Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9838 руб.
  • Курс евро EUR: 62,0440 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,6231 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ПРИГОВОР ЦИВИЛИЗАЦИИ

КАКАЯ ЕВРОПА ЛИБЕРАЛАМ НЕ НРАВИТСЯ?

ПРИГОВОР ЦИВИЛИЗАЦИИ ​Лицо американской национальности, хорошо известная в либеральных кругах Юлия Латынина выступила с неожиданной статьёй: «Европа, ты офигела!». В этой работе она предлагает провести инвентаризацию европейских ценностей почему-то "по гамбургскому счету", и в итоге возмущается, что свершилась подмена! То, что считалось Европой, более не Европа! Далее - поучая своих главных читателей, либералов, Юля знакомит их со своим видением "возрождения традиционных ценностей". Поверьте, возрождать можно очень и очень по разному...

Зачем Юля напала на единство Европы - не знаю. Наверное, для того, чтобы показать: людям её типа очень претит существование без войн. Войны нужны - а когда все везде единые, не очень воевать получается...

В звонких формулировках Латыниной мы находим подтверждение своей заветной мысли: КАПИТАЛИЗМ - ЭТО ВОЙНА. Конечно, не всякому любителю белых голубей с точки зрения эстетической нравятся серп и молот. Но так уж устроен (оказывается) мир, что без серпа и молота "белым голубям мира" тоже не жить. Хотите мира - готовьтесь к социализму. Капитализм, рыночная экономика - это конкуренция, борьба и соперничество всех со всеми. Абсолютно алогично, что все со всеми в вечной вражде, а один элемент системы - государства - почему-то в вечной дружбе, мире и братстве. Как у вас получится одной рукой поощрять и подогревать соперничество между гражданами в борьбе за жизнь и место под солнцем, а другой - удерживать этих же граждан от соперничества с иными государствами? Даже чисто психологически это невозможно и нелепо. А технически? Если внутренний гражданский распорядок держится на конкуренции - то граждане выберут (или путем переворота посадят на трон) - мастера конкурентной борьбы, а вовсе не мастера мирных компромиссов. Словом, когда Латынина, намекая на острые военные столкновения наций, закалившие европейский дух пишет - "В зените своей славы Европа не была единой" - она права.

Но жить в обстановке вечной гражданской и международной войны, как в норме - б-р-р-р!

Интересно проследить за ходом либеральной мысли дальше! А дальше - натуральный план СВОРАЧИВАНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ, полного выкорчевывания ХХ века, его наследия и завоеваний. Ведь все они отмечены тлетворным духом советского влияния! Поэтому - поглубже в архаику, желательно, до самых пещер:

Латынина: "Еще нам говорят, что демократия — это европейская ценность и европейское завоевание... и при этом под демократией разумеют всеобщее избирательное право. Кто против всеобщего избирательного права — тот фашист, негодяй и вообще — гад... какое отношение universal suffrage имеет к традиционным европейским ценностям? Вы мне не подскажете, для какой демократии Колумб открывал Америку, а сэр Френсис Дрейк грабил испанские корабли?

На Западе времен его расцвета были представлены самые разные режимы: парламентская монархия, как в Великобритании, где круг избирателей был ограничен налогоплательщиками; республика, как в США, где опять-таки избиратели были налогоплательщиками. Абсолютная монархия, как в Пруссии, Испании или России.

Но вот всеобщего избирательного права не было решительно ни в Великобритании, ни в США, и Томас Маколей, историк и член британского парламента, писал в середине XIX века, что это понятие «совершенно несовместимо с существованием цивилизации»... Ценз стал понижаться, а избирательное право стало распространяться на неимущих после Первой мировой войны, и окончательно всеобщим оно стало после Второй мировой, под влиянием социалистической идеологии... Допустим, всеобщее избирательное право — это венец развития. Допустим, каждый безработный ублюдок, громящий лондонский магазин, — это и есть тот парень, который должен решать, как нам всем жить, и кто это отрицает — тот ретроград и фашист. Но при чем здесь европейские ценности? Всеобщее избирательное право не существовало на Западе, пока Запад владел миром. Когда оно пришло на Запад, Запад свое господство в рекордные сроки утратил".

