Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,4762 руб.
  • Курс евро EUR: 60,4535 руб.
  • Курс фунта GBP: 71,8050 руб.
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

ПОЛИТЭКОНОМИЯ БЕЗ РЕТУШИ

ПОЛИТЭКОНОМИЯ БЕЗ РЕТУШИ Глупыми людьми правят их заблуждения вместо их интересов. Но плата за глупость в жёстко-конкурентном мире – смерть, и не меньше. Человеку, который лишился работы и иных средств к существованию – чтобы выжить, необходимо вернуть свою долю земных благ, каких бы взглядов и ориентаций он не придерживался. Как говорится, «безработица равна 100%, если безработный – ты». Нельзя передать своё личное выживание с помощью ресурсов планеты - ни нации, ни классу, ни коллективу, ни конфессии, ни землячеству, ни кружку друзей. Ни семье, ни партии! Питание обязано быть только личным – иначе жизни не будет.

Библия описывает древнейший и весьма простой диалог между царём и пастухом:

"Пас я овец у отца своего, и приходил лев, и приходил медведь и уносили овцу из стада. А я догонял... и отбирал..."[2]

За этими строками – драма человеческой борьбы с живыми и неживыми природными силами, которые выступают «угнетателями», «эксплуататорами» человека в марксистском смысле, сами о том вряд ли догадываясь.

Неловкое слово «эксплуататор» означает в переводе «использователь», и запутывает нас, потому что в процессе разделения труда все используют всех. Поэтому слово «угнетатель» точнее, оно отсылает нас к представлению о гнёте, давлении сверху[3].

Но и оно не совсем подходит для подлинного знания политэкономии. Ведь в реальной жизни человека сдавливают самые разные обстоятельства – не только сверху, но и с боков, и снизу.

Самое правильное и точное слово для понимания ЖИЗНИ – это слово «лишение» и производное от него «лишенец». Лишенец – это тот, кто лишился материальных благ – в силу жестокости природы или людей.

Частный случай лишенчества описывает К.Маркс, блестящей (вместе с Ф.Энгельсом) живописуя, как ОБДЕЛЯЮТ работодатели наёмных работников, пользуясь отчаянием и безнадёжным положением последних. Для помянутого нами библейского пастуха – угнетателем по Марксу является царь, с которым пастух разговаривает. Однако пастух говорит о льве и медведе, которые воруют у него овец, и тем самым грозят создать невыносимые лишения для его семьи.

Говоря о разных видах хищников, боговдохновенная Книга из древности даёт нам верный знак: угнетение (а точнее, лишенчество) многообразно, человека лишают благ самые разные силы. В их числе могут быть его начальники (марксизм), а могут быть и совсем не относящиеся к начальству силы (засуха, наводнение, хищники из леса, кочевники из Дикого Поля и т.п.).

Если мы будем анализировать только марксистские виды лишенчества, игнорируя, как Маркс (который или не захотел, или просто не успел – ведь главного труда своего он не закончил) другие виды лишенчества, то наше представление о мире и обществе перекосит, оно станет однобоким и оттого неадекватным.

Этот горький и прискорбный вывод я делаю, пережив величайшую для всякого цивилизованного человека трагедию – крушение СССР и сокрытой в нём благодати.

Для марксистов «история всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов. Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу…»[4].

Такой взгляд на историю совершенно искажает реальный исторический и общественный процесс. Бывало ли в истории, что начальники оказывались жестоки к подчинённым? Да, и много раз. Можно ли на основании этого сделать вывод, что ВСЯ история есть борьба начальства с подчинёнными внутри производственных циклов, внутри трудовых коллективов? Конечно же, нет!

Марксизм делал совершенно утопический вывод о полной победе над злом – как победе над начальством, торжестве рядовых членов коллектива над его главой[5]!

Такой взгляд на анатомию общественного устройства иначе как наивным не назовёшь. Всякое начальство (и цари и патриции, и помещики, и мастера, и чиновники и фабриканты) – скопом записывается в паразитарный нарост, который захватил общество исключительно ради своего удовольствия и удобства, чтобы помыкать другими и издеваться над нижестоящими!

Неудивительно, что великое советское дело, ориентируясь по таким лоциям, в итоге село на мель и разбилось о рифы. Ведь, обращаясь к реальной жизни, нужно говорить совсем о другом!

