Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,6564 руб.
  • Курс евро EUR: 66,6780 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,9903 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

АРТышкин труд

АРТышкин труд «Как развивать страну, живущую в разных эпохах?» – задал недавно сам себе вопрос Булат Столяров, генеральный директор IRP Group. С думой о Родине, в «желаньи правды и добра» он устремился мыслью в грядущее. Оно предстало перед взглядом героя довольно мутным, в подтеках реформаторской грязи. Россия – справедливо заявляет автор — живая машина времени. Кто бы спорил? Столяров пишет: «Вот информационный XXI век в пределах Садового кольца. Вот центры 20 крупнейших городов с населением 0,7-2 млн, которые переживают сложный трансфер из индустриальной в постиндустриальную экономику, в целом совершенный Европой и Северной Америкой в 70-90-е гг. прошлого века. Вот индустриальный XX век в Череповце, Норильске и Тагиле.

Вот раннеиндустриальный пейзаж XVIII-XIX вв. с музейными промышленными технологиями в горнодобывающих, угольных и металлургических городках Урала. Вот аграрные XV-XVIII века в деградировавших деревнях Нечерноземья и Центральной Сибири, а вот эпоха настоящего натурального обмена в аулах Северного Кавказа. Вот без прикрас первобытно-общинный строй кочевников на севере Якутии, на Таймыре, в Туве, Эвенкии и на Чукотке. Конечно, такая разница укладов формирует значительные различия в ценностях и приоритетах нашего народа».

Что сразу же обращает на себя внимание? То, что «информационным», а так же «постиндустриальным», «укладом будущего» ниже по тексту назван уклад бесполезных паразитов, развлекающихся с айпадами в «АРТ-перфомансах», перебегая с подиума на курорт и обратно. Речь идет о людях очень много получающих денег (слово «зарабатывающих» как-то неуместно в данном случае), но лишенных функции общественной полезности. Финансовые потоки развернуты именно в сторону этих привилегированных паразитов, как пишет ниже Столяров – «1/4 ВВП страны в Москве», но не нужно заблуждаться в качествах этого деньгами измеренного ВВП.

Те, кого Столяров называет «креативным классом» – даже не Бендеры, а попросту Паниковские. Как писали Ильф и Петров в некрологе Паниковскому: «Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счет общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счет. А вынести этого противоречия во взглядах Михаил Самуэлевич не мог, потому что имел вспыльчивый характер». Вот, собственно, и весь «креатив» «норковой революции».

Драматизируя судьбу Паниковских с айфонами и айпадами (вместо гусей) в руках, Столяров пишет: «Это противостояние, стратегически, конечно, проигранное индустриальным веком, будет оставаться довольно острым еще некоторое время».

То есть, переводя на русский – представители индустрии не хотят, чтобы Паниковские с айпадами жили за их счет, к тому же много лучше их самих. Но индустриалы, по мнению Столярова, обречены: Паниковские креативны, они подберутся с того или иного бока, чтобы утащить у исторических укладов очередного гуся. Потому что, хотя птицефабрики – древняя архаика, конечно, но представители креативного класса любят почему-то кушать натуральных гусей, из средних веков, а не новейшие креативные муляжи гуся на компе. Ретро-пристрастия тянут рублевских креативщиков получать гуся на стол, а не по интернету.

В снобизме «креативного класса» нет, по сути, ничего нового. В нем – древнее как мир презрение угнетателей к угнетенным, обманщиков – к обманутым (теперь принято говорить – «лохам»). Это искреннее феодальное (а никакое не постиндустриальное) убеждение, что культура, цивилизация, прогресс – «это мы, дворяне», а не «чумазый», который, как помним из Чехова, «на пианине играть не может».   Раньше это называлось «ваше благородие», теперь, в новой идеологии – будет именоваться «ваше креативие» или «ваше информационие».

Столяров, как экономист (и порой весьма вдумчивый, хваткий на детали) не видит главного. Он не может понять, что новая эпоха не перечеркивает, не уничтожает старую, а включает её в себя на правах «нижнего этажа» строящегося здания цивилизации.

В нашем быту есть сверхновые занятия, есть традиционные, а так же и древние, как само человечество. И при этом самое необходимое дело – «производство детей» – самое архаическое! Это не значит, что  переходя от занятия к занятию, мы переходим из эпохи в эпоху. Каждая эпоха оставляет нечто после себя. Не будет же Столяров настаивать, что люди, жарящие шашлык на углях враждебны людям, готовящим мясо в микроволновке!

Взгляд Столярова на прогресс очень детский, какой-то подростковый: «…совершить шаг из индустриального века в постиндустриальный, насытить пространство живым бизнесом, позволить шевелиться сервисной экономике, не разбазарить до нуля потенциал университета, дальше есть шансы на появление инновационных стартапов…».