Ничего себе заявочка от кругов, в перестройку поучавших нас ценностям народовластия? Вон как теперь запели - 90% людей скоты, скотов - в стойло, никаких прав нищим... Нам уже приходилось писать в "ЭиМ", что имущественное неравенство и политическое равенство - противоречивы, и одно обязательно пожрет другое. Или политическое равенство в итоге выровняет имущества, или имущественное неравенство уничтожит принцип "один человек - один голос". Люди не будут голосовать за то, чтобы другие жили лучше них - это аксиома. Люди не проголосуют за выделение другим того, в чем отказано им самим - закон психологии. И вот - не успел остыть труп СССР, как все громче звучат приговоры либеральных террористов его кузену - всеобщему избирательному праву...

Латынина режет правду-матку о своем внутреннем уродстве: "Еще одной европейской ценностью в настоящий момент является социальная справедливость. Социальная справедливость выражается в том, что ... если у вас есть работа, муж и семья, то вы будете вкалывать, как ишак, и половину заработанного вами государство будет у вас отнимать, чтобы отдать безработной наркоманке.

Ну не знаю насчет справедливости — с моей точки зрения, несправедливо грабить тех, кто работает, чтобы отдать их деньги тем, кто бездельничает.

Но я о другом: какое это отношение имеет к европейским ценностям?

Напомнить вам, что было бы во времена Британской империи, когда над ней не заходило солнце, — с той же самой незамужней женщиной, у которой вдруг появился ребенок? Ей что, давали пособие? Квартиру? Особняк? Ответ: нет. Она становилась парией.

Во времена расцвета Европы вся забота о социальных благах — о воспитании детей, содержании родителей, медицине, образовании и пр. — была переложена на семью и ее главу, и общество жесточайше противилось любым попыткам переложить бремя этих расходов на общество".

Повторю, это не злобная пародия Коли Выхина на либералов, это не реконструкция С.Кургиняна, который неустанно твердит, что в процессе поедания СССР к либералам во время еды пришел аппетит, и они решили съесть вторым блюдом общий гуманизм, человеколюбие, как таковое. Это - подлинный текст Ю.Латыниной, пламенного борца за демократию американского образца. И вот, мы из первых рук узнаем о "прекрасном новом мире": избирательное право оставлено только богатым, а общество сняло с себя "всякие попытки" возложить на него бремя хотя бы минимальных социальных расходов!

Далее Латынина славит, понятное дело, колониализм: "Когда Кортес громил ацтекских божков — он что, мультикультурализм проповедовал? Когда Васко да Гама топил корабли с паломниками в Мекку и садил ядрами по мирному населению малабарского побережья — это что, была гуманитарная программа? Европейские ценности времен колониализма были представлением о безусловном примате прогресса и европейской цивилизации. Одни европейцы были при этом в чистом виде расистами и рассуждали о том, что черная и желтая раса-де генетически неполноценны, другие полагали, что к идеям прогресса и западной культуры рано или поздно приобщатся и другие расы и народы".

Итог по Латыниной: "Как только эта идея — о превосходстве европейской цивилизации — кончилась, то кончилось и превосходство европейской цивилизации. Вместо Европы, которая колонизует весь мир, мы имеем теперь весь мир, который колонизует Европу".

Неожиданно для нас Латынина прокляла "европейский социализм", которым когда-то соблазняли "совков": "Наконец, есть еще одна «европейская ценность», о которой нам почему-то мало говорят, но которая видна как на ладони. Это государственное регулирование всего и вся.

Причина, по которой об этой ценности не говорят, очень проста — она в корне противоречит идее частной собственности. Либо частная собственность, либо регулирование.

Знаете ли вы, что в Великобритании до конца XIX века не было закона об охране памятников культуры? И когда в 1870-м его попытались принять, то тогдашний премьер Бенджамин Дизраэли прямо заявил, что он противоречит идее частной собственности. Стоунхедж чуть не снесли — едва не проложили через него железную дорогу.

Знаете ли вы, например, что статую Свободы в США установили на частные деньги? И федеральное правительство, и штаты, в которых правили налогоплательщики, запретили выделять хоть один казенный цент. Резон был простой: если это надо обществу, общество само даст деньги. И дали — Джозеф Пулитцер, издатель нью-йоркской World, печатал имена каждого, кто из последних сбережений присылал 5 или 60 центов. Это полезно вспомнить, когда читаешь, что конгресс без звука выделил на реставрацию статуи Свободы очередные двадцать с лишним миллионов долларов... Вы можете себе представить, чтобы в Европе XVIII века платили субсидии крестьянам или парламент диктовал форму огурцов?"