О том, что существуют непреодолённая доселе абсолютная зависимость человеческого существа от природных ресурсов (воздуха, воды, земли, фотосинтеза растений, генетики животных, недр и природных ископаемых, зависимость от лесов, полей и рек, и т.п.) Эти ресурсы ограничены – человеческие же амбиции и фантазии – безграничны. Иначе говоря – распущенному и морально-растленному человеку «всегда мало», сколько не дай ему потребительских благ.

И главным в человеческой истории является вовсе не борьба мифических «классов» - а делёжка наличных ресурсов между наличными людьми.

Иногда эта делёжка носит мирный характер (и вот тут можно говорить о классах, использовать марксистскую терминологию), иногда носит военный характер (здесь уже нет никаких классов, а идёт битва наций, этносов, с захватом и геноцидом). Иногда делёжку поддерживает террор (милитаристские общества), иногда обман (жреческие общества), а иногда – сложившаяся традиция (традиционные общества).

Но в любом случае в истории присутствуют те, кто распоряжаются природными ресурсами, исходной данностью бытия, и те, кто зависим от их распоряжений. Зависимые делятся на относительных лишенцев (описанных Марксом угнетённых) и абсолютных лишенцев (это те, кого просто убили, кому вообще ничего не выделили для выживания).

Если бы не зависимость человека от природных ресурсов, то, конечно, отношений угнетателя и угнетённого никогда не сложилось бы. Зачем бедняк пошёл бы батрачить на кулака или помещика, если было бы неограниченное количество пахотной земли? Безусловно, он создал бы своё хозяйство, а если бы и влился в чужое – то только на выгодных для себя условиях (феномен Дикого Запада и колониального капитализма).

Само по себе происхождение угнетения связано с ограниченностью и нехваткой природных ресурсов. Их захватывает та или иная сила, и выдаёт нуждающимся только на своих условиях, неизбежно связанных с шантажом: «или делай, что мы велим, довольствуйся тем, что мы дали, или сдохнешь!»

Так возникает фигура экономического ЛИШЕНЦА, который далеко не всегда в марксистском смысле слова эксплуатируемый и угнетённый.

Лишенец может быть и безработным, т.е. никем не угнетаемым, никем ни к чему никаким шантажом не принуждаемым – но в положении худшем, чем у угнетённого. Ибо отрезанный от необходимых источников питания, средств к существованию – он оказывается «свободным, завидующим рабам».
Лишенец может быть и жертвой очередного геноцида. То есть его делают в самом прямом и грубом физическом смысле «ЛИШНИМ» - отнимают у него все ресурсы, которые он тратил прежде на себя, а его самого уничтожают, стирают с лица земли.

В этом тоже, конечно, нет ничего марксистского – такое происходит довольно однообразно на ВСЕХ уровнях развития производительных сил. И нельзя сказать, что недавний геноцид хорватами сербов в Краине был более – или менее – жесток, чем геноцид древними евреями населения Палестины. Идёт ли речь о современном индустриальном обществе или о древнем пастушеском – всегда есть соблазн «аннулировать» соседнее общество, влив его ресурсы существования в свой актив.

Общая схема нам понятна: есть необходимые дары природы (начиная с воздуха). Их делят (понятие «место под Солнцем»). При делёжке одним достаются лакомые куски, другим – обглоданные объедки с барского стола, третьим же – и вовсе ничего.

Так и возникает социальный конфликт – корневая и глубинная база которого – многоликое и многообразное ЛИШЕНЧЕСТВО. Относительные лишенцы требуют у властей увеличения своей доли, пайка, а абсолютные – чтобы с ними поделились хотя бы чем-нибудь.

Всё это кипучее безобразие базируется, конечно, не на мифических «средствах производства» (что, человек мотыги себе не может сам сделать – только у рабовладельца её получить?!), а на делёжке ДАРОВ ПРИРОДЫ между людьми. Собственность возникает как захват рождённого нагим (голым) существом того, что он не делал, не производил, не придумал: природных ресурсов, жизненного пространства.

Власть узурпатора над этим пространством оспаривают не только другие люди, но и лев, медведь, ползучая пустыня, природные катаклизмы и т.п. Если бы ресурсы были так же безграничны, как человеческая фантазия, то никакого угнетения не сложилось бы: каждый брал бы себе, сколько нужно (утопическая мечта о коммунизме), сколько захочет – и не было бы повода для конфликта на материальной почве.

Сам по себе, без анализа его нравственной природы, лишенец не может быть носителем ни прогрессивного, ни реакционного начала – потому что из того, что кого-то лишили каких-то благ - ничего не вытекает для анализа его личности. Мало ли кто кого и чего лишил? А может, за дело? По заслугам, так сказать?