Что значит «насытить пространство живым бизнесом»? Где конкретные факторы прогресса, технические, математические показатели? Это ведь все равно, что вместо обсуждения количества и калибра снарядов рассуждать о пользе «насытить армию живыми интендантами». «Живой бизнес» – настолько расплывчатое понятие, что по сути, за ним не стоит вообще ничего. «Бизнес» в переводе с английского – «дело, работа». Примечательно, что англичане и американцы не делают различие между наймом и частным промыслом: и в том и в другом случае это «бизнес», «мой бизнес» – это дело, которое я делаю. Вот я пишу эту статью – с точки зрения английского языка это и есть мой бизнес. Как он может быть мертвым? Мертвецы, что ли, работали прежде в «пространстве городов», а теперь живых тружеников туда предлагается выпустить?

Есть такие прекраснодушные, при этом бессмысленные фразы – «наполним небо добротой». А что есть доброта? И чем доставлять её в небо? Если самолетами, то это одно дело, если воздушными шарами – совсем другое. Точно так же расплывчато-бессмысленна фраза Столярова и всех его единомышленников про «развитие живого бизнеса».

«Позволить шевелиться сервисной экономике»требует Столяров. И снова какая-то детская наивность! Сервис – обслуживание, произведено от слова «серв» – раб, слуга. Говорить о сервисной экономике как о какой-то первичной реальности – просто смешно. Кого будут обслуживать слуги, если господ не проглядывается? Например, парикмахерская обслуживает рабочих крупного комбината, и на своем месте – почтенна, полезна, благотворна. Но как может вторичная сервисная экономика – сфера обслуживания – «шевелится» сама по себе? Да и что за ВВП сформирует парикмахерская? Ведь не бумажки и нолики важны, а реальный продукт. Что за продукт у парикмахерской – куча стриженных волос?!

Далее Столяров противоречит самому себе, призывая «не разбазарить до нуля потенциал университета… как в Екатеринбурге, Казани или Новосибирске». Оно, конечно, его устами да мед бы пить! Однако КТО начал разбазаривание потенциалов университетов и ОТКУДА перед разбазариванием там образовался этот «потенциал»? Не есть ли этот потенциал науки и техники – наследие той минувшей эпохи, в которой бизнес был мертвым, а сервисная экономика – ненавязчивой? Но если оживление бизнеса и шевеление сервиса запустили процесс разбазаривания университетов, то как же они могут теперь помочь универсистетам?

Как пишет Столяров, «экономический кризис заводов в малых и средних городах запустил вектор движения не в постиндустриальную, а в доиндустриальную эпоху. Как ни приедешь — ситуация все хуже, города все менее динамичны, разговоры все провинциальнее, глаза все более белесые и рыбьи». Опять же, святая правда! Но если Столяров думает, что глаза высокооплачиваемого «креативного класса» все менее белесые и рыбьи, то значит, он просто не встречался с высокооплачиваемым «креативным классом». Процесс социальной деградации человека, его ума, души и совести, запущен одновременно как в среде богачей, так и в среде бедняков. И трудно понять, почему «белесые глаза» у нищего с бутылкой плохи для Столярова, а такие же глаза без тени мысли у обкуренного «золотого мальчика» на ламборджини – хороши. Сложная мысль, сложная речь безусловно связаны со сложными манипуляциями рук. Делая сложные дела, мы развиваем мозг. Простые дела – торчать в магазине охранником в черной робе или торчком в нарокпритоне в робе от Кордена – аннигилируют мозг независимо от величины «карманных денег». Как отстранение от тупой сырьевой ренты, так и щедрый доступ к ней уму не научают.

Я был бы счастлив, если бы Столяров это понял, и тем более счастлив, если бы, как утверждает Столяров, это понял бы Путин: «Полностью потеряв электоральную базу креативного класса (усыпанных золотом бездельников – комм. ЭиМ), Путин в поисках контрольного пакета голосов был вынужден искать поддержки других слоев. На практике он явно сдвинулся в своей риторике и действиях влево по оси времени, обслуживая теперь только и исключительно аудитории индустриальной, аграрной и еще более архаических эпох. Отсюда роман с Тагилом, отсюда Холманских, отсюда радикализация романа с церковью и рыбной ловлей. Этот фактор полностью меняет конструкцию политсистемы: если раньше кормовой базой архаических эпох было позволено пользоваться структурам типа КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России», то теперь эта аудитория оказалась нужна национальному лидеру, поскольку никакой другой аудитории у него нет».

Путин, обслуживающий только индустриалов и аграрников – это, конечно, чересчур оптимистично. Однако задумаемся – а кого ЕЩЁ должен обслуживать Путин? Если ученых – то они входят в число индустриалов и аграриев, потому что наука в отрыве от реального производства невозможна. Да к тому же и бессмысленна: что это за наука, которая ничего не несет ни индустрии, ни сельскому хозяйству?

В круге, очерченном Столяровым, все созидательные силы страны. За ним – только тунеядцы, паразиты общества – люмпены из числа крайней бедноты (всегда являвшиеся главной электоральной опорой ельцинистов) и перекормленные «креативщики», выращенные в теплице папиного воровства, коррупции и номенклатурных привилегий. Вы говорите, что Путин больше не обслуживает политические интересы Ксении Собчак? Трудно поверить, но если это так – то новость очень хорошая…

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 6 июля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.