Нет, Юля, не можем. И мы вообще не можем ДАЖЕ ВООБРАЗИТЬ СЕБЕ ВСЕ УЖАСЫ ТВОЕГО XVIII ВЕКА, потому что он давно прошел!!! И верх безумия тащить его ветошь обратно, в XXI век, в век космоса и атома!

Юля ругается: "Я не понимаю, почему люди, рассуждающие о терпимости, социальной справедливости, всеобщем избирательном праве, демократии и пр., — говорят о «европейских ценностях». Это не «европейские ценности». Это социал-демократические ценности. Это ценности, которые не имели ничего общего с теми ценностями, которые исповедовали Колумб, Ньютон, Васко да Гама и даже Томас Джефферсон. Эти ценности появились в конце XIX века, а укрепились благодаря победам левых на выборах и диверсионно-идеологической мощи сталинского СССР.

Это также не «общечеловеческие ценности». Эти ценности не исповедовали ни Джон Локк, ни Адам Смит, ни авторы Декларации независимости".

Дальше Юля угадывает, что мы ей сейчас скажем, и сама с редкой проницательностью говорит за нас: "Но ведь мир не стоит на месте! Мало ли что там было в XVIII веке! В XVIII веке вешали за кражу курицы. В XVIII веке в Лондоне не было полиции, а количество убийств составляло 52 трупа на 100 тысяч (в 52 раза больше, чем сейчас). В XVIII веке люди не мылись неделями, в Лондоне не было канализации, а 9-летние дети на мануфактурах вкалывали 14-часовой рабочий день. В XVIII веке женщины носили корсеты, а к парикам полагались блохоловки — вы же, Юлия Леонидовна, не хотите ходить в корсете и с блохоловкой? И, наверное, вам не кажется справедливым, чтобы дети работали по 14 часов?"

Теперь и нам всыплет по первое число сердитая Юля:

"На это я отвечу так. Во-первых, нечего примазываться. Кошку надо называть кошкой, а не утконосом. Не называйте свои ценности «европейскими», а честно называйте их «социал-демократическими». И докладывайте без утайки, что вот, мол, исходные европейские ценности были дрянь, но мы их все аннулировали и построили прекрасный новый мир.

Второе. Перечисляйте мне все ценности. Не рассказывайте мне, пожалуйста, что в Европе осталась свобода предпринимательства. А говорите честно: «Мы, государство, считаем правильным забирать деньги у работающих людей и отдавать их неработающим. Потому что чем больше мы забираем денег, тем больше возрастает наше могущество и тем больше возрастает количество избирателей, которые зависят от распределяемых нами денег и голосуют за нас». Перечисляйте свои ценности в правильном порядке, и если торгуете курицей, не называйте ее карпом.

А в-третьих, понимаете, какое дело. Конечно, в мире все меняется — кроме желания толпы жить на халяву и иметь вожака, который эту халяву подарит. Но вот какая проблема. 500 лет крошечная часть света — Европа — властвовала над миром. Она добилась этой власти благодаря частной собственности, техническому прогрессу, конкуренции европейских стран между собой, ощущению собственного цивилизационного превосходства и минимальному — по сравнению с азиатскими — государству. И за 20 лет, прошедших с момента объединения Европы и торжества «общечеловеческих ценностей», это лидерство профукали.Такого фантастического отрицательного результата не добивался даже Китай эпохи Цинь".

Иначе говоря, из этой длинной цитаты видно: Юлия Леонидовна все-таки рвется ходить в корсете и с блохоловкой, и ей кажется офигенно справедливым, чтобы дети работали по 14 часов. Потому что величие Европы важнее всяких мелких неудобств, описанных Диккенсами и Энгельсами...

Перед нами - детальная и очень эмоционально, по женски, прочувствованная программа сворачивания цивилизации, всех достижений прогресса, возврата в мир Салтычих и Синих Бород.

Не могла одна Юля это придумать. Это - новый символ веры прозападных либералов, который они несут в темные массы, удивляясь попутно, почему массы не проявляют энтузиазма и радости.