Страдающий лишенец, победив (то есть получив в своих руки аппарат распределения даров природы, ресурсов) – может оказаться гораздо хуже и жёстче прежнего господина.

И потому не победа безликих пролетариев над безликими капиталистами нужна исстрадавшемуся миру, а победа людей цивилизованных, духовных, над людьми с варварской, дикарской психологией, над людьми плотскими и хищными по натуре.

Пролетарии же могут такого перцу задать своим бывшим товарищам по несчастью (лишенцам), что свергнутых капиталистов те станут вспоминать, как «золотой век»…

***

Подведём же первые итоги реальной политэкономии, освобождённой от химер и наивности. Политэкономические отношения возникают из нравственного климата, а не наоборот. Делёжка ведётся, исходя из моральных представлений арбитра о справедливости, хотя и с учётом давления снизу, от лишенческой массы.

Дикость не имеет никаких стандартов, там произвол сильного, воля победителя – единственный закон.

Цивилизация пытается поставить распределение материальных благ в зависимость от своих нравственных доктрин: чтобы материальными благами поощрять то, что она считает добродетелью, и лишением благ – карать то, что она считает пороком.

В этом морализаторстве распределения, в появлении понятия «СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ» (да и вообще «справедливость») – заключено разделение цивилизации от варварства. Ведь варварство – кровавый, взрослый вариант детской игры «царь горы», когда все лезут на вершину, и все всех оттуда стаскивают, чтобы занять их место…

Нравственность сталкивается с ограниченностью материальных ресурсов по формуле «хочу наградить, да нечем». Стремление увеличить призовой фонд для поощрения нравственности – порождает научно-технический прогресс, углубление обработки природных ресурсов, извлечение из них тех благ, которые раньше извлечь не умели и не догадывались.

Иначе научно-технический прогресс бы не возник: богатым и так всего хватает, без новых машин и технологий, а мнения бедных и слабых никто не спрашивает. В этом и коренится причина торможения и развала научно-технического поиска, смены его на мракобесие, шарлатанство и очковтирательство, подмена поисков знаний поисками картонки с надписью «Диплом» в обществах, где происходит помутнение и деградация нравственной среды.

Прогресс в целом идёт не по Марксу – то есть нет той железной закономерности восхождения вверх от стадии к стадии, которую придумал Маркс. Прогресс идёт не снизу вверх, а по ломаной и запутанной траектории, то поднимаясь, то падая ниже предыдущего уровня, то помогая человеку подняться над его зоологической природой, оторваться от неё – то наоборот, толкая человека обратно в первобытную зоологическую дикость.

Выбор между прогрессом и регрессом – это не дело производительных сил, а дело нравственного выбора человека, базирующегося на его свободе воли, свободе выбирать между добром и злом.

Человек, которому нужно будущее, строит прогресс. А человек, решивший «после нас хоть потоп» - отрекается от будущего, и становится агентом регресса, деградации, цивилизационного отката.

***

Представления марксистов о грядущей «свободной ассоциации, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех, а власти нет» - тоже наивно. Марксисты искали корни зла в ОТНОШЕНИЯХ между людьми, не понимая, что зло коренится в самой ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА. Марксисты надеялись на воспитание и просвещение, отбросив как «поповскую сказку» представление о первородном грехе человека.

Они усвоили представление прежних утопистов о человеке как о «Tabula rasa»[6] («чистой доске») – то есть пластилине в руках архитектора, мягком и податливом, лишённом первичного содержания, наполняемом внешней средой.

Но это конечно не так, абсолютно не так: не имей человек врождённого, изначального умственного содержания – не было бы не только гениев и тупиц, но и собаке с кошкой можно было бы преподать всё, что преподаётся ученикам в школе!

Человек как биологический объект – рождается без средств к существованию[7]. Добыть их в нелёгкой и многоуровневой борьбе – главная биологическая задача существа, которое, как ни крути, полностью отказаться от своей биологической составляющей не в силах.

Поэтому стремление к материальным благам является у человека, как и у многих других живых организмов, врождённым и необходимым инстинктом. То, что этот врождённый инстинкт человека оспаривается рядом гипер-аскетических сект[8], - он не исчезает, конечно.

Материальные блага[9] можно получить тремя путями:

-Вместе, совместно с другими людьми. Тогда другим твой доход так же выгоден, как и тебе самому.

-Независимо от других. Тогда другим твой доход безразличен, никакого отношения к ним не имеет.

-За счёт других. В таком случае вы автоматически вступаете в войну с теми, кому наносите ущерб своим обогащением.

Человек должен получить ресурсы земли, чтобы выжить. С точки зрения биологической – неважно, какими путями они приходят к человеку. Кого он там зарезал на мясо – своего барана, дикого сайгака или соседа[10] – дело десятое. Важно, что в конечном итоге он лично обрел питательное мясо...

Это обуславливает базовый политэкономический конфликт между каждым человеком – и всеми остальными людьми. Ресурсы Земли, идущие лично на тебя нужно лично защитить, если имеешь, или лично отвоевать – если не имеешь. Иначе – смерть. В одиночку с группой агрессоров не поспоришь...

Так рождается патриотизм: если живёшь на земле, то обязан её защищать; а если не будешь защищать – то и жить не будешь (всё отберут, нечем станет выживать).

Поскольку от сплочённой группы конкурентов человеку в одиночку отбиться невозможно, он объединяется с другими для защиты земли (природных ресурсов), за счёт которой они живут. Так возникают род, племя, союз племён, народ, нация, империя (как высшая форма исторической интеграции).

Неспособность, а тем более нежелание защищать свою землю от пришельцев всех видов – приводит к физическому (подчёркиваю это) истреблению[11], неспособных и тем более нежелающих. Борьба за свою землю (патриотизм) – это инструмент личного (а не только коллективного, группового) выживания[12].

Этого никогда не понимали марксисты, у которых экономические отношения как бы «висели в воздухе», вне связи с конкретным ландшафтом, конкретными природными ресурсами.

***

Цивилизация возникла тогда, когда человеческие практики были отделены от чисто-зоологической борьбы за выживание.

Вопреки звериному принципу «деньги не пахнут» - цивилизация попыталась разделить деньги по запаху, разделив инстинкт обогащения человека по источникам:

-Обогащение совместно с другими – поощряемо.
-Обогащение случайное, нейтральное для других – встречает терпимое и благожелательное сочувствие.
-Обогащение за счёт других – запрещено, преследуется, карается, и всячески блокируется.

То есть, говоря одной фразой, цивилизованный человек радуется не деньгам самим по себе, а деньгам только определённого, строго ограниченного происхождения.

Это и отличает цивилизованного человека от дикаря, который рад, конечно же, естественно, ЛЮБЫМ деньгам – как рада кошка любому мясу, и любое животное – любой «вкусняшке».

Политэкономическое значение религий – в том, что они ограничивают (нормируют) допустимые источники доходов, обогащения и отделяют от них недопустимые, нетерпимые в данном обществе, источники.

Поэтому, собственно, государство всегда возникает ПОСЛЕ религии, и никогда наоборот.

***

Накопление знаний и разделение труда в группе людей, поддерживающих взаимное перемирие – приводит к углублению обработки даров природы.

Что такое переход от экстенсивной модели хозяйствования к интенсивной? Это когда возникают дополнительные объёмы материальных благ. Не то, чтобы они взялись из пустоты – в потенциальной форме они всегда были разлиты и рассыпаны в природе. Но теперь люди научились извлекать то, что ранее пропадало втуне[13].

Так возникает двойственность власти – объясняющая двойственное к ней отношение людей. Власть может дать человеку то, чего он не смог бы получить в одиночку, «робинзоном», но она же может и забрать то, что никто не забирал – пока человек хозяйствовал, как «робинзон». В зависимости от того, даёт ли власть дополнительные блага за счет научной организации труда или забирает блага насилием карательного аппарата – власть любят или ненавидят.

Чаще всего, конечно, процессы во власти разнонаправленные, хотя бывают и крайние формы власти-благодетельницы и власти дегенеративной.

***

Что же в сухом остатке нашего анализа? Человеку нужно получить ресурсы – и получить их обязательно лично.

Экономический человек позитивно оценивает все системы, которые помогают его личному обогащению. И такой человек негативно оценивает все системы, которые мешают его личному обогащению. Причем оценка его скачет в зависимости от перемены обстоятельств[14].

Какова же, исходя из этого, мораль экономического человека? Двойной стандарт, «готтентотская мораль»[15]. Поэтому экономический человек не может построить цивилизацию, никакую, даже самую примитивную. А попытки ставить экономику, производительные силы, материальные интересы во главу угла – приводят к цивилизационным катастрофам (величайшая из которых – конечно же, развал СССР).

