Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,3131 руб.
  • Курс евро EUR: 61,5052 руб.
  • Курс фунта GBP: 72,1258 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

АНТИУДОБИЯ: ПОЧТИ ПО ОРУЭЛЛУ

АНТИУДОБИЯ: ПОЧТИ ПО ОРУЭЛЛУ Премьер-министр России Дмитрий Медведев на днях обсудил доклад Федеральной антимонопольной службы (ФАС) о состоянии конкуренции и улучшении предпринимательского климата с экспертным сообществом на заседании правительства РФ. В апреле, будучи еще президентом России, Медведев поручил правительству до 1 июня 2012 года обеспечить создание Совета по конкуренции при ФАС. В функции совета, в частности, войдет проведение экспертизы проектов нормативных правовых актов, инициирование проведения проверок соблюдения антимонопольного законодательства и выражение недоверия руководящему составу ФАС. Кроме того, совет будет утверждать ее годовой доклад и представлять свою оценку состояния конкурентной среды, а также проводить публичное обсуждение и анализ целей, задач, функций и полномочий этой службы.

Медведев также поручил ФАС и Минэкономразвития обеспечить ежегодное проведение оценки состояния конкурентной среды в России с последующим формированием рейтинга регионов по степени интенсивности конкуренции. Эта работа очень важна для благополучия гражданского общества, но при существующих подходах она рискует стать сизифовой.

Сегодня у ФАС нет четких целей: движение в сторону отмены административных барьеров чревато олигархической монополизацией экономики, а создание дополнительных барьеров – опасно коррупционным сращиванием госаппарата с бизнесом. Одно другого не лучше, как чума не легче холеры. Это связано с глубинным сущностным коллапсом экономических преобразований в России. Дело в том, что либерализм – движение «освобожденчества». Он возник для ограничения власти тиранов. Под этим лозунгом – обуздать произвол деспотии – он рубил головы королям. Поэтому горькой насмешкой над ним является современная «конкурентная либерализация», которая настаивает на сносе всех разделительных барьеров, на отмене всех искусственных ограничений. Как можно ограничить произвол, сняв все ограничения? Не очевиден ли тут абсурд и полное несоответствие целей средствам?

Мы неоднократно писали, что с позиций логики МАКРОПОЛИИ количество важнее качества. Тот, кто делает продукт сразу для многих заказчиков, всегда имеет преимущество перед теми, кто работает для немногих.

Само слово «оборудование» означает дословно «совокупность орудий» или, точнее говоря, искусственный окружающий мир, изначально заточенный под производство конкретного продукта. Аксиомой является то, что затраты на оборудование не могут быть выше, чем прибыль с производства за определенный период расчета окупаемости. Поэтому мелкосерийные производства не могут выделить на обновление оборудования суммы, сколько-нибудь сопоставимые с обновлением крупносерийных производственных мощностей. Тот, кто заработал 100 рублей, не может обновить оборудование больше, чем на эту сумму. А тот, кто заработал тысячу – может потратить на оборудование не более того. Поэтому производство с прибылью в 1000 рублей имеет возможность обогнать 100-рублевое в 10 раз при обновлении средств производства.

Так крупносерийное производство всегда побеждает мелкосерийное. Давит массой, количеством, которое ничего не говорит о качестве. Допустим, большой крокодил сожрал маленькую обезьянку; это не значит, что крокодил умнее, лучше, перспективнее обезьянки. Обезьянка – «почти человек», её даже можно обучить разговаривать языком жестов (до 200 слов). Крокодил же – биоавтомат с крайне узким и примитивным алгоритмом действия. В превосходстве количества над качеством процессов заключена трагедия мировой экономики.

Если у макрополии имеется естественное преимущество перед мелкими фирмами, то естественный ход событий приведет к поглощению всего конгломерата сложности конкурирующих фирм одной, самой большой, и при этом совсем не обязательно самой умной и перспективной.

Либерализация торговли, снятие барьеров, ограничений и протекций представляет из себя страшную угрозу конкуренции. Это очень легко доказать. Примем за основу тот факт, что не существует двух совершенно равных по силам фирм. Всегда какая-то одна имеет пусть небольшое, но преимущество над всеми остальными. Но как же более слабые могут выдержать конкуренцию с более сильными? Только одним путем: перейдя к обороне, засев за крепостную стену искусственных льгот, преференций, тарифов и прочих ограничителей свободного движения капиталов.

Но если все предельно либерализовано, то более слабые фирмы оказываются «в чистом поле» перед лицом более сильного конкурента. Поскольку статус «самый сильный» может быть только у одного игрока, то в итоге свободной конкуренции неизбежно останется только одна фирма, поглотившая всех менее удачливых.

По законам торжества МАКРОПОЛИИ все отраслевое производство в итоге слипается в единый ком вокруг сильного центра финансовой гравитации. Что будет в этом случае со свободой и конкуренцией? Только одно: они полностью исчезнут…

Вертикальная интеграция производств в суперхолдинги при полной экономической свободе неизбежна по причине естественных преимуществ. Но разве не эта самая «полная экономическая свобода» привела средневековых королей на эшафоты? Разве не полный экономический произвол абсолютных монополистов, владельцев всей собственности в стране, вменяли в вину казненным королям основатели либерализма?

Вертикальная интеграция производства повышает его конкурентоспособность. Можно сделать продукта больше, качественнее, совершеннее, дешевле и т.п. Но в то же время вертикальная интеграция (холдинг) повышает угрозу ДЕСПОТИИ для жителей прежде свободной страны.

Снятие торговых ограничений означает конец конкуренции. Ведь конкурировать могут только независимые друг от друга производители однотипного продукта. А снятие протекционистских барьеров не оставит ни одного независимого от лидера рынка альтернативного производителя. Все коварство термина «свобода» связано с тем, что расширение свободы одного человека есть одновременное сокращение её у другого. Если мне хочется орать, а соседу – тишины, то моя свобода будет его несвободой и наоборот. Поэтому расширение свободы в единственном числе есть ликвидация свобод во множественном числе. Европа испробовала это в эпоху абсолютных монархий, куда мы в последнее десятилетие стремительно скатываемся.

Демонтаж национального государства либералами оставляет человека заложником в руках силы, которой отдельно взятому человеку нечего противопоставить. Если национальное государство ставило внеэкономические цели, и уравновешивало ими экономическую борьбу за выживание, то с отменой этих мотиваций человеческой жизнедеятельности мы рискуем оказаться в пространстве такого тоталитаризма, по сравнению с которым зверства ХХ века покажутся лишь легкой разминкой.

А. Леонидов-Филиппов.; 13 июня 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.