Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,0396 руб.
  • Курс евро EUR: 69,5900 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,8895 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

В.Авагян: БЕЗ ДЕРЖАВНОСТИ НЕТ СВОБОДЫ!

Химера «классового подхода» создана была для разрушения России, и сегодня сработала на разрушение России – а вместе с Россией и дела социализма во всем мире…

В.Авагян: БЕЗ ДЕРЖАВНОСТИ НЕТ СВОБОДЫ! Я не знаю, кто такая М.Предеина, никогда ранее не встречал труды этого автора, и потому особенно поражен той ясной, отчетливой, разложенной по полочкам несовместимости классовой химеры марксизма с русским делом и русским миром! Как автор, могу аплодировать Предеиной, поскольку ей удалось совместить огромную содержательность с крайним лаконизмом формы. По сути, рассеянное и разбросанное кусочками в других, очень разных трудах, Предеиной собрано вместе, дано в концентрированном виде, чтобы все всё поняли. И за это автору огромное спасибо. Проблема в другом: в том, что понимая несовместимость классовой химеры с русским делом, автор в итоге встал на сторону классовой химеры…

Речь идет о, можно сказать, манифесте «РОССИЙСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ В ЗЕРКАЛЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ФОРМ»[1]. Начинается статья ссылкой на Ленина (как же иначе!) – и плавно переходит к уравниванию задницы с окном: «Конкретные формы выражения, точнее, искажения факта раздела мира в сознании зависят от «конкурентной позиции» капитала: по мере усиления капитала растет универсальность его ценностей. США «болеют» за весь мир, их ценности «общечеловеческие»; Франция – за «тех, кого приручила» (Кот-д’Ивуар, ЦАР); Россия – за «русский мир» и «постсоветское пространство».

Взгляд, я бы сказал, остро пахнущий ленинизмом (чего автор и не скрывает): русский мир, надежда цивилизации и мирового социализма, авангард прогрессивного человечества уравнивается с остатками французского колониаль-расизма, сохранившимися во Франции рудиментом, и с американским сатанинствующим, насаждающим сатанизм империализмом.

Меня давно терзали смутные сомнения: почему в 1991 году, расчленяя Россию, американцы в общем и целом уцепились за ленинские границы? Мало ли границ было прочерчено на русской многострадальной земле? Почему именно ленинские стали для США «священной коровой»? 

Это было сделано для простого удобства - или же масоны США продолжают некую стратегию, имеющую преемственность с троцкизмом-ленинизмом? Ведь Луганск «нерусским городом» сперва Ленин объявил, а США только примкнули к его решению…

Священность и неприкосновенность ленинских границ со стороны антикоммунистов-антисоветчиков была бы анекдотом, если бы не подозрение на эту преемственность поколений русофобов: вчера «красные», сегодня «оранжевые», завтра «лиловые» будут – а Россия все меньше и меньше, без вариантов…

Предеина пишет: «Империализм подчиняет себе ценности и разрушает их: США дискредитирует демократию, Россия – Советский Союз… Поэтому при ограниченности данной экспансии «своей» культурой рождается национализм – «германский мир», «русский мир».

И, чтобы уж окончательно все разъяснить, добавляет:

«Национализм объединяет «свое» общество и назначает сторонников в «чужих» обществах попринципу крови или происхождения (к примеру, «русскоговорящий»). В этом движении национализм поднимается «над» классами… его образы до(пост)капиталистические: они приходят из родового строя, идеализированных рыцарских времен: Валгалла, Парцифаль, Грааль – или социализма: победа советского народа в Великой Отечественной войне. Империализм берет от них форму – готовность к самопожертвованию, верность долгу – и выхолащивает содержание (к примеру, придает забвению борьбу за социализм). «Пустые» формы он наполняет любым (нужным ему) содержанием, в том числе и противоречащим исходному. Отсюда – рационально немыслимое, но действительно существующее: идеологическое выражение российского империализма через единство великорусского шовинизма с «советским патриотизмом».

По мнению автора (и, наверное, газеты ЭФГ) – «Великорусский шовинизм и советский патриотизм - это синтез несовместимого». С точки зрения ленинизма правоверная фраза, с точки зрения здравого смысла – абсурдная. 

Русский народ – главный носитель советского проекта, и невозможно, немыслимо разделить успех проекта от успеха носителя. По мысли ленинцев всегда получалось так, что социализм даст счастье всем народам, кроме своего народа-строителя. Именно этот народ-строитель, несущий на себе львиную долю тягот строительства социализма, в наименьшей степени получает доступ к его (социализма) благам. Такое потребительское отношение ленинизма к русскому народу в итоге и погубило СССР: нельзя требовать верности идее, издеваясь при этом над носителем идеи!

Предеина и раскрывает очень ярко эту ИЗМЕНУ ХИМЕРЫ своему носителю, русскому народу. Пригретая на русской груди змея марксизма вновь кусает русскую плоть!

Почитаем Предеину и ЭФГ:

«Текущее отношение великорусского шовинизма к «советскому патриотизму» – отношение содержания к форме российского империализма.

Великорусский шовинизм определен объективными (внутренними и внешними) противоречиями российской жизни и, как иллюзорное средство их разрешения, равно притягателен как для капиталистов, так и обывателей.

Объективно внутри российского общества существуют противоречия: экономическое неравенство, обнаруживающееся в эксплуатации человека, в его отчуждении от труда, то есть в отношении человека к труду как чуждой, принужденной (а не свободной) деятельности; политическое неравенство как отчуждение государства от общества и человека от государства, сведение свободы к фикции выбора; «одномерность» человеческого бытия как ощущение себя человеком в животных функциях, в потреблении (но не в труде). Эти противоречия еще до осознания обнаруживают себя для человека в смутном чувстве неудовлетворенности, протеста.

Осознание данных противоречий (при условии его адекватности) требует их «снятия» в изменении «форм общения», то есть в практическом революционном преобразовании действительности. Последнее от одних требует усилий, сопряженных с риском потери потребления, а для других чревато потерей власти».

Практически открытым текстом сказано: торжество ленинских традиций обрушит национальную власть в России и снизит (насколько – не пишет) потребление народных масс. Так ведь, собственно, и было, когда строительство социализма в России пошло по изначально извращенному, искаженному маршруту, заложенному Троцким и Лениным. И Сталин это уродство до конца не смог (не захотел?) снять. И страну мы в 1991 году потеряли, потому что Ленин ломал русский мир очень быстро, а Сталин восстанавливал его медленнее, чем нужно.

Почему ленинисты видели и видят социализм (царство социальной справедливости) обязательно в сочетании с русофобией, унижением и оскорблением национальных чувств русского народа? 

Ведь это же патологическое увязывание двух совершенно разнопорядковых вещей, как если бы кто заявил – «чтобы иметь помидоры – нужно залезть на Эверест». Как между помидорами и Эверестом нет никакой связи, так и между социальной справедливостью и русофобией тоже нет никакой связи. Это все Ленин придумал – а он был нездоровый человек, зачем за ним повторять всякие глупости? 

Социальная справедливость и социализм – это честность в расчетах между хозяйствующими субъектами. Не меньше. Но и не больше.

Где вы тут видите место для национальности, религиозности и атеизма, кто сказал (вопрос риторический – Ленин сказал) что для честности в расчетах хозяйствующих субъектов необходимо унижать национальные чувства русских и разбомбить к едрене фене их церкви с соборами?!

Как может погром в православном храме или унижение русских в каком-нибудь Ташкенте способствовать повышению честности расчетов между хозяйствующими субъектами?!

Предеина – истинный ленинист (надеюсь, за такое определение она не обидится) – и потому она ругается по-ленински:

«Поэтому получает распространение искаженное отображение противоречий – замена действительных противоречий мнимыми. То есть отображение противоречий внутри общества как противоречий между обществами: между нациями, цивилизациями и т.п. Такое отображение дает обывателю иллюзию единства нации при расколе, силы при бессилии, богатства при бедности: живущий в долг россиянин беспокоится о прибыли «Газпрома» (ведь тот – «национальное достояние»), бесправный россиянин защищает неприкосновенность «суверенной демократии», одинокий россиянин переживает о сохранении «традиционных семейных ценностей».

Ну, давайте, шутки ради, развернем эти тезисы и посмотрим что получится, если «правильно» себя вести:

Противоречий между нациями, цивилизациями нет. Одна нация Христу молится, другая сатане – подумаешь, разница, в обоих случаях имеем «культ»…

«Умный» обыватель отринул иллюзию единства нации. Нет никакой нации – а есть только он один, маленький, слабый, бедный… Он не «беспокоится о прибылях «Газпрома» (ведь тот – не «национальное достояние»), он не защищает неприкосновенность "суверенной демократии". 

А как можно не защищать неприкосновенность? Очевидно, путем дезертирства и капитулянства – «штыки в землю» и шабаш, пусть нашу «суверенную демократию» голыми руками берут!

Одинокий россиянин «поумнел» и не переживает о сохранении «традиционных семейных ценностей». За этим стоит решимость остаться одиноким, плюс стать развратником и извращенцем. 

Поправьте меня, если я не прав – но как иначе «одинокому» можно не переживать о сохранении традиционных семейных ценностей»?! Посчитать их химерой, как и собственную национальность – чтобы у пролетариев не только Родины не было, но и половой принадлежности не осталось?

Предеина витийствует: «…полученное единство нуждается в образе врага… Этим врагом становится украинец, американец, европеец, по отношению к которым русский чувствует себя сильнее, богаче, добродетельнее, то есть утверждает себя и получает эмоциональное возмещение за несвободу в действительной жизни, без риска для себя выплескивает агрессию в пустоту».

Оказывается, «В этом секрет возрожденной «любви» к советскому прошлому: власть (капиталист) и общество (обыватель) согласились забыть о «коммунистическом проекте» (он равно опасен для них) и полюбить «советскую империю» как оправдание своих геополитических амбиций. Так, они «сняли» общечеловеческое – коммунистическое – содержание советского прошлого и научились использовать его «мертвую», но еще притягательную форму для «освящения» империализма. Благодаря чему любая критика российского империализма превратилась в кощунство – в неуважение к подвигу советского народа».

Здесь – концентрация тоски ленинистов по выветриванию троцкистских вкраплений в советском проекте, всего этого человеконенавистнического и русоненавистнического хлама, который в 1917 году прилип, как банный лист, к делу социализма. 

Ленинизм взыскует о всей этой мерзости – надругательства над верой и делами отцов, над национальным началом, над традиционными ценностями, взыскует ведьминого шабаша первых большевиков, почти поголовно истребленных Сталиным, дабы появились возможности строить РЕАЛЬНЫЙ социализм – честные расчеты между хозяйствующими субъектами, без сатанинских плясок и кощунственных кривляний перманентных разрушителей.

Все то, что нам дорого в СССР – троцкистам и ленинистам ненавистно, и наоборот – все, что нам омерзительно, гадко – для них притягательно. По мнению Предеиной «великорусский шовинизм «порочит» это (советское) содержание через использование его формы. Причина здесь в иллюзии адекватности формы содержанию, или в иллюзии тождества великорусского шовинизма и коммунизма». 

То есть, по Предеиной, русскому солдату мало победить врага – ему ещё потом необходимо унизится перед побежденным, «тут-то и жизнь хорошая начнется».

Конечно, ленинисты не могут без камешка в огород И.В.Сталина, загадившего им всю «малину»: «В этой логике начало российского империализма есть продолжение и возрождение советского империализма. Последнее, впрочем, имеет под собой фактическое основание, недаром Энвер Ходжа называл «постсталинский» СССР «социал-империалистическим государством»… «схватив» тем самым противоречие советской действительности. Это-то противоречие и разрешилось в гибели СССР, обнаружив действительную невозможность синтеза социализма и империализма».

Для нас очень важно понять, что реальность жизни прямо противоположна. 

Жизнь доказывала сто раз (и больше), что только в форме империализма сильной, прогрессивной нации социализм и может существовать. Жизнь обнаружила невозможность синтеза социализма с децентрализацией державных скреп.

Дело в том, что (по Ленину) – «всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, когда умеет защищаться». То что сказано о революции – разве не актуально для плода революции – социализма? Чего он будет стоить, если не умеет и не хочет защищаться?

Ну, предположим, начали мы с вами строить разлюли-малину, с пирогами да плюшками каждому, а враг возьмет да и выставит против всего нашего прекраснодушия самую плохонькую пушечку… И что нам делать? 

Сдаться? А как же социализм? Начать защищаться? Тогда свои пушки потребуются, большую армию можно отразить только большой армией, а большая армия (со всем комплексом её содержания) – это и есть империализм…

Для Предеиной же «Социал-империалистическое государство – форма отрицания коммунизма на деле». Для неё «коммунизм «снимает» государство, государство отмирает в движении к коммунизму». А «…укрепление государства …есть укрепление диктатуры буржуазии».

Замечательная логика! Очень понравилась она кайзеру в 1918 году, и очень на неё рассчитывал Гитлер в 1941. 

Чего там государство укреплять – надо его «снять» в движении к коммунизму, заходи, Адольф Алоизович, бери, как кайзер, чего пожелаешь, мы, коммунисты, русское территориальное наследие защищать не будем, мы не же «великорусские шовинисты»…

Вывод Предеиной, по сути, чудовищный: «В империалистической борьбе «хороших» нет – все преследуют выгоду своего капитала, и многополярность, множественность империалистических блоков (банд) не повышает безопасность мира». Иначе говоря, что Гитлер, что Черчилль с Рузвельтом – какая разница? «Хороших» нет, что Гиммлер, что Де-Голль, что санаторий, что крематорий – нам, интернационалистам, все равно…

И далее – с предельной откровенностью левака: «…Россия борется не против империализма «вообще», а за свой «кусок пирога». Иначе говоря, победа конкретного игрока не меняет сущность мирового порядка – принцип империализма воспроизводится в любом случае». 

Отсюда уже недалеко до лозунга «поражения своего Отечества» - он и не замедлил появиться у ленинистки:

«…борьба против империализма США – в первую очередь долг американца, и американцы выполняют его в протестах против иракской войны, в акциях «Оккупируй Уолл-Стрит!»; борьба же против российского империализма – в первую очередь долг русского. Именно в этой борьбе против «своего» империализма соединяются долг патриотизма (ведь, как писал Ленин, «нельзя защищать отечество иначе, как борясь всеми революционными средствами против капиталистов своего отечества» («О национальной гордости великороссов». ПСС. Издание пятое. М.: Политиздат, 1969. Т. 26, с. 108)) и долг интернационализма (ведь ленинская борьба против русского царизма стала «бомбой» в другие «царизмы»)».

Сказано теоретически – тут же добавились и практические рекомендации:

«Поэтому отказ русского от борьбы со «своим» империализмом – предательство национального и интернационального интереса. Это наглядно проявляется в отношении к украинскому кризису. Ведь отрицание права украинского народа на революцию (в России отрицают Майдан как революцию) есть согласие на сворачивание буржуазно-демократических свобод и установление диктатуры буржуазии в России; согласие на раскол Украины по «языковому принципу» есть раскручивание «спирали» великорусского шовинизма в России…».

Ишь как загнули господа ленинисты: «право украинского народа на революцию»! А то, что эта «революция» - кровавый спектакль, срежиссированный американским империализмом – не наше дело: с американским империализмом пусть американцы борются, мы только со своим, российским будем! И то, что «украинский народ» придумали менее 100 лет назад – тоже нас не касается. Имеет право на революцию – и точка.

А все эти «москаляку на гиляку» и «дави русню» - видимо, невинная детская болезнь в украинской революции. Защитить русских от резни и языковой ассимиляции – «раскручивание великорусского шовинизма»…

Вместе с Предеиной мы попадаем в зловещее зазеркалье смыслов, в котором (как и у троцкистов в целом) – борьба ЗА справедливость полностью «снята», заменена борьбой с собственным государством, народом, культурой.

Происходит полная (и чудовищная) подмена начинки в социалистическом движении. Оно ведь начиналось с права бедных жить достойно. А ему теперь внушают, что без «москаляки на гиляке» никто из бедных жить достойно никак не сможет, а вот с москалякой в петле – сразу же у всех бедняков, и русских, и нерусских, начнет уровень жизни расти…

+++

Я нерусский человек – но я целиком на стороне русских в битве цивилизаций. Я понимаю, что русские несут свет, а их противники – тьму, и рассуждать, что и то, и другое едет на танках – просто глупо. Танки, может быть, и похожи друг на друга, но танкисты-то разные, и воюют за разные идеалы! 

Вопреки воплям троцкистов, утверждаю и настаиваю, что БЕЗ ДЕРЖАВНОСТИ НЕТ СВОБОДЫ. Это – аксиома, с которой нужно начинать школьное образование.

Если у нас нет державы – нет и силы, а если нет силы – каждый сильный нам господин. И даже слабые – если их двое.

А если в империю сгрудились малые – сдайся враг, замри и ляг. Империя – рука миллионнопалая, сжатая в один громящий кулак (да простит меня Маяковский за перефраз).

Если мы хотим быть свободными – то есть жить и действовать по собственной воле, а не по капризу шантажиста – мы должны иметь империю, великодержавный настрой. Без этого на самом понятии СВОБОДА можно сразу же и навсегда поставить крест.

Тот, кто не хочет кормить свой империализм – будет кормить чужой, и ничего более.

Если потерял СВОЮ империю - ничего уже САМ не решаешь: все решат за тебя - те, кто сохранил империю. Судьба Сербии решалась отнюдь не в Сербии, судьба Ирака - отнюдь не в Ираке, а судьба Ливии - не в Ливии. Кому интересны ваши взгляды на будущее, если вы не имеете достаточных сил, чтобы на них настоять?

А ленинисты… Мне жаль их. По своему, они симпатичные люди, но они сами не заметили, как превратились в орудие разрушения своих же собственных идеалов. Нельзя надеяться на всемирную революцию (т.е. на победу по всем фронтам) – и одновременно капитулировать на одном, отдельно взятом фронте.

Желающие счастья абстрактному человечеству и земли крестьянам Гренады – не смейте унижать русских! Помните, что без русских – человечество неполное…


[1] http://www.eifgaz.info/predeina-35-14.htm, «Экономическая и философская газета», 35, 2014.

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 8 сентября 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.