаговых технопарков. 
 
Тем более что в республике уже существует венчурный фонд и вроде бы есть подходящие крупные предприятия, вполне способные с помощью венчурных капиталистов начать процесс создания параллельных научно-производственных структур. 
 
Но первое впечатление обманчиво. Всё в действительности совсем не так просто. Начнем с того, что имеющийся у нас венчурный фонд, к величайшему сожалению, совсем не столь обилен, как того хотелось бы. 
 
Это в сочетании с почти аксиомой, гласящей о том, что чем крупнее проект, тем выше вероятность перерасхода средств и тем, как правило, больше сам перерасход, заставляет крепко задуматься об уместности попыток сооружения египетских пирамид в данном конкретном случае. А если добавить ко всему этому элемент чрезвычайной раздробленности и запутанности системы существующих правовых и имущественных отношений в переплетении с иными более подспудными частными интересами, то перед нами возникнет юридический клубок, по сравнению с которым знаменитый гордиев узел покажется примитивной детской головоломкой. 
 
Так что при попытке организовать на данном этапе систему технопарков в соответствии с очаговой концепцией речь пойдёт не о темпах формирования этой экономической структуры, а о темпах гибели её идеи под судейским сукном. 
 
Таким образом, в случае с Башкортостаном речь серьёзно может идти о реализации идеи технопарков только в рамках кластерной концепции. То есть в форме создания при поддержке государства сети из объединенных общим направлением инновационной деятельности вновь формируемых и уже существующих предприятий. Иными словами, сети территориально близко расположенных предприятий, находящихся во взаимодействии друг с другом, как научной, так и производственной деятельности. 
 
Такая сегментарная система при меньшей, по сравнению с очаговой, эффективности более устойчива и пластична, поскольку допускает поэтапное освоение средств при поэтапном же развитии структуры. 
 
Кроме того, она позволяет вовремя избавляться от неэффективных частей и в ней легче обойти углы в вопросе о праве собственности на существующие средства производства. Именно кластерная концепция была успешно использована федеральным правительством ФРГ для инновационной модернизации экономики менее развитых в этом отношении восточных земель, в связи с чем немецкий опыт, несомненно, представляет для нас большой практический интерес. 
 
Ложка дегтя, или Дары, от которых не отказаться
 
От технопарков нередко ожидают явлений сродни обретению манны небесной. Что ж, если реализация идеи технопарка прошла успешно, то в плане общего оздоровления и обретения перспектив дальнейшего развития экономики региона поводы для оптимизма, несомненно, имеются. Но если взглянуть на вопрос с сиюминутносоциальной точки зрения, то станет очевидно, что технопарки - сильное, но очень горькое лекарство.
 
Для того чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть именно с социальной точки зрения на некоторые пункты из обычного списка ожидаемых экономических эффектов от деятельности инновационных предприятий.
Вот для примера три из них:
Замена устаревшей продукции, а значит успешное внедрение подрывной технологии, неизбежно вызывающее цепную реакцию если не банкротств, то сознательных структурных и технологических самоубийств либо, в лучшем случае, жестких инжиниринговых мер на других предприятиях.
 
Сокращение влияния человеческого фактора, фактически то же, что и сокращение затрат на заработную плату - это сокращение числа рабочих мест, в особенности в виде скрытых увольнений. То есть увольнений преимущественно наименее восприимчивых к новациям сотрудников в основном старшего предпенсионного возраста. Кстати, подобная ситуация наблюдается в восточных землях Германии, где безработица среди этой категории лиц достигает 17%.
 
Впрочем, пострадать может не только эта возрастная категория. Так, например, некоторые
существующие на территории России предприятия, собирающие легковые автомобили иностранных марок, официально не берут на работу лиц, имевших отношение к советскому автопрому, мотивируя это тем, что проще заново обучить персонал, чем переучивать старые кадры. 
 
Кроме того, в настоящее время инновационная модернизация стала довольно удобным способом разрешения трудовых конфликтов. Так, например, некая швейцарская фирма, специализирующаяся на производстве сверхточной механики после подобной модернизации сократила свой персонал с почти 3000 до 272 человек, только половина из которых занята непосредственно на производстве. Остальные - служащие и сотрудники охраны. А фонд заработной платы остался прежним. 
 
Повышение гибкости и эффективности производства. За этой формулировкой скрывается естественное подавление хуже организованных конкурирующих структур и целенаправленные мероприятия в области селекции подразделений самого технопарка с целью отсева фирм, результаты деятельности которых не соответствует уровню требований данного инновационного процесса. Но это касается не только непосредственных, если так можно выразиться, тематических конкурентов. Ведь в борьбе за выживание технопарк как система, стремясь компенсировать простой всех своих временно не загруженных мощностей, естественно, будет выполнять любые дополнительные работы любым из свободных секторов своего производства, особенно на начальном этапе своего существования. 
 
Следует признать, что технопарк вовсе не благотворительная организация, например, для малого и среднего бизнеса. Он не просто гибкое и эффективное, а супергибкое и суперэффективное производство, которое, если только ему удаётся уцелеть на этапе становления, впоследствии оказывается иногда способно уничтожить всех вообще, а не только региональных игроков на своём конкурентном поле. 
 
Вместе с тем кластерная схема технопарка, как это ни парадоксально, всё же применима в качестве структуры для развития какой-то части предприятий малого и среднего бизнеса. Более того, в отдельных случаях, когда количество малых и средних фирм в той или иной местности по каким-либо причинам невелико, технопарк даже может способствовать увеличению их численности, но в целом всё же следует признать, что экономических субъектов, опекаемых технопарком, всегда будет меньше в сравнении с числом не вошедших в его структуру и конкурирующих с ним малых и средних предприятий. 
 
Пытаясь минимизировать этот эффект или хотя бы частично сгладить остроту конфликта, создатели технопарков идут на различные ухищрения. Например, в Германии в пределах одной местности не может размещаться два технопарка одинакового профиля. 
 
Есть примеры и иной тактики. Так, наиболее эффективные формы очаговых технопарков, научно- промышленные парки - нередко размещаются вне традиционных промышленных районов. Как правило, в живописной сельской местности, причём не только и даже не столько из эстетических соображений, сколько для того, чтобы расположиться на месте с незначительным количеством активного, трудоспособного местного населения.
 
Населения, в основном никогда ранее не соприкасавшегося с какими-либо видами деятельности, прямо или косвенно касающимися зоны экспансионистских интересов компании. 
И, не разрушая привычный экономический уклад людей, живущих на "месте постоянной дислокации" технопарка, создать для них как можно больше рабочих мест, связанных со строительством технопарка и обслуживающей его инфраструктуры. И тем самым - обеспечить доброжелательную, социально-благоприятную обстановку в зоне осуществления своей непосредственной деятельности.
 
Кроме того, путём "обезличивания социального врага" можно избежать многих неприятностей, связанных с социальными организациями, выброшенными на улицу людьми и даже конкурентами. Казалось бы, что это какая-то пустая, странная игра в детские прятки, но, как это ни странно, данная тактика всё ещё в какой-то степени эффективна. 
 
Подводя некоторый итог всему вышесказанному, следует заметить, что хоть технопарк и совсем не сладкое экономическое лекарство, не живая вода и не капли датского короля, но всё же зачастую единственное эффективное средство быстрого экономического оздоровления.

Александр Стреле, специально для "ЭиМ".; 7 ноября 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..