Для цивилизации важна не величина личных доходов, не эффективность добычи денег (для которых лучше всего подходит разбой, мародёрство, наркоторговля, афёры и мошенничество) – а ограничение допустимых источников обогащения. Экономическим такое ограничение быть не может, оно может быть только доктринально-идеологическим.

(Продолжение следует)



[1] «Удерживающий» — богословское и политологическое понятие (теория): исторический субъект, имеющий миссию препятствовать окончательному торжеству зла в истории и окончательному распаду общества.

[2] 1-я книга Царств 17:31-37

[3] «Под гнётом», например, если говорить о русском быте, может находиться и солёная капуста, которую сверху прижали камнем.

[4] Манифест Коммунистической партии. Фридрих Энгельс, Карл Маркс.

[5] Политическая власть в собственном смысле слова — это организованное насилие одного класса для подавления другого. Если пролетариат в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс, если путём революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этими производственными отношениями он уничтожает условия существования классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и своё собственное господство как класса.

На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех.

[6] Tabula rasa (рус. чистая доска) — выражение, которое используется для обозначения эпистемологического тезиса о том, что отдельный человеческий индивид рождается без врождённого или встроенного умственного содержания, то есть чистым.

[7] Т.е. без прилагаемых к нему источников питания, не имея гарантий выживания

[8] Речь идёт не только о такой экзотике, как секта скопцов, но и о существенной стороне владевшей полумиром советской идеологии. В ней невнятно, но обильно осуждалось всякое стремление к материально-бытовому комфорту, уюту, обеспеченности. Цель добыть блага объявлялась «некрасивой», «элементы сладкой жизни» морально осуждались, от человека, особенно от руководителя, требовали крайнего, запредельного аскетизма.

[9] Они же средства к существованию, источники питания, личный доход, личное финансовое положение и т.п.

[10] Распространённая практика: матерые уголовники-рецидивисты берут с собой при побеге в тайгу т.н. «бычка», который до последнего он не догадывается зачем его позвали. Такова участь какого-нибудь заключенного не из их бандитской среды, которого не жалко. Когда им в Тайге станет невмоготу от голода, они убьют его и съедят. Вот пример из конкретного уголовного дела советских лет: «С собою в побег матерые уголовники Губарь и Васильев сманили 20-летнего Федотова, который д. б. сыграть роль "коровы" - человека, взятого в дорогу специально с целью быть съеденным». В данном случае речь не идёт о ритуальном каннибализме – уголовники не занимаются каннибализмом, если доступна другая пища. Речь о первобытном, сугубо утилитарном, прагматическом каннибализме – в прямом смысле, от голода…

[11] Что, конечно, не исключает ассимиляции, а так же порабощения части истребляемых по решению и воле народа-победителя.

[12] А резня, геноцид – чаще связаны с желанием заполучить чужие ресурсы, чем с ненавистью и войной: как говорится, «ничего личного, только бизнес»: «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать…». Хотя, конечно, для морального облегчения убийц для них начальство создаёт задним числом разного рода версии – за что им следует ненавидеть жертв.

[13] Например, энергия движения воды в реке была всегда, даже и миллионы лет назад, но использовать эту энергию для ГЭС научились только совсем недавно. Всеобщим предметом труда человека является природа в целом. Покорённые человеком её естественные силы (например, электричество, энергия атома, света, ветра, воды и т. д.) умножают могущество производительных сил человека.

[14] Знаменитый менеджер Ли Якока с трогательной наивностью вспоминал, что в молодые годы, будучи студентом, голосовал за демократов, потому что они были за высокие налоги с богатых. Когда он стал топ-менеджер, то стал голосовать за республиканцев, поскольку они были против высоких налогов. Но когда его карьера пошатнулась, снова стал присматриваться к демократам - ведь они укрепляли систему соцобеспечения...

[15] Это высказывание, записанное немецкими этнографами от африканских аборигенов-готтентотов: «Зло – когда сосед нападёт на меня, отнимет скот, жену…» – «А добро?» – «А добро - когда я у соседа отниму его скот и жену».

Александр Леонидов; 3 января 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше
  • ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ!

    ИЗДАТЕЛЬСТВО КНИГАМИ ПОЛНИТСЯ! Отдохнуть душой в кипящих буднях огневой современности поможет наше братское уфимское начинание - сетевое издательство "Книжный Ларёк". Он даст вам представление о живом литературном пульсе российской глубинки.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.