Самое главное у Латыниной: в длинном перечислении особенностей европейской цивилизации (большую часть которого заняли детские болезни и патологии роста) Юля ни разу, ни намеком не указала НА ХРИСТИАНСТВО!

Казалось бы, при разговоре о величии маленькой части света, покорившей все континенты, такого слона проглядеть... А вот поди-ж ты! Юля постоянно говорит о второстепенных, или прямо ложных чертах: она отдает дань "частной собственности, техническому прогрессу, конкуренции европейских стран между собой, ощущению собственного цивилизационного превосходства и минимальному (якобы) государству" - чему угодно, только не Христианству.

И её можно понять. Христианство подарило людям самой маленькой и холодной части света - Европы - большую и светлую мечту об "иной жизни, ином свете". Эта мечта - а вовсе не вшами присевшие на неё паразиты, перечисленные Латыниной - вела европейца по истории, возводя его все выше и выше. С подачи Маркса мы привыкли изучать паразитов истории, её отбросы, и не видеть главного в истории: движет прогресс вперед не тот, кто отбирает и присваивает, а тот, кто мечтает, отрывает от себя, бескорыстно отдает. Ведь для того, чтобы у людей кто-то что-то отнял - нужно, чтобы вначале им кто-то что-то дал.

Помню, как меня учили в советской школе. И я сидел, бедный ребенок, недоумевал: как же это так, в учебнике написано, что "положение народных масс ухудшилось" - и это из главы в главу, с 9 по 20 века, непрерывно. Это как же зашибато жили люди в 9-м веке, если потом 11 веков их положение непрерывно ухудшалось, а они не только не померли, но ещё и на революцию у них сил хватило?!

Изучая, вслед за Марксом, паразитов истории, мы (как и Латынина) не заметили подлинных творцов прогресса. Вслед за Марксом мы думали, что прогресс движут хапуги и эгоисты. В итоге у таких слабых умом дамочек, как Латынина, сложилось твердое убеждение, что ЧЕМ БОЛЬШЕ ХАПУГ И ЭГОИСТОВ - ТЕМ БОЛЬШЕ ПРОГРЕССА...

Латынину понять немудрено. Она воюет с социализмом. Тут у неё "дедка за репку, бабка за дедку" - и вытащили в итоге весь общечеловеческий гуманизм из истории. Раз СССР - черная дыра и ад, то и близкая к нему социал-демократия тоже не комильфо. Потому что социал-демократ - это такой разбавленный "совок", а "совок" - олицетворение абсолютного зла.

Но если плох социал-демократ (бабка за дедку) - то плоха и вообще идея социальной справедливости. Если бы она была не такой уж плохой - и социал-демократы претендовали бы у Юли на реабилитацию, а там, чего доброго, и мурло СССР вылезло бы вновь... Чур меня, чур, как бы кричит Юля! Никакой социальной справедливости! Все это ложь, уловка злого духа!

Ну, а раз плоха идея соцсправедливости - тогда уж деваться некуда, и все христианство ухнет в ту же яму, в ту же петлю. Юля потому и не пишет о христианстве даже между своими частными собственностями и малыми государствами, что боится его смертельно: потревожишь дух Бога-Отца, придет с ним и дух Отца Народов...

И придумала Юля от ужаса своего перед "совком" - идеал очень гитлеровский, эдакого мрачного величия непонятно чего, стоящего на блохоловках и 14-часовом труде детей. Почему мы не можем понять - что именно так велико в мечте Юли?

Да по той простой причине, что величие (настоящее) делает жизнь простых людей лучше, а не хуже. И если государство, нация достигли величия - то, стало быть, их гражданам хорошо стало жить. А если гражданам жить стало плохо - кто или что тогда достигли величия?!

Мрачное величие Европы на костях переработавших детей - мечта по своем происхождению явно дохристианская. Не анти-христианская даже, а именно "до-". Вспоминаются мне, как историку - фараоны, Хаммураппи, грозные ассирийские цари, разные касситы, эламиты, навуходоносоры...

Особенность дохристианских и нехристианских культур в том, что ПОНЯТИЕ ЕДИНСТВА НАЦИИ, И ТЕМ БОЛЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА В НИХ НАПРОЧЬ ОТСУТСТВУЕТ.

И если царь Ашшурбаннипал добился великих побед и завоеваний, то это вовсе не значит, что работающему на его полях рабу жить станет легче, жить станет веселее. Величие древнего царя достигалось не ВМЕСТЕ с подданными, а за их счет.

Ну, а поскольку царь один - двумя руками и двумя ногами - немного себе навоюет - вокруг царя складывалась КОДЛА. Эта кодла раболепствовала перед теми, кто выше них, и владела безраздельно жизнью и смертью тех, кто ниже. Она имела все - вплоть до лицензии на убийство - в отношении рабов.

Позже Маркс неловко и неправильно назвал кодлу "классом рабовладельцев". Я, в отличии от бородатого Карла, думаю, что рабовладение - не строй, не уклад, а состояние души. И что оно возможно на любом витке технического прогресса - если люди в большинстве своем станут дерьмом.

Юля в борьбе с "совком" последовательно содрала шелуху с луковицы: осудив уравнительный ригоризм ("совок"), она осудила и уравнительные поползновения (социал-демократию), осудила и саму их базу (идею социальной справедливости).

Далее перед идеологом "прекрасного нового мира" (в точности по прогнозу старика Кургиняна) встал МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ.

Социальная справедливость - даже самая абстрактная - она ведь не может быть сама по себе. Например, она нелепа в парадигмах дарвинизма, в которых хорошо приспособившаяся гадина пожирает плохо приспособившуюся гадину. Если обезьяна сбежала от крокодила - что в этом социально-справедливого? Что крокодил голодным остался?!

Идея справедливости нуждается в фундаменте. Имя фундаменту - РАЗЛИЧЕНИЕ ДОБРА И ЗЛА. А для различения добра и зла нужна идея Бога и сатаны. Иначе добро и зло станут лишь случайными, ситуационными фигурами речи, добро сольется с личной выгодой, а зло - с личным ущербом. "Когда мы угнали коров у зулусов - это добро; когда зулусы угнали у нас коров - это зло"...

Из божественных, неоспоримых заповедей рождается устойчивое понимание добра. Из него выводится понятие справедливости. Далее - из понятия рождается действие, КОТОРОЕ И СДЕЛАЛО ЕВРОПЕЙЦЕВ ВЕЛИКИМИ.

Маркс зациклил нас на выродках и рвачах. Теперь на них нас зацикливает и Юля. Мы не видим за деревьями леса, мы не видим, что главным для европейца было не стремление урвать, отнять, а стремление пожертвовать собой, поделиться с ближним, отдать бесплатно плод труда своего людям, человечеству.

К какой личной выгоде стремился европейский монах, покидая мир и отрекаясь от мирского? А ведь именно монашество выстроило европейскую образованность и дало классификацию европейским наукам. К какой личной выгоде стремился врач, прививавший самому себе оспу, чтобы изучить действие болезни? В чем была личная, рваческая выгода Карла Великого, открывшего при себе университет и академию наук? Не легче ли королю править темными и невежественными?

Рвач, эксплуататор - он и детей рожать не будет, как это делают современные европейцы (действительно, рвачи и паразиты). Ведь ребенок - это огромное самопожертвование, а когда детей много - тем более.

А великие европейские ученые, которые не только бесплатно, но и себе в ущерб создавали грандиозные труды по всем наукам, а пропитание себе искали в каком-нибудь банальном ремесле? Они о какой выгоде грезили?!

А солдат, умирающий за Отечество - он что, эксплуататор? Кого эксплуатировали европейские писатели, умиравшие в холоде и нищете, над своими рукописями?

Мир, прогресс, история - стоят на людях добрых и жертвенных, люди злые и алчные только паразитируют на их трудах, но сами - исторически бесплодны.

Бесплодны и прожекты американствующих либералов РФ - ликвидировать социализм до самого Христова Распятия, возродить нравы Карфагена и Содома с Гоморрой под видом "подлинных европейских ценностей".

Мы же должны помнить всегда: они не остановятся на полумерах. Они, не встречая сопротивления, будут уходить все глубже и глубже в черный колодец архаики - в 19, в 18, в 16 века, потом - в века до нашей эры. Пора бы их остановить.

Или пусть идут?! Только без нас...

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 10 декабря